Потекут ли в Казахстан нефтедоллары, а если да, то в чьи карманы?

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Что мешает потоку инвестиций


Известный американский политолог Ариэль Коэн на сайте EurasiaNet поднимает вопрос о слабости судебно-правовой системы Казахстана, которая, как он полагает, по-прежнему отпугивает потенциальных инвесторов.


Казахстан, как и его соседи по Центральной Азии, не имеет выхода к морю, что затрудняет реализацию проектов экономического развития и привлечение инвестиций. Но Казахстан имеет значительные преимущества перед другими республиками, поскольку располагает богатейшими запасами нефти и газа. Тем не менее, инвестиционный климат Казахстана очень напоминает инвестиционную ситуацию, которая сложилась в соседних странах.


В первой половине 2003 г. ВВП Казахстана увеличился на 10,4 процента. При этом большая часть инвестиций приходится на нефтяной и газовый секторы. Казахстан сможет сохранять сложившиеся в последние годы высокие показатели экономического роста до тех пор, пока цены на энергию будут оставаться на сравнительно высоком уровне. Но когда цены на нефть упадут, правительству придется внести существенные изменения в свою политику, иначе придется забыть о двузначных показателях.


Слабость правовых институтов, защищающих инвесторов и право собственности, до сих пор отпугивает компании, не желающие вкладывать значительные средства в не связанные с нефтедобычей проекты. Многие иностранные компании жалуются на то, что правительство Казахстана на ходу меняет правила игры и тарифы, несмотря на собственные обязательства поддерживать свободный рынок.


Впрочем, имеются признаки постепенного улучшения ситуации, пишет Коэн, связывая это с утверждением нового главы правительства. В конце июня президент Казахстана Нурсултан Назарбаев обещал инвесторам устроить экономический бум на нефтяных месторождениях. Даниал Ахметов, занявший в июне пост премьер-министра, заявил, что будет последовательно проводить в стране реформы. В подкрепление своих слов он представил на рассмотрение парламента амбициозный пакет законов о приватизации. Он объявил также о своем намерении провести децентрализацию услуг связи и снизить цены на электроэнергию и грузоперевозки.


Несмотря на конкуренцию в сфере промышленности, многие эксперты считают, что государство будет и дальше тасовать колоду так, как это ему выгодно. Скотт Хортон, эксперт по развивающимся рынкам и партнер американской юридической фирмы, отмечает, что казахстанская судебная система не гарантирует инвесторам возможности справедливого разрешения споров. \»К сожалению, выносимые судами решения зачастую не имеют никакого отношения ни к законам, ни к установленным фактам\», — говорит Хортон, который присутствовал на многих судебных разбирательствах в Казахстане.


Немногие западные компании желают мириться с произволом судебных органов или ставить во главе своих офисов людей, находящихся в курсе последних политических интриг. Айгуль Кенжебаева, глава алматинского отделения международной юридической компании Salans, заявила присутствующим на недавней конференции, что казахстанские суды не принимают к исполнению решений иностранных арбитражных органов, предпочитая оставлять открытыми двери для взяток.


Представители правительства Казахстана в ходе недавнего визита в Вашингтон всячески подчеркивали необычайную выгодность инвестиций в Казахстан. Министр энергетики Владимир Школьник и министр финансов Ерболат Досаев заявляют, что страна готова привлекать инвестиции и в неуглеводородный сектор, обеспечив высокий уровень управления капиталом. \»Президент Назарбаев одобрил программу развития промышленности, рассчитанную на период до 2015 г., и мы хотели бы радикально изменить облик казахстанской экономики, – сказал Досаев. — Иностранных инвесторов заинтересуют специальные налоговые инструменты и режимы налогообложения в тех секторах, которые обладают определенным реальным потенциалом\».


