Ожидания и ориентации городского электората накануне выборов в маслихаты

Электоральная активность


До выборов в маслихаты осталось еще больше месяца. Тем не менее основная часть городского электората уже окончательно определилась в своем решении обязательно идти на выборы (44,4% в среднем по массиву). Доля “колеблющихся” не превышает одной трети (32% от числа опрошенных). Уровень абсентеизма (отказ от участия в выборах) на начало августа составляет 23,4%.


Сравнительная динамика электоральной активности горожан в региональном разрезе представлена ниже (См. таблицу 1).


Таблица 1


Примете ли Вы участие в выборах в маслихаты?

(% от числа опрошенных в каждом городе)




















































Варианты

ответов


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


Обязательно приму участие


31,3


27,7


15,9


27,7


60,8


57


71,7


52,7


56,1


42,4


Участвовать не буду


26,7


34,9


44,4


36,1


8,8


14


9,4


19,2


14


27,2


Еще не решил (а)


42


37,3


39,7


36,1


30,4


28,9


18,9


28,1


29


30,4


1 — Алматы

2 — Астана

3 — Атырау

4 — Караганда

5 — Кокшетау

6 — Кызылорда

7 — Семипалатинск

8 — Шымкент

9 — Уральск

10 — Усть-Каменогорск


Согласно данным, приведенным в таблице, в Кокшетау, Кызылорде, Семипалатинске, Шымкенте, Уральске уровень электоральной активности горожан выше, чем в среднем по массиву опрошенных. В остальных городах он отклоняется от средней тенденции в сторону понижения. Самый высокий показатель электоральной активности отмечается у респондентов Семипалатинска (в 1,6 раз чаще, чем в среднем по массиву), самый низкий – у респондентов Атырау (в 2,8 раза ниже).


Высокий уровень электоральной активности опрошенных семипалатинцев можно рассматривать как серьезную заявку на протестную модель голосования на выборах в маслихаты. Одновременное действие двух факторов оказывает кумулятивный эффект на рост социального недовольства населения Семипалатинска: утрата статуса областного центра и неэффективность реабилитационной программы мер для пострадавших от радиационного воздействия СИЯП. Правительство преступно медлит, не решаясь проявить политическую волю в признании Семипалатинского региона зоной максимального экологического риска.


Кто же составляет основу активного и пассивного электората ? Намерение идти голосовать в большей степени характеризует мужчин, чем женщин. Из возрастных групп самыми активными избирателями являются люди от 50 лет и старше, самыми пассивными – молодые люди от 20 до 29 лет. Доли решивших обязательно участвовать в голосовании выше среди респондентов с высшим и незаконченным высшим образованием. У профессиональных групп активное отношение к выборам распространено прежде всего среди госслужащих и пенсионеров. Самые пассивные – интеллигенция, предприниматели и самозанятые.


В начале августа по сравнению с началом июня динамика электоральной активности горожан несколько оживилась. В интервале одного месяца доля активного городского электората увеличилась в 1,3 раза (с 35,4% до 44,4%) за счет соответствующего сокращения доли “колеблющихся” (с 40,4% до 32%). Как известно, электорат имеет право колебаться вплоть до 20.00 (час.) 20 сентября. На показатели электоральной активности населения в день выборов во многом будет влиять развитие событий в разгар избирательной кампании.


Ожидания


В массе городского населения республики, по данным опроса, преобладают ожидания подтасовки результатов выборов. Об этом свидетельствуют утвердительные ответы 41,3% опрошенных в среднем по массиву. 22% не имеют подобных ожиданий. 36% затруднились с ответом. Ниже на гистограмме 1 показаны отклонения от средних тенденций в разрезе регионов (сплошная линия – динамика показателей ожидаемой подтасовки результатов выборов; пунктирной линией обозначена динамика распределения показателей отсутствия негативных ожиданий).


Гистограмма 1


Ожидаете ли Вы или нет подтасовки результатов выборов?

(% от числа опрошенных в каждом городе)


\"\"


Доли затруднившихся ответить в региональном разрезе варьируют от 11,4% в Кызылорде до 61,9% в Атырау.


