Тот, кто посеет ветер, пожнет бурю… Часть 2. Окончание

Что это за сообщество казахских “интеллектуалов”, которое уполномочило уважаемого А.Гали заявить политику сегрегации среди казахского народа…

Отзыв на статью А.Гали “От этноцентризма к лингвоцентризму: простота замысла и сложность исполнения”. Начало см. здесь.


***


Проблема казахского языка – проблема духовного состояния казахского общества


Но поскольку у нас профессиональные социологи переквалифицируются в идеологов, исследованием всех произошедших в последнее время в казахском и казахстанском обществе перемен приходится заниматься уже самим публичным политикам-трибунам. Возьмем Жасарала Куанышали, открытое письмо которого на имя президента Н.Назарбаева, министра культуры и общественного согласия М.Кул-Мухаммеда и акима Актюбинской области Е.Имантаева об отказе от ордена “Парасат” и юбилейной медали по случаю 10-летия Республики Казахстан, а также от должности начальника областного управления культуры и общественного согласия, было опубликовано недавно на сайте “Навигатора”.


Этот человек – олицетворение публичного общественного деятеля, политика-трибуна. Он стоял у истоков казахского национально-патриотического движения и был едва ли не самым ярким его представителем в конце 80-ых и в начале 90-ых г.г. XX века. И главное – это на сегодняшний день, пожалуй, единственный из нынешних общеизвестных казахских деятелей, который везде и всюду, невзирая на лица и табу, открыто говорит о том, что думает. И казахское общественное мнение неоднократно давало понимать, что именно такие личности сейчас в наибольшем дефиците и что оно ценит их наилучшим образом. Осенью 1999 года центральные казахские газеты провели опрос среди своих читателей и известных деятелей национальной культуры с целью выяснить, кто же им из всех казахов представляется наиболее достойным для избрания в мажилис на предстоявших тогда выборах. В результате в первую тройку наиболее часто упоминавшихся опросных кандидатов вошел Ж.Куанышали, уже несколько нет находившийся вдали от обеих столиц и посему на этот срок выпавший, казалось бы, из поля зрения общественности. Такую популярность среди казахов ему принесли не слова, а дела – честные и мужественные поступки на общественно-политической арене.


Человек, прекрасно владеющий и русским, и казахским языками и обладающий качеством еще непревзойденного в Казахстане прирожденного лидера масс, мог бы добиться у нас в стране за годы независимости огромного личного успеха. Мог бы, если бы во главу угла ставил свои интересы и эмоции. Но он, как прежде входил в конфликт с коммунистическим режимом, так позже не поладил с властями независимого Казахстана. Он стал одним из самых рьяных их критиков.


И когда в конце 1999 года где-то во властных коридорах наконец-то сочли возможном учесть его необычайную популярность среди простонародных казахских масс и предложить второстепенную руководящую должность областного уровня, он это принял. Но при этом так и ничуть не изменил своим убеждениям. И то, что он сумел просидеть в кресле чиновника всего 3,5 года, — следствие не терпимости властей, а их обоснованного опасения противопоставить себе этого популярного в народе человека, пойдя на его отчуждение от административных органов управления. Однако Ж.Куанышали все же ушел из властных структур, и сейчас он, как сам заявил, снова в оппозиции.


Он был и остается общественным деятелем. Да, он часто выступает в СМИ. Но, повторяем, Ж.Куанышали – прежде всего трибун, а не публицист. И тем более не социолог. Хотя и публицистика, и социология ему как деятелю, обращающемуся к умам масс, нужна. Все выдающиеся политики самым серьезным образом пользовались и пользуются результатами исследований социологической или, если сказать иначе, обществоведческой науки. По-хорошему, в такой же основательной подпитке с поправкой на нынешнюю казахстанскую специфику, нуждаются и наши ныне действующие деятели – как горячие общественные трибуны, так и вынужденные смотреться рассудительными государственные мужи. Но ее у нас теперь нет. Никто сейчас социологией, не как опросом и обработкой общественного мнения, а как серьезнейшей наукой, требующей всестороннего системного подхода, не занимается. Ж.Куанышали как один из наиболее активных в Казахстане публичных персон, похоже, раньше других ощутил недостаток социологической подпитки и не нашел ничего другого, как самому попытаться восполнить этот пробел. Результаты этой его работы были опубликованы летом 1998 года на страницах закрытой сейчас уже газеты “Дат” (“Улт болгымыз келсе, торт кубыламызды тугендейiк”, №№ от 22 и 29 июля 1998 года). Он рассматривает общественные процессы в комплексе, а посему его исследование дает целостное представление о ситуации в казахской и казахстанской общественной жизни.


