Политическое заявление

“…я решил: … Отказаться от ордена “Парасат” и юбилейной медали “10 лет независимости Республики Казахстан”

Президенту РК Н.Назарбаеву


Министру культуры, информации и


общественного согласия РК

М.Кул-Мухаммеду


Акиму Актобенской области Е.Имантаеву


Политическое заявление


Я, Жасарал Минажадинулы Куанышалин, занимаюсь активной общественно-политической деятельностью с середины 80-х годов прошлого века. С тех пор постоянно находился в центре всех сколько-нибудь значимых событий в истории нашей страны, включая сюда и события как накануне, так и в период обретения Казахстаном независимости.


Был одним из создателей общества “Қазақ тілі”, руководителем одного из первых общественных объединений республики начала 90-х годов – ГДК “Азат”. В августе 1991 года объявил в г.Алматы политическую голодовку против подписания нового союзного договора по результатам пресловутого февральского референдума, отстаивая идею конфедерации как промежуточного шага от федерации к полной государственной независимости. Как известно, воля Аллаха оказалась гораздо радикальнее, и в декабре того же года наш народ достиг многовековой мечты – возрождения своей независимой национальной государственности.


В сентябре 1991 года был одним из организаторов и руководителей всеказахстанской мирной акции протеста против проведения в г.Уральске провокационного мероприятия – празднования “400-летнего юбилея служения Уральского казачьего войска Российской империи”, входил в состав президентской комиссии по расследованию причин и следствий этих событий.


В сентябре 1993 года совместно с известным ученым-радиоэкологом, ныне покойным Р.Ибраевым организовал, возглавил и осуществил первую в истории Казахстана независимую гражданскую радиоэкологическую экспедицию в регион Семипалатинского ядерного полигона.


В 1993-1995 гг. являлся руководителем группы истцов от ГДК “Азат” на судебном процессе по декабрьским событиям 1986 года в Конституционном суде РК.


В 1994-1995 гг. был депутатом первого в истории страны профессионального парламента, возглавлял в нем подкомитет по правам человека, являлся ответсекретарем парламентской комиссии по правовой оценке действий властей и должностных лиц во время декабрьских событий 1986 года, входил в число лидеров оппозиционной депутатской группы “Прогресс”, состоявшей из 70 депутатов.


Практически все эти и другие мои действия и поступки носили ярко выраженный оппозиционный характер и совершались вопреки воле официальных структур. Однако оппозиционность никогда не была для меня абстрактной самоцелью, она всегда диктовалась насущной необходимостью – отстаивать коренные интересы народа.


После незаконного роспуска слишком, по мнению властей, “радикального” парламента в марте 1995 года я продолжал заниматься оппозиционной деятельностью, но в основном уже как публицист (я – член Союза журналистов Казахстана с 1986 года и лауреат его Первой премии за 1991 год).


Затем, не видя среди общественно-политических объединений республики силы, способной реально и эффективно влиять на ситуацию в стране, я решил испытать себя на государственной службе, попытавшись воплотить свои идеи в сфере официальной политики. Должно быть, мой формальный уход из открытой оппозиции в госслужбу вполне “устраивал” и власти республики. Как бы то ни было, мне пошли навстречу.


С начала 1998 года я работал заместителем начальника Актобенского облуправления миграции и демографии, затем – директором облгосархива и, наконец, в декабре 1999 года занял должность начальника облуправления информации и общественного согласия, на котором пребывал, как видите, достаточно долго. Это объясняется прежде всего тем, что сферы деятельности этого управления полностью “совпадают” с теми сферами деятельности, которыми я в основном и занимался на протяжении многих лет, обретя в них немалый опыт: СМИ, общественные объединения и языковая политика.


Объективности и справедливости ради отмечу: без сомнения, за прошедшие годы управлению под моим началом удалось реально осуществить кое-что из задуманного, особенно в области языкового развития. Однако управление – не изолированная структура, существующая сама по себе, вся ее деятельность неразрывно связана с общей системой государственной власти. И в этом плане, увы, меня постигло горькое разочарование!


Разумеется, я не был настолько наивен, чтобы надеяться достичь каких-то кардинальных, решающих, так сказать – революционных преобразований в точке приложения сил одного отдельно взятого областного управления. Это было бы чистейшей утопией. Но все же, как выяснилось, я даже не предполагал, что все настолько безнадежно!


Здесь я не имею в виду то печальное обстоятельство, что постоянно ощущал себя “белой вороной” в среде госчиновников, в подавляющем большинстве являющихся бессловесными рабами режима личной власти и готовых ради своих кресел, карьерного роста и личного благополучия выполнить любые антинародные указания “верхов”. Это было бы еще полбеды. Вся беда в том, что, как я с горечью убедился за время своего “хождения во власть”, система государственного управления в Казахстане, возглавляемая, повторяю, одним человеком и состоящая из вышеописанного чиновничества, полностью прогнила изнутри и, на мой взгляд, не поддается не только излечению, но и реанимации! Вся насквозь пронизанная коррупцией, казнокрадством, беззакониями, ложью, произволом и насилием по отношению к “единственному источнику государственной власти — народу Казахстана” (согласно Конституции РК), эта система не может вызывать иных чувств, кроме омерзения!


