В Караганде рабочих лишают права на защиту

“…показания наших свидетелей судья фактически игнорировала, нас удаляли из зала судебного заседания, и судебный процесс шел без нас…”

Рабочее движение неоднократно упоминало на пресс-конференциях оппозиции о преследованиях, которым подвергаются активисты РД на местах. Одно из дел, о котором Сахиб Жанабаева, лидер движения, также не раз упоминала во время своих выступлений – это дело Жунусовых, членов карагандинской Ассоциации независимых профсоюзов. В настоящее время отец и сын Жунусовы осуждены по статье 341 ч. 3 УК РК к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Рабочие выступали истцами в деле о взыскании заработной платы с акимата Карагандинской области и акимата Октябрьского района, но в результате сами оказались под прессом нашего судопроизводства. Обоих обвинили в нарушении порядка в зале судебного заседания, неуважении к суду и, цитирую, “в причинении вреда здоровью в отношении судебного пристава, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья”. Как сказано в материалах дела, 24 апреля 2002 года Жунусов Сакен Хамзеевич (1946 г.р.) и Жунусов Рустем Сакенович (1971 г.р.) присутствовали в кабинете судьи райсуда №3 Октябрьского района г. Караганды Годлевской Н.С. в качестве представителей бывших работников ЖРЭП (жилищно-ремонтного предприятия) № 19. “Во время судебного заседания Жунусов С. неоднократно нарушал порядок в зале судебного заседания, игнорировал замечания судьи, вел себя вызывающе, в связи с чем по окончании досудебной подготовки судья предложила Жунусову С. остаться для решения вопроса о привлечении к административной ответственности за неуважение к суду. Однако Жунусов С., не реагируя на замечания судьи, направился к выходу из кабинета. Судья дала указания приставу Жумабекову, который является должностным лицом, состоящим на государственной службе, остановить Жунусова С. Выполняя указание судьи, Жумабеков остановил Жунусова С. и попросил остаться, последний спросил, кто он такой, тогда он хотел представиться, но Жунусов С., умышленно, проявляя недовольство деятельностью судебного пристава по поддержанию общественного порядка, с целью причинения вреда здоровью, не опасного для жизни и здоровья Жумабекова, набросился на него, обхватил рукой за шею, попытался повалить на пол. При этом Жунусов С. сделал попытку уйти из кабинета, а Жумабеков, выполняя свои обязанности по соблюдению общественного порядка в суде, взял Жунусова С. за левую руку, тогда Жунусов умышленно, с целью причинения вреда, правой рукой нанес два удара в грудь Жумабекову, после чего Жумабеков отпустил Жунусова С. В это время пристав Оспанов и судебный исполнитель Тойшибаев пресекли действия Жунусовых, а последние выражались в их адрес нецензурной бранью. Согласно заключению экспертизы, Жумабекову был причинен легкий вред здоровью, как вызывающий кратковременное расстройство здоровья в виде ссадины на шее и кровоподтека на груди”, — так описывается поведение Жунусовых в судебном постановлении. А вот комментарий Рамиля Мингазова, председателя коллегии Ассоциации независимых профсоюзов, активными членами которой с давних пор являются Жунусовы.


— Чтобы понять всю абсурдность этого обвинения, надо знать Сакена Хамзеевича, это очень интеллигентный человек. Причем даже физически ему трудно было бы нанести такой вред здоровью Жумабекова, как сказано в документах, “вызывающий кратковременное расстройство здоровья сроком не свыше трех недель”. Пристав Жумабеков – молодой казах высокого роста, крепкого телосложения. Сакен Хамзеевич ростом примерно с Сахиб Галиевну и чуть худее. Ему 57 лет, и я не думаю, что он мог так ударить пристава, чтобы у него остались кровоподтеки на груди…


Кроме того, по словам Мингазова, а также свидетелей со стороны защиты, присутствовавших в тот день в здании суда, по внешнему виду Жумабекова нельзя было понять, работает ли он в суде. Он не потрудился представиться, и судья, как заявляют Жунусовы, также не объяснила, зачем ей понадобилось задерживать Жунусова-старшего после окончания заседания.


