Советская власть осталась — в головах элиты и масс

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Старый менталитет — главное препятствие демократизации


В интервью агентству IRIN директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис рассказал о демократизации страны и положении с правами человека. Одной из главных своих задач он считает изменение все еще \»советского\» менталитета населения, только после этого можно будет говорить об изменении отношений человека и власти.


Отвечая на вопрос о том, как он оценивает нынешнюю ситуацию с правами человека, Жовтис сказал, что это зависит от того, с кем нас сравнивают. По его мнению, положение у нас лучше, чем в странах Центральной Азии вроде Туркмении и Узбекистана, но если сравнивать нас с Европой, со стандартами ОБСЕ или ООН, или если сопоставить ситуацию 2003 г. с ситуацией 1993 г., то ситуация хуже. Это особенно касается политических прав и гражданских свобод.


Как одну из важнейших Жовтис отметил проблему свободы слова и СМИ. Практически не осталось независимых масс-медиа, которые могли бы рассматривать определенные проблемы без самоцензуры. В 1991-95 гг. был период либерализации, когда в постсоветском обществе появились НПО, политические партии, независимые СМИ, включая теле- и радиоканалы. Однако с 1997 г. ситуация ухудшается. Правительство использует экономическое и политическое давление, в результате фактически все независимые средства массовой информации закрыты или поставлены на грань выживания. Аналогичная ситуация с политическими партиями. В 2003 г. вступил в действие закон, требующий для регистрации партии не менее 50 тыс. подписей, что в стране с населением в 15 млн. человек неизбежно приведет ко вполне предсказуемым последствиям. Ситуация со СМИ и партиями ухудшилась по сравнению с тем, что было прежде.


Также остро стоит вопрос о свободе перемещения, защите мигрантов и беженцев. Уязвимыми остаются экономические и социальные права многих групп, в том числе пенсионеров, инвалидов и, в определенной степени, детей. В интервью правозащитник дал оценку положения с религиозными свободами и применением пыток, которые, по его мнению, довольно широко практикуются органами внутренних дел и, в отдельных случаях, службой национальной безопасности.


Говоря о процессе демократизации и модернизации, Жовтис указал, что \»мы должны признать прогресс в сфере макроэкономических реформ. Проведены структурные реформы, создана финансово-кредитная и банковская система. В этом мы приблизилсь к рыночной экономической инфраструктуре. Проблема заключается в том, что все это осуществляла прежняя коммунистическая элита. Действующий президент страны был секретарем бывшей Коммунистической партии Казахстана. И эта правящая элита на определенной этапе исчерпала моральные ресурсы для дальнейшего движения. Их историческая миссия завершена, но необходимо двигаться дальше. Нам предстоит демонтировать систему советской власти как ментальное и психологическое явление. Именно так власти привыкли обращаться с обществом. Нам необходимо строить новое, не советское государство. Я не думаю, что прежняя элита способна это сделать. И как раз в этом пункте процесс демократизации, на мой взгляд, фактически остановился. Они не могут управлять страной иным способом. Их стиль авторитарен\».


Жовтис полагает, что правительство управляет, находясь под влиянием советского менталитета, оно не готово к открытости и не хочет дать людям свободу. \»Если вы сравните Закон об общественных объединениях, принятый в начале 90-х гг., с проектом Закона о неправительственных организациях, предложенным правительством в этом году, тот закон намного более демократичный. Все проекты законов (о СМИ, о выборах, об общественных объединениях, мирных собраниях), предлагаемые сейчас правительством, хуже предыдущих\».


Руководитель Бюро по правам человека призвал применять в отношении Казахстана подходы и стандарты, соответствующие подписанным соглашениям. \»Международное сообщество не должно принимать как оправдание то, что Казахстан — молодое государство, пережившее 80-летнюю историю советского правления. В отношении Казахстана необходимо применять те же подходы, которые действуют в отношении Бельгии или Северной Кореи\». Использование двойных стандартов, будь то в отношении Туркмении или Казахстана, недопустимо. Необходимо учитывать особенности и тенденции, но надо понять, что \»мы теперь дальше от наших целей, чем были вначале\».