Критически высокий уровень ожиданий подтасовки результатов выборов зафиксирован у респондентов Кызылорды (в 1,9 раза выше, чем в среднем по массиву); относительно высокий уровень положительных ожиданий – в группе респондентов Астаны (в 1,7 раза выше, чем в среднем по массиву).


Самый высокий уровень неопределенных ожиданий отмечается в Атырау.


С помощью статистических процедур установлено, что не существует тесной связи между намерением опрошенных избирателей участвовать или не участвовать в выборах и ожиданием подтасовки результатов выборов. В частности, в составе активного и пассивного электората большинство (каждый 2-ой) ожидает фальсификацию итогов выборов.


Таким образом, социальный фон накануне выборов в маслихаты характеризуется преобладанием скептического отношения к выборам, обусловленного неверием в их честность и объективность.


Общественное реноме ЦИК РК и ее председателя


В среднем по массиву опрошенных 18,2% полностью доверяют ЦИК; 26,4% частично доверяют; 36% полностью утратили доверие к этой структуре; 20% не смогли определиться в своем отношении. В региональном разрезе общественное реноме ЦИК РК выглядит еще более контрастно (См. таблицу 2).


Таблица 2.


Доверяете ли Вы Центральной избирательной комиссии РК?

(% от числа опрошенных в каждом городе)
































































Варианты ответов


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


Полностью

доверяю


4,7


10,2


7,9


5,0


25,5


10,5


11,3


30,5


7,5


45,7


Частично доверяю


36,7


18,7


14,3


29,4


39,2


24,6


24,5


36,9


22,4


13,0


Не доверяю


39,3


49,4


46


37,0


16,7


51,8


35,8


20,2


51,4


19,6


Затрудняюсь

ответить


18,7


21,7


31,7


28,6


16,7


13,2


28,3


12,3


18,7


20,7


1 — Алматы

2 — Астана

3 — Атырау

4 — Караганда

5 — Кокшетау

6 — Кызылорда

7 — Семипалатинск

8 — Шымкент

9 — Уральск

10 — Усть-Каменогорск


Согласно полученным данным, полное доверие к ЦИК РК преобладает в группе Усть-Каменогорска (в 2,5 раза чаще, чем в среднем по массиву); частичное доверие – в группах опрошенных в Кокшетау и Шымкенте (соответственно в 1,5 и в 1,4 раза чаще, чем в среднем по массиву). Во всех остальных городах преобладает недоверие к ЦИК РК особенно, в Кызылорде и Уральске (в 1,4 раза чаще, чем в среднем по массиву).


Эмпирически установлено, что в 29% случаев недоверие респондентов к ЦИК РК полностью либо частично вызвано деятельностью З. Балиевой.


35,3% не доверяющих ЦИК в среднем по массиву указали, что не существует никакой связи между тем, как они относятся к ЦИК, и тем, как оценивают деятельность ее председателя. 35,7% затруднились с ответом.


Таблица 3.


Связано ли как-то или нет Ваше недоверие к ЦИК РК

с деятельностью председателя З. Балиевой? (% по столбцу)
































































Варианты

ответов


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


Да, прямо связано


11,4


4,2


12,7


9,3


3,0


18,0


17


7,9


29


3,9


В какой-то мере


25,5


18,1


12,7


15,1


24,0


12,6


17


18,2


29


10,3


Нет никакой связи


36,3


34,9


17,5


25,2


34,0


40,6


34,9


36,5


27


51,3


Затрудняюсь

ответить


26,8


42,8


57,1


50,4


39,0


28,8


31,1


37,4


15


34,5


1 — Алматы

2 — Астана

3 — Атырау

4 — Караганда

5 — Кокшетау

6 — Кызылорда

7 — Семипалатинск

8 — Шымкент

9 — Уральск

10 — Усть-Каменогорск


Совокупные доли респондентов, полностью и частично связывающих свое недоверие к ЦИК РК с деятельностью З. Балиевой, варьируют от 14,2% в Усть-Каменогорске до 58% в Уральске.


Результаты опроса свидетельствуют, что ЦИК РК во главе с З. Балиевой не имеют безусловной положительной репутации в общественном мнении горожан.


