Ответ Национального Банка РК на статью П.Своика

Редакции газеты “Начнем с понедельника”

(копия: редакции интернет-газеты “Навигатор”):


Прочитав статью г-на П. Своика “Съедобны ли национальные долларовые консервы?”, опубликованную в газете “Начнем с понедельника” и размещенную 26 июня 2003 года в интернет-газете “Навигатор”, хотели бы пояснить. Мы не собирались серьезно реагировать на длящиеся уже довольно долго выпады г-на Своика в адрес Национального Банка. Ничего нового: громкие слова, популистские лозунги, манипулирование данными и “заезженные” и не соответствующие действительности фразы о “губительности” валютной политики.


Раньше мы неоднократно отвечали на его статьи и в конце концов перестали реагировать, так как никакого прогресса у г-на Своика в понимании экономических процессов не происходит. Хотя, конечно, небольшой прогресс появился. Но в другом — он стал использовать ссылки на цитаты и выдержки из официальных изданий. Тогда как в прежних опровержениях мы неоднократно критиковали его за то, что он голословно использует непонятно откуда взятую информацию и вовсю ее комментирует.


Тем не менее, г-н Своик продолжает сознательно вводить читателей в заблуждение, и поэтому мы посчитали правильным отреагировать на эту статью.


Так, в статье отмечается следующее: “… Представим, что на повышение уровня жизни народа Правительство решится потратить ну, хотя бы, это набежавшее всего с начала года плюсовое сальдо в миллиард шестьсот миллионов долларов. При нашем населении всего в 14,8 миллиона, это получится больше чем по 110 долларов на человека, включая стариков и младенцев. Неплохо, особенно если сравнить с тем официально утвержденным прожиточным минимумом, от которого отсчитываются уровни зарплат и пенсий — 5 246 тенге ($35)…”.


Заметим, что объемы экспорта и импорта (разница между ними — это сальдо торгового баланса) являются результатом внешнеторговых операций всех субъектов экономики, а не только государства. Деньги, поступившие в результате проведения внешнеторговых операций, принадлежат конкретным юридическим и физическим лицам, и только определенная часть этих денег поступает в бюджет в виде обязательных платежей (налогов, сборов и др.). Насколько корректно вообще рассуждать об использовании денег, которые, например, производитель зерна заработал на его экспорте. Это его собственные деньги, и он распоряжается ими по своему усмотрению. Поэтому, играя цифрами и сравнивая абсолютно несовместимые вещи, Своик преподносит это как “жареный” факт, который должен привлекать внимание.


Еще одно абсурдное утверждение: “… Поэтому держать всю несырьевую экономику и всех тех казахстанцев, кто не имеет доступа к долларовой выручке от сырьевого экспорта, буквально “впроголодь” — это такая основная “фишка” Правительства и Нацбанка, на которой держатся все уверения о состоявшейся рыночной экономике Казахстана…”.


Иностранная валюта, поступающая от экспорта сырья, свободно продается на внутреннем валютном рынке, и любой имеет доступ для ее покупки. При этом автор продолжает настаивать, что “несырьевой” сектор экономики страдает от нехватки финансовых ресурсов (аж “впроголодь”), а Правительство с Нацбанком этому способствуют. Это абсолютно не соответствует действительности.


В последние годы по формированию и эффективному использованию средств, полученных от сырьевых отраслей экономики, проделана большая работа. Для формирования накоплений для будущих поколений (сберегательная функция) и снижения зависимости бюджета от мировых цен (стабилизационная функция) был создан Национальный фонд, активы которого уже достигли около 2,7 млрд. долл.


Именно для целей развития и стимулирования “несырьевого” сектора созданы Банк Развития Казахстана (с уставным капиталом в 37,7 млрд. тенге) и другие институты развития: Казахстанский инвестиционный фонд (23 млрд. тенге), Государственная страховая корпорация по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (7 млрд. тенге), Инновационный фонд (3 млрд. тенге), Жилищный строительный сберегательный банк (1,5 млрд. тенге).