Показательно, что за пять дней до этого происшествия Сакена Жунусова, а также Рамиля Мингазова, обвинили еще в одном преступлении – взломе квартиры, которая ранее принадлежала Ассоциации, но, по решению суда, была признана собственностью некоего г-на Утеуова. Причем, из квартиры ничего не пропало, ущерб, нанесенный владельцу помещения, составил 5400 тенге (стоимость входной двери и замка). Взлом был осуществлен в тот день, когда Жунусовы и Мингазов должны были к 10 часам явиться в помещение, которое служило им офисом, для того, чтобы забрать имущество Ассоциации. Но когда они пришли, дверь квартиры была уже взломана. Сторож, взломавший двери, показал в суде, что сделал это по просьбе незнакомого мужчины, который представился как хозяин квартиры и сказал, что потерял ключи. И хотя доказательств, что взлом осуществили именно Жунусов Сакен и Мингазов Рамиль, не было, дело в отношении них возбудили, дескать, никто, кроме них, не мог этого сделать. Между тем, даже в постановлении коллегии по уголовным делам Карагандинского облсуда сказано, что ни органы следствия, ни суд не смогли опровергнуть показания Мингазова и Жунусова и установить, что именно они незаконно вторглись в жилище против воли владельца. Как считает Рамиль Мингазов, все эти уголовные дела возбуждаются с целью вывести из строя наиболее активных членов Ассоциации:


— Эта квартира была приобретена на деньги профсоюза в 1997 году для деятельности Ассоциации независимых профсоюзов. По апрель 2002 года мы находились в этом помещении, потом профсоюз, который приобрел эту квартиру, продал ее физическому лицу.


С самого начала процессов нам не разрешали привлечь защитников, которых мы хотели, поэтому мы были вынуждены защищаться сами, нас не признавали ни судья, ни прокурор в качестве стороны по делу, наши возражения, которые мы подавали в суде, не записывались в протокол, мы их подавали через канцелярию, показания наших свидетелей судья фактически игнорировала, нас удаляли из зала судебного заседания, и судебный процесс шел без нас. То есть нас фактически лишили элементарного права на защиту. Нами по статье 145 (взлом квартиры) неоднократно заявлялось ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, мы обращались в Генеральную прокуратуру, в областную прокуратуру, и к следователю, и в ГУВД области, но по этому ходатайству не было проведено даже предварительного слушания.


В том, что Сакен и Рустем Жунусовы сейчас находятся в местах лишения свободы, мы усматриваем политический заказ со стороны местных властей, потому что ими и многими другими активистами Ассоциации профсоюзов для простых рабочих г.Караганды было сделано немало. Мы отстаивали права рабочих карагандинских предприятий, у которых были огромные задолженности перед коллективом. Допустим, такое предприятие, как кирпичный завод, не выплачивавшее своим работникам зарплату с 1996-7 годов. Мы консультировали рабочих, давали направление, как действовать в судах, как правильно отстаивать свои права в суде, в результате из 10 миллионов мы выбили половину, к сожалению, от второй половины коллектив отказался сам. Мы организовывали марш протеста в г. Астану в 2001 году в июле, я лично отсидел 5 суток за этот марш, тогда в трех километрах от резиденции Президента мы разбили палатки, приехала карагандинская полиция, я был избит, получил сотрясение мозга. После этого на предприятиях Караганды началась выплата заработной платы – в общей сложности было выплачено 88 миллионов тенге. Я не говорю, что это только наша заслуга, но в совокупности действия людей, которые боролись за свои права, дали результат. Помимо этого, такое предприятие, как “Центрказэнергоремонт”, у которого была огромная задолженность – 42 миллиона тенге, с нашей помощью они смогли “выбить” 15 миллионов, в дальнейшем этот коллектив отказался от нашей помощи, сам начал в этом направлении работать, но мы объединили людей, показали им, как надо работать. Учитывая все эти дела, мы понимаем, что влезли в сферу чьих-то интересов, и мы рассматриваем возбуждение уголовных дел против нас как акты преследования. То есть любой просчет, любая неосторожность в наших действиях чревата такими последствиями. То, что это политический заказ, подтверждается документами, которые представляла прокуратура. Допустим, на судебном процессе представлялись документы, в которых сказано, что мы организовывали акции протеста с целью дискредитации власти на местах, хотя зачем нам ее дискредитировать? Если населению не выплачивают зарплату, значит, госорганы не решают эту проблему. И людям остается только протестовать, поскольку нет других путей решения этой проблемы, мы уже убедились, что если действовать по закону, подавать в суд и так далее, то настолько все это сложно, настолько коррумпирована и взаимосвязана эта система – этого не передать словами. Кроме того, я сегодня показывал Сахиб Галиевне (Жанабаевой, лидеру Рабочего движения – ред.) справку от замначальника управления общественной безопасности ГУВД области, который дает нам характеристику. И там присутствует, на мой взгляд, чисто политическая оценка: “Они добиваются политического капитала путем создания социального протеста, путем дискредитации власти и т.д.”. Мы же стараемся просто что-то изменить в лучшую сторону.


Новости партнеров

Загрузка...