Шестерка с шанхайским брендом, или Апчхи на вас!

Какие интересы Узбекистана в Шанхайской организации сотрудничества – над этим ломают головы обычные люди

29 мая 2003 года в Москве прошел очередной саммит ШОС. Следует сказать, что узбекская печать немного посвятила этому форуму материалов, практически это только речь президента Ислама Каримова и краткий обзор путешествия узбекской делегации в статье Информационного агентства УзА “Добрые намерения дадут добрые всходы”. Никакой другой информации, в частности, аналитические, критические, комментарии специалистов опубликовано не было. Возможно, это связано с тем, что подавляющая часть экспертов не имеют доступа к материалам саммита, не знают реальной ситуации дел в этой области, а также не понимают, зачем Ташкент решился на участие в ШОСе, когда до настоящего времени нет никакой ясности участия республики в других интегративных структурах – ГУУАМ (в который мы то участвуем, то “замораживаемся”), СНГ (90% документов вообще игнорируем), Организация Центрально-Азиатского сотрудничества (99% документов вообще не работает), Организация Экономического сотрудничества — ЭКО (присутствуем и оч-чень слабо участвуем, потому что не хотим связываться с исламскими идеями) и другие.


Понимая, что МИД Узбекистана, как и другие правительственные структуры, связанные с зарубежьем, — это “консервная банка”, из которой невозможно получить ясные ответы по этим вопросам (как, впрочем, и по любым иным аспектам, ведь МИД — это сейф, хранительница секретов и тайн внешней политики), приходится подвергать анализу “отчет по поездке” и речь главы государства, чтобы все-таки уяснить, какие цели у официального Ташкента в ШОСе.


Итак, пройдемся по местной прессе утюгом анализа и критики…


В частности, там было написано со слов Ислама Каримова: “Интересы нашей страны отражаются в вопросах безопасности, экономических и социальных сотрудничествах, транспортных коммуникациях”.


Вопросы безопасности – это политический аспект, который, с одной стороны, всегда пугал Ташкент, ибо не было желания связывать себя каким-либо обязательствами в политической сфере (стоит привести бегство из военных соглашений СНГ), а с другой, реальные тревожные события в регионе и мире вынуждают узбекское правительство делать шаги в этом направлении. Только эти шаги делаются в сторону далекого западного полушария: “Дорогой дядя Сэм, нас талибы обижают, приди и надери уши хулиганам!” Сами же решать эту проблему не хотим, ждем, когда за нас придут солдаты из более сильных государств и наведут порядок. Афганистан и Ирак – тому подтверждение.


Экономическое сотрудничество у Ташкента – исключительно двустороннее (однако не всегда они имеют успех), многостороннее вызывает раздражение. Планы интеграции ЦАС и СНГ, а также ГУУАМ давно провалились, и в этом есть вина узбекского правительства. Не работают документы, хотя их принимают с большой помпой. Да и объемы товарооборота Ташкента с партнерами по ШОСу постоянно скачут: то больше, то меньше.


Социальное сотрудничество вызывает не меньше споров. Дни культуры – это еще можно понять, но, например, как перевести деньги из Казахстана в Узбекистан? Оказывается, через Нью-Йорк! Смейтесь, но это так, поскольку прямых корреспондентских счетов у двух государств нет. А тут еще и Центразбанк хороним! Или признаем ли дипломы соседних стран? Нет. Как дела с пенсиями? Тоже проблема! А таких же вопросов – тысячи!


Транспортные коммуникации – дело хорошее и перспективное. Может, это единственное, что еще делается, хотя проблем тут – вагон и маленькая корзинка! Почему-то Узбекистан дал деру из ГУУАМ, имеет проблемы с Туркменистан, через территорию которого проложены ТРАСЕКА и Серахс-Теджен-Мешхед, которую строили, кстати, узбекские компании.


Далее: “Однако, по мнению Ислама Каримова, для развития ШОС нельзя ограничиваться лишь этим вопросом. Необходимо оградить организацию от разных интриг, попыток настроить против других государств, от создания всяких группировок”.