При этом “несырьевой” сектор успешно финансируется посредством выпуска ценных бумаг и за счет банковского кредитования. Так, по состоянию на I июня 2003 года объем корпоративных облигаций в обращении составил 98,6 млрд. тенге, а объем кредитов банков экономике достиг 770,2 млрд. тенге.


В статье также указано, что “… образно говоря, долларовые “консервы”, запечатанные в такие “кубышки”, как Нацфонд, пенсионные фонды и золотовалютные резервы Нацбанка сами по себе содержат “продукт” вполне питательный и готовы к употреблению, ноне в национальной “финансовой атмосфере”, созданной теми же Нацбанком и Правительством…”.


Национальный фонд имеет стратегическое назначение, и для экономики страны важно сохранение его основных функций (стабилизационная и сберегательная), а не использование его средств для отдельных проектов. Золотовалютные резервы Национального Банка созданы и используются для обеспечения устойчивости национальной валюты. Соответственно, в первую очередь, необходима сохранность средств и их ликвидность. Именно поэтому во всех странах они инвестируются в надежные активы за границей.


В отношении накопительных пенсионных фондов заметим, что уже достаточно давно тезис о недостаточном использовании пенсионных накоплений в нуждах отечественной экономики (в национальной “финансовой атмосфере”) практически не используется в критике работы Правительства и Национального Банка. Потому что налицо исчерпывающие факты, с которыми трудно спорить. В настоящее время более 27% всех инвестированных пенсионных накоплений (82,6 млрд. тенге) размещено в корпоративные ценные бумаги отечественных компаний и более 9% (28,4 млрд. тенге) на депозиты в банках второго уровня. Не мешало бы г-ну Своику искать новую пищу для размышлений, а не эксплуатировать проблему позавчерашнего дня.


Далее приводится, что “… Избыточность же эта говорит лишь об одном — об огромном и все более увеличивающемся расхождении между наращивающимися темпами экспорта сырьевиками и платежеспособностью внутреннего рынка. Причем эту “вилку” все более и более увеличивает сам Нацбанкименно своим участием в валютных торгах… Дело в том, что, скупая у экспортеров “избыточную” валюту, Нацбанк выдает им, по существу, как бы “госдотацию” в виде эквивалентной массы национальной валюты…”.


Данные предложения только подтверждают факт непонимания автором сути экономических процессов. Во-первых, как центральный банк страны, Национальный Банк следит за изменением курса тенге по отношению к иностранным валютам и участвует на валютном рынке с целью сглаживания резких колебаний курса тенге, которые никому не нужны. Но при этом экспортеры не обязаны продавать валюту Национальному Банку. Еще в 1999 году обязательная продажа валютной выручки была отменена.


Во-вторых, реальное укрепление тенге приведет к тому, что импорт отдельных товаров становится более привлекательным, чем потребление отечественных товаров, иными словами, импортные товары станут более дешевыми в тенговом выражении. Поэтому, покупая валюту и допуская ее укрепление, Национальный Банк не поддерживает ни интересы сырьевого сектора, который может пострадать от укрепления тенге в виде удорожания своей продукции на внешнем рынке, ни внутреннего производителя, у которого в результате укрепления тенге продукция может становиться дороже, чем импортные аналоги.


В отношении стерилизации отметим, что она проводится в целях регулирования ликвидности рынка и для поддержания низкой инфляции. Следует заметить, что подобные операции входят в арсенал инструментов центрального банка любой страны.


В заключение отметим: критика г-на Своика приобретает все более абсурдный и популистский характер. В связи с этим хотелось бы высказать пожелание редакции больше обращать внимания на качество материалов. Поэтому просим опубликовать данное письмо в ближайшем номере Вашего издания.

Новости партнеров

Загрузка...