“В Казахстане я – экзот!”

Константин Даллибор – собственный корреспондент в Казахстане многих газет и журналов, издающихся в Германии, и не только

Константин Даллибор – собственный корреспондент в Казахстане многих газет и журналов, издающихся в Германии, и не только. Он пишет о нашей стране в такие популярные в Германии издания, как “Шпигель”, “Бильд”, “Дойчланд”, “МДЦ”, “Фармацевтише цайтунг”. Легко ли быть зарубежным корреспондентом в Казахстане? С какими проблемами приходится сталкиваться? Что нравится и, наоборот, что мешает в работе журналиста? Обо всем этом он рассказал в нашей беседе.


***


— Константин, сначала все-таки хотелось бы узнать, какие же темы по Казахстану интересуют зарубежные издания? Что от вас требуют тамошние редакторы?


— Во-первых, интересует информация о казахстанском бизнесе. О нефти, газе, металлургии. Во-вторых, многих работодателей и читателей в Германии интересуют проблемы немецкого меньшинства, то есть этнических немцев, проживающих в Казахстане. Их осталось здесь немного – всего 300 000 человек, но тем не менее проблемы есть. И их придется решать оставшимся немцам самим, потому что помощь, которую оказывает Германия этническим немцам в Казахстане, закончится в 2006 году. Ее прекратят оказывать как раз-таки потому, что немцев в республике осталось мало. В-третьих, повышенный интерес к экономической жизни Казахстана связан еще и с тем, что переселенцы, уехавшие в Германию, открывают там свое дело и ведут бизнес с Казахстаном – это импорт-экспорт, совместные предприятия, ну и еще машины перегоняют. Эти связи очень тесные, потому что в Германии много русских – и “новых” русских, и “нормальных” русских и русских евреев. Я полгода назад был в Берлине, так там постоянно, буквально на каждом шагу, можно услышать русскую речь.


Ну и не стоит забывать, что Афганистан от Казахстана недалеко, и наркотрафик через вашу республику, конечно же, идет. Из Казахстана в Германию постоянно летают наркокурьеры, во Франкфурт, например. Поэтому в Германии интересуются тем, как у вас в республике борются с наркобизнесом.


Но тем не менее, Казахстан – экзотическая тема на Западе. Вы не обижайтесь, но о вашей республике там мало кто знает. На Западе сейчас людей больше волнует то, что происходит в США, России, Ираке, на Ближнем Востоке… Вот, не дай Бог, конечно, если бы тут война началась, тогда бы к Казахстану было приковано внимание всего мира. Еще хочу сказать, что Казахстан имеет проблемы с имиджем на Западе. Поэтому и вам, и нам надо работать над этим. Чем больше будет позитивной информации о вашей стране в зарубежных изданиях, тем лучше будет ее имидж. Все дело в том, какие ассоциации будет вызывать Казахстан у людей за границей. Если люди при его названии будут вспоминать КАРЛАГ и Семипалатинский ядерный полигон, то это одно дело. А если Байконур, красивую природу, яркие народные обычаи и обряды, то это уже другое дело. Вот я и стараюсь рассказать о Казахстане как можно полнее и интереснее, то есть улучшаю его имидж за рубежом.


— Константин, скажите, вам как зарубежному корреспонденту легко или сложно работать в Казахстане?


— Меня пока никто не преследовал, но я знаю, что спецслужбы оказывают мне внимание. Есть даже сотрудники, которые пишут доклады, проверяют меня. Но внешне это незаметно. Тем не менее каких-то политических споров я стараюсь не вести. Такого правила, насколько мне известно, стараются придерживаться зарубежные корреспонденты во всех странах.


— А пресс-службы с вами хорошо контактируют? Они дают вам информацию?


