Униженный и оскорбленный язык

“Сотрудники “Казкоммерцбанка” унизили наш государственный язык”


Такое заявление сделали двое граждан РК в газете “Ана тiлi” (№ 32, август 14-20). Мухамбет-Шарип Кенжебай и Дихан Сейсенбай утверждают, что в течение двух с половиной часов вынуждены были терпеть унижения со стороны сотрудников “Казкоммерцбанка”, которые отказались давать информацию на государственном языке.


“…Решив оформить ипотечное кредитование, мы заглянули как-то в здание “Казкоммерцбанка”, — пишут авторы письма в “Ана тiлi”. – Чтобы получить как можно больше информации о данном виде кредитования, мы обратились с вопросом к менеджеру банка Динаре Баймусульмановой. Естественно, на своем родном языке. Однако ответ менеджера нам абсолютно не понравился. “Я по-казахски не понимаю, говорите по-русски”, — сказала она. Мы стали объяснять ей, что казахский язык является государственным языком нашей страны, а, значит, мы имеем полное право получать необходимую нам информацию на государственном языке. Менеджер промолчала, но девушка, которая, стояла сзади нее, заявила: “Наш банк не говорит по-аулбайски, начальство нам разрешило”. Из слов девушки мы поняли, что ККБ обслуживает только русскоязычную часть населения страны. “Идите куда хотите, мы все равно останемся при своем…” — добавила она.


Мы потребовали вызвать кого-нибудь из руководства. Начальником оказалась девушка по имени Эльвира Сайдозова. По-казахски она говорила с трудом, и мы мало что поняли из ее речи. Узнали только имя еще более высокого начальника — Куанышбек Алтынбекович Етекбаев – так его зовут. Офис, где он сидит, находится прямо напротив обелиска независимости, по улице Байсеиотва, кабинет № 149.


Услышав наше возмущение, возле нас собрались и другие клиенты ККБ. Все они жаловались на то, что не могут получить информацию на родном языке. К примеру, Айбас приехал из Узбекистана. Вот что он нам рассказал: “С тех пор, как вернулся в Казахстан, я вынужден терпеть постоянные унижения со стороны обслуживающих учреждений, поскольку я не говорю по-русски. Куда бы я ни ходил, все документы заполняются на русском. А если переспрашиваю, меня начинают ругать, обзывают бараном. Начинаю им говорить про законы, они смеются, говорят, что “законы – это деньги!”


Арман переехал недавно из аула и, прочитав рекламу ККБ, тоже решил больше узнать об услугах банка. Но тоже столкнулся с языковой проблемой. А другой клиент банка, по имени Борибай, объяснил нам, что здесь работают только русскоязычные граждане страны и дети русскоязычных казахов.


“Об этом знают все”, — добавил он.


Около 11 часов мы приехали в офис на Байсеитова. Естественно, и там мы говорили на родном языке. В свою очередь, сотрудники ККБ смотрели на нас как на неандертальцев. Увы, Етекбаев нас не принял. Его помощник, татарин по национальности, объяснил нам об этом на ломаном казахском языке. Вдобавок он заметил: “Я татарин, зачем мне ваш язык?”


Вот такую историю рассказали двое граждан Республики Казахстан, так сказать, представители коренной национальности.


“Сотрудники Казкома общаются только по-русски. Вся письменная информация представлена опять же только на русском языке. Так чей же это банк? Казахстанский или российский?” — спрашивают они у правительства.


Вот только дождутся ли они ответа от правительства или от правления ККБ? Вот в чем вопрос.