Ориентации городского электората


Согласно данным опроса, респонденты в 1,7 раза чаще отдают предпочтение оппозиционным кандидатам, чем кандидатам от власти: 23,4% против 13,7% собираются голосовать за кандидатов, выдвигаемых оппозицией. В среднем 22,4% указали, что политические ориентации кандидатов им безразличны. 19,9% подтвердили свое решение не участвовать в выборах. 20,8% затруднились с ответом.


Таблица 4.


За каких кандидатов Вы будете голосовать на выборах в маслихаты?

(% от числа опрошенных в каждом городе)












































































Варианты

ответов


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


За кандидата от

власти


6,7


10,2


9,5


9,2


22,5


11,4


7,5


23,2


8,4


19,6


За кандидата от

оппозиции


18,0


22,3


12,7


16,8


10,8


7,0


43,4


21,7


52,3


27,2


За любого,

политические

ориентации

кандидатов не имеют значения


30,0


23,5


15,9


25,2


26,5


36,0


22,6


20,7


11,2


13,0


Не пойду на

выборы


28,0


29,5


34,9


28,6


5,9


13,2


9,4


10,3


13,1


26,1


Затрудняюсь

ответить


17,3


15,1


27


21


32,4


32,5


17,0


24,1


15,9


14,1


1 — Алматы

2 — Астана

3 — Атырау

4 — Караганда

5 — Кокшетау

6 — Кызылорда

7 — Семипалатинск

8 — Шымкент

9 — Уральск

10 — Усть-Каменогорск


В Кокшетау, Кызылорде и Шымкенте оппозиционные кандидаты пользуются меньшей благосклонностью электората, чем кандидаты от власти. В первых 2-х городах, особенно в Кызылорде, политические ориентации кандидатов не имеют решающего значения в глазах опрошенных избирателей. Во всех остальных выборочных городах относительно более “проходными” по сравнению с кандидатами от власти являются оппозиционные кандидаты, особенно в Семипалатинске и Уральске, где удельный вес потенциально отданных за них голосов в два раза превышает средний показатель по массиву. В Алматы и Караганде, так же как в Кызылорде, доминирует нейтральный электорат, безразличный к политическим ориентациям кандидатов.


Судя по данным опроса, в Казахстане в результате серьезного недовольства значительной части населения результатами реформ стихийно сложилась массовая оппозиция властным структурам среди самых различных социальных групп и слоев. Так что на выборах в маслихаты скорее всего возобладает протестная модель голосования, однако, этот процесс будет иметь регионально неравномерный характер.


Социальная база партий и движений


Отношение городского населения к политически партиям и движениям существенно изменилось за последний год. Лишь 23,2% в среднем по массиву опрошенных не считают себя сторонниками ни одной из существующих в республике партий (движений), а 14,7% находятся в состоянии неопределенности.


Большинство респондентов (41,1%) относят себя к сторонникам тех партий и движений, которые придерживаются коммунистической, демократической и либерально-демократической ориентации. Меньшинство (19,6%) составляет социальную базу партий власти. И только 3,3% поддерживают популистскую партию Г. Касымова.


На начало августа возглавляет рейтинговую таблицу партий и движений КПК, замыкает ФДСК.


Рейтинги партий и движений по удельному весу сторонников

(% от числа опрошенных)
















































1.


Коммунистическая партия Казахстана


— 12,9


2.


Республиканская партия “Отан”


— 10,6


3.


Демократический выбор Казахстана


— 9,2


4-5.


Партия “Ак жол”


— 6,0


4-5.


Движение пенсионеров “Поколение”


— 6,0


6.


Республиканская Народная партия Казахстана


— 5,8


7.


Гражданская партия Казахстана


— 3,5


8-9.


Партия “Аул”


— 3,3


8-9.


Партия патриотов Казахстана


— 3,3


10.


Аграрная партия Казахстана


— 2,2


11.


Форум Демократических сил Казахстана


— 1,2


В разрезе выборочных городов рейтинги партий и движений имеют отклонения от средней тенденции.


Таблица 5.


Сторонником какой партии (движения) Вы себя считаете?