О каких интригах идет речь, хотелось бы знать. Если кто-то из экспертов или членов правительства других стран высказывает свое мнение или отношение к ШОС, то это разве интрига? Мы говорим о политическом плюрализме, который имеет (хотим этого или нет) планетарный масштаб, любой может подходить к процессам политического, военного, экономического, религиозного и даже этнического единения со своей позиции – это объективно. Что такое ШОС? Это, как бы не чурался И.Каримов подобных слов, обычная группировка! То есть объединение государств на политической и экономической основе с целью решения общих региональных задач. Вспомним, что СНГ, Организация Центрально-Азиатского сотрудничества, ГУУАМ, ЕврАзЭС, Сотрудничество стран Черноморского бассейна, Прикаспийская организация сотрудничества, ЭКО и многие другие – все они называются экономическими группировками. В мире до сотни подобных интегративных структур: многие из них развалились, некоторые развиваются, трансформируются, кроме того, создаются новые, как только в этом возникает необходимость. Никто не говорит, что группировка – это вечное. Как только будут решены поставленные задачи, как только изменятся геополитические интересы членов, так группировка прекратит свое существование. Другое дело, что ее можно переориентировать, как, например, это было сделано НАТО – военно-политической организацией США и Европы.


Группировка не всегда должна быть направлена против кого-то. Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) – это тоже военно-политическая группировка, ставит своей задачу создания щита от нападения, но не уточняет, кто является врагом. Потому что враг проявляется в случае возникновения конфликтной ситуации. Ведь не только государства, но и отдельные структуры (негосударственные!) бывают опасными – взять хотя бы экстремистскую организацию “аль-Каеда”, и против них можно направить меч в случае теракта или нападения. Ведь не Чечня напала на Дагестан, а чеченские бандформирования осуществили “походы” против других субъектов Российской Федерации и были за это наказаны. Не Афганистан или Таджикистан осуществили теракты в Ташкенте, а Исламское движение Узбекистана, поддерживаемое другим экстремистским движением — “Талибан”.


В этой связи хотел бы привести реакцию министра иностранных дел Узбекистана Садика Сафаева на вопрос российской “Независимой газеты”: “Недавно появилась информация о возможном объединении ШОС и ОДКБ. Как известно, Узбекистан принимает активное участие в деятельности Шанхайской организации, но не является членом ОДКБ. Какова будет позиция Ташкента в вопросе объединения организаций?” Министр сказал: “Во-первых, ШОС в отличие от ОДКБ выходит за рамки СНГ, ибо в этом объединении участвует Китай. И потом, перед этими организациями стоят различные задачи. В рамках ШОС практически нет военного компонента. Поэтому такая постановка вопроса не отвечает реалиям”.


Практически, прямого ответа на возможную реакцию Ташкента на объединение ШОС и Организации договора о коллективной безопасности не последовало. Но ее можно понять из самого ответа: мол, Ташкент это не устраивает – раз мы вышли из ОДКБ, который, кстати, был назван когда-то Ташкентским, то не потерпим и в рамках ШОС. Потому что у Ташкента нет единых с членами альянса взглядов на роль США в регионе, которому Узбекистан навязывается в стратегическое партнерство. Китай, Россия – это державы, их нельзя выбрасывать со счетов, потому что это ядерные государства с большим военным потенциалом. И эти державы имеют свои стратегические интересы в Центральной Азии. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан – это соседи, но на них можно и начихать, как не раз делаем в рамках Организации Центрально-Азиатского сотрудничества, а также на двусторонней основе. Апчхи на вас! – и мы не видим мелочь пузатую.


А вот США – это мировой жандарм, это сила, с которой считаются все на планете, кто не понял, у того сейчас в “гостях” войска. Ташкент мечтает скорее попасть под американское крыло, подписывает все договора на военную тематику с Капитолием, и поэтому вполне понятна негативная позиция Узбекистана в отношении военной составляющей ШОСа.


Но продолжим: “Сотрудничество должно строится на принципах открытости и равенства, на основе интересов стран-членов. В противном случае может возникнуть несогласованность, и организация может превратиться в структуру, на саммитах которой произносятся высокопарные слова, подписываются документы, большая часть которых остается на бумаге”


Золотые слова! Если журналист сумел верно преподнести суть сказанных Исламом Каримовым речи, то их следует вписать в книгу соболезнований по поводу похорон Центрально-Азиатского банка развития. Эти фразы как нельзя лучше отражают реалии Организации Центрально-Азиатского сотрудничества, ГУУАМ и СНГ, на которых занимаются только читкой докладов, беседами за “круглым столом” или тет-а-тет за рюмкой вина. Но реальной интеграции нигде нет. Согласованности не существует у Ташкента с подавляющим числом стран СНГ в любых форматах и группировках. Поэтому саммиты, на которые ездит узбекский президент, это всего лишь тусовка – и не более!