В заключение Жовтис сказал, что перед Казахстаном стоят два вызова: \»Наиболее трудной задачей будет обеспечение реального верховенства закона в стране. Такого, при котором судебная власть независима и принимает решения только на основе норм закона, а исполнительная ветвь власти не использует свое политическое влияние, чтобы обеспечить принятие выгодных ей решений. В этом заключается главный вызов. Второй вызов — это преодоление того, что я называю советским менталитетом, как каждый привык воспринимать отношения между личностью и государством. Это — большая проблема страны. Люди должны освободиться. Это может занять 10 лет, а может, происходить два или три поколения\».


Жовтис назвал не самые оптимистичные сроки, но это действительно почти непосильная задача — изменить само мышление людей, их поведение и привычки. Решать ее по-своему и с разной степенью успешности пытались многие: и большевики, и демократы, и прочие. А куда шагаем мы, вообще трудно определить. К советской психологии человека-винтика добавились расчет и цинизм, идеологическая убежденность сменилась поклонением барышу, но вместе с капитализмом к нам не пришли вера в закон, трудолюбие, западный индивидуализм, уважение к своей и чужой собственности. Многие правовые и экономические механизмы у нас остаются фиговым листом для гораздо более эффективных личных, родственных, клановых связей. И даже если у нас будут идеальные законы, сменится вся правящая верхушка, все будут жить в новых домах и ездить на самых современных машинах, нет никакой гарантии, что это хоть как-то изменит сознание людей.


По материалам публикаций www.irinnews.org


О роли личности президента Каримова в региональной политике США


В картине стратегического партнерства Соединенных Штатов и Узбекистана, вышедшего на новый уровень после 11 сентября 2001 г., есть определенные изъяны, утверждает в газете Asia Times Джонатан Фейзер. Президент Ислам Каримов подменяет собой правительство, его постоянно критикуют за серьезные нарушения прав человека, что продолжает оставаться камнем преткновения в отношениях с США.


Одним из болезненных моментов продолжает оставаться и экономика. Сама природа теневой экономики Узбекистана несовместима с правовыми государственными механизмами. Также не подают признаков жизни средний класс, который мог бы стать опорой государства, и управленческий аппарат, который мог бы способствовать демократизации. Тем не менее, в контексте продолжающейся войны с терроризмом, Каримов может рассчитывать на получение американской помощи. Данная реалия основывается на целом ряде геополитических интересов, основой которых служат военное присутствие США в регионе и борьба Каримова с исламскими экстремистами. Внутри страны между властями и запрещенными группировками продолжаются жестокие столкновения. Эта разрушительная для государства конфронтация может обернуться утратой легитимности режима. Продолжающаяся эскалация насилия не только наносит ущерб Узбекистану и его соседям, но и представляет угрозу размещенным в регионе американским войскам и политике, которую они представляют.


Однако проблема региональной безопасности, с которой сталкиваются здесь американские войска, может в ближайшем будущем отойти на второй план из-за роста напряженности между режимом Каримова и противостоящими ему религиозными фундаменталистами. По-прежнему беспокоит американское военное руководство безопасность ресурсов и персонала на местном уровне. К тому же продолжение усилий администрации Буша в области государственного строительства в Ираке потребует региональной поддержки, которую обеспечивают американские базы в Центральной Азии. Но миссию США в Узбекистане, как и долгосрочные отношения между двумя странами, может изнутри подорвать вопрос о преемственности власти.


Краеугольный камень сотрудничества с Узбекистаном составляют воля и само существование Ислама Каримова. Естественно, в его стратегических интересах, чтобы США не только сохраняли военное присутствие в Узбекистане, но и предоставляли финансовую помощь по гуманитарным программам правительственных агентств. Пока продолжается война с терроризмом, США и Узбекистан останутся верными союзниками, расширяющими инвестиционные связи. Независимо от причин, которые делают эти взаимосвязи необходимыми, внутренние противоречия, порожденные законами власти Каримова, будут иметь серьезные последствия для национальных интересов США. Несмотря на “реформаторские усилия”, Каримов остается приверженным методам руководства, которые порождают деспотичное правление и послушный парламент. С учетом этих фактов, усиливаемых ослабленной экономикой и отсутствием бесспорного преемника, можно сказать, что в будущем Узбекистан станет зоной риска, в которой смерть одного человека может повлечь крах региональной политики США.