\»Для развития высокотехнологичных производств нам необходимо создать условия, которые позволили бы Казахстану конкурировать с Силиконовой долиной в том, что касается низких рисков и высокой прибыльности\», – добавил Школьник. Министр заявил также о необходимости создания национального банка развития как инструмента, предоставляющего экспортные гарантии.


Однако, как следует из статьи Коэна, многие сомневаются в эффективности этих институтов. Помимо того, что эти учреждения будут уязвимы для коррупции, считают некоторые защитники свободного рынка, они позволят правительству самому определять победителей. Директор Казахстанского бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис считает, что коррумпированные учреждения отпугивают инвесторов сильнее, чем любые культурные традиции. \»Наиболее трудной задачей является проведение реформы, которая обеспечила бы реальное верховенство закона\», — говорит он. Конечно, стремление исполнительной власти вмешиваться во все вопросы восходит к советской эпохе. Казахстан может определиться со своей инвестиционной политикой в течение нескольких недель, еще несколько месяцев понадобится для того, чтобы привлечь новых инвесторов. Однако, полагает Жовтис, потребуются долгие годы для того, чтобы законы начали приводиться в действие и смогли защитить вложенный инвесторами капитал.


Из статьи Коэна следует, что западные инвесторы с молоком матери впитали законопослушность и пиетет перед судебно-правовой системой и просто на дух не переносят взятки и коррупцию. А наши чиновники так и норовят урвать очередной куш. К сожалению, все не совсем так. Казахстан по-прежнему привлекает гораздо больше инвестиций, чем его ближайшие соседи, а западные компании, которых ну очень трудно отпугнуть от запаха нефти, сами предпочитают неформальные договоренности и раздачу комиссионных, обеспечивающих им большие преференции, чем следование букве закона. И свидетельствуют об этом те же расследования, которые то бурно, то вяло, ведутся в Соединенных Штатах. Интересно, что, стремясь отразить позиции западных инвесторов, Коэн с некоторым оптимизмом оценивает отношение к ним нового премьера Даниала Ахметова, и это тоже говорит о многом.


Впрочем, выводы Коэна можно считать вполне справедливыми, если вести речь о небольших иностранных инвесторах, которые стремятся работать в отраслях, не связанных с нефтью.


По материалам публикации www.eurasianet.org


Очередное расследование в США


Новый виток расследований, связанных с нефтяными делами в Казахстане, возможно, начинается в США.


На днях американская Комиссия по ценным бумагам и обменам расширила предмет расследования в отношении действий компании Baker Hughes в Нигерии, включив в область расследования Анголу и Казахстан.


Компания, базирующаяся в Хьюстоне, оказывает услуги в заключении нефтяных сделок. Первоначально в марте 2002 г. поводом к расследованию стала жалоба бывшего сотрудника компании, который был уволен, потому что возражал против выплаты взяток должностному лицу в Нигерии. Этот сотрудник потребовал возмещения ущерба. Расследование ведется на федеральном и окружном уровне, причем федеральное расследование находится пока на ранних стадиях.


Министерство юстиции изучает вопрос о возможном нарушении сотрудниками компании федерального закона о коррупции за границей. Руководство Baker Hughes заявляет, что проводит собственное расследование в Нигерии.


По материалам публикации www.houstonchronicle.com


В чьи карманы потекут нефтедоллары


Штефан Кох, автор немецкой газеты Frankfurter Rundschau, опубликовал 13 августа очередной материал из Алматы. На этот раз он рассказывает о теневой стороне экономического бума, который, благодаря нефти, охватил Казахстан. Напомним, несколько недель назад Кох в этом же издании рассказал о возможности добиться успеха в обновляющемся обществе (см.: обзор мировой прессы от 28 июля). Но если тот рассказ был выдержан в оптимистической тональности, а южная столица предстала как город мечты, то сегодняшняя статья демонстрирует, что не все так гладко в Казахстане. И даже яркие витрины и рекламные вывески на улице Жибек Жолы, с описания которых начинаются оба материала, не могут скрыть глубоких внутренних противоречий. Почти как по фразе из известного кинофильма \»Алматы — город контрастов\».