А ведь интеграция ой как нужна. Если осуществляется транзит узбекских грузов в Китай через Казахстан, то необходимо многостороннее сотрудничество, а не только встречи китайцев и узбеков. Тут без казахов не обойтись. Но ШОСу уготована та же роль, что и предыдущим моделям интеграции, пускай ШОС будет даже в лучшей конфетной обертке.


Кстати, об открытости. Если две статейки о ШОСе – это “открытость”, то сколько закрытости о внешней политике Узбекистана – одному министру Садику Сафаеву известно, да и президенту с госсоветником Абдулазизом Камиловым.


По тексту: “Московский саммит завершил не только процесс формирования организации, но и подтвердил, что является структурой, служащей интересам стран-членов”.


Эту сказку мы слышали не раз! Различные саммиты также “завершали процесс формирования” СНГ, ЦАС, ЭКО и других, эти организации также служили интересам стран-учредителей. Но в реальности – не будем скрывать – интересы государств не всегда совпадали с тем, что было написано на Договорах и Соглашениях, о чем трубилось в совместных Коммюнике и Меморандумах. И как результат – все эти интегративные структуры оставались аморфными, зачастую непонятными для налогоплательщиков, которые оплачивали зарубежные турне членов делегаций на тусовки, а результатов не видели. Ведь именно они с обычными (а не дипломатическими!) паспортами передвигались по границам, сталкивались с проблемами, которые, казалось бы, решены на встречах и саммитах всех уровней и форматах. Именно их третировали органы, которым тоже было “апчхи” на документы СНГ, ЦАСа, ЭКО, ШОСа, ЕврАзЭСа. Сами же “тусовщики” передвигаются на аэробусах и в шикарных авто, им не до низов и их обычных людских проблем. Складывается впечатление, что подписывается все на саммитах для общей видимости деятельности правительств перед избирателями, якобы, все делается для вас. А что в реальности – как бы это не у нас спрашивайте, во всем виноваты соседи, которые не выполняют такие-то и такие-то пункты соглашения. Противоположная сторона тоже морочит голову своим гражданам: извините, люди добрые, но Ташкент не придерживается таких и таких-то пунктиков Меморандума…


Интересно, Ташкент утвердил символику и флаг ШОСа, хотя в штыки принимал эмблему и флаг СНГ, мол, это есть атрибутика наднациональной организации. Приходится удивляться, насколько противоречива, ехидна и лжива внешняя политика Ташкента. Обидно другое, от этого страдают свои же рядовые граждане.


Как известно, результатом майского саммита ШОСа стало решение о проведения очередной тусовки в Ташкенте. Как отметил журналист, “для этого решения были основания. Дело в том, что хозяева саммита обретают право председательствующей страны. А такое право дается стране, которая ведет справедливую, твердую и самостоятельную политику. Активные действия Узбекистана в деле международной безопасности и интеграции, последовательность во внешней политике способствовали принятию такого решения в саммите. Это – высокая оценка, данная Узбекистану, и еще одно признание авторитета нашей страны”.


То, что Ташкент любит председательствовать, давно известно, и может, это было сделано, чтобы подсластить пилюлю. Сомнения вызывают фразы, сказанные в отношении справедливой, твердой и самостоятельной политики. Во-первых, нынешнюю политику проводит не узбекский народ, а правительство, что далеко не одно и тоже. Во-вторых, справедливостью эта политика и не пахнет, причем не только в отношении соседей, но и внутри страны, по отношению простых граждан (если не соблюдается Конституция хотя бы). Объясните мне, какая справедливость заключалась в том, что Узбекистан объявил экономическую блокаду и торговое эмбарго Кубе? Почему он не объявит эмбарго США или Германии?


