Будут ли выборы в местные представительные органы честными?

Все зависит от нас самих, поскольку доверять власти такое важное дело, как проведение выборов, опасно. Более того, преступно!

Сегодня уже никто не питает иллюзий о том, что выборы в маслихаты пройдут по новому закону. Народные избранники не захотели продлить сроки работы палат Парламента и отсрочить и сократить свои каникулы, чтобы рассмотреть законопроект о выборах. Власть уже внесла свой законопроект и даже опубликовала его в официальной прессе и вроде тоже ни причем.


Центральная избирательная комиссия уже объявила дату выборов в маслихаты всех уровней. Повсеместно началась подготовка к электоральной борьбе за более чем 3 тысячи мест в местных представительных органах. На первый взгляд, уже ведется определенная работа на уровне окружных избирательных комиссий: опубликованы списки членов участковых избирательных комиссий, очерчены и установлены границы избирательных округов и участков и т.д. Все эти данные публикуются в местных средствах массовой информации. Центризбирком и его структуры на местах создают иллюзию бурной и плодотворной деятельности. На первый взгляд, так оно и есть.


Однако, факты, которые имеют место в регионах, уже сегодня заставляют нас серьезно задуматься над вопросом: будут ли предстоящие выборы честными и справедливыми?


Состав избиркомов.


Первое, на что обращают внимание многочисленные наблюдатели с мест, это то, что списки членов избирательных комиссий в регионах практически не претерпели никаких серьезных изменений с выборов 1999 года. То есть выборы во многих регионах будут проводить те, кто проводил выборы в Парламент, которые, как известно, были признаны мировым сообществом недемократичными и несправедливыми. Тогда, как все помнят, со стороны избирательных комиссий были допущены серьезные и грубые нарушения, за которые, по большому счету, никто не понес наказания, а многие даже получили благодарности и премии за «высокий уровень» их организации и проведения.


Мы уже не говорим о составе Центральной избирательной комиссии, в которой, казалось бы, также произошли некоторые косметические изменения (кое-кто ушел на повышение, кто-то на пенсию), которые не позволяют говорить о том, что туда пришли люди, обличенные доверием населения. Новички ЦИКа — это работники аппарата, заведующие отделами, которые, как думается, были выдвинуты самой госпожой Балиевой, и вряд ли можно надеяться на то, что они внесут что-то новое.


Возникает вопрос: неужели власть хочет вновь использовать их «позитивный опыт»? Неужели нельзя было в состав ЦИКа ввести хотя бы одного или двух человек, которые могли бы легитимизировать этот орган, чтобы он вызывал доверие политических партий и общественных организаций? Но, по всей видимости, этот состав удовлетворяет власть, чего не скажешь о других сегментах общества. Даже проправительственные партии не раз высказывали критику в адрес Загипы Яхьяновны и ее подчиненных. Про оппозицию уж и говорить не стоит.


Но да ладно, в составе ЦИКа хотя бы все (слава Богу) живые и, надеюсь, здоровые люди. В регионах картина не такая уж радужная. Ко мне уже звонили коллеги, которые на полном серьезе говорили о том, что в составах участковых комиссий есть «мертвые души». Самые настоящие гоголевские «мертвые души». То есть люди на момент проведения выборов в 1999 году были живы, но по причине почтенного возраста, коварных болезней и прочих жизненных катаклизмов в настоящее время покинули земную юдоль. И по этой причине их участие в избирательном процессе невозможно, мягко говоря, невозможно вследствие отсутствия их наличия в составе оных избирательных комиссий и вообще в составе живых. В одном из следующих номеров газеты мы сможем подробно ознакомить наших читателей с такими фактами.


Другая крайность — ведомственный принцип формирования участковых комиссий. Об этом уже много говорилось и писалось в прессе. Поскольку надеяться на объективность комиссий, в которых председатель является руководителем организации, а члены — его непосредственными подчиненными по основному месту работы, очень трудно.


Таких примеров очень много. Например, в Атырауской области. Избирательный участок № 3 практически полностью сформирован из дорожников, т.е. работников предприятий «Атырау жолдары», «Облыс жолдары», «Спецавтобаза», «Казахавтодор». Это вовсе не означает, что представители дорожной индустрии сплошь и рядом фальсифицируют итоги выборов, но зависимость всех организаций от областного акимата налицо.


