Ржавое оборудование в обмен на дружбу

В Ташкенте начала работу “Промышленная выставка технологий малого и среднего бизнеса Ирана”

С помпой прошедшая церемония открытия 3 августа на территории “УзЭкспоЦентра” выставка была многообещающей. Устроители – Посольство Ирана в Ташкенте и Центр развития экспорта Ирана пригласили, как казалось, всю иранскую диаспору, представителей компаний, действующих на местном рынке. Правда, было тусклым и коротким выступление заместителя министра внешних экономических связей Узбекистана Хасана Исламходжаева, который сообщил, что после визита президента Ислама Каримова в Иран сотрудничество между двумя государствами стало на интенсивный путь, и, мол, эта выставка – тому свидетельство. Между тем, с узбекской стороны было не столь много людей, как хотелось бы устроителям, скорее всего, такая выставка не была для них жизненно необходимой, в том числе и для бизнеса. Честно признаться, Иран – не та страна, которая славится высокими технологиями и может предоставить что-то отличительное от европейских государств, прогрессивное.


Зато другой выступающий — губернатор Хорасанской области Саид Расулий — мучительно долго (отчего охрип переводчик, да и редкие зеваки стали зевать) рассказывал о том, что Узбекистан и Иран связывают вековые дружбы, товарооборот растет с каждым годом, а узбекистанцы так и тянутся за иранскими технологиями, успехи которой сейчас будут продемонстрированы. Безусловно, радует товарооборот двух стран, которые с $70 млн. в 1999 году возросли до $200 млн. в 2002 году. Иран импортирует узбекский коалин, газ, металлоизделия, а также стремится перетянуть на свою сторону транзитные маршруты грузов Узбекистана, которые доставляются в Европу и на Ближний Восток.


Когда церемония закончилась, вздох облегчения прошелся по толпе. Все устремились к входу, одни — надеясь увидеть что-то необычное, другие – потому что обязывал долг службы, третьи – в надежде получить сувенирчик. Павильон № 3 мало соответствовал названию “выставки для малого и среднего бизнеса”. Технология в виде трех проржавевших станков, на которых были грязные циферблаты и истершиеся надписи на персидском языке, соответствовала прогрессу науки и техники 50-х годов, давно забытому узбекистанцами еще в советские времена. Впрочем, что это были за станки, никто из зевак не понял, потому что сопроводительных табличек не было. Зато было много керамических изделий: посуды, ванн, раковин, настенных плиток всех фасонов и размеров, а также лакокрасочной продукции. С какого бока-припека это относилось к технологиям для малого бизнеса – непонятно. Не отрицаю, что изделия – продукт самого малого бизнеса, но ведь выставка посвящалась совершенно иной теме. Может, по-персидски и по-узбекски тема звучала по-разному, устроители и узбекская сторона не поняли друг друга, и поэтому такой итог? Нельзя не согласиться с тем, что весь Паркентский базар в Ташкенте и практически все магазины стройматериалов уставлены плитками из Ирана, а значит, спрос на них есть. Только зачем их демонстрировать еще раз на международной выставке, где каждый квадратный метр стоит денег?


Как отметил губернатор С.Расулий, Хорасан – это область высоких технологий, но, судя по представленной ею продукции, до Силиконовой долины ей еще ой как далеко! Хотя и ближе по расстоянию к Узбекистану…


Павильон № 4 – это демонстрация успехов иранского машиностроения, полностью основанного, судя по двум экземплярам автомобилей, на французских “Пежо”. Пускай они носили чисто иранские наименования, типа “Саманд”, однако это были все-таки французские машины. Нас этим не удивишь: узбекские “Нексии” — это корейские “Цело”, хотя и собраны в городе Асаке Андижанской области. Учитывая стоимость иранских авто и плюс таможенные расходы, получается такая сумма, что лучше купить узбекские модели или российские “Жигули”. Здесь же разместились стенды с запчастями к машинам – стекла, подвеска, рессоры, фары, глушители, дверцы, капот, которые конструктивно никак не подходят к местным машинам. А “Пежо” с узбекскими номерами не столь много, ради чего стоило бы организовывать выставку запчастей. Тогда зачем они?


И опять вопрос для раздумья: все мало напоминало технологии для малого и среднего бизнеса Ирана. Складывалось впечатление, что иранская сторона наспех подготовилась к ней, привезла тех, кто согласился принять участие, еще не имея маркетинговых исследований узбекистанского рынка, не зная специфики узбекского производства. Выставка была бедной не только по теме, но даже и по ассортименту. Насколько это будет способствовать росту внешней торговли обеих стран – покажет время.


Однако не стоит слишком обольщаться в этом направлении. Узбекско-иранские отношения никогда не отличались теплотой и искренностью. Узбекистан, как только распался “Железный занавес”, сразу попал под влияние иранских стратегов, которые хотели образовать в Центральной Азии исламскую цитадель. Было заслано множество эмиссаров, пропагандировавших исламские идеи и распространявших религиозную литературу. Даже в ЭКО, куда вступил Ташкент в 1992 году, Иран протискивал политические программы. Это привело к тому, что Узбекистан создал “занавес”, только в отношении Тегерана. Теперь весьма сложно иранским бизнесменам, туристам получить визу в Узбекистан – МИД имеет относительно этого строгие инструкции Ислама Каримова и СНБ. Неохотно сотрудничают с персидскими ведомствами узбекские государственные структуры – по тем же причинам. В одно время были заторможено движение узбекских грузов по маршруту Теджен-Серахс-Мешхед, который прокладывался, кстати, при участии узбекских строителей. Наши планы в отношении морского порта Бендер-Абасс пока еще не востребованы в полной мере.


Простым узбекистанцам не запрещено ездить в Иран (да и Посольство Ирана всегда радо таким гостям). Многие это и делают: кто-то с туристической целью, кто-то на учебу, кто-то с религиозными делами, а кто-то для бизнеса. Но не редки случаи, когда милиционеры, останавливая их потом в Ташкенте для выяснения личности, в паспорте обнаруживают иранскую визу и начинают допрашивать, мол, что делал в Иране, есть ли родственники там, в мечеть ходил ли и т.д. А если это происходит рядом с учреждениями, которые принадлежат Израилю, то к допросу присоединяется израильский полицейский в штатском – и это носит унизительный характер.


Узбекистан пока не стремится к полнокровному сотрудничеству с Ираном, который, кстати, в списке стран-изгоев у США. Учитывая то, что Ташкент проводит проамериканскую политику в Центральной Азии, отношение к Тегерану будет всегда холодным. Впрочем, эта политика была еще и до событий 11 сентября. После же американской трагедии узбекское правительство вздохнуло, мол, значит, наш курс был верным, от Ирана следует держаться подальше.


Правильно! Не купишь нашу дружбу за ржавые станки!

Новости партнеров

Загрузка...