Возможно, даст Аллах, когда-нибудь я более подробно изложу свои мысли по этому поводу, а сейчас остановлюсь только на некоторых событиях последнего времени, которые, как говорится, и переполнили чашу моего терпения, заставив написать настоящее политическое заявление.


Отправной же точкой этих событий можно назвать 5 марта нынешнего года, когда в газете “Азат” от имени клуба студенческой молодежи “Мурагер” было опубликовано обращение к президенту, правительству, парламенту, СМИ и общественности страны студентов и молодых специалистов Актобенского госуниверситета имени К.Жубанова под заголовком “Мы, казахская молодежь, против продажи земли!”


С этого времени в Актобе начались массовые и позорные по своей сути репрессивные действия по отношению к организатору обращения – двадцатидвухлетнему преподавателю истфака Ерболату Сатыбалды. К бесчеловечной травле этого юноши (вся “вина” которого заключалась в том, что он, воспользовавшись своим конституционным правом, выразил принципиальное мнение молодежи к частной собственности на землю и, собрав под обращением около тысячи подписей, обнародовал его в печати и отправил в парламент), помимо руководителей университета, деканата и кафедры, подключились буквально все госорганы: облакимат, облпрокуратура, облУВД, облвоенкомат, горсуд и, конечно же, областной департамент КНБ, под дудку которого все эти “уважаемые” структуры и выплясывали свою постыдную свистопляску вокруг новоиспеченного “врага народа” в лице юного преподавателя. Несмотря на то, что в целом ряде СМИ об этом были обнародованы соответствующие материалы, а радио “Азаттық” постоянно передавало в эфир репортажи, как сводки с поля боя, кутерьма эта не только не прекращалась и даже не ослабевала, а, напротив, все более усиливалась! Политический заказ “свыше” должен быть выполнен любой ценой, и этим все сказано…


Вскоре объектом еще более ожесточенных преследований стал очередной “враг народа” — тридцатичетырехлетний безработный Айдос Садыков, “преступление” которого заключалось в том, что он вступил в ДВК и публиковал в прессе критические материалы в адрес властей. Особенно “достал” он их своей статьей “Незаурядный трюк” (“Правда Казахстана”, 21.05.03г.), где разоблачил криминальное прошлое “деятелей”, взявших нынче в свои руки бразды правления как области, так и г.Актобе – О.Химчука и братьев Г. и В.Щегельских. Внезапно “вспомнив” некое ресторанное недоразумение… четырехлетней давности, против него сфабриковали уголовное дело, взяли подписку о невыезде, затаскали по следователям… А однажды мне даже лично пришлось ценой шестичасового “дежурства” в полиции вытаскивать Садыкова оттуда после того, как он был схвачен прямо на улице!


В связи с тем, что карательные действия по отношению к этим “крамольникам” со временем приобретали все более опасный характер, мне приходилось все чаще и чаще открыто защищать их от такого беспредела. Понятное дело, подобное поведение госчиновника не только препятствовало осуществлению “воспитательных” мер соответствующих органов, но и являлось прямым вызовом режиму из его же собственной среды! Так не могло долго продолжаться. Тем более, что этот “ренегат” на протяжении всей своей работы в госорганах имеет “наглость” открыто критиковать (правда, в качестве не должностного лица, а гражданина) официальную политику государства, время от времени публикуя материалы с прямыми “нападками” аж… на самого президента!


Дело дошло до того, что он вместе с супругой, известной поэтессой и общественным деятелем, принципиальным борцом за достижение и укрепление независимости Казахстана Айсулу Кадырбаевой, публикует в оппозиционной прессе (“Правда Казахстана” и “Азат”, 21.05.03г.) обращение к парламенту о необходимости выражения вотума недоверия антинародному правительству республики, упорно добивающемуся превращения священной казахской земли, обильно политой кровью и усеянной костями наших предков, в объект постыдной купли-продажи. И, в довершение всего, обнародует (“Правда Казахстана”, 11.06.03г., “Сөз”, 17.06.03г.) свое мнение в поддержку референдума по земельному вопросу, где открытым текстом заявляет, что от подписания или неподписания Земельного кодекса “зависит и судьба самого Назарбаева как главы государства, а значит, и созданной им системы власти. (…) Ибо подписанием его Н.Назарбаев безоговорочно дискредитирует себя (наряду с правительством и сенатом) в качестве антинародного президента”.


