Наталья Чумакова: “Без юриста не разберешься”

Комментарий к проекту “О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон РК “О выборах в Республике Казахстан”

Наталья Чумакова, директор Центра поддержки демократии:


— Нам предложили для всенародного обсуждения проект Конституционного Закона Республики Казахстан “О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан “О выборах в Республике Казахстан”. Вот такое длинное-длинное, совершенно неудобоваримое название. Я вообще очень смутно представляю, каким образом наши избиратели смогут обсудить проект поправок к поправкам, если там, например, указывается: в статью такую-то после слов таких-то внести слова такие-то. Без юриста не разберешься. Поэтому роль общественности и заключается в инициировании этого всенародного обсуждения в каких-то своих целевых группах. Чтобы действительно можно было поработать плодотворно и получить закон, который бы соответствовал всем международным требованиям, которые мы обязаны выполнять как страна – участница ОБСЕ.


В статье 20 об организации деятельности избирательных комиссий мы предложили включить пункт о персональной ответственности председателей избирательных комиссий за нарушение законодательства. Мониторинг выборов 1999 года и довыборов в Павлодаре в декабре 2002 года показал, что многие члены участковых избирательных комиссий не знают своих должностных обязанностей. Если председатели комиссий будут чувствовать ответственность, они будут учить своих членов не нарушать нормативные документы Центризбиркома и законодательство. Я понимаю, что это привлеченные люди, но если их включают в избирательные комиссии того или иного уровня, наверное, их профессиональная пригодность должна соответствовать и проверяться.


В своих предложениях мы детализировали порядок регистрации и права наблюдателей. До сих пор существовала система регистрации наблюдателей при территориальных избирательных комиссиях, причем это было отдано на откуп последним. Требовались абсолютно разные формы, разные данные, и в 1999 году мы столкнулись с тем, что не успели подать списки. Студенты прибегали к нам в штаб и сообщали, что на них давят в деканатах, чтобы они не ходили наблюдать за выборами. Во многих странах принята такая система аккредитации наблюдателей — организация, которая их направляет, указывает номер участка. Наблюдатель непосредственно в день выборов проходит регистрацию у председателя участковой комиссии и присутствует на всех процедурах.


В проекте предлагается составлять списки избирателей по данным регистрации. То есть, человек, переезжая на новое место жительства или приобретая жилье, подает листок прибытия. Данные с него вносятся соответствующими органами в их базу. На “круглом столе” г-жа Балиева нам доказывала, что только так и можно регистрировать избирателей. Но здесь, на мой взгляд, появляется очень большая проблема. Все мы знаем, что внутренняя миграция у нас в стране огромная. Жители сельской местности переезжают в областные центры, столицу. Часто они живут у родственников без регистрации. При предлагаемой системе составления избирательных списков этих людей внесут в них там, где они прописаны. А так как дополнительные списки исключаются (и совершенно правильно), то значит, что избирательные права этих граждан будут нарушены. Г-жа Балиева бросила такую фразу: вот в Италии, например, человек живет в одном городе, а квартира у него в другом, но в день выборов он едет и голосует по месту регистрации. Но, во-первых, Италия по расстояниям это не Казахстан, во-вторых, там другое экономическое положение. Полунищие люди, которые перебиваются случайными заработками, в частности, в Алматы, в состоянии оплатить себе дорогу туда и обратно, чтобы на один день поехать проголосовать? Мне кажется, здесь прямое нарушение избирательных прав граждан.


Мало того, одна из статей предлагает избирателям зарегистрироваться добровольно в качестве избирателей в органах исполнительной власти, то есть в акиматах. Система добровольной регистрации избирателей применяется в США, но там процент голосующих очень низок – 35% в среднем по стране. Там добровольная регистрация организована во всех местах большого скопления людей. Занимаются регистрацией не исполнительные органы, а общественные организации. Представьте нашу ситуацию: выделят в районном акимате комнату, в лучшем случае две, посадят трех-четырех человек, и пойдут люди регистрироваться, если пойдут. Что мы получим? – А получим мы представительную власть, избранную ничтожно малым числом людей. Либо есть второй вариант – под давлением людей заставят пройти регистрацию и проголосовать определенным образом, как поступили зимой 2002 года с работниками Павлодарского алюминиевого завода. Мне кажется, наша страна не готова к добровольной регистрации избирателей. Ни ментально, ни технически мы не можем обеспечить нормальную регистрацию граждан в качестве избирателей. Мне кажется, это предложение нельзя пропускать ни в коем случае. И кроме всего прочего, вы представляете, какое появляется поле для возможных фальсификаций, сколько будет зарегистрированных людей, которые фактически не пойдут голосовать, и всегда могут быть использованы недобросовестными участниками процесса в свою пользу? Еще 41 статья пункта 2 поправок предлагает разрешить голосование по доверенности. Мне кажется, здесь тоже поле для скупки голосов.


