Остается средний оптимизм и некоторая доля пессимизма

Соглашение о создании единого экономического пространства (ЕЭП) России, Белоруссии, Украины и Казахстана будет готово к сентябрьскому саммиту СНГ, а само пространство появится через пять-семь лет — таковы итоги очередного заседания группы высокого уровня по формированию ЕЭП, прошедшего в Москве 25 июля. Однако оптимизма России пока не разделяют Казахстан и Белоруссия, пишут “Известия”.


Российский оптимизм опирается, по мнению вице-премьера российского правительства Виктора Христенко, на опыт 70 лет СССР, 10 постсоветских лет, а также 30-летний опыт Европы, именно столько потратившей на строительство единого европейского экономического пространства.


\»Принцип же разноуровневой и разноскоростной интеграции (каждая из стран — участниц Соглашения присоединяется к тому или иному этапу интеграции по мере экономической и законодательной готовности) не ущербен и не обиден, а также не должен вызывать никакой излишней настороженности\», — убежден Христенко. В качестве аргумента вновь фигурировала Европа — \»только 12 стран из 15, состоящих в едином европейском экономическом пространстве, входят в зону евро\». А \»ЕЭП — это ЕС минус зона евро\», — сформулировал Христенко. Тем самым поставив пока точку в вопросе единой валюты, широко обсуждавшемся в феврале, когда президенты \»четверки\» заявили о своем желании объединяться, отмечают “Известия”.


Итак, больше всего претензий к тексту соглашения и концепции, как поделились источники \»Известий\», близкие к разработке документов ЕЭП, накопилось у Украины, с которой тяжелее всего и проходит сама процедура согласования. Украина из всех стран \»четверки\» больше всего мучается и с самоопределением, до конца не решив, с кем быть ближе — с Россией или с ЕС.


Казахстан, по словам вице-премьера Сауата Мынбаева, находится в \»состоянии среднего оптимизма\». Вице-премьер выразился так: \»Нам необходим комплекс мер, который будет отражать идеальную модель разноуровневой и разноскоростной интеграции, но пока пакет документов, который будет вынесен на подпись, оставляет желать…\» — тут Мынбаев замялся и вместо \»лучшего\» произнес \»большего\».


Заместитель премьера и министр экономики Белоруссии Андрей Кобяков прямо заявил \»об определенной доле пессимизма\». Минск беспокоит не только разноуровневая интеграция, но и то, что ЕЭП может постигнуть судьба СНГ, Союза России и Белоруссии, ДКБ. Мягко намекая, что Союз перестал быть приоритетом, Кобяков предложил \»продвигаться активно, но с другой стороны\».


Владимир Путин, президент России, подводя итоги встречи, сказал, что “пространство формируется исключительно добровольно и только при понимании полной и абсолютной выгоды для себя при принятии тех или иных решений”.


Таким образом, эйфория, которая возникла полгода назад, когда президенты России, Белоруссии, Украины и Казахстана подписали соглашение о формировании единого экономического пространства проходит, остается средний оптимизм и некоторая доля пессимизма.


“Российская газета” задалась вопросом: “Что произошло за десять лет с национальными валютами стран СНГ и Балтии?”.


Прошло десять лет с тех пор, как распалась рублевая зона и в странах СНГ были введены собственные деньги. Далось это постижение суверенитета нелегко. Ведь большинство советских республик были получателями денег из союзного бюджета, не имели своих запасов. А как создавать самостоятельную финансовую систему, чем обеспечить валюту, если нет собственного золотовалютного запаса? И новые денежные системы стали создаваться \»в долг\».


Почти везде финансовой базой для поддержания курса собственных денег в первые годы стали внешние кредиты и займы, выделенные международными структурами и отдельными странами специально для поддержки мягких валют. Да и сегодня доля внешних заимствований в поддержании курса многих валют СНГ достигает 40, а то и 60 процентов.


Тем не менее в начале 90-х годов властям удавалось поддерживать паритет между национальными деньгами и конвертируемыми валютами. Но уже к концу 90-х обстановка поменялась кардинально. Все бывшие советские республики зависят от экспорта сырья, но цены на него (пожалуй, за исключением нефти и газа) в последние годы падают. А поддерживать курс своих денег за счет внешних займов проблематично хотя бы потому, что быстро растет внешний долг, который не удается погашать в полной мере за счет экспортных доходов. Плюс к этому Россия во второй половине 90-х годов отказалась выделять кредиты бывшим советским республикам, ибо они в большинстве своем пока не рассчитались с ней по долгам.


В результате национальные деньги резко обесценились. Между тем экономическая зависимость большинства стран СНГ от России сохранилась и даже усилилась. В таких условиях наши ближние соседи выражают заинтересованность в создании общей денежной единицы, которая использовалась бы в межгосударственных расчетах. В частности, ведутся консультации о создании единой денежной единицы в рамках Евразийского сообщества (РФ, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан, Киргизия), причем эту идею поддерживают Украина с Молдавией, недавно ассоциированные с этой структурой, пишет “Российская газета”. (Вероятно, изданию еще не были известны итоги очередного заседания группы высокого уровня по формированию ЕЭП).


Издание, давая краткую характеристику каждой нацвалюте бывших республик СССР, отмечает, что казахстанский тенге, введенный в обращение в 1993 году, оказался одной из самых стабильных валют СНГ. В самом начале 11,2 тенге меняли на тысячу российских рублей.


Теперь приблизительно 5 тысяч тенге равно 1 тысяче российских рублей.


Июльский курс валют СНГ и стран Балтии к рублю и к доллару таков:


1 армянский драм=0,0017 доллара США=0,0521 российского рубля


1 азербайджанский манат=0,0002 доллара=0,0062 рубля


1 белорусский рубль=0,0005 доллара= 0,0147 рубля


1 грузинский лари=0,4718 доллара=14,3840 рубля


1 киргизский сом=0,0246 доллара=0,7495 рубля


1 казахстанский тенге=0,0068 доллара=0,2078 рубля


1 литовский лит=0,3250 доллара=9,9083 рубля


1 латвийский лат=1,7391 доллара=53,0242 рубля


1 молдавский лей=0,0709 доллара=2,1630 рубля


1 таджикский сомони=0,3237 доллара=9,8686 рубля


1 туркменский манати=0,0002 доллара=0,0059 рубля


1 украинская гривна=0,1876 доллара=5,7182 рубля


1 узбекский сум=0,0010 доллара=0,0313 рубля


1 эстонская крона=0,0718 доллара=2,1885 рубля


При составлении обзора использованы материалы дайджеста


\»Центральноазиатские новости\» от ИА \»Фергана.Ру

Новости партнеров

Загрузка...