— Они не всегда охотно идут на контакт. Хотите пример? Хорошо. Недавно я обратился в пресс-службу Национального банка республики. Я хотел получить конкретную информацию. Сначала долго звонил и не мог найти нужного человека. Потом мне сказали, чтобы я подъехал, а уж затем сообщили, что я должен написать письмо самому г-ну Марченко. Я возразил, что ничего секретного узнать не хочу. Мне просто нужно было выяснить цифры о развитии экономики, бизнеса, нефтегазового сектора. Я не хотел брать у него интервью. Видите ли, за последние три года ваша экономика шагнула вперед. В прошлом году ее рост составил 10%, а в Германии роста нет, все стоит на месте, только безработица растет. Вот я и хотел сопоставить в своей статье ситуацию у вас и у нас и сделать выводы. Но информацию я так и не получил.


Но так бывает не всегда. Я в Казахстане – экзот. Говорю с акцентом. И это иногда помогает, открывает двери. Услышав по телефону мой акцент, секретарь старается сразу соединить меня с шефом. Например, в пресс-службе акима Алматы Храпунова меня сразу же соединили с Виктором Вячеславовичем. Мои проблемы были решены. И еще, справедливости ради, надо отметить, что у вас чиновники более открыты, чем в Германии. Там все чиновники считают себя большими шишками, общаются с журналистами только через пресс-релизы и свои пресс-службы. У вас просто люди более общительные и открытые, чем в Германии. Но тем не менее и у вас бывают сложности.


— Вы отмечаете свой акцент, но он почти незаметен. Где вы так хорошо выучили русский язык и как попали работать в Казахстан?


— В Казахстан я попал совершенно случайно! Как-то я был на славянском семинаре, ждал там знакомого и от нечего делать читал объявления на доске. В одном из них прочитал, что в Казахстан требуется учитель немецкого языка. Но сам я по образованию историк и филолог испанского языка, поэтому меня не взяли. Но тут я сообразил показать свои публикации в журнале “Дойчланд”. Мне сказали, что в Казахстане есть немецкая газета “Дойче альгемайне”, предложили работу, и я согласился уехать из Франкфурта сначала в Москву, а потом к вам. Ну а русский язык я выучил еще в университете во Франкфурте-на-Майне.


— Я знаю, что, проработав три года у нас, вы уезжали в Москву, а потом вернулись. С чем это связано?


— Да, я уезжал в Москву, затем в Гамбурге поработал в “Бильд”, а потом вернулся в Казахстан. Почему? Ну, во-первых, в Москве работать мне не понравилось. Сами москвичи сильно отличаются от петербуржцев и алматинцев. Люди там очень грубые и слишком много пьют. Нет у москвичей и гостеприимства. Если тут меня знакомые сразу приглашают в гости, то там не звали ни разу. У вас люди более приветливые.


— И вас даже наша жара не пугает?


— О, да. Жара пугает. Но я нашел способ с ней бороться. В зной надо пить побольше “Буратино”, закрывать от солнца голову и выходить на улицу, если есть такая возможность, только после захода солнца. Вот мои секреты борьбы с жарой.


— Константин, а ваша семья, близкие как относятся к тому, что вы работаете здесь?


— У меня дома, во Франкфурте, была карта Советского Союза. На ней я впервые увидел, где находится Казахстан и Алматы. Первая мысль была – Боже, как далеко! Но ведь и интересно тоже. Родственники моего дедушки были военнопленными и побывали здесь, в Караганде. Поэтому моя семья знала Казахстан, но думала, что это большая тюрьма, КАРЛАГ, а уж потом Байконур и Семипалатинск. Так что пришлось их уговаривать отпустить меня. Но теперь они другого мнения о Казахстане. Тем более, что я здесь пустил, как говорится, корни. Я здесь женился. Моя жена – уйгурка, преподает английский язык.


— А в Германию не собираетесь увезти жену?


— Нет. Моя жена не хочет уезжать. Просто-напросто она понимает, что там – другой мир. Без отличного знания немецкого языка там делать нечего. Работу хорошую не найти, а прожить на пособие – сложно. Не зная культуру страны – еще сложнее там жить. Тем более что там наступил экономический кризис. Тут жизнь намного дешевле. Ну сами посудите – здесь проездной на трамвай и троллейбус стоит 1100 тенге, а там — 100 евро! Да и квартплата здесь ниже. Значит, здесь жить дешевле, да и интереснее!


— Давайте вернемся к вашей работе. Над какими заданиями вы работаете сейчас?