О какой твердости Узбекистана во внешней политике идет речь, если сегодня мы объявляем Россию стратегическим партнером, а завтра делаем все, чтобы это партнерство не состоялось? Что означает наша “твердость” в решении создать Ташкентский договор коллективной безопасности, а потом выйти из него? Или войти в ГУАМ, чтобы группировка стала именоваться ГУУАМ, а потом приостановить свое членство, вернув снова в положение ГУАМ? Что за чехарда? Или это странная “твердость” наподобие пениса в состоянии эрекции: твердый, хотя и не кость…


В-третьих, непонятна фраза “самостоятельная политика” в отношении Узбекистана. Как только нужно было бомбить Ирак, то Ташкент поднял лапки: мы — “за”. Сейчас, когда парламенты США и Великобритании, осуществивших военную операцию в Ираке, расследуют вопросы о правомочности начала войны и дело приобретает огромный политический скандал, то Ташкент продолжает твердить о том, что Саддам Хусейн представлял угрозу всеми миру, а особенно – Узбекистану. Не помню, когда в последний раз Хусейн говорил что-либо об Узбекистане (да и знал ли он о существовании этой страны?) Но больше всего такая твердолобость касается в отношении для собственных граждан, которым можно внушить все что угодно, и народ не пикнет. Другое дело доказать это демократическим государствам и народам. Книгой “Узбекистан минус государство с великим будущим” им рот не заткнешь.


Кстати, согласно моим небольшим опросам жителей Ташкента, менее 1% респондентов поддержало решение Ташкента о необходимости военной операции в Ираке. Так что непонятно, какую твердость проявил Узбекистан – по отношению к собственным гражданам или партнеров…


Но все это ставит под сомнения “действия Узбекистана в деле международной безопасности”. Об этом могут сказать таджики, которые хорошо помнят “подвиг” полковника Худайбердыева. Они же поставят под сомнение и “дело” по минированию границ, где погибают мирные граждане, это и последний случай – стрельба узбекского пограничника по кыргызскому гражданину. Это и не урегулированность в вопросе анклавов, делимитации границ, выход из безвизового режима с Кыргызстаном и Таджикистаном.


Кое-что удалось добиться в борьбе с организованной преступностью. В частности, в 2002 году 203 иностранных граждан привлечены к уголовной ответственности за преступления, связанных с наркотиками, в ходе следствия изъято более 72 кг наркотиков. Согласно криминальной статистики, из них 94 являлись гражданами Таджикистана, 23 – Туркменистана, 30 – Кыргызстана, 16 – России, 24 – Казахстана и 16 – других государств. Правоохранительными органами Узбекистана ведется работа по установлению и задержанию преступников, совершивших правонарушения на территории республики и скрывшихся за ее пределами. Возможно, эта работа начнет эффективно вестись в рамках ШОС.


“Интеграция и последовательность внешней политики” Ташкента тоже притча на устах не только иностранных, но и собственных граждан Узбекистана. Если закрыты границы, причем исключительно по политическим мотивам, если хорониться банк, призванный содействовать интеграции, если не существует воздушного сообщения между двумя соседями – Узбекистаном и Таджикистаном, тогда о чем пишет журналист? Когда он последний раз пытался перейти узбекско-казахскую границу или посещал Душанбе?


Об авторитете “нашей страны” спросите хотя бы самих узбекских граждан, которые бегут за рубеж в поисках лучшей доли. Если бы был авторитет у Ташкента, то посольство США, которому лижут зад власти, не отказывало бы 99-ым из 100 обратившихся за визой. Не было бы таких сложностей и в других европейских дипмиссиях.


В итоге данную публикацию УзА следует воспринимать не иначе как политическую бредятину, которую вбивают голову неискушенным гражданам Узбекистана.


Просмотрим речь Ислама Каримова, произнесенную им с трибун ШОСа: “Трудно переоценить ту огромную роль, которую может сыграть в развитии и укреплении этих тенденций Шанхайская организация сотрудничества, влияние которой в регионе по мере ее становления, вне всякого сомнения, будет неуклонно возрастать”.


Хотелось бы узнать, влияния на кого будет возрастать. Спросите у жителей стран-участников ШОСа, что они думают об этой группировки, то наверняка 99% ответят: “апчхи на нее!” Потому что рядовой человек сталкивается совсем с другими проблемами – ростом цен на товары первой необходимости, тарифами на коммунальные и транспортные услуги, взяточничеством в госаппарате, бездеятельностью ЖЭКов (сейчас – товариществ), невыплатой зарплаты и многими другими. Могу дать также гарантию, что “апчхи” ШОСу скажут африканские и латиноамериканские государства. Другие страны из азиатского и европейского регионов будут присматриваться, на что способна эта структура. Если она окажется такой, как ЦАС, ЕврАзЭС (а тенденции говорят, что это и есть так!), то можно не беспокоится и сказать: “Апчхи”.