И грянул “час истины”: облпрокуратура буквально из ничего инспирирует против меня сразу два дела об административных правонарушениях, оба дела в один день (24.06.03г.) без проволочек проходят через горсуд, на меня навешивают штрафы в размере 50 и 5 месячных расчетных показателей, а 16 и 23 июля облсуд, как и следовало ожидать, постановления горсуда оставляет без изменения, мои апелляции – без удовлетворения. Политзаказ блестяще выполнен!


В высшей степени симптоматичным фактом во всей этой трагикомической истории является то, что точно в эти же сроки состоялись суды и над двумя другими “ослушниками”.


Поскольку с уголовным делом по отношению к Айдосу Садыкову “не выгорело” (слишком все шито белыми нитками), а согласиться на амнистию, что означало бы фактическое признание им своей вины, его не смогли уломать, пришлось пойти на крайнюю меру – принять в горсуде абсолютно незаконное постановление о… принудительном психоневрологическом обследовании совершенно здорового человека и упечь его на месяц в “психушку”, где он с 15.07.03 года “благополучно” и пребывает в условиях строжайшей, хуже тюремной, изоляции от общества. На его надзирателей не оказал никакого впечатления даже тот выдающийся в жизни любого нормального человека факт, что 24.07.03г. жена узника совести родила “на воле” сына!


Что получается в итоге? Человек находит в себе мужество разоблачить в прессе чуть ли не криминальных авторитетов во власти, а сама власть вместо того, чтобы немедленно среагировать на столь вопиющее явление и начать расследование этого грязного дела либо официально, доказательно и публично опровергнуть обнародованные факты, начинает всеми силами и способами преследовать… автора статьи!!! Выходит, рука руку моет? Ворон ворону глаз не выклюет?..


Через день после неправедного суда над Садыковым и в день утверждения облсудом постановления горсуда по моему делу, т.е. 16.07.03 года, состоялся суд и над Ерболатом Сатыбалды. И парня оштрафовали на пять месячных расчетных показателей. За то, что он, якобы, возглавлял незарегистрированное общественное объединение в виде… студенческого клуба! (Помните, того самого, который называется “Мурагер” и от имени которого студенты выступили в печати против продажи земли?) И за то, что не хотел, якобы, его регистрировать, несмотря на официальное предупреждение соответствующих органов.


Между тем, если бы даже дело обстояло именно таким образом, отвечать перед законом должны были бы руководители вуза, деканата и кафедры, при которой два года назад был создан и все это время успешно функционировал означенный клуб, а не простой преподаватель, всего лишь навсего руководивший им.


Невольно обращает на себя внимание и уникальность следующего факта: рассмотрение примитивнейшего административного дела, “тянущего” всего-то на пять м.р.п., длилось больше месяца, бесконечное количество раз откладывалось, от него, как от чумы, один за другим “шарахались” (не поверите!) девять судей горсуда, пока не нашли, наконец-то, одного сговорчивого! А накануне “решающего суда”, в воскресенье (!) 13.07.03 года, в течение целого дня в горсуде царил небывалый переполох! Утром Ерболата вытащили из дома и буквально приволокли в горсуд. По его звонку вскоре туда же спешно прибыли и мы, несколько членов “Штаба по защите Е.Сатыбалды”, и застали почти фантастическую картину: площадка перед зданием суда была полна всевозможных – служебных и личных – авто, принадлежащих сплошь людям в погонах. Число их в течение дня дошло до 11-ти! Среди них и “Жигули”, и “Мазда”, и “Чироки”, и “Волга”, и “Тойота”…


А среди их обладателей – несколько полковников и подполковников (начальник отдела общественной безопасности облУВД, сам начальник горУВД и его заместители, заместитель областного прокурора с женой, оказавшейся судьей горсуда, и несколькими малыми детьми в собственной иномарке, эдакий “семейный подряд”, как горько пошутил один из членов штаба…), не считая прочих майоров и капитанов, не говоря уж о такой “мелюзге”, как лейтенанты разного ранга. Тут же в спортивном костюме щеголял и сам озабоченный председатель горсуда. Приходили и уходили известные в городе адвокаты, какие-то важные люди в штатском, о ведомственной принадлежности которых можно было легко догадаться и в силу обстановки, и по некоторым специфическим особенностям манеры поведения… Не забывайте, что дело происходило в воскресенье, когда горсуд, как известно, не работает. А речь идет, еще раз напомню, об обычном административном деле, а вовсе не о каком-то, скажем, заказном убийстве. Тем более, что в Актобе уже случались заказные убийства, однако подобного столпотворения местных правоохранных тузов почему-то и близко не наблюдалось…


Вот и судите после этого, чем на самом деле являлось для властей “дело Сатыбалды”, и какое оно имело значение для “верхов”. Хотя, впрочем, во время суда это было достаточно откровенно озвучено свидетелем от органов – старшим лейтенантом Галымом Калтаевым, который, святая душа, заявил буквально следующее: “У полиции есть устав, и мы в политику не лезем! А у него был устав, но он в политику полез! Зачем подписи собирал? Зачем?..” (газета “Arba”, 11.07.03).