Значительное внимание в нем уделено вопросу языка. Он подчеркивает, что его ни в коем случае нельзя рассматривать в отрыве от тех преобразований, которые произошли с времен царского режима до нынешних дней. Подкупает то, что в рассуждениях Ж.Куанышали по этому очень болезненному вопросу нет ни шапкозакидательства, ни попытки выставить каких-то лиц или некие круги виновными, ни патетического предания анафеме так называемых “врагов нашего родного языка”, ни проектов а-ля Шариков (из “Собачьего сердца”) “отнять у других и снова разделить среди своих” (хотя бы, как это предлагает А.Гали, ту же власть и государственные должности) и многого прочего, свидетельствующего о желании автора хоть как-то отыграться на других за свою эмоциональную или еще какую-то там неудовлетворенность. Расследуя нынешнее неудовлетворительное состояние языка, он искренне стремится понять, что же с ним и с его носителями произошло и происходит. Впрочем, подобный подход у него присутствует повсюду в этом труде. То есть нигде тут он с плеча не рубит, нигде с уверенностью не отвечающего за последствия человека не выдает готовых рецептов.


Когда знакомишься с этим трудом, понимаешь, что не Ж.Куанышали, которого многие склонны воспринимать как человека, не всегда способного контролировать себя и свои эмоции, неуравновешен и недальновиден, а те, кто сейчас, самодовольно облачась в тогу мудрецов, будто бы изрекают истину в конечной инстанции. Видимо, самое главное в любом деле – это быть честным хотя бы перед самим собой. Именно это ведь прежде прочего подкупает умудренных житейским опытом простых людей и тех, кто пытается убедить их прислушаться к своим словам. Когда понимаешь это, становится ясно, отчего же Ж.Куанышали удается продолжать оставаться популярным среди масс своих сородичей при том, что почти никто из его соратников по национально-патриотическому движению конца 80-х и начала 90-х г.г. прошлого века не может сейчас встать рядом с ним по этому показателю.


