Сергей Пашевич: “Афганцы долго оставались в стороне от политики”

“А у афганцев обостренное чувство справедливости”

Афганца Сергея Пашевича знают не только в Алматы, но и в республике. Он же президент союза “Боевое братство”, он же президент ТОО “Компания Кандагар”, он же несостоявшийся кандидат в депутаты городского маслихата. 6 августа С.Пашевич получил отказ окружной избирательной комиссии. По официальной версии, будущий юрист не предоставил для регистрации все необходимые документы.


— Сергей Владимирович, недавно ваш Союз заявлял о сотрудничестве с партией “Ак жол”, а в депутаты маслихата вы пытались пройти от общественного объединения “Независимая ассоциация предпринимателей”. Почему вдруг так?


— А здесь нет никакой подоплеки. От партии “Ак жол” все кандидаты — самовыдвиженцы. Среди предпринимателей есть и члены партии “Отан”, и “Ак жола”, и Гражданской партии, и партии Патриотов. Но у предпринимателей профессиональная направленность другая. Они имеют опыт общения с деньгами, знают, как они зарабатываются, какие налоги они платят, но не знают, как бюджет города расходуется.


Естественно, вопросы предпринимателей решает независимая ассоциация предпринимателей. У них достаточно опыта. И до того как мы подписали сотрудничество с партией “Ак жол”, мы стали членами ассоциации. А то, что партия “Ак жол” и ассоциация предпринимателей имеют определенные контакты, тоже никто не скрывает.


Вы знаете, что афганцы вынуждены заниматься бизнесом. Наши пенсии, наши пособия не позволяют нам жить достойно. Власти, вместо того, чтобы помогать нам эти деньги зарабатывать (мы ведь у них ничего не просим), мешают. Но мы тоже должны будущее детям строить и думать о себе. Нам всем сейчас за 45 лет. Среди наших ребят тоже были кандидаты-самовыдвиженцы. Мы прекрасно понимали, что для участия в выборах нужна команда. А ассоциация предпринимателей — это команда. Я туда ребят-афганцев приводил для того, чтобы на каких-то участках мы помогали друг другу, где-то набирались опыта.


Вот я, например, как президент союза “Боевое братство”, тот, кто непосредственно занимается военно-патриотическим воспитанием, знаю, что в городе на военно-патриотическое воспитание выделяются огромные деньги. У нас есть клуб “Легион”, который 15 лет существует, но он никогда ни копейки не получал. У нас проводятся военно-спортивные игры, но почему-то проводятся они в городе спонтанно. В прошлом году я был командующим слета военно-патриотических объединений республики. Кто принял участие? — Министерства образования и культуры, городской Дворец школьников. Городской акимат оказался вообще в стороне от этого мероприятия.


Вы помните, как афганцы восстали против “Казбата”? Сейчас почему-то под завесой секретности готовят 25 человек для Ирака. Их почему-то никому не показывают. И нас беспокоит не столько то, что их готовят, а беспокоит отсутствие закона, кем эти люди будут. Я еще раз хочу повторить – у нас через Таджикистан прошло 5 тысяч человек. Они до сих пор никем для Казахстана не являются. Неизвестно, как живут семьи погибших. Ведь никто не обратился к этим семьям. А в Ираке люди погибают ежедневно, там тем более все равно в кого стрелять – англичанина, американца или казахстанца — люди пришли с оружием в чужое государство. Под каким флагом? Мы недавно звонили в ООН. ООН не давала никакого мандата этим людям для участия в операции. Какая эта операция: полицейская, армейская или тайная? Непонятно, что эти люди будут там делать. И непонятно, каким образом государство будет гарантировать их безопасность, их здоровье и каким образом социально будут защищены их семьи. И у нас в городе, кстати, вопросов по ветеранам-афганцам достаточно много. Вот почему был такой всплеск политической активности для того, чтобы ребята выдвигались в кандидаты в депутаты.


— Вы человек активный, решительный, напористый. Неужели вы надеялись, что вас пропустят в депутаты?


— Я шел именно по тому округу, где живут офицеры запаса, с которыми я служил, где живут пенсионеры, которых я прекрасно знаю. Я даже регистрировался в той школе, где открыта мемориальная доска погибшему афганцу. И уже на первом этапе встретил сопротивление: принесите вот эти, вот эти справки. Я как будущий юрист, естественно, достал закон и сказал: вот, читайте. Четыре документа, которые я обязан предоставить, я вам предоставляю. Я дополнительно даже сдал копию диплома, копию удостоверения личности, плюс копию удостоверения личности офицера. Мне говорят: копию трудовой книжки. У меня нет копии трудовой книжки, у меня есть личное дело офицера. Оно только для служебного пользования, и секретно. Я его не мог туда предоставить. Когда я сдал документы, позвонил в избирательную комиссию, мне сказали: “У вас документы приняли. Все нормально. Никаких претензий нет”. Вплоть до вчерашнего дня.


— Сколько представителей афганских объединений подавали документы на регистрацию, и сколько ее прошли?


— Пять человек. Меня исключили. Регистрацию получил Игорь Бережной. По-моему, Зинаида Серафимовна Чивилева, председатель комитета семей погибших в Афганистане. Михаил Голоскоков должен был получить и Сергей Махашев. Это те, кто выдвигался сам и от общественных объединений афганцев.


— Вы сказали, что получаете юридическое образование…


— Да, меня время вынудило стать юристом. У наших ребят возникает много проблем, касающихся юриспруденции, в отношениях с судами, силовыми структурами. И такие ситуации возникают ежедневно. Вот один из предпринимателей, который был вынужден судиться. (С.Пашевич указал на рядом стоящего афганца.)


— Вы были в числе предпринимателей, написавших письмо президенту Казахстана с просьбой защитить ваши права на выборах. Вы надеетесь, что президент вам поможет?


— Вы знаете, от имени афганских организаций было подписано достаточно обращений к президенту. И, к сожалению, каких-либо больших изменений мы не увидели.


— Вы будете баллотироваться в мажилис?


— Конечно, буду. Афганцы долго оставались в стороне от политики. Считали, что чиновники должны относиться к тем людям, которые доказали преданность государству с оружием в руках, с пониманием. Но, к сожалению, придется решать проблемы только политическими методами. У афганцев обостренное чувство справедливости.

Новости партнеров

Загрузка...