А 28.07.03г. Ерболата в сопровождении подполковника, но теперь уже военного, отправили поездом в Астану для “независимого” медицинского обследования в республиканском военном госпитале, так как местные военные медики сначала признали его негодным к армейской жизни в виду болезни почек, а затем, по “особому указанию”, другие медики “сделали” его “годным”. Причем отправили призывника в столицу с документами медобследования… 1998 года (!), припрятав, почему-то, результаты последних медицинских показаний!


Подытоживая сказанное, можно констатировать, что, таким образом, власти “убили” сразу нескольких “зайцев”:


1. Примерно наказали за “непослушание” двух молодых “смутьянов”.


2. “Привели в чувство” политически неблагонадежного госчиновника, во-первых, за его собственные “грешки”, во-вторых, за то, что посмел открыто защищать вышеназванных “бунтарей”.


3. Продемонстрировали в назидание честному народу и потенциальным “ослушникам” в урок: кто бы и что бы ни говорил, все и всегда будет так, как угодно властям, и никакие законы никому не помогут.


4. Аккурат накануне выборов в маслихаты “отрезали” от них сразу трех “опасных элементов”!


С чем оные власти и поздравляем!


Хотя, должен признаться, лично я не собирался баллотироваться. Однако, разумеется, это вовсе не означает, что власти не имеют права подозревать меня в наличии подобного желания, а посему и принять профилактические меры на этот счет…


И последнее. В начавшейся нынче предвыборной гонке местная исполнительная власть продолжает активную “охоту на ведьм”, выявляя и нейтрализуя претендентов, посмевших баллотироваться вне “официального списка”. Если к “непримиримым” были приняты соответствующие их поведению жесткие меры (смотрите выше), то по отношению к более, на “властный взгляд”, слабым пошли в ход методы подкупа, шантажа и угроз.


В частности, так поступили с директором областного центра адаптации оралманов Дамегуль Утеповой и с руководителем ОО “Аруана” Алимой Абдировой. Причем последней из них со стороны первого заместителя акима области О.Химчука был сделан зловещий намек: “У вас растет дочь…”! Какой отметкой шкалы цинизма, если бы таковая существовала, можно измерить столь кощунственный поступок властвующего чинуши?! И не является ли это наглядным подтверждением правоты Айдоса Садыкова, утверждающего, что областью управляют криминальные элементы?..


Прекрасно понимая, что детализация “не украшает” политическое заявление, я сознательно пошел на это с единственной целью – предупредить попытки обвинить меня в голословии, “кликушестве”, “критиканстве” и прочих “грехах”, на которые столь щедры ангажированные властями политдеятели и СМИ, кода речь заходит об “авторитете власти”. Увы, как это ни тяжело и горестно сознавать, факты, на мой взгляд, неумолимо свидетельствуют: в Казахстане правит бал откровенно антинародная власть, в нем окончательно сложилось полицейское государство!


И пойти на решительный разрыв с подобной властью именно сейчас и именно таким образом меня подтолкнули не только приведенные мною выше вопиющие факты, но и, в еще большей степени, тот факт, что вы, Нурсултан Абишевич, глава этой власти, пошли на немыслимый шаг – подписали, по моему глубокому убеждению, преступный по своей сути и смертельно опасный для Казахстана, для казахского народа Земельный Кодекс! Не скрою – как хорошо бы я ни знал вашу натуру, до последнего момента где-то в глубине моей души еще теплилась слабенькая искорка надежды, что вы не посмеете сделать это! Но вы сделали! И тогда для меня все стало окончательно и бесповоротно ясно – мы имеем дело с антинародным президентом! Именно поэтому народ республики страдает сегодня не только от каэнбешно-полицейско-прокурорско-судейских репрессий, которые, как бы то ни было, у всех на виду, но и экономической, социальной, моральной, духовной и прочих видов репрессий, носящих массовый и системный характер!


Исходя из вышеизложенного и в знак протеста против гибельной для нашей Родины политики нынешнего руководства Республики Казахстан, я решил:


1. Уйти в отставку с занимаемой мною должности начальника Актобенского областного управления информации и общественного согласия.


2. Отказаться от ордена “Парасат” и юбилейной медали “10 лет независимости Республики Казахстан”.


3. Возвратиться к открытой оппозиции антинародным властям своего Отечества.


Начальник Актобенского областного управления

информации и общественного согласия Ж.Куанышалин


01.08.2003 г.

Новости партнеров

Загрузка...