В Павлодаре была премиленькая вещь – никто не мог ознакомиться со списками избирателей. Хотя Закон “О выборах” гласит, что каждый гражданин за 15 дней до выборов имеет право прийти на участок и ознакомиться со списками. Списки были тайной за семью печатями. Я как наблюдатель попыталась сделать это — из четырех участков на одном мне удалось доказать свое право согласно закону о выборах. Предлагаемая редакция вообще запрещает, кому бы то ни было, кроме самого избирателя, знакомиться со списками. Даже в советские времена, когда их вывешивали в школах, мало кто смотрел. Логично, что проверять идут независимые наблюдатели, достоверность списков – это их миссия.


Предполагается, что с момента объявления о выборах, кандидатам, политическим партиям, выдвинувшим партийные списки, а также от их имени или в их поддержку любым физическим и юридическим лицам запрещается проведение благотворительных мероприятий, за исключением зрелищных и спортивных. Мы предлагаем и это исключить. Это все равно косвенный подкуп. Почему-то новая редакция закона предлагает запретить предвыборную агитацию “против”, только “за”. Почему? Я — гражданин, я имею право высказать свое мнение “против”. С Конституцией как-то не вяжется.


Разработчики закона предлагают запретить “какое бы то ни было, прямое или косвенное финансирование деятельности во время выборов социологов, проводящих опросы общественного мнения, независимых наблюдателей, журналистов Республики Казахстан со стороны международных организаций, международных общественных объединений, зарубежных государственных органов, иностранных юридических лиц и граждан, а также лиц без гражданства”. Раньше сюда не были включены социологи, журналисты и независимые наблюдатели. Во-первых, мы лишимся института независимого наблюдения, потому что единственная финансовая поддержка в сегодняшней экономической ситуации – это деньги доноров. Внутренних доноров у нас, к сожалению, нет. Звучат такие доводы: непонятно, с какой целью Сорос финансирует эти мероприятия. При этом госпожа Балиева нам долго-долго объясняла, что партиям, кандидатам разрешается финансировать. А где же логика? Значит, Сорос очень заинтересован в наших выборах, а вот кандидаты и партии совершенно не заинтересованы! В развивающихся странах Восточной Европы международное финансирование очень хорошо представлено, в странах СНГ на все стараются наложить запрет. Таким образом, я считаю, идет подавление независимого мнения. Г-жа Балиева сказала, что независимых наблюдателей будет финансировать государство, только я вот лично сомневаюсь, что они в этом случае будут независимыми.


В статье 33 есть пункт, по которому “иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные юридические лица не вправе осуществлять деятельность, способствующую выдвижению и избранию кандидатов, списков кандидатов, достижению определенного результата на выборах”. Вроде бы благие намерения, но эта статья накладывает запрет на привлечение зарубежных политтехнологов. На сегодняшний день в Казахстане собственных политтехнологов нет. И даже наш президент, когда в 1999 году проводил свою предвыборную кампанию, приглашал политтехнологов из-за рубежа. И все приглашают… Сказать, что эту статью надо исключить, у меня язык не поворачивается. Есть тут доля логики. Но, например, Россия к нам привезет такие технологии, которые у них есть, а у нас нет – “грязные” технологии. Это с одной стороны. С другой, при отсутствии у нас квалифицированных кадров в этой области, предвыборные кампании будут не очень качественными.


Нам понравилось предложение депутатов – применять урны из прозрачных материалов, что и делается в некоторых странах. Но на это нам привели контраргумент: если бюллетень в урне раскроется, будет нарушена тайна голосования. Наверное, в какой-то степени это так. С другой стороны, в момент голосования около урны никого нет. А если она прозрачная, наблюдателям все хорошо видно, и с членов комиссии будут сняты подозрения.


Очень больной вопрос – сопровождение переносных урн. По инструкции Центризбиркома в 1999 году сопровождать переносные урны доверенным лицам и наблюдателям разрешили, но не оговорили конкретно. И мы получили такую картину: да, вы можете сопровождать, но в машине места нет. Берите свою машину или бегите за ней. Депутаты предложили очень хорошую формулировку – сопровождение в транспортном средстве, перевозящем урны. Не менее трех наблюдателей и доверенных лиц могут находиться в машине, ну а кто из них – они должны решить между собой.


В статье 43 о подсчете голосов на избирательном участке мы усилили один момент. В проекте указано, что доверенные лица и наблюдатели, присутствующие при подсчете голосов, наблюдают за этим “на расстоянии в условиях, обеспечивающих обозримость бюллетеней”. Мы предлагаем заменить на “обозримость содержания”. Наблюдателей часто сажают так далеко, чтобы они ничего не видели, или вообще в другой комнате.


Предлагаем добавить пункт, который дает право наблюдателям, доверенным лицам и представителям СМИ ставить свои подписи на пачках с подсчитанными бюллетенями. Почему-то на “круглом столе” госпожа Балиева очень сильно протестовала, сказала, что это проявление недоверия к членам комиссии. По-моему, наоборот, это снятие всех подозрений.

Новости партнеров

Загрузка...