Внемли гласу народа…

За перо взялись писатели… они вместе со всеми желают свободу Жакиянову и считают неразумным содержание его в заточении с точки зрения интересов самого государства и его народа…

Прошел год с судебного процесса над бывшим акимом Павлодарской области и лидером движения Демократический выбор Казахстана Галымжаном Жакияновым. Разговоры о нем не только не утихают, а даже растет число сторонников предоставления ему свободы. И, что очень важно, свободу желают не из человеческой жалости к томящемуся в неволе, а из интересов самого государства, его народа. Можно сказать, наметилось единодушное мнение, что Жакиянов со своими способностями, добропорядочностью принесет большую пользу республике в развитии ее экономики и культуры, он доказал это будучи акимом Семипалатинской и Павлодарской областей. За этими пожеланиями стоит неверие в то, что он заслуженно отбывает наказание.


Если на первых порах за свободу Жакиянову стояли его сторонники, те, кто не боялся выказывать свои демократические убеждения, то сегодня за него ходатайствуют далекие от политики и довольные существующим положением люди. Проблема с Жакияновым переросла в государственную. Но власть явно не хочет замечать, что она оказалась со своим ближайшим узким кругом против всей массы народа Она продолжает лукавить, выдавая Жакиянова за уголовного преступника, хотя уголовный элемент никогда не пользовался народной поддержкой, а тем более массовой.


За перо взялись писатели, обычно предпочитающие оставаться наблюдателями происходящих общественно-политических событий. Они проявили такую активность, что независимой газете “АЗАТ” пришлось открыть постоянную рубрику “Внемли гласу народа, глава государства”. Они избегают политических мотивировок, не разбирают всецело дело Жакиянова. Но и то хорошо, что они вместе со всеми желают свободу Жакиянову и считают неразумным содержание его в заточении с точки зрения интересов самого государства и его народа.


Предоставим слово писателям. Их выступления ниже даются в переводе с казахского, в изложении.


Дихан Баба Абил – самый старейший 98-летний народный писатель Казахстана.


В моей душе отдается болью заключение в тюрьму на 7 лет Галымжана Жакиянова. Им бы гордиться надо за его честность, открытую и широкую натуру, деловитость, справедливость, широкий кругозор. Павлодарщина — моя родина, здесь я родился, и здесь начиналась моя трудовая биография. Поэтому хорошо знаю прошлое и настоящее этой земли, кто на ней трудился и как себя показал. Здесь появились на свет многие замечательные писатели и поэты, деятели науки и культуры. Среди них организатор и первый президент Академии наук республики Каныш Имантаевич Сатпаев. И вот в качестве главы области появился Галымжан Жакиянов, как будто для того, чтобы продолжить их традиции служения народу. За годы советской власти сильно пострадала национальная культура, забыты оказались многие национальные обычаи и традиции, забвению были преданы родной язык, религия. Галымжан горячо и грамотно взялся восстанавливать то, что было забыто и разрушено, находя полную поддержку у населения. За короткое время была построена новая прекрасная мечеть, ставшая гордостью павлодарцев. Наметились успехи в экономике. Как будто в мою Павлодарщину вдохнули новую жизнь.


Я радуюсь за всех, кто с пользой служит народу, благословляю их заочно, сидя дома. Я был рад, когда ты, Нурсултан, стал президентом. Теперь ты достиг возраста пророка, узнал хорошее и плохое. Слава богу, Казахстан сегодня — авторитетная, известная миру, независимая страна. В этом есть твоя заслуга. Галымжан тобой воспитанный джигит с будущим. Возможно, он допустил какую-то оплошность. Надо к нему отнестись снисходительно, по-доброму. Имя повелителя остается в истории не благодаря его жестокости, а благодаря его доброте к своему народу, вниманию к подающему надежды, идущему следом поколению. Помни об этом.


Мой дорогой, давая тебе свое благословение, прошу – не держи взаперти птицу, рожденную высоко летать. Надеюсь, не окажутся брошенными на ветер слова старца, подсчитывающего свои оставшиеся дни.


Турсынхан Абдирахман — поэтесса, народный писатель Казахстана.


Нынешнее время – не время противостояний. Оно требует единства и сплоченности, разумного подхода. Я сужу о Нурсултане и Галымжане не как поэтесса и ученая. Обоим гожусь в матери и как мать желаю, чтобы они нашли общий язык.


Оба известные народу личности. Нуреке степенный, уравновешенный человек, далеко смотрящий руководитель. Галымжан, как сверкающий острый алмазный клинок, джигит, не лишенный совести и чести. Нуреке, не принято оставлять ржаветь в ножнах алмазный клинок. Впрочем, это вы лучше меня понимаете. Поэтому хочу, чтобы вы, как к сыну, проявили снисходительность к Галымжану. Независимый, свободный Галымжан нужен как народу, так и вам. Народ не состоит из одних покорных, во всем согласных. Подумайте, Нуреке, подумайте.


