“Об избрании пожизненного президента нейтрального Туркменистана великого Сапармурата Туркменбаши пожизненным председателем Халк маслахаты”

Президент Туркмении Сапармурат Ниязов официально вступил в должность пожизненного председателя народного совета — высшего законодательного органа страны.


Это решение, как и следовало ожидать, единогласно поддержали все 2 507 народных депутатов. Избрание Туркменбаши пожизненным спикером устранило все сомнения относительно того, кто будет реально управлять страной после обещанного господином Ниязовым ухода с президентского поста в 2010 году, пишет “Коммерсантъ”.


В Ашхабаде было обнародовано подписанное председателем меджлиса (парламента) Туркмении Овезгельды Атаевым постановление “Об избрании пожизненного президента нейтрального Туркменистана великого Сапармурата Туркменбаши пожизненным председателем Халк маслахаты (народного совета. — Ъ)”.


“Коммерсантъ” сравнивает Ниязова с Милошевичем. В Ашхабаде давно поговаривают, что сын президента Мурад Ниязов, сейчас контролирующий нефтегазовую отрасль, не прочь и сам занять высший пост в государстве. Возможно и назначение преемником кого-то из ближайших подчиненных Туркменбаши. Теперь, с избранием Сапармурата Ниязова пожизненным главой народного совета, становится понятно, что именно этот пост с 2010 года де-факто сделается высшим государственным постом, а новый президент будет контролируемой фигурой без каких-либо реальных полномочий, отмечает издание.


Напомним, что очень похоже поступил в 1997 году тогдашний президент Сербии Слободан Милошевич, не имевший права долее занимать этот пост: он пересел в ранее символическое кресло федерального президента Югославии, сделав номинальным (и безвластным) президентом Сербии своего сподвижника Милана Милутиновича.


Как когда-то господин Милошевич, Сапармурат Ниязов сегодня входит в полуофициальный список десяти худших диктаторов современности, ежегодно составляемый журналом Parade на основании отчетов международных правозащитных организаций, подчеркивает “Коммерсантъ”.


“Новые известия” сообщают, что Генеральная прокуратура Узбекистана объявила в международный розыск бывшего зятя президента Ислама Каримова Мансура Максуди, его отца Абдул-Рауфа и брата Фарида. Все они — граждане США узбекского происхождения.


Бывшие родственники президента Каримова обвиняются в сокрытии доходов, вымогательстве, уклонении от уплаты налогов и получении взяток в особо крупных размерах. Им также инкриминируются организация незаконных сделок с крупными американскими компаниями путем имитации экспорта продукции из США в Узбекистан. Узбекская генпрокуратура требует от американских властей выдачи Мансура, Абдул-Рауфа и Фарида Максуди. Все соответствующие документы уже направлены генеральному прокурору США, пишет газета.


В середине 90-х годов узбекская coca-cola стоила меньше, чем местная минералка. Такая дешевизна объяснялась тем, что представительство Coca-Cola в Узбекистане возглавлял муж старшей дочери президента — Гульнары Каримовой — Мансур Максуди. Тогда он считался одним из влиятельных людей Узбекистана. Но как только Максуди развелся с женой, его бизнес распался. Кстати, Гульнара Каримова является советником президента Узбекистана. К тому же она считается одной из самых богатых и влиятельных женщин республики. Ее новый супруг Садик Сафаев — не менее интересная фигура. В течение нескольких лет он был послом Узбекистана в США. После появления информации о его брачном союзе с дочерью Каримова в Ташкенте заговорили о нем как о возможном преемнике президента, сообщает издание.


“Коммерсантъ” пишет, что в начале недели по поручению президента Казахстана Нурсултана Назарбаева министр иностранных дел страны Касымжомарт Токаев вручил сенатору конгресса США Ричарду Лугару и экс-сенатору Сэму Нанну ордена Дружбы первой степени. В указе президента говорится, что награды вручаются \»за значительный вклад в обеспечение международной безопасности и развитие казахстанско-американского сотрудничества по нераспространению оружия массового уничтожения\». Сенатор Ричард Лугар и старший партнер одной из крупных юридических фирм господин Нанн в 1992 году инