Третьяков не сливал информацию. Он просто хочет, чтобы было так, как он говорит

В ответ на статью Жыны Кайнаганова

\"\"

В “Навигаторе” появилась публикация Жыны Кайнаганова, нестороннего наблюдателя — “Третьяков проговорился или слил?”, комментирующая высказывания известного российского журналиста Виталия Третьякова. Интервью с Виталием Третьяковым было взято мной в апреле этого года во время второго Евразийского медиа-форума, на который Виталий Товиевич приехал по приглашению Дариги Назарбаевой. Это факт первый (пусть Жыны Кайнаганов простит меня за то, что воспользовалась его стилем). Виталий Третьяков, бывший главный редактор и создатель “Независимой газеты”, был одним из первых постперестроечных российских демократов, кто безоговорочно поддержал Нурсултана Назарбаева в его интеграционных устремлениях и делает это до сих пор. Это факт второй. Факт третий: Россия действительно начинает поворачиваться лицом к бывшим советским республикам (или младшим братьям, это уж кто что выбирает). Правда, делает это зачастую весьма своеобразно. Примеры, приведенные Жыны Кайнагановым, свидетельствуют о том. Кстати, немалую лепту вносят и журналисты. Скажем, небезызвестный Павел Шеремет не мог не понимать, что он нарушает законы Белоруссии, когда переходит заветную черту на пограничной зоне. Однако он это сделал, но ОРТ преподнесло сей факт как притеснение батькой Лукашенко свободы слова. Сегодня то же самое делается в отношении Эдуарда Шеварднадзе и Грузии в целом, тем более что, как верно отметил Виталий Третьяков, фактов для обструкции лидеров постсоветских республик более чем достаточно.


Вместе с тем лично я не разделяю боли автора публикации “Третьяков проговорился или слил?”. На мой взгляд, смешно говорить о неких мифических союзах с государствами, лежащими по другую сторону океана, когда Казахстан имеет такое геополитическое пространство, какое имеет. И выбирать ему надо между Россией и Китаем, ибо земли свои за океан казахи не унесут. Другое дело, что нельзя не согласиться с Жыны Кайнагановым в том, что внешняя политика Казахстана похожа на женский характер: сегодня МИД решительно объявляет о стратегическом партнере в лице США, завтра таковым становится Япония, послезавтра – Россия и т.д. Безусловно, в нынешнем веке необходимо опираться на многоветорность, как основу внешней политики. Но, видимо, простое провозглашение многовекторности недостаточно, нужен все же, видимо, какой-то баланс. И здесь, как бы кто этого ни желал, от России как партнера нам не уйти. И приходится соглашаться в этом с Виталием Третьяковым. Многоопытный, немало знающий журналист Третьяков не просто рассказал о том, что он знает, но и поделился своим видением того, как ситуация, возможно, будет развиваться. Лично я бы не стала подозревать Виталия Товиевича в том, что он слил информацию. Вряд ли. Скорее, он, как истинный патриот России, хочет такого поворота событий. И при этом находит союзников и у нас в Казахстане.


Я не знаю, хорошо это или плохо, по-моему, независимости как таковой в абсолютном виде нет, не существует. Понятие очень относительное. Я так считаю, что мы должны быть зависимыми друг от друга. В этом есть гарантия спокойствия и стабильности, как я это полагаю. Поэтому это просто жест и добрая воля двух государств еще раз подчеркнуть свою близость, свою историческую близость, которой не будет конца никогда, потому что мы – соседи”, — Дарига Назарбаева, программа “Доброе утро”, ОРТ, 21 июня 2003 года. Замечу, это говорит доктор политических наук, кандидат исторических наук. Сказано в ответ на вопрос, что думает Дарига Назарбаева о Годе Казахстана в России. Думается, комментарии к данной цитате вряд ли нужны. Не забудем и о том, что Дарига Назарбаева не просто человек, пробующий свои силы на оперной сцене (а именно в таком качестве она предстала по главному российскому телеканалу), а еще и старшая дочь президента Казахстана, возглавляющая крупнейшее информационное телевизионное агентство страны.


Итак, для Дариги Назарбаевой интеграционный союз с Россией – гарантия спокойствия и стабильности. Можно предположить, что так же думает и глава государства. Как умный человек, он отлично понимает, что понятие независимости действительно относительно. И поэтому необходимо думать о союзе с кем-то, чтобы сохранить эту независимость. Трудно предположить, что Нурсултан Назарбаев, вкусивший плоды суверенитета и международного признания, согласится на союз с Россией в форме федерации. Скорее, речь пойдет о некой конфедерации. Наверное, прообразом такого союза и станет ЕврАзЭс.


Естественно, место Казахстана в такого рода союзе будет определяться тем, какую позицию наша страна займет при разработке, составлении и подписании договора о таком союзе. И здесь, очевидно, нужно быть одновременно и последовательным (то есть стремиться на деле к интеграции), и твердым, не позволяя России навязывать свой вариант подобного договора. Несомненно, что подводных камней и рифов немало, но другого пути, как интеграционный союз с Россией, сохраняя многовекторность внешней политики, у Казахстана, наверное, нет.


Я бы не сказала, что Россия проводит умелую политику в отношении бывших братских республик. Напротив, многие шаги, совершенные в отношении лидеров двух республик, грубы и позволяют видеть конечные цели столь экспансивной российской политики. Белоруссия сегодня в обмен на союзный договор с Россией вынуждена отдавать свои крупнейшие гиганты индустрии российскому бизнесу. И речь идет не просто об инвестициях со стороны российского капитала, а о том, что БелАЗ и другие предприятия переходят в руки россиян. А значит, вся продукция и прибыль с нее принадлежат российской стороне. И это при том, что практически все индустриальные гиганты Беларуси работали все эти годы.


Но Нурсултан Назарбаев не Александр Лукашенко и не Эдуард Шеварднадзе. И сырьевые запасы нашей республики это не то, что у Беларуси и Грузии. И Россия не сможет себе позволить такие же действия в отношении Казахстана, как это происходит сегодня по отношению к вышеназванным республикам. Это надо отчетливо понимать. Да, в России есть еще синдром старшего брата, но время работает против него. Другое дело, что Нурсултану Назарбаеву надо определиться. Либо он хочет остаться в истории первым президентом не просто суверенного Казахстана, а демократическим лидером государства, в котором есть свобода слова, развиты институты гражданского общества. Либо надо прямо признать, что в Казахстане создано авторитарное государство, а сам он является автократом. До настоящего момента нашего президента лихорадит. Он никак не может определиться с тем, какое государство он строит. Порой создается впечатление, что президента сознательно запутывают, преподнося ему в искаженном виде информацию. Скажем, вызывают недоумение некоторые высказывания отдельных представителей казахстанской элиты, раздающиеся в российской прессе. К примеру, о событиях ноября 2001 года Дарига Назарбаева в интервью “Новым известиям” заявила следующее: “На мой взгляд, тогда в Казахстане была совершена попытка олигархического переворота. Все шло по классическому сценарию, где важнейшая задача – ослабить центр, захватить крупнейшие казахстанские медиа-структуры”. Вообще-то, крупнейшие казахстанские медиа-структуры принадлежат никому иному, как представителям окружения президента Назарбаева. Так, Дарига Нурсултановна руководит медиа-холдингом “Хабар”, что подчеркнула сама в том же интервью. А организаторы движения “Демократический выбор Казахстана”, возникшего в ноябре 2001 года, были госслужащими, высокопоставленными чиновниками из правительства Казахстана. С большой натяжкой к олигархам можно отнести лишь Мухтара Аблязова, владевшего на тот период и газетами, и телеканалом, и заводами. Не думаю, что Дарига Назарбаева лукавит. Скорее всего, она искренне полагает, что возникновение ДВК было лишь попыткой олигархического переворота. Нет сомнений, что в таком свете эти события представлены и самому Нурсултану Назарбаеву. И тогда можно понять логику власти, которая достаточно быстро оправилась от удара, нанесенного ей в ноябре 2001 года. Расправа над инициаторами ДВК Мухтаром Аблязовым и Галымжаном Жакияновым, судебный процесс над Сергеем Дувановым, отставка ряда активистов ДВК, а затем привлечение их вновь в высшие эшелоны власти – все это звенья одной цепи. Ведь, по словам Дариги Назарбаевой, ее отец “мастер политического компромисса, и этим он не раз спасал Казахстан и во время распада Союза, и потом, при становлении нашей суверенной государственности. Президент Назарбаев – центрист, учитывающий интересы всех политических групп и социальных слоев. За ним страна, и он за нее в ответе”. Но, видимо, этого всего недостаточно. Видимо, не желая допустить повторения тех событий, сейчас власти принимают превентивные меры для того, чтобы противостоять “нашей доморощенной хунте” (слова Дариги Назарбаевой в том же интервью – А.О.), если она решит вновь проявить себя. Правда, хунта означает военный переворот, власть военной группировки, у нас такого нет, и слава Богу.


Пока Нурсултан Назарбаев не утрясет проблемы внутренней политики, угрозы извне будут становиться все реальнее и ощутимее. Сужение информационного поля страны, происходящее сегодня, заслоняет истинную картину дня. А именно о ней печется больше всего Жыны Кайнаганов. В то время как власти Казахстана все силы будут направлять на бои с мнимыми врагами, Россия будет наращивать свое присутствие в Центральной Азии и давить на Казахстан с тем, чтобы интеграционный союз осуществлялся по ее плану.


Кстати, хочу обратить внимание на псевдоним автора публикации “Третьяков проговорился или слил?”. Явно это псевдоним, который с казахского языка можно перевести как “вскипает гнев”. Помнится, в одной известной песне были такие строки:


Вставай, проклятьем заклейменный,

Весь мир голодных и рабов!

Кипит наш разум возмущенный

И в смертный бой вести готов.



Весь мир насилья мы разрушим

До основанья, а за тем

Мы наш, мы новый мир построим,

Кто был ничем, тот станет всем.


Кто забыл этот текст, думаю, надо вспомнить его, как и то, что история развивается по спирали.

Новости партнеров

Загрузка...