Улица Жибек Жолы — это место победителей. В кафе практически нет свободных мест, в многочисленных бутиках бум покупок. Фасады казино светятся яркой рекламой. По только что заасфальтированной фешенебельной улице Алматы этим летом спешат те, кто находится на гребне экономического успеха, предприниматели, молодые служащие, рабочие с нефтяных месторождений Каспийского моря и тенгизского региона.


Алматы находится у подножия гор Алатау. Полуторамиллионный город в настоящее время переживает подъем, которого не знает вся Центральная Азия. Один за другим растут высотные дома. Здания банков, построенные из стекла и стали, заставляют забыть годы апатии. Последняя неуверенность исчезла после окончания войны в Ираке. Многие казахстанские менеджеры исходят из того, что цена на нефть на международном рынке будет по-прежнему сохраняться на уровне выше 20 долларов США за баррель, что обеспечит устойчивость казахстанской экономики.


Победный шум заглушает голоса скептиков, которые предупреждают, что государство становится все более авторитарным. До середины 90-х годов Казахстан считался островом либерализма в том, что касается соблюдения прав человека. Китай, Узбекистан, Таджикистан и, прежде всего, Туркменистан уже не один год возглавляют черные списки правозащитных организаций. Казахстан и Кыргызстан казались к тому моменту странами, где можно не бояться заключения или преследования со стороны властей за то, что у тебя есть свое собственное мнение или за участие в публичных дебатах.


Между тем больше такой уверенности нет. Критики обвиняют президента Нурсултана Назарбаева в том, что тот использует участие своей страны в антитеррористической борьбе в своих собственных политических целях. Силы правопорядка угрожают представителям оппозиции, запугивают журналистов, закрывают независимые Интернет-порталы. Оставшиеся газеты сообщают о новом землетрясении, которое грозит Алматы, и редко говорят о недостатках правовой системы и об отсутствии разделения власти. Местные правозащитные организации, так же как \»Международная амнистия\» и \»Репортеры без границ\», отмечают, что формирующееся государство без всякого уважения относится к основным правам граждан. Недавно по необоснованному обвинению в тюрьму был брошен журналист Сергей Дуванов, много писавший о зарубежных счетах сотрудников правительства, которые вовлечены в бизнес, связанный с нефтяными концессиями.


Евгений Жовтис, который считается одним из самых активных правозащитников в Казахстане, полагает, что от былой атмосферы либерализма мало что осталось. Как и руководители других центральноазиатских стран, Назарбаев установил в стране семейное правление, опорой которого служит вездесущая бюрократия, говорит Жовтис. Эта модернизированная форма ханства все чаще выставляется напоказ. Старшая дочь президента Дарига Назарбаева контролирует концерн \»Хабар\», занимающий ведущие позиции на рынке СМИ. Зятья связаны со спецслужбами и важнейшими для страны промышленными предприятиями, в том числе с государственной компанией по транспортировке нефти и газа. Младшая дочь вышла замуж за сына кыргызского президента. Впрочем, у нее, судя по всему, возникла проблема с такой формой дружбы между государствами: уже вскоре после свадьбы она с мужем развелась.


Недавно глава государства Назарбаев принимал генерального секретаря НАТО лорда Джорджа Робертсона. Тот интересовался, смогут ли войска военного союза делать в этой степной стране промежуточную остановку на пути в Афганистан. США сообщили, что Казахстан входит в число трех десятков стран, желающих использовать свои силы в Ираке. Правительство Казахстана, как и узбекский режим, уже давно является партнером в борьбе с радикальными исламистами. Без поддержки Алматы и Ташкента снабжение военнослужащих было бы более дорогостоящим. Это понимают и немцы, создавшие в узбекском Термезе тыловую базу, которая снабжает военнослужащих, находящихся в Кабуле.