Профессиональный социолог А.Гали стремится связать причину провала попыток поднятия статуса казахского языка до высокого государственного уровня с субъективными факторами и предлагает решить проблему путем изменения практики подбора кадров на государственные службу снизу доверху. Публичный деятель Ж.Куанышали, которому чаще приходится взывать не к уму, а к чувствам людей, объяснение этой неудачи видит в аспектах объективного развития общественного процесса в Казахстане и казахской общественной среде. Кабинетный ученый А.Гали уверен, что решительными организационными мерами и административной волей можно изменить ситуацию в лучшую сторону. Талантливый оратор и общественный трибун Ж.Куанышали считает, что бесполезно пытаться решить вопрос языка, рассматривая его отдельно от прочих аспектов социальной жизни казахского и казахстанского общества. Он предлагает, прежде прочего, разобраться в том, на какой же ступени этнического развития сейчас находится казахское общество. То есть – попытаться найти ответ на вопрос “Казахи – это нация или не нация?” А чтобы браться отвечать на это, надо, говорит он, сперва проанализировать состояние свойственных нации признаков у нас. Перечислив их, он выводит такое суждение: “На первый взгляд, все эти признаки присутствуют у казахов, и каждый из них на своем месте. Но, взглянув глубже, обнаруживаешь лишь этническую общность, а нации не находишь! Ясное дело, тяжело мириться с таким выводом патриотичному, болеющему за честь своей родины человеку. И мне нелегко говорить такое, но я считаю, что национальные признаки присутствуют у казахов лишь формально, в действительности же их просто нет…” Далее Ж.Куанышали доказывает свой вывод социологическим анализом. 4 понятия он считает самыми главными с точки зрения задачи превращения казахов в нацию. Это – состояние земельного вопроса, состояние экономики, состояние языка и состояние религии. По первому вопросу у него было мнение такое: при той реальности, когда казахи себя как нация еще не сознают и, соответственно, еще не имеют способности выступать с позиции национальных интересов элиты, ни за что нельзя допускать приватизации земли. Нынче, спустя 5 лет, он в очередной раз доказывает, что у него, в отличие от сонма прочих отечественных так называемых “интеллектуалов”, дела со словами не расходятся. В знак протеста против введения права собственности на землю и произвола властей в отношении других противников проталкивания соответствующего закона он оставил государственную службу и перешел в оппозицию… В оценке состояния экономики он еще более жесток. Здесь, говорит он, по одну сторону находятся коммерческие интересы “новых казахов” и эксплуататорский бизнес иноземных новых колонизаторов (неоколонизаторов), а по другую — мешочно-челночная экономика казахского простонародья, и нет между ними ничего общего. В суждении о религиозности своих сородичей Ж.Куанышали также беспощаден. Он говорит, что девять десятых казахов еще и не повернулись к мусульманству. Единственное, в чем он сдержан и настроен в объединительном ключе, — это язык. Он вновь и вновь подчеркивает опасность раскола казахов по языку и всячески ратует за недопущение подстрекательств, ведущих к этому. Потому что понимает, что и без того ситуация тут развивается в сторону дальнейшего разобщения, и любая инициатива, направленная на ее усугубление через институционализацию (как это предлагает, в частности, А.Гали) имеющихся к настоящему времени результатов, будет означать попытку сделать ее необратимой. В вопросе языка Ж.Куанышали более всего пугает возможность превращения его в средство раскола казахского общества с непредсказуемыми, но неизбежно гибельными последствиями. Для него, в отличие от А.Гали, который противопоставляет одну часть народа другой и которому не терпится столкнуть их между собой, вопрос сохранения единства казахов – императив. Он отмечает, что на разных языках говорят и чураются друг друга не только аульные и городские казахи, но и также южные и северные казахи… Но и это, по нему, еще не все. Есть, говорит он еще, не только дедушки с бабушками и их внуки, но еще и отцы с матерями и их дети, которые без переводчиков не могут объясниться. То есть он дает понять, что конфликтный потенциал по признаку языка гораздо шире того, что предполагается у А.Гали. А ведь любая гражданская война начинается с того, что каким-то деструктивным силам удается утрировать до предела такого рода разобщенность общества. И правильно отмечает: “И если теперь наш народ, который и без того делится на “казахских” казахов и русифицированных казахов (по классификации А.Гали, казахи-патриоты и антиказахские казахи, сделавшиеся политическими русскими – авт.), на те или иные жузы, на эти или другие роды, и никак не может найти общий язык, начнет расходиться по религиям, никакой надежды на его сохранность не останется”. Другими словами, он признает наличие и действенность всех названных признаков, по которым казахи отличаются между собой. Но он, не в пример А.Гали, видит в них трагическую данность, которую надо преодолевать во имя достижения единства народа, а не причину для того, чтобы, основываясь на них, объявлять одних казахов приверженцами национальных интересов, а других – их заклятыми врагами, подлежащими отстранению. Ж.Куанышали говорит: чтобы казахское общество стало полноценной нацией, нам нужно четыре вида единства. Религиозное единство, языковое единство, земельное единство и экономическое единство.