— Сейчас у нас в Германии большие каникулы – все в отпусках. Поэтому я пока с редакциями не связывался. К тому же пока там еще обсуждают фашистские шутки Берлускони. То время, когда летом ничего не происходит, наступает затишье, мы называем “дыркой лета”. Деловая жизнь потихоньку начинается где-то в конце августа – начале сентября. Но я уже примерно знаю, что будет интересовать редакторов – это предстоящий в декабре визит в Казахстан канцлера Герхарда Шрёдера и подготовка к нему. Это хорошая тема.


— А какие темы интересуют людей на Западе?


— Как сэкономить деньги. Куда можно поехать отдохнуть летом. Где можно подешевле купить хорошую машину. Как дешево и качественно получить хорошее образование самому и дать его детям. Реклама. Светская жизнь (звезды эстрады, кино, политики). Ну и, конечно же, всевозможные скандалы и чрезвычайные события.


— Скажите, Константин, у вас в Германии много специальных изданий для журналистов?


— Да, конечно! И очень много! Перечислять их названия можно очень долго. А прочитать их все просто невозможно. Назову только несколько наиболее известных мне – это “Frankfurter rundschau”, FAZ, “Die Zeit”. Но самую свежую информацию о жизни журналистов в Германии можно получить, конечно же, через Интернет. Есть специальные сайты и интернет-газеты. За ними – будущее.


— А какие проблемы поднимают эти специализированные газеты?


— Их, в первую очередь, интересует вопрос, как заработать деньги. Ведь газета – это продукт. Значит, остро стоит вопрос, как сделать СМИ прибыльными. И как сделать так, чтобы в них приносили рекламу. Затем обсуждаются вопросы свободы слова, то, как сделать прессу по-настоящему четвертой властью.


— Как по-вашему, в Германии журналисты защищены от произвола работодателей?


— В принципе, да. Но все зависит от случая. Бывает, что и у нас увольняют журналистов. Тогда приходится судиться. Этот процесс может длиться 2-3 месяца, и вдобавок это дорого. Закон существует. Но если в стране экономический кризис – ситуация меняется, можно и под сокращение попасть.


— Вы так часто говорите об экономическом кризисе в Германии… Чем он вызван?


— Объединением Германии. Хотели как лучше, конечно, но не получилось. Восточная Германия – это прежде всего сельское хозяйство и туризм, там нет промышленности. Последствия этого таковы, что все люди там не удовлетворены своим положением. И многие из них едут в столицу, в крупные города искать работу. Поэтому растет безработица. Ни Коль, ни Шрёдер ничего с этим не делали, потому что сами не являются экономистами. Кризис ударил и по журналистам. Как я уже сказал, некоторые из них попадают под сокращение.


— Константин, попробуйте предугадать, в каком направлении будет развиваться наша пресса?


— Я думаю, все зависит от того, как у вас будут развиваться политика и экономика. У вас есть хорошие и свободные журналисты, но им сложно работать в Казахстане. А будущее у вашей журналистики есть. Потому что люди всегда хотят читать, смотреть, слушать, в общем, получать информацию. Многое зависит и от того, что нужно людям. Или информация полезная, или “развлекаловка”. Это зависит от культурного уровня самих людей.


— Скажите, какой ваш материал о Казахстане понравился в Германии больше всего?


— Думаю, вы знаете, что столица Германии недавно переехала из Бонна в Берлин. В Казахстане произошло то же самое, столица из Алматы переехала в Астану. Я попробовал это сравнить. Сопоставить ситуацию в Германии и в Казахстане. Например, в Германии переезд очень долго обсуждался: надо ли это делать, сколько это будет стоить, ведь немцы считаются очень экономными. А у вас были несколько иные причины переноса столицы. И это не так активно обсуждалось. Я просто провел параллели. Этот материал очень понравился читателям. Люди звонили в редакцию и просили более подробно рассказать, почему же все-таки переехала столица Казахстана.


— Константин, какие казахстанские газеты вы читаете?


— “Караван”, журнал “Нефть и газ”, газеты “Экспресс К”, “Новое поколение”, “Панораму”. Вот, в принципе, и все…

Новости партнеров

Загрузка...