В бассейне Каспийского моря расположены громадные запасы сырьевых ресурсов. Здешние запасы нефти считаются одними из крупнейших в мире. Западные специалисты, конечно, не разделяют эйфорию Алматы, будто Казахстан превратится в Кувейт 21-го века, но страна, несомненно, в обозримом будущем станет крупным поставщиком природных ресурсов. Казахи уже давно планируют построить с помощью американских и британских концернов громадный нефтепровод, по которому вскоре черное золото должно пойти к Черному и Средиземному морям.


Получит ли что-то от нового богатства большая часть 15-миллионного населения страны, сказать сложно. Нефтедоллары идут на пользу только немногочисленной элите, сообществу привилегированных людей, которое живет по древним традициям. После распада Советского Союза казахские племена, которые делятся на три жуза, переживают неожиданный ренессанс. Уверенно чувствует себя, прежде всего, старший жуз, который называет себя также Великим жузом. Выходцами из него являются Назарбаев, сделавший в прежние годы карьеру в качестве коммунистического функционера, а также другие влиятельные политики и руководители экономики.


Представители других национальностей, которые составляют почти половину всех жителей Казахстана, с трудом находят место в сложном переплетении отношений в Казахстане. Все больше казахстанцев европейского происхождения мигрируют в Россию, Израиль и Германию. Прежде всего, это молодые, высококвалифицированные люди. Несмотря на ожидание роста, Казахстан не может предложить им перспективу.


По материалам публикации www.frankfurterrundschau.de


Рождение династии?


Редактор московского Карнеги-центра Маша Липман откликнулась в Washington Post на сообщение о назначении главой правительства Азербайджана сына Гейдара Алиева. Акцент в статье сделан на возможности преемственности власти в СНГ и, в первую очередь, в Центральной Азии по родственной линии.


Широким королевским жестом 80-летний азербайджанский президент Гейдар Алиев благословил передачу власти своему сыну Ильхаму. Конечно, с формальной точки зрения, Азербайджан — выборная демократия, и Алиеву-старшему потребовалось одобрение парламентом назначения сына на пост премьер-министра, к которому по конституции переходит власть в случае ухода или смерти президента. Здоровье действующего президента, который уже месяц не появлялся на публике, вызывает опасения, а его самого перевели из турецкой больницы в американский госпиталь.


После распада Советского Союза была надежда, что 15 советских республик, освободившихся от коммунистического режима, преобразуются в демократические государства. Но, несмотря на то, что коммунизм побежден, демократия на развалинах бывшего Советского Союза потерпела провал.


Если Ильхам Алиев станет президентом после смерти его отца, это станет первым случаем династической передачи власти в постсоветском государстве. Коллеги Гейдара Алиева в соседней Центральной Азии все еще относительно молоды и достаточно сильны для того, чтобы их сильно не беспокоила проблема передачи своей власти. Некоторые из них демонстрируют монархические привычки. Казахстанский президент Нурсултан Назарбаев выдал замуж свою дочь за сына президента Кыргызстана Аскара Акаева (этот брак вскоре развалился). Центральноазиатские страны — совсем не демократические государства. Степень подавления может меняться, но все правители региона обладают неоспоримой деспотичной властью, с номинально действующими законодательными органами и традицией продления сроков пребывания у власти.


Во времена советского правления номенклатура коммунистической партии в Центральной Азии тесно переплелась с местными племенами и кланами. Первый секретарь местной коммунистической партии, высший правитель каждой республики принадлежал к наиболее мощному клану и продвигал членов своего клана.


Трое из пяти центральноазиатских первых секретарей — Ислам Каримов в Узбекистане, Нурсултан Назарбаев в Казахстане и Сапармурад Ниязов в Туркмении — сохранили свою власть с момента распада СССР. Они легко расстались с коммунистическими привычками, отказались от прежней риторики и идеологии и превратились в демократически избранных президентов.