Никакой огромной роли в урегулировании конфликтов ШОС не сыграет. Войну в Афганистане выиграли США, не входящие в ШОС. Внутритаджикский конфликт разрешили сами таджики, хотя им помогало мировое сообщество (если бы таджики не договорились между собой, то роль мирового сообщества равнялось бы “нулю”). Если решаются вопросы пограничного характера, то они решаются на двусторонней основе, а не в рамках общей говорильни. Что может сказать Ташкент Кыргызстану, имеющему проблемы спорных территорий с Китаем? Понравиться ли Акаеву, если Каримов скажет: “Отдай столько-то квадратных километров равнин, а взамен потребует вот столько кубических метров гор!”


И.Каримов: “…формируемая сегодня ШОС должна утвердиться как конструктивный орган международной политики, где учитываются интересы каждой отдельной страны, входящей в ШОС. Думаю, при этом было бы абсолютно контрпродуктивным всякие проявления блоковых подходов и соперничества в регионе”.


Эти же слова мы слышали из статей, которые фиксировали сопровождавшие президента журналисты на саммиты СНГ, ГУУАМ, ЦАС… Ну, хватит, нужно подбирать новые слова, а не переписывать их из старых выступлений, изредка меняя аббревиатуры саммитов… Неужели в рамках СНГ или ЦАСа не удалось добиться соблюдения интересов каждого и превратить их в орган международной политики? Кстати, а что должно стоять первым – интересы каждого или конструктивный орган?


Интересы у всех не всегда имеют один вектор, но чтобы достичь совпадения, результативности, то нужно согласиться на ущемление чего-либо, например, признания статуса подписанного международного документа (в формате СНГ, ШОСа, ЦАС, ГУУАМа) на своей территории наравне с национальным – постановления, указа… И орган станет тогда фактором международной политики, если государства наделят его функциями, статусом и реальной силой. А без этого бессмысленно твердить о конструктивизме, интересе каждого, авторитете в мире… Сейчас это просто набор слов, которым пытаются придать смысл.


Также говорить бессмысленно о блоковости и соперничества. Они есть, были и будут – это не изменить, пока существуют государства с их границами. О том, что между Казахстаном и Узбекистаном идет соперничество в Центральной Азии знает каждый. Что ГУУАМ соперничает с ЕврАзЭС – отметит любой специалист по внешней политике. Участвуя во всех форматах (за исключением ЕврАзЭС), Узбекистане не снимает проблему соперничества и блоковости. Он просто еще больше накаляет ситуацию, поскольку партнерам не ясна политика и вектор действий самого Ташкента. А что может быть хуже ситуации, когда невозможно предугадать позицию государства? Поэтому лучше всегда держать дубинку за пазухой. Скорее всего, Ташкенту не следует обижаться на те мысли и мнения, которые проскальзывают у партнеров по СНГ или ЦАС в отношении Узбекистана. Ведь сами виноваты в этом…


И.Каримов, говоря о борьбе с международным терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом, наркотрафиком и организованной преступностью, как составной задачей ШОС, утверждает: “И здесь наряду с обезвреживанием самих проявлений террористических актов не менее важное значение приобретает целенаправленная борьба с теми элементами, которые стоят за этой бесчеловечной угрозой. Найти противоядие, поставить заслон разрушительной силе, которую мы называем идеологией фанатизма, идеологией, которая захватывает и отравляет в первую очередь сознание нашей молодежи, зомбирует и превращает ее в послушное орудие, приобретает сегодня большее значение, чем нейтрализация отдельных бандитских террористических формирований”.