(% от числа опрошенных в каждом городе)




















































































































































Варианты

ответов


1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


КПК


7,3


47


3,2


3,4


2,9


0,0


7,5


1,5


34,6


13


“Отан”


5,3


8,4


15,9


6,7


13,7


7,9


3,8


19,2


8,4


13


ДВК


3,3


10,2


12,7


5,9


2,0


8,8


22,6


6,4


23,4


5,4


“Ак жол”


7,3


21,1


9,5


3,4


2,0


1,8


0,9


8,4


0,9


0,0


“Поколение”


5,3


10,2


0,0


6,7


1,0


5,3


19,8


1,5


14,0


0,0


РНПК


1,3


2,4


4,8


0,0


0,0


1,8


16,0


12,3


4,7


9,8


ГПК


2,7


7,2


0,0


3,4


2,9


1,8


1,9


3,4


1,9


5,4


“Аул”


0,7


18,1


1,6


0,0


0,0


1,8


0,0


3,9


1,9


0,0


ППК


2,0


16,9


6,3


0,0


0,0


1,8


1,9


1,5


1,9


0,0


АПК


1,3


6,0


1,6


0,0


2,0


3,5


0,9


1,5


1,9


2,2


ФДСК


0,0


0,6


0,0


0,0


1,0


0,9


2,8


2,5


4,7


0,0


1 — Алматы

2 — Астана

3 — Атырау

4 — Караганда

5 — Кокшетау

6 — Кызылорда

7 — Семипалатинск

8 — Шымкент

9 — Уральск

10 — Усть-Каменогорск


Социальная база сторонников КПК локализована главным образом в Астане и Уральске. Однако, у коммунистов есть реальный шанс провести своих кандидатов в маслихаты в Алматы, Семипалатинске и Усть-Каменогорске.


По удельному весу сторонников “Отан” лидирует в Атырау, Кокшетау и Шымкенте. Указанная партия прошла семипроцентный “порог” поддержки в Астане, Кызылорде, Уральске и Усть-Каменогорске.


Демвыбор Казахстана – лидер рейтингового списка в Семипалатинске, в Уральске ему составляет конкуренцию только КПК, в Атырау – только “Отан”. Плюс к этому у ДВК есть возможность провести своих кандидатов в маслихаты в Астане и Кызылорде.


“Ак жол” занимает 2-ую позицию в рейтинговой таблице по Астане и имеет неплохую базу поддержки в Атырау и Шымкенте.


“Поколение” пользуется поддержкой в Астане, Семипалатинске и Уральске.


Социальная база РНПК рассредоточена в Семипалатинске, Шымкенте и Усть-Каменогорске.


ГПК, “Аул”, ППК и АПК имеют сторонников главным образом в Астане.


Данные рейтинговой таблицы свидетельствуют о значимости самой избирательной кампании, в ходе которой должна разгореться жаркая конкурентная борьба за голоса избирателей между партиями и движениями.


Социально-демографический состав сторонников партий и движений:


Сторонники коммунистов представлены в основном мужчинами (60%), чаще всего 30-39 лет (26,5%) и 40-49 лет (28,8%), что говорит о происходящем “омоложении” социальной базы КПК. Средний возраст сторонников КПК – 43 года. В составе сторонников каждый 2-ой — русский (50,6%), каждый 3-й – казах (35,9%). В основном встречаются люди с высшим (37,1%) и среднеспециальным (41,2%) образованием; со средним подушевым доходом семьи – 7 520 тенге; бюджетники (28,8%), пенсионеры (17,6%) и сотрудники частных организаций (17,1%).


Партия “Отан” также опирается преимущественно на мужчин (55,4%), 30-39 лет (25,9%) и 40-49 лет (21,6%); средний возраст сторонников партии – 37 лет. В рядах ее сторонников чаще встречаются казахи (48,2%); с высшим образованием (46,8%); со средним доходом – 8 030 тенге на члена семьи в месяц; сотрудники частных организаций (19,4%), госслужащие (18%) и студенты (14,4%).