Калмукан Исабай – писатель.


С Жакияновым я не общался, но наслышан был о нем от своих земляков – павлодарцев. Он понравился им деловитостью, простотой, открытостью и человечностью. Слышал, что он принципиален, не отступает от своих убеждений. Когда встретился с ним на юбилейных торжествах большого казахского поэта Исы Байзакова, имел с ним обстоятельную беседу, сам убедился, какой это замечательный и всесторонне развитый человек – ровесник моим детям. Он так понравился мне, что, когда нависла беда над ним, посчитал своим долгом побывать на его судебном процессе. И здесь он показал себя Человеком с большой буквы, честным, принципиальным, обладающим разносторонними знаниями.


Я думаю, что Жакиянов стал жертвой неуступчивых противостояний. Несправедливо содержать его в камере с казнокрадами, убийцами и бандитами. Мне стало страшно, когда узнал о его серьезной болезни. Поэтому взялся за перо. У меня есть что сказать президенту. Чем держать в неволе человека, который еще только вчера, не жалея сил, трудился с тобой рука об руку за будущее Казахстана, лучше простить, использовать его опыт, знания и ум во благо республики. Противостояние, разбирательство, кто из нас сильней, никому ничего не даст.


Габбас Кабышулы — писатель.


Не думаю, что Нурсултан Абишулы, как глава государства, не понимает необходимости проявления широты души для Галымжана. Возможно, он не лишен присущего человеку чувства неудовлетворения тем, что Галымжан “сам на коленях не просит прощения”. Понимаю его. Но не могу согласиться, потому что Галымжан не враг Нурсултану Абишевичу, обществу и народу.


За Галымжана попросила прощение богом определенная быть матерью его жена Карлыгаш. Уважать мать завещали нам предки. Верю, что Нурекен не отвергнет просьбу Карлыгаш.


(От переводчика — комиссия по помилованию при президенте ответила, что Жакиянов сам лично должен обратиться с просьбой о помиловании)


Касым Кайсенов — писатель, Халык кахарманы, в войну командир партизанского отряда на Украине.


Жакиянов мой земляк, встречался с ним, когда он был акимом Семипалатинской области. Понравился умением находить общий язык со всеми, безотказностью для общения. Человек он очень сильный, волевой, устремлен к новым начинаниям. Много хорошего сделал для области. Сейчас в расцвете сил, когда еще больше может сделать для народа, оказался в заточении. Это никуда не годится. Но верю, что он выйдет на свободу.


Президент не делает зла человеку, который думает о народе. В этом я твердо убежден. Я отношу себя к очень близким президенту людям. У меня много его писем. Каждое свое письмо он начинает с обращения: “Касым ага” (Ага — почтительное обращение к старшему). Он всегда готов выслушать советы старших. Твердо верю, что он прочитает это мое письмо и выскажет свои мысли.


Латипа Курманаева — писательница.


Я не встречалась с Жакияновым, не общалась с ним. Хотя мне 80 лет, внимательно слежу за сообщениями радио, телевидения и газет, много общаюсь с разными людьми и на все происходящие события имею свое мнение. О Жакиянове у меня сложилось устойчивое мнение как о порядочном, подающем большие надежды человеке. Кроме хорошего, ни от кого ни одного плохого слова не слышала о нем. Даже в тюрьме он высоко держит свое гражданское достоинство, в силу возможностей поддерживает и оказывает помощь самым бедствующим сокамерникам. Так не поступает человек, способный на плохое и думающий только о себе, своей выгоде. Его объявили преступником, содержат в заключении. Но его преступление не доказано. Он осужден чьим-то силовым давлением, подменившим закон. Это знаю не только я — писательница, это видят, об этом догадываются даже грудные дети.


***


Здесь уместно прервать монолог писательницы Курманаевой и завершить его одним распространенным наивным детским понятием. Ребенок, закрыв глаза обоими ладонями, думает, что его теперь никто не видит. В порядке показательной борьбы с превышением власти среди высших должностных лиц государства Галымжан Жакиянов осужден за якобы нанесение ущерба государству в 2 млн. тенге на 7 лет лишения свободы. Но народ отказывается прикидываться наивным и принимать судилище над Жакияновым как уголовное преступление. Чтобы убедить людей, что в стране действительно началась борьба с должностными преступлениями в высших эшелонах власти, на скамью подсудимых сажают министра транспорта и коммуникации Аблая Мырзахметова. Но ему за нанесенный ущерб государству в 1,2 млрд. тенге дают условно 5 лет. Тут, действительно, впору младенцу из люльки закричать: “Вижу! Вижу! Жакиянов выставлял политические требования с выборностью акимов, усилением роли парламента. А Мырзахметов в политику не лез и ходит на свободе”.


Но упрямая власть продолжает считать свой народ наивным. Но что остается ей делать, когда не хочется признаваться в затеянной детской игре.

Новости партнеров

Загрузка...