Прежде всего, необходимо бороться с причиной этих явлений, а не последствиями. Если не будет благодатной почвы для сепаратизма и экстремизма, то они никогда не дадут всходов. Нищета, коррупция, клановость, социальная несправедливость, единоличное присваивание национальных ресурсов, земельно-водная недостаточность, произвол и репрессии – вот причина социального конфликта, которую берут на вооружение террористы и экстремисты. Когда в Узбекистане доход на душу населения едва дотягивает 10 долларов в месяц и 2/3 населения за чертой бедности, когда фермер не может распоряжаться своей продукцией и государство как во времена “военного коммунизма” изымает ее, когда жителя области карательно-репрессивные органы хватают в столице и требуют регистрации и прописки (а лучше – взятки), то никакой документ, подписанный в рамках ШОС, даже ООН не поможет. Не надо сваливать свои проблемы на другие государства, тогда и экспорт “революции” станет бессмысленным.


Что касается идеологии, то ведь она существует не только у исламистов. Она есть и у китайцев, именуемая как коммунистическая. Она есть и у Узбекистана, которая известна как “идеология государственной независимости”, ради которой изымают из библиотек книги многих ученых, поэтов, писателей с мировыми именами и сжигают, заставляют зубрить книги Ислама Каримова и сдавать экзамены по ним. Эти идеологии тоже требуют фанатизма, ибо кто поверит в великое будущее Узбекистана, если жрать нечего и жить негде? Кто скажет, что у нас социально-ориентированная рыночная экономика, когда люди месяцами не получают зарплату, а чиновники того же МИДа разъезжают на лимузинах и катаются за рубеж за счет невыплаты тем же людям их же денег? А узбекистанцы или китайцы разве не зомбируются ежедневно печатью и телевидением, мол, у нас хорошо, прекрасно, а вот у других – херовато, не езжайте туда… И многие верят этим басням, поют гимн в школах и во время аттестаций и экзаменов делают намаз книге “Узбекистан минус государство с великим будущем”.


Может, не стоит искать врагов за рубежом, а посмотреть у себя, как взращивается экстремизм? Может, само правительство делает все, чтобы этот экстремизм развивался? В Узбекистане нет оппозиции, все партии – картонные, пресса – подконтрольна, бизнес – репрессируется, суды – зависимы на 100%… Это разве не причины? Тогда как ШОС решает эти вопросы?


Ислам Каримов: “…в перспективе экономический вектор в деятельности ШОС будет неуклонно возрастать… И поэтому нам и в рамках ШОС крайне важно сообща работать на выработкой единых подходов к интеграции, к созданию общего регионального рынка”.


ШОС создавался пятью государствами, имеющих общую границу (шестой – Узбекистан влез как бы с боку-припеку), как организация для устранения военной угрозы между членами, решения территориальных споров мирными средствами укрепления взаимного доверия. Экономическая составляющая стала проявляться в последнюю очередь, когда стало ясно, что все угрозы можно устранить, сотрудничая в торговле, реализуя транспортные проекты, осуществляя инвестиции, борясь с преступностью. Только ведь “экономический вектор неуклонно возрастал” и у ЦАС, и СНГ, и ГУУАМ, однако воз и поныне там: нет зоны свободной торговли, множество таможенных, пограничных барьеров, та же коррупция и произвол в отношении граждан других республик, национализм…


Уже 12 лет работаем в рамках СНГ, 8 лет – в рамках ЦАС “в выработке единых подходов к интеграции, создания общего регионального рынка”… Можно ли похвастаться успехами? Смешено говорить. Об этом скажет вам любой предприниматель, решившийся вывезти помидоры из Андижана на продажу в Ош, или житель Ташкента, захотевший купить товар в Чимкенте, или таджик-гость, пытающийся откупиться от узбекского милиционера…


Не можем разрешить проблемы в рамках старых моделей интеграции, а уже создаем новые, авось, там получиться. Только вот и получается — авось! Порой кажется, наша интеграция – это то, что сейчас есть на самом деле в огромном регионе. А под словом “совершенствование” следует понимать увеличивающуюся ставку взятки госаппарата, раскручивающуюся на новые километры границ колючую проволоку, безразмерные поборы на таможне, перестрелки (то есть стрельбу в одном направлении – от солдата к простому гражданину) по всему периметру ШОСа. Тогда, лучше не интегрироваться ни в ШОС, ни в ЦАС, ни в СНГ… И не финансировать поездки чиновников на такие тусовки!..


Но об этом в узбекских газетах не прочтете – это страшная государственная тайна! То есть “апчхи” на вас!

Новости партнеров

Загрузка...