В числе сторонников Демвыбора Казахстана больше мужчин (55,4%), чем женщин (44,6%); в возрасте 30-39 лет (29,8%) и 40-49 лет (25,6%); средний возраст сторонников ДВК – 42 года; русских (43,8%) и казахов (38%); с высшим образованием (45,8%); доходом в среднем – 7 220 тенге; бюджетники (23,1%), сотрудники частных организаций (14%), пенсионеры (12,4%).


В рядах сторонников “Ак жол” большинство мужчин (60,8%), средний возраст сторонников партии – 37 лет; казахов (44,3%) и русских (40,5%); с высшим (36,7%) и среднеспециальным (35,4%) образованием; со среднемесячным подушевым доходом – 7 470 тенге; бюджетники (25%), сотрудники частных организаций (13,8%), самозанятые (10%) и студенты (10%).


Сторонниками “Поколения” чаще являются женщины (59,5%), 60 лет и старше (32,9%); русские (57%); с высшим (37,2%) и среднеспециальным (32,1%) образованием; со среднемесячным подушевым доходом семьи – 7 190 тенге; главным образом пенсионеры (32,9%).


База поддержки РНПК состоит чаще всего из мужчин (52,6%), в возрасте 30-39 лет (31,6%); русских (38,2%) и казахов (34,2%); с высшим образованием (49,3%); со среднемесячным подушевым доходом – 8 980 тенге; сотрудников частных организаций (27,6%), государственных организаций (14,5%) и госслужащих (13,2%).


Среди сторонников Гражданской партии преобладают женщины (54,3%), в возрасте от 20 до 29 лет (21,7%), от 30 до 39 лет (34,8%) и 40-49 лет (21,7%); средний возраст сторонников ГПК – 34 года; казахи (48,2%); с высшим образованием (51,1%); со среднемесячным подушевым доходом – 11 010 тенге; госслужащие и бюджетники (по 17,4%), предприниматели (15,2%).


Партия “Аул” опирается в основном на поддержку женщин (54,5%), средний возраст сторонников партии – 39 лет; чаще всего с высшим (40,9%) и среднеспециальным (34,1%) образованием, со средним доходом – 7 080 тенге на члена семьи в месяц; работники государственных (27,3%) и частных (13,6%) организаций.


Преимущественный состав сторонников партии Патриотов Казахстана – мужчины (63,6%), средний возраст – 41 год; казахи – 54,5%; с подушевым доходом семьи в среднем – 8 240 тенге; главным образом бюджетники (43,2%).


Аграрная партия имеет в числе сторонников чаще всего мужчин (51,7%), средний возраст – 37 лет; в основном встречаются казахи (58,6%); со среднемесячным подушевым доходом семьи в среднем – 8 760 тенге; сотрудники частных фирм (24,1%), госслужащие (17,2%), “частники” (17,2%).


Форум Демсил Казахстана опирается в основном на поддержку мужчин (56,3%), средний возраст сторонников – 40 лет; русские (56,3%); среднемесячный подушевой доход семьи в среднем – 9 410 тенге; с высшим (37,5%) и среднеспециальным (25%) образованием; пенсионеры (25%), студенты и сотрудники частных организаций (по 18,8%).


Подводя итоги


Результаты опроса показывают, что политическая конъюнктура после выхода закона о партиях, когда партии и движения непримиримой оппозиции по существу были запрещены, сложилась недостаточно благоприятным образом для партий власти – оппозиционные политические ниши не стали пустыми, и электорат ДВК, РНПК не превратился в готовую социальную базу для “Отан”, ГПК, АПК и “Аул”. Наоборот, накануне выборов в маслихаты произошел сдвиг умонастроений городского электората в сторону большей поддержки демократически ориентированных партий и движений. Наблюдается процесс “перетока” сторонников партий власти в число сторонников оппозиционных партий и движений.


Не исключено, что социальное недовольство, остроощущаемое в крупных городах республики, может канализироваться в антиправительственное голосование на выборах в маслихаты или сознательное неучастие в голосовании, что будет объективно выглядеть как политический “бунт” против власти и ассоциируемых с ней партий.


А в целом, выборы – это “политический театр”. И похоже, массовый городской избиратель не прочь освежить остроту ощущений в предвкушении зрелищных “гладиаторских боев” между властью и оппозицией.

Новости партнеров

Загрузка...