Григорий Марченко такой же гарант стабильности национальной валюты, как Загипа Балиева – честных выборов

Нет, я вовсе не утверждаю, что всю эту лоббистскую в пользу власти сырьевых олигархов конструкцию соорудил сам Нацбанк. Все обстоит наоборот, – он ее просто обслуживает…

О чем, в нескольких словах, шла речь в статье “Съедобны ли валютные консервы Нацбанка?”


О том, что аким Ахметов, заслуживший право стать Премьером благодаря проведению в Парламент павлодарского “алюминщика”, призван теперь отражать атаки оппозиции в электоральных циклах этого и следующего годов и, главное, благополучно подвести страну к президентским перевыборам-2006. А для этого Правительству, накопившему уйму (более $6 млрд.) нефтедолларов, надо искать способы вложения их во внутреннюю экономику и социальную сферу. Однако преградой на пути таких благородных намерений (буде их попытаются реализовать) стоит валютно-финансовая политика самого Правительства и Нацбанка.


А именно, тот способ, каким Нацбанк поддерживает “рыночный” курс тенге: скупая огромные, и все более растущие массы “избыточных” долларов (то есть, фактически дотируя сырьевых экспортеров). В силу такой “технологии”, Нацбанк заинтересован в том, чтобы в страну возвращалось поменьше валюты. Плюс к тому, для последующей стерилизации получаемых сырьевиками “избыточных” масс тенге (ради поддержания низкой инфляции, как средней температуры по больнице) Нацбанк и Минфин “выкачивают” деньги из внутренней экономики, превращая их в те же бесполезные доллары Нацфонда, либо закачивая их в круговерть собственных “ценных” бумаг.


Ключевая цитата из той моей статьи: “Образно говоря, долларовые “консервы”, запечатанные в такие “кубышки”, как Нацфонд, пенсионные фонды и золото-валютные резервы Нацбанка, сами по себе содержат “продукт” вполне питательный и готовый к употреблению, но … не в национальной финансовой атмосфере, созданной теми же Нацбанком и Правительством”.


Чем же парируются эти мои утверждения?


Оказывается, тем, что “Деньги, поступившие в результате проведения внешнеторговых операций, принадлежат конкретным юридическим и физическим лицам… Это его собственные деньги, и он распоряжается ими по своему усмотрению”.


Как говорится, простота хуже воровства. В приличной стране человека с такими “рыночными” воззрениями просто не допустили бы до государственной службы. Байки про всерегулирующую “невидимую руку рынка” годятся для разных африканатов, нормальные же правительства, даже при самых рыночно-либеральных моделях, тщательнейшим образом отслеживают (и регулируют!) все важнейшие экономические потоки и параметры.


Вот вам наглядный пример такого “антирыночного” вмешательства государства в дела частного бизнеса: регулирование зарплаты. По данным академика Д.Львова, доля заработной платы в валовом внутреннем продукте США, Японии и странах Евросоюза достигла 70% и “строжайше отслеживается”.


А хотите знать, какова была бы средняя зарплата официально работающих казахстанцев, если бы и наши власти “строжайше отслеживали” такую пропорцию?


Не менее 300 долларов в месяц. Повторим: это в среднем. А сейчас официальный прожиточный минимум, от которого отсчитываются уровни пенсий и зарплат, утвержден в 5 246 тенге ($35). И, по официальным же данным, 27% населения имеет доходы ниже этого минимума. Из них примерно 1,5 млн. человек находятся ниже “порога бедности” – имеют месячный доход не более 2 тысяч тенге ($13).


Опять повторим: мы – богатая страна, и только за счет официально показываемых нефтедолларов Правительство могли бы обеспечивать ежемесячно по 300 “баксов” работающим казахстанцам. А если посмотреть на “подводную” часть сырьевого айсберга – становится просто стыдно за наших “рулевых”. Судите сами: чистая разница между экспортом-импортом (та самая, которой сырьевики распоряжаются “по своему усмотрению”, в прошлом году составила $2,7 млрд., но при этом внутри страны фактически тот же валютный баланс был сведен с дефицитом в минус $600 млн. Но и эта официальная (!) валютная “дырка” в 2,7 + 0,6 = $3,4 млрд. – лишь видимая часть. Если учесть, что львиная часть сырьевого экспорта идет через оффшоры и что импорт тоже в большой степени есть всего лишь способ “осаждения” сырьевой выручки за границей (как и то, что таможня просто откровенно манипулирует учетом), можно смело говорить об удвоенных потерях. По данным Центра экономической информации самого Правительства, потери бюджета по трансфертному ценообразованию ежегодно превышают 500 миллионов долларов. Коэффициент же налоговой нагрузки сырьевиков не превышает 20%, вот и судите, какой валютой кое-кто пользуется “по своему усмотрению”.


Итак: если бы Правительство на самом деле вдруг озаботилось прозрачностью сырьевого экспорта, оно столкнулось бы с такой “проблемой”: появилась бы возможность-необходимость инвестировать во внутреннюю экономику, как минимум, в два раза больше, чем сейчас, валютной выручки. А это потребовало бы реальной конвертируемости тенге, в отличие от той искусственной схемы (в угоду экспортерам, “любимым” комбанком, и биржевым спекулянтам) поддержки курса национальной валюты, которую создал под видом рыночного регулирования Нацбанк.


В том-то и дело, что именно рыночной сути в “рыночном” курсе национальной валюты сейчас нет! Обратите внимание на такую знаменательную фразу из того, что в Нацбанке “хотели бы пояснить”. Дескать, “иностранная валюта, поступающая от экспорта сырья, свободно продается на внутреннем валютном рынке, и любой имеет доступ для ее покупки”.


Это, деликатно выражаясь, — ложь. Действительно, любой имеет доступ только в бесчисленные обменники, в которых (плюс-минус три копейки) установлен твердый, как при социализме, “рыночно-государственный” курс тенге. Готовый “улететь” в ту же секунду, как Нацбанк покинет валютную биржу. На самом же деле главный “любой” – это сам Нацбанк, который скупает валюту не просто в профессионально неприличных объемах, но и уже выходящих за рамки его и Правительства возможностей стерилизовать на внутреннем рынке эквивалентное количество тенге.


Нет, я вовсе не утверждаю, что всю эту лоббистскую в пользу власти сырьевых олигархов конструкцию соорудил сам Нацбанк. Все обстоит наоборот – он ее просто обслуживает. Но здесь очень важный пропагандистский момент: нашим властям принципиально необходимо, чтобы успехи “состоявшейся рыночной экономики” Казахстана (базирующиеся именно на такой “рыночной” стабильности национальной валюты) были официально признаваемы международными финансовыми кругами. Что те охотно и делают — при таком-то “блестящем” (для них) валютном балансе!


А эта политическая “фишка” сырьевого Правительства накладывается на такую же престижную надобность Нацбанка и лично его Председателя. Григорий Марченко – действительно специалист международного класса. Прежде всего в том, что он превосходно переводит с английского. Прочие его таланты – естественное приложение к этому основному.


Отсюда такая раздраженная и чуть хамоватая отповедь “абсурдной и популистской критике” Своика в исполнении аж самого Начальника Департамента НБ. Впрочем, лично к Д.Акишеву у меня претензий нет. Я его и знать-то не знаю…

Новости партнеров

Загрузка...