Пчелы против меда, или география взятки

Карта боевых действий вечного крестового похода, объявленного нашим государством против коррупции, постоянно претерпевает некоторые изменения. Пусть злые языки говорят, что это все равно, что война пчел против меда, но борьба идет! Появились новые данные с линии фронта, позволяющие взглянуть в лицо противника, как в собственное в зеркальном отражении, и рассмотреть географическую дислокацию раковой опухоли государства.


Итак, главный тезис последних сводок о борьбе со взяточничеством и мздоимством таков – наиболее коррумпированными являются чиновники Астаны и Алматы. Здесь вам и наибольшие, прямо-таки рекордные суммы, и интенсивность трудового процесса, и фантазия, и размах.


Официальная пресса уже разметила географию коррупции. Самое коррумпированное ведомство – налоговики Алматы, самый коррумпированный элемент Алматинской области – судьи и акимы, самая коррумпированная область – Карагандинская, а в Шымкенте и Южно-Казахстанской области лидером по взяткам является здравоохранение. Север республики сильно проигрывает югу, где работа идет вовсю. 300 долларов работнику городского суда Астаны за проведение ускоренного аукциона по продаже арестованного имущества? Пожалуйста. Взятку сотруднику Верховного суда за отсутствие долга перед государством? Извольте. Есть традиционные взятки за освобождение от уголовной ответственности, есть оригинальные попытки нажиться за разрешение вывезти личное имущество за границу.


Интересно, что борьба с коррупцией превращается в азартную игру, в которой даже делают своеобразные ставки. В начале августа в ЮКО были предъявлены претензии руководству департамента финансовой полиции в том, что таковое не смогло в полном объеме организовать исполнение обязанностей, возложенных на эту службу законом РК \»О борьбе с коррупцией\». Заключение строится на нескольких тезисах, главный из которых следующий: с начала года сотрудниками финансовой полиции не выявлено ни одного преступления, совершенного госслужащими районного и областного масштаба. Не было раскрыто и преступлений, связанных с коррупцией в сфере предпринимательства, налоговой и банковской деятельности, совершенных организованными группами или преступными сообществами с участием лиц, занимающих ответственные государственные должности. В целом работа ведомства по выполнению антикоррупционного законодательства признана недостаточной.


Ранее такой расклад стал бы поводом для гордости – мол, коррупция если и жива, то находится на последнем издыхании. Однако теперь все наоборот – наверняка преступления есть, их не может не быть, но, увы, полиция их почему-то не может зафиксировать и раскрыть. Непорядок! Оно, конечно, логично и очень похоже на правду, но как-то на грани мании преследования… Или это просто жизнь в ЮКО такая?


Но вернемся к географии. На днях генеральная прокуратура в лице И.Бахтыбаева, первого заместителя генпрокурора, выдала свою корректировку географических данных: наибольшее количество коррупционных правонарушений зарегистрировано в Карагандинской, Восточно-Казахстанской, Костанайской и Южно-Казахстанской областях, но в целом численность коррупционных правонарушений сократилась на 7%. Заметьте, здесь никакой паранойи: раз на взятках меньше ловят, значит, меньше дают и берут. А ведь тоже могли бы сознаться – вот, мол, работа неэффективно идет, цифры улова падают из-за лености ловцов… Интересно, что И.Бахтыбаев блеснул новыми цифрами, которые несколько отличаются от тех, что афишировал месяцем ранее Комитет национальной безопасности. Улов комитетчиков с начала года составил 3 акима различного калибра, 19 работников акиматов, 42 сотрудника органов внутренних дел, 7 работников судебных органов, 4 таможенника. Генпрокуратура же рапортовала о 33 сотрудниках внутренних дел, 19 акимах, 19 судебных исполнителях, 9 работниках налоговых органов и т.д. Понятно, что в последнем случае представлена сумма усилий всех борцов с коррупцией, а не только результаты одного ведомства, но как красиво смотрится картинка: каждый торопится рассказать о своих успехах и по отдельности, и в совокупности с соратниками, а в итоге кажется, будто ловят у нас едва ли не по сотне взяточников в день. Энтузиазм похвальный, но, похоже, что он сродни ярости и напору дачника, давящего колорадских жуков поодиночке и с особыми церемониями. Системных действий пока не наблюдается, и, значит, новые цифры и данные на подходе – раз уж с географией разобрались, то теперь можно браться за социальное происхождение взяточника. Скоро на страницах официальной прессы…

Новости партнеров

Загрузка...