Опыт коммуниста Алиева наиболее внушителен в сравнении с его центральноазиатскими коллегами. Он был назначен первым секретарем Азербайджана в 1969 после блестящей карьеры в КГБ, где он прослужил 21 год. Можно представить степень репрессивного рвения, которую он должен быть демонстрировать, чтобы совершить карьерный рост в сталинском КГБ в 40-50-ые гг. В 1982 г. он стал членом политбюро. В 1987 г. Михаил Горбачев избавился от него в ходе кампании по очистке политбюро от консерваторов.


Крах Советского Союза сопровождался в Азербайджане политическим хаосом. Продолжалась жестокая война с Арменией, первый посткоммунистический президент был смещен в результате общественного недовольства, второй сбежал после военного переворота. Алиев пришел к власти как народный спаситель в 1993 г. Он остановил войну с Арменией, железным кулаком подавил сепаратистское движение на юге страны. Постепенно он пришел к соглашениям с широким спектром иностранных партнеров, стремящихся добывать каспийскую нефть. В то же время он умело ограничил влияние оппозиции, заключив в тюрьму некоторых политиков и вынудив других отправиться в изгнание.


Азербайджан граничит с Центральной Азией, но все же не принадлежит полностью к ней. При Алиеве оппозиция стала разобщенной и слабой, но он полностью не устранял ее. Поскольку передача власти от Алиева к его сыну кажется все более неизбежной, в Баку прошли массовые митинги с требованием отставки Алиева. Такие акции невозможно представить в Узбекистане или Туркмении.


Ильхам Алиев, которого нельзя назвать таким же хитрым и закаленным, как его отец, политическим бойцом, может столкнуться с серьезным сопротивлением после получения властных полномочий. Его правление вряд ли будет мирным, прогнозирует Washington Post. Он может обратиться к насилию или возобновить войну с Арменией, чтобы получить патриотическую поддержку. Азербайджанское общество может вновь пережить сложные времена.


Что вряд ли случится — так это возвращение коммунистов, поскольку ни прежние функционеры, ни их оппоненты, добивающиеся власти, не заинтересованы в этом. Почти так же маловероятным представляется путь демократического развития, который казался столь многообещающим десятилетие назад.


По материалам публикации www.washingtonpost.com


От такой жизни — хоть вешайся…


В постсоветских государствах отмечен один из самых высоких уровней самоубийств в мире, сообщает агентство France Press. Только в России в прошлом году свели счеты с жизнью 60 тысяч человек. Руководитель института психиатрии им. Сербского Татьяна Дмитриева заявила, что главные причины, приводящие к самоубийствам, — социальные.


Показатели статистики выросли от 26,4 случаев на 100 тысяч жителей в 1990 г. до 38,4 случаев в 2002 г. А Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) считает уровень выше 20 случаев на 100 тысяч человек критическим. Особенно высок уровень суицидов среди россиян в возрасте от 45 до 57 лет (106,7 случаев на 100 тысяч человек).


После того, как Советский Союз распался на составлявшие его республики, здесь резко ухудшились социальные условия вследствие потери накоплений из-за инфляции, роста безработицы, снижения жизненных условий и здоровья людей.


По данным ВОЗ, которые несколько отличаются от приведенных выше, Россия занимает второе место по количеству самоубийств после Литвы. Организация указывает, что в России отмечается 43,1 случая на 100 тысяч жителей, а в Литве — 51,6. Также высокий уровень суицидов отмечен и в других бывших советских республиках: 41,5 в Беларуси, 37,9 в Эстонии, 37,4 в Казахстане, 36,5 в Латвии, и 33,8 в Украине. Для сравнения, этот показатель во Франции составляет 20, в США — 13,9 и в Канаде — 16,4.


По материалам публикации news.yahoo.com

Новости партнеров

Загрузка...