По материалам публикаций www.atimes.com


…и об отличиях между журналистикой и аналитикой


Данная публикация может послужить наглядным образцом того, где проходит рубеж между журналистикой и аналитикой. Статья производит впечатление некоего вступления к основательному исследованию. Причем, несмотря на претензии на аналитичность, автор, на мой взгляд, сознательно и старательно избегает возможности перейти данную границу. Он обозначает проблему, показывает ее масштаб и значимость, но лишь схематично указывает на причины, не углубляясь в такие вещи, которые определяются самой логикой темы: о внутреннем делении узбекского общества и степени приверженности в нем к тем или иным убеждениям, особенно исламистским, расстановке сил во властной элите. Не обмолвился автор о том, на кого опирается президент Каримов, и следует ли рассматривать фундаменталистов как главного и единственного оппонента. Мельком говорится о том, что среди ущемленных групп можно назвать средний класс и часть управленческого аппарата. Но можно ли в них (особенно в чиновничестве) углядеть оппозиционные силы. Абсолютно не затронуто кланово-региональное деление, весьма значимое в узбекском обществе, особенно в свете проблемы преемственности власти.


Автор избегает чисто журналистских приемов, таких, как рассказ каких-то житейских историй, интервью с вовлеченными сторонами, живописание ситуации на улицах или базарах и т.п. Но публикацию можно рассматривать лишь как заявку на аналитику, к главным целям которой — обозначению глубинных причин явления, выдаче каких-то рекомендаций, советов, прогнозированию дальнейшего хода событий, — он, не подходит. И, по сути, статья выглядит как интригующая вводная часть, но где же тогда основная? А ее, на мой взгляд, автор сознательно опускает по ряду причин, из числа которых я бы исключил этический аспект рассуждений по поводу возможной смерти живого человека. Ведь если уж стержнем режима является конкретная личность, объективность требует рассмотрения и таких сценариев. Во-первых, серьезная аналитика предназначена не для массового читателя, а для определенных кругов, которые реально определяют направления внешней и внутренней политики. Во-вторых, выносу из закрытой среды на широкое обсуждение прогнозов мешает большой риск столкнуться с тем, что они не сбудутся. Тем более, когда речь идет о режиме, опирающемся на одну персону. Ну и еще, как правило, аналитические доклады делаются по заказу и с учетом интересов конкретных клиентов, а не просто так. И есть резон выдавать все выкладки именно в расчете на клиента.


Но, судя хотя бы по тому, что мы имеем, можно предположить, что серьезные информационно-аналитические ведомства США просчитывают все возможные варианты развития ситуации в Узбекистане, который, несмотря ни на что, в их планах остается опорным центром в регионе. И, видимо, самое интересное в этой теме — как раз то, что не попало в публикацию.


Права человека — не аргумент в бизнесе


На компанию British-American Tobacco (BAT) оказывается все возрастающее давление с целью заставить ее прекратить инвестиции в Узбекистан из-за несоблюдения там прав и свобод человека. Это уже не первая подобная кампания. В начале месяца британское правительство предложило ВАТ прекратить сотрудничество с диктаторским режимом в Бирме. В Узбекистане у ВАТ есть совместное предприятие. Газета Independent пишет, что режим президента Каримова постоянно подвергается критике со стороны правозащитных организаций, включая \»Международную амнистию\» и HRW, за нарушение демократических прав и систематическое использование пыток. Есть многочисленные свидетельства, что жестоко преследуются активисты исламской партии \»Хизб ут-Тахрир\» и правозащитники.


Базирующаяся в Великобритании Партия исламского освобождения призывает предприятия, ведущие бизнес в Узбекистане, среди которых ВАТ, \»Кока-кола\» и горнодобывающая компания Oxus Gold, уйти из этой страны. С целью побудить бизнесменов к этому решению, организуются демонстрации у офисов этих компаний. Британская Хельсинкская группа считает, что узбекские фермеры, выращивающие табак, зависят от монопольного положения ВАТ при продаже их урожая. А труд на многих фермах \»мало отличается от рабского\». В сообщении говорится, что крестьяне получают только 1 процент дохода от продажи популярных сигарет \»Хон\» фирмы ВАТ.


