Не пора ли Даниала Кенжетаевича изучать как Владимира Ильича?

Академия Наук надежно превращена в филиал Музея Истории Казахстана, - так стоит ли тревожить обитающие там привидения прошлого? Какие такие прорывные технологии в стране, активно сливающей нефтедоллары за границу?..

С приходом премьера Ахметова правительство как никогда стало щедрым на концептуальные заявления, в которых под формой преемственности как раз-таки не слишком маскируется необходимость поисков иного экономического курса. Вот и на последнем большом правительственном хурале, с участием самого президента Назарбаева, прозвучало несколько весьма красноречивых (хотя и невольных) признаний. Например:


\»Хотя экономика показывает высокие темпы развития, по общему мнению, она не находится на стадии устойчивого развития\». По мнению премьера, экономику Казахстана характеризует зависимость от конъюнктуры мировых цен, усиление сырьевой направленности. Это те факторы, которые, в случае ухудшения обстановки на мировых рынках, могут негативно отразиться на экономике страны и на реализации перспективных программ.


Что ж, данные за полугодие вполне подтверждают сетования премьера насчет усиления сырьевой направленности. Так, рост ВВП составил 10,4%, промпроизводство увеличилось на 9,6%, сельхозпроизводство — на 5,2%, инвестиции в основной капитал — на 12,9%, экспорт продукции — на 50%. Если читать все подряд, создается ощущение благополучия. Но, знаете ли, есть в этих показателях роста один не просто потрясающий, а – где-то даже пугающий. Это рост экспорта (читай – сырья) сразу на 50%! Вот тот “локомотив”, который продолжает тянуть всю национальную экономику (пока цены на нефть высоки). В такой ситуации констатация усиления сырьевой направленности – это сверх дипломатичная формулировка. Точнее было бы сказать о быстром наращивании того самого сырьевого перекоса, который (здесь премьер опять прав) не просто все дальше уводит национальную экономику от стадии устойчивого развития, но и грозит перевернуть ее, как неправильно нагруженный корабль, “кверху килем” в случае любого финансового волнения в океане мирового рынка.


Поэтому совсем не случайно премьер подчеркнул, что приоритетной задачей правительства является реализация стратегии индустриально-инновационного развития. Стратегию же эту, как известно, разработал и утвердил у главы государства предыдущий “продукт”. И хотя сей документ (о котором так много и охотно рассказывали все ключевые министры все долгое время его разработки) в окончательном виде так и не был опубликован, злые языки утверждают, что читать там (кроме правильных общих фраз) особо нечего. Не знаю, может быть и поэтому, но премьер сделал, на мой взгляд, еще одно потрясающее признание: \»Важно сейчас определить точки развития, где мы можем быть конкурентоспособными не только на внутреннем, но и на внешнем рынках\».


Как говорится, на колу мочало, начинай сначала!


Разве эти самые точки развития не заложены в Стратегию, которую правительство собирается приоритетно реализовывать? Ведь это – как таблица умножения в начальных классах: если ее не перепишешь себе в тетрадку, да не выучишь наизусть, — нечего и браться за решение даже самых простых задач!


Вообще, внимательное чтение официальных сообщений, содержащих, казалось бы, только правильные общие слова высоких руководителей, дает богатую пищу для разных умозаключений-предположений. Ну, например, такой безобидный (на первый взгляд) пассаж:


Премьер также сказал, что тактика правительства заключается в продолжении системных реформ и концентрации на решении приоритетных задач с получением по ним максимально эффективных \»результатов завершенности\». Последнее, по его мнению, является одним из самых слабых мест исполнительных органов. \»Хватаются за все сразу, распыляются, а в итоге конечного результата не видно\».


Что значит хватаются за все сразу? Разве правительство не имеет утвержденной самим Президентом Программы с конкретными пунктами, за которые-то министры и акимы и обязаны организованно хвататься? Или все-таки нет у правительства такой Программы, за которую на самом деле можно было бы ухватиться?


И насчет распыляются – премьер опять попал в точку. Начиная с себя самого. Вот, например, он подчеркнул, что главным направлением в деятельности правительства является демонополизация и либерализация рынков, в частности, в железнодорожной, телекоммуникационной и энергетической отраслях.


Давайте, в самом деле, не будем распыляться, и отделим божий дар от яичницы. Что касается демонополизации и либерализации рынков, то это – действительно чрезвычайно важная и, по сути, – определяющая задача для оздоровления национальной экономики. Которую правительство, сформированное сырьевыми олигархиями (и обслуживающее исключительно их интересы), не решало, не решает и решать не собирается. Поскольку переход от “ля-ля” на эту тему к реальной демонополизации есть, прежде всего, акт политический, требующий введения местного самоуправления, независимости судов, декриминализации силовых структур, прозрачных выборов и независимых СМИ.


Что же касается демонополизации железнодорожной, телекоммуникационной и энергетической отраслей, то это – весьма и весьма двусмысленная тема. Дело в том, что все три названные премьером отрасли, определяющие костяк национальной экономической инфраструктуры, в основе своей являются естественными монополиями. То есть такими экономическими субъектами, наибольшая эффективность которых (при наличии способного управлять такими процессами Правительства) проявляется как раз при отсутствии конкуренции.


Например, работающее не только по указке сырьевых экспортеров Правительство через транспортные и энергетические тарифы могло бы весьма и весьма эффективно перераспределять часть ныне вывозимой из страны сырьевой ренты в пользу внутренних товаропроизводителей и потребительского рынка. Лозунг же либерализации еще и инфраструктурных естественных монополий в устах главы Правительства, давно прославившегося тесной дружбой с отдельными “иностранными инвесторами”, вполне можно интерпретировать как намерение понемногу передать в те же руки еще и эту сферу. После чего сырьевая направленность казахстанской экономики станет уже историческим фактом.


И еще пример явного распыления: это критика в адрес национальной науки. Дескать: \»В настоящее время научный потенциал по обеспечению инновационных процессов используется неэффективно, а финансирование, как результат отсутствия коммерчески привлекательных инновационных проектов, осуществляется бессистемно. Целый ряд институтов в республике занимается инновационной деятельностью, но в конечном итоге инвестпроекты так и не находят своей реализации. Пока еще неэффективной остается деятельность Фонда науки. Правительством для данного фонда было выделено 100 млн. тенге на финансирование исследований, которые завершались бы разработкой \»прорывных технологий, готовых для внедрения в производство\».


Все это – именно так и есть, но зачем же зря сотрясать воздух?


Академия Наук надежно превращена в филиал Музея Истории Казахстана, — так стоит ли тревожить обитающие там привидения прошлого? Какие такие прорывные технологии в стране, активно сливающей нефтедоллары за границу? Ведь понятно, что при “акимовщине” как способе политического управления, и при сырьевой экономике, в которой более трех четвертей месторождений и производственных комплексов принадлежат иностранцам (завозящим к нам даже собственную рабсилу), — ни о какой серьезной национальной науке не может быть и речи!


Лично я за последние годы слышал только об одном технологическом прорыве в казахстанской науке — это массовое обеспечение докторскими званиями едва ли не всех крупных чиновников и бизнесменов. Впрочем, при таком остепененном Правительстве сам Даниал Ахметов даже не доктор экономических или, на худой конец, политических наук.


Уж не на это ли намекает нам Премьер?


Курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”.


\»Начнем с понедельника\», 15.08.03.

Новости партнеров

Загрузка...