Настал переломный момент…


“Нельзя сказать, что казахский язык не востребован на уровне государственного языка. Скорее, мы сами не можем использовать его как подобает, поднять его до уровня государственного, — считает Акселеу Сейдимбек в своей статье, опубликованной на прошлой неделе в литературном обозрении “Казак адебиетi” (№33, 15.08.03). – Доведенный до совершенства традицией письменности полторы тысячи лет назад, казахский язык в средние века был основой государственного языка империи Алтын орда. Во времена казахских ханств казахский язык устами би, аксакалов и акынов-импровизаторов регулировал общественную жизнь. В ХХ веке на казахском языке были написаны учебники по всем отраслям науки, на казахском языке зазвучала мировая классика, казахи первыми издали произведения Маркса и Энгельса на родном языке, исключая русских. И вот, теперь, когда казахская часть населения в республике составляет 60 процентов, а тюркоязычная – 70, оказывается, что казахский язык терпит унижения и оскорбления. Почему? Потому что казахский язык не является языком правительства РК и Парламента РК. Более того, Правительство и Парламент республики практически не осознают эту историческую ответственность за судьбу нации. Слава богу, сейчас во многих местах имеется возможность синхрона. Если Правительство и Парламент страны будут вести всю документацию на государственном языке и, в свою очередь, требовать такого же подхода от всех государственных учреждений по всей республике, а также требовать знания казахского языка от людей, утверждающихся в руководствующие структуры, признавая этот шаг как национально-государственную ответственность, то, наверняка, в течение года двух все казахстанцы без труда смогут объясняться друг с другом на казахском языке… Судьбу языка невозможно решить, сидя за дастарханом или дискутируя через СМИ. Судьба языка разрешима только на уровне государства, путем рассудительных и разумных действий. И в данное время казахский язык переживает исторически ответственный момент. Он словно ждет своего часа или приговора. И, в этом смысле, настало время понять, что только нынешнее поколение способно вынести данный приговор. Он либо уничтожит его, либо спасет…”


Что нам дает “Год Казахстана в России”?


Данный вопрос был затронут широкоформатным еженедельником “Туркестан” (№ 33, 14 августа) на прошлой неделе.


Напомним, что после встречи глав государств двух стран в конце прошлого года, 2003 год объявлен Годом Казахстана в России, а 2004 – Годом России в Казахстане.


“Всего четыре месяца осталось до конца текущего года. С момента официального открытия Года Казахстана в России государственные делегации нашей страны не раз посетили северных соседей. А сколько было выделено денег на эти поездки? Слышали, что приезду казахстанцев в России радовалась только местная диаспора казахов. Остальные даже и не знают о подобном мероприятии. Недавно нам довелось побывать на территории России. Нигде нет надписей, как у нас, что текущий год объявлен Годом Казахстана в России, более того, люди, с которыми мы встречались, ничего об этом не знают, да и мало кто из них интересуется. Возникает резонный вопрос, что нам дает этот Год, скажем, с точки зрения экономики или социальной и культурной стороны? К примеру, наши соотечественники в России не имеют доступа к казахстанским телеканалам. При этом у них есть техническая возможность, но нет политического разрешения. “Если вы сами не займетесь такого рода проблемами, то здесь нам неоткуда ждать сочувствия”, — сказал нам аксакал Пионер Муктасыров, когда мы были в районе Косагаш Алтайской Республики”, — пишет Есегуль Капкызы. Итак, что же нам дает Год Казахстана в России? Свой вопрос журналистка адресовала ряду отечественных политиков.


Как считает Болатбек Тайжан, советник и.о. председателя партии “Отан”, объявление такого рода мероприятия было бы полезным, если “Казахстан сумел бы объяснить России, что наша республика является суверенным, независимым государством, и имеет свою глубокую и древнюю историю”.


“Увы, вот уже полгода прошло с момента объявления Года Казахстана в России, однако все мероприятия, проводимые в этом направлении, подчеркивают лишь влияние России на Казахстан, при этом четко держится идея нашей зависимости от России. Более того, иногда кажется, что данные мероприятия несколько притупляют значение и роль независимости нашего государства. В рамках данной программы то и дело можно услышать, что необходимо расширять торгово-экономические отношения с Россией. Меня удивляет тот факт, что Казахстан не перестает так цепко держаться за Россию, которая намного отстала от развитых стран мира. Россия всегда была отсталым государством по сравнению со странами Юго-Восточной Азии. Отстают показатели России и в плане передовых технологий, науки и образования. К примеру, годовой товарооборот Китая в 7 раз больше, чем у России, а у США больше в 30-35 раз. Конечно, я не говорю о необходимости прекратить отношения с Россией. Наоборот, я ратую за добрососедство и дружбу, на равные отношения. Однако я не вижу особой пользы для будущих поколений в сегодняшней политике Казахстана с Россией. Известно, что большинство русских в нашей республике являются полноценными владельцами популярных средств массовой информации Казахстана. При этом большинство из них не перестают проталкивать через свои СМИ идеи шовинизма. Возьмите радио и телеканалы. Их владельцы в основном русские, и они не хотят вещать на казахском языке в дневное время. А вещание на казахском языке в ночное время объясняется лишь выполнением требований закона…” — отмечает Болатбек Тайжан.

Новости партнеров

Загрузка...