Это удивительно: Ж.Куанышали, который 5 лет назад был в оппозиции и сейчас там находится, призывает казахов к единству без деления на “своих” и “чужих”, “хороших” и “плохих”, а А.Гали, который никогда не конфликтовал с властями и с момента обретения Казахстаном независимости всегда подвизается в его структурах, изобретает и настойчиво предлагает все новые и новые схемы раскола казахов. Видишь такое и невольно начинаешь задумываться о том, кто есть у нас власть, а кто – те, которые не согласны с ней. Ведь везде и всегда в истории человечества идеологию гражданской войны продвигали не те, кто у власти, а те, кто рвались к ней. А у нас, если судить по примеру А.Гали и Ж.Куанышали, получается наоборот.


Западноказахстанец Ж.Куанышали следует принципу великого сына казахского народа Абая, являвшегося уроженцем Восточного Казахстана:


“Бiрiне, казак, бiрiн дос Болмасан, iстiн барi бос” — “Все окажется пустое, братья-казахи, Если вы не будете относиться друг другу как друзья”.


А восточноказахстанец А.Гали вновь и вновь идет наперекор этому наказу великого Абая. И едва ли стоит думать, что он, профессиональный социолог и умудренный жизненным опытом человек, не осознает того, к пониманию чего в результате своих социальных изысканий пришел публичный деятель Ж.Куанышали. Тут, очевидно, дело в другом. И что это другое – самому А.Гали виднее.


А вот верить в то, что реализация его схемы продвижения одних и отторжения других решит проблему казахского языка, не приходится. Потому что это было бы уж слишком просто. Но в том, что попытка запустить такую волюнтаристскую практику гарантированно расколет казахское общество на откровенно враждебные лагеря, сомневаться не приходится. Ведь речь идет о миллионах людей, которые должны быть противопоставлены друг другу по предельно простой мысли доктора А.Гали, прикрывающегося в продвижении этой своей идеи фразой “отныне мы, казахские интеллектуалы, считаем”


Кстати, ни один умный и адекватно мыслящий человек не скажет про себя “я как интеллектуал” или “мы как интеллектуалы”. Ибо это все равно что сказать “я как мудрец” или “мы как мудрецы”. Сказать такое умный и интеллигентный человек может только в ироничном ключе, подшучивая над собой. Так что “мы, интеллектуалы…” – это как раз тот случай, про который сказано: “Глупые мысли бывают у всех, только умные их не высказывают”. Это- во-первых.


Во-вторых, что это за сообщество казахских “интеллектуалов”, которое уполномочило уважаемого А.Гали заявить политику сегрегации среди казахского народа (“миллион казахов сюда, а другой миллион – туда, за барьер”) и призывать к введению практики политического и административного апартеида в отношении огромной части казахов с неродным языком. Дело не в нашем сочувствии к последним, а в обоснованном опасение за последствия такого безрассудного в казахстанских условиях предложения. Ведь те, кого А.Гали призывает предать анафеме и начинать отчуждать, составляют подавляющее большинство власти и богатство имущего слоя казахстанского общества. По сути, по сию пору именно они управляют этим государством и этой страной, они принимают все важнейшие для всего Казахстана решения. Неужели кто-то думает, что они просто так дадут себя отстранить и оставить ни с чем. Шариковскими методами тут ничего не решить. Нужна, как минимум, революция, которую фактически предлагает безмятежный на вид кабинетный ученый А.Гали и которая, по его же схеме, должна гарантированно перерасти в гражданскую войну. Или постепенная эволюция, за которую выступает бунтарь и революционер по духу Ж.Куанышали и которой спокойно и терпеливо способствовал этому у себя в области в бытность начальником областного управления, курирующим вопросы языка.


И, наконец, самое странное. Как утверждают те, кто близко общался с А.Гали, письменным казахским он не владел и не владеет. Все его труды, публиковавшиеся в казахской печати, переведены переводчиками или казахскозяычными соавторами. В таком разе вполне может получиться так, что предлагаемая им схема, если она начнет осуществляться, рано или поздно и его самого должна, образно говоря, “скушать”. Такого финала он как мыслящий человек не может не предполагать. Тогда в чем истинный смысл его порыва? И вообще связан ли он в действительности с заботой о языке?!

Новости партнеров

Загрузка...