Далее по списку:


избирательный участок № 8 — работники Малой академии искусств,


участок № 9 — работники средней школы № 15,


участок № 10 — работники средней школы № 16,


участок № 11 — работники профтехшколы № 4,


участок № 12 — работники профтехшколы № 3 и производственного лицея № 1,


участок № 16 — работники АО «Дезинфекция»,


участок № 19 — работники средней школы № 18;


участок № 21 — работники средней школы № 1;



участок № 42 — работники средней школы № 24;



участок № 52 — работники средней школы имени Алтынсарина;



участок № 55 — работники средней школы имени Муратбаева;



участок № 63 — работники ПК «Курмангазы»;



участок № 73 — работники ОАО «Медслужба»;



участок № 82 — работники ТОО «Профилакторий Жемчужина»…


И это только в одном городе Атырау. На одном участке, на котором, как правило, 7 человек, сплошь работники одной организации во главе с руководителями. Избирательные участки, кстати, находятся в зданиях тех же организаций и предприятий.


И такое положение по всей республике. Насколько это законно? Насколько такое положение способствует демократичности выборов, их честности и открытости? Можно ли в таком случае говорить о беспристрастности избиркомов?


Выдвижение кандидатов


На момент написания статьи по всем округам было выдвинуто не более 300 человек. При этом избирательные комиссии выдвигают не совсем разумные требования к кандидатам. Особенно к тем, кто проживает в отдаленных районах.


Согласно требований закона, кандидаты, желающие выдвинуть свои кандидатуры и, соответственно, быть зарегистрированными, должны принести справку о своем психическом здоровье. Вещь нужная и ни кем не оспариваемая. Но избиркомы требуют, чтобы все кандидаты прошли обследование в областной больнице! Ведь осталось совсем немного времени до завершения срока выдвижения — 20 июля! Когда люди смогут успеть приехать в областной центр за сотни километров? Почему недостаточно пройти обследование в районных больницах и поликлиниках, где есть психиатры?


В приказе Министерства здравоохранения № 703 от 19 июля 2002 года, на который ссылаются избиркомы, «освидетельствование кандидатов в депутаты маслихатов проводится только в психиатрических организациях областного уровня и городов Астаны и Алматы». А что, в таких городах, как Семипалатинск, Аркалык, Туркестан, Рудный и других, врачи хуже, оборудования нет? Или их справки печатаются на бумаге, качество которой уступает областным? Что, людям больше нечего делать, как ездить в областной центр во время избирательной кампании? Почему они должны оплачивать прихоть или глупость чиновников от здравоохранения из своего собственного кармана? Насколько «здрав», с точки зрения банальной логики, нормативный акт самого Министерства здравоохранения?


Кстати, о нормативно-правовых актах. Согласно законодательства, нормативно-правовым актом, который касается прав третьих лиц, может считаться только тот акт министерства или ведомства, который зарегистрирован в Министерстве юстиции и имеет соответствующий номер и подлежащий опубликованию. Что на деле? Этот суперсекретный приказ, который нам все-таки удалось достать, обладает грифом «Снимать копии, пересылать в другие учреждения, выдавать на руки, разглашать сведения ЗАПРЕЩАЕТСЯ». Как тогда члены избиркомов могут узнать о психическом здоровье кандидатов? Как узнать подлинность и правильность справки, если нельзя посмотреть на образец? Что за секретность?


Несмотря на наши запросы, ни один чиновник в Министерстве юстиции или РЦПИ не смог найти дату и номер регистрации документа. Хотя боюсь, что на момент выхода статьи чиновники найдут способ его регистрации «задним числом». В самом Министерстве здравоохранения главный психиатр Айгуль Тастанова также не смогла назвать дату и номер регистрации в органах юстиции. А это может означать только одно: этот нормативный документ не зарегистрирован в Министерстве юстиции, а значит — является НЕЗАКОННЫМ. Любой кандидат вправе в судебном порядке опротестовать законность такого приказа, поскольку он затрагивает их права напрямую. Куда в такой ситуации смотрит ЦИК и органы прокуратуры — вопрос вопросов! Ведь это нарушение конституционных прав граждан, их ограничение!


Такая ситуация на сегодняшний день наблюдается в Атырауской, Актюбинской, Алматинской, Костанайской и других областях.


Таким образом, уже сегодня есть основания говорить о том, что власть не готова проводить выборы по честным и понятным для всех правилам. Власть не готова к честной и конкурентной борьбе идей и взглядов.


Будут ли итоги предстоящих выборов отражением интересов и истинного волеизъявления народа? Все зависит от нас самих, поскольку доверять власти такое важное дело, как проведение выборов, опасно. Более того, преступно!

Новости партнеров

Загрузка...