Но ВАТ утверждает, что в своей работе в Узбекистане руководствуется высокими стандартами и нормами, содействуя развитию внутреннего производства в стране. \»Мы понимаем и уважаем взгляды людей и беспокойство о ситуации с правами человека. Однако мы полагаем, что судить о том, как страна управляется, должно международное политическое сообщество, но не бизнес\», — сказал представитель ВАТ.


По материалам публикаций www.independent.co.uk


Существует ли в Узбекистане понятие \»слабый пол\»?


Узбекские женщины пытаются отстаивать свои права в патриархальном обществе, порядки которого требуют, чтобы они безропотно выносили избиения и дискриминацию, а их уделом оставались тяжелая работа и усталость.


Традиция требует, чтобы молодые люди приводили невесток в дом родителей. Вопрос о браке обычно решается родителями молодых людей, и как только девушка выходит замуж, она навсегда оставляет свою семью. Однако в семье мужа невестки зачастую становятся просто рабочей силой, выполняющей все хозяйственные работы. Многие из них подвергаются побоям за малейшие оплошности. В Самарканде создано общество \»Умид\» для защиты женщин, попавших в беду. Туда могут обращаться те, кто подвергается насилию в семье, ведь в случае развода на них ложится тяжелое психологическое бремя: от таких женщин отворачивается и новая семья, и родители.


\»В сельской местности у женщин нет никакой возможности получить развод. Члены семьи, которая это допустит, превратятся в изгоев в своей деревне\», — сказал Элдор Амиркулов, сотрудник \»Умид\». \»Мы стремимся с помощью вмешательства деревенских старейшин убедить мужей, чтобы они обращались со своими женами по-человечески\», — добавил он. \»Умид\» также дает кров женщинам, которые забеременели вне брака и хотят скрыться, чтобы не дискредитировать семью.


Но даже местные феминистки признают, что женщина в традиционном мусульманском обществе в Средней Азии должна с уважением относиться к установившимся порядкам. Психотерапевт Бибисара Орипова, которая пытается внушить женщинам лидерские качества для защиты собственных прав, в отношении трех собственных дочерей — классическая узбекская мать. Она запрещает им посещать дискотеку и приучает к исполнению обязанностей по дому. Дильбара Умарова в свои пятьдесят водит дорогую машину. Она также согласна с тем, что необходимо поддерживать традиционную модель взаимоотношений между мужчинами и женщинами: \»Очевидно, что с мужчинами — отцами, братьями, мужьями — нужно обращаться с уважением. Если в доме гости, беседуют мужчины, то женщина должна прислуживать\».


Но экономические трудности, вызванные развалом Советского Союза, и расширение доступа к информации могут привести к тому, что феминистские идеи станут более популярными, верит Орипова. \»Даже в советские времена женщинам не разрешали ходить за покупками или в кино, но если ты одна, это никого не беспокоит. Если есть деньги, дискриминация не чувствуется\», — сказала она. Теперь женщины все чаще вынуждены полагаться только на собственные силы, если они хотят прокормить себя и своих детей. Мужчинам все тяжелее исполнять роль кормильца, а детских пособий, которые существовали в советское время, нет.


Кроме того, десятки тысяч женщин остались одни после ареста их мужей, которых обвинили в причастности к исламистским экстремистским организациям после взрывов в 1990 г., говорит узбекский правозащитник Талиб Якубов. Он сообщил, что около 30000 человек были незаконно приговорены к длительным тюремным срокам. Многие женщины вынуждены искать себе сезонную работу, которую в Средней Азии обычно выполняли мужчины. Они даже соглашаются работать на стройках, где с ними обращаются как с рабами, рассказал Якубов. В крайнем случае, некоторые из них занимаются проституцией в соседнем Казахстане и в далеких странах — Турции или Объединенных Арабских Эмиратах.


Любопытно, что информацию агентства France Press, на которой основана данная публикация, опубликовала, наряду с западными изданиями, и газета Tehran Times, издающаяся в исламском Иране, где на улицах вы не встретите женщину в западной одежде и без платка.


По материалам публикаций www.tehrantimes.com


Акаев не намерен баллотироваться на новый срок


Президент Аскар Акаев заверил оппозицию и гуманитарные организации, что не будет баллотироваться на новый срок, сообщает Associated Press. Кыргызский режим — когда-то считавшийся наиболее прогрессивным в постсоветской Центральной Азии — подвергся международной критике за проведение конституционного референдума, который, по мнению оппозиции, усилил президентскую власть и ограничил гражданские права.


На встрече с представителями правительства, СМИ, политических партий и НПО, Акаев сказал, что не будет добиваться переизбрания через два года, когда истечет срок его полномочий. \»Новые поправки к Конституции не дают права на новый срок для меня\», — сказал он. — \»Предстоящие выборы 2005 г. будут проведены в полном соответствии с Конституцией и принципами демократии\». Акаев сказал, что партиям будет \»отведена решающая роль\» на следующих президентских и парламентских выборах.


Глава республики также отклонил утверждения, что Кыргызстан испытывает трудности на пути к демократии. \»Демократию невозможно надеть на общество как костюм\», — заявил он на форуме, отвергнув мнение некоторых представителей оппозиции. Движение за отставку Акаева получило импульс в марте 2002 г., когда во время демонстраций на юге Кыргызстана полиция убила шесть человек, протестовавших против ареста оппозиционного депутата.


Эмиль Алиев, заместитель председателя оппозиционной партии \»Ар-Намыс\», назвал встречу \»декорацией\» для улучшения международного имиджа. \»Нарушения прав кыргызских граждан стали повседневностью\», — считает он. Ранее, сообщает IRINnews, Алиев также заявлял, что существующим партиям нужно позволить работать без давления. Он отмечает, что усиливается давление на членов его партии. Главой этой влиятельной оппозиционной силы является Феликс Кулов, который считался одним из ключевых соперников Акаева, пока не был арестован в 1999 г. и заключен в тюрьму. Этот приговор оппозиция считает политически мотивированным.


По материалам публикаций www.lasvegassun.com, www.worldnews.com


Казахстанские военные в Ираке будут подчиняться польскому командованию


Сообщения о нападениях и убийствах американцев в Ираке приходят практически ежедневно. Но, возможно, казахстанский контингент попадет в относительно спокойный район страны.


Казахстанские подразделения войдут в международные силы, руководить которыми будут польские офицеры. В сферу влияния контингента попадут центральные и южные районы страны, где он сменит в сентябре американские военных, рассказывает New York Times.


Многие надеются, что интернациональный характер контингента уменьшит опасения иракцев по поводу сохранения здесь долгосрочной американской оккупации. Также это ослабит бремя, которое взяла на себя Америка. Польские военные уже изучают ситуацию на месте, обращая внимание на состояние безопасности, возможные способы защиты и контроля над регионом. Не исключено, что им придется иметь дело и с другими проблемами, вроде отключений электроэнергии. Многонациональные силы будут контролировать центр и юг Ирака, включая пять провинций — Карбалу, Васит, Вавилон, Кадисию и Наджаф. Ожидается, что из не менее 18 стран прибудет до 9000 военных.


\»Наша первичная задача здесь состоит в том, чтобы повысить безопасность и обеспечить стабилизацию в Ираке, помочь иракцам в возрождении страны и, конечно, помочь коалиции в восстановлении инфраструктуры\», — сказал генерал-майор Анджей Тышкевич, командующий польских вооруженных сил в Ираке. Он предполагает, что его подразделение останется здесь по крайней мере год. В многонациональные силы войдут военнослужащие из Испании, Словакии, Украины, Дании, Казахстана, Монголии, Болгарии, Сальвадора, Гондураса, Филиппин и Доминиканской Республики.


Часть Ирака, которую займет контингент, расположена вдали от бурного суннитского треугольника, где американские силы почти ежедневно подвергаются нападениям, сообщил генерал. Он не думает, что интернациональные силы встретят негативный прием от местных жителей. \»Уровень враждебности здесь ниже, чем в Багдаде, и ситуация будет изменяться к лучшему\», — надеется Тышкевич.


Польские военные уже контролируют участок около древнего Вавилона, где когда-то вершил суд царь Навуходоносор. Неподалеку от руин старого города, где располагалось одно из семи чудес древнего мира — висячие сады, стоит дворец Саддама Хусейна. Пока поляки патрулируют эти места вместе с армией США.


По материалам публикаций www.nytimes.com

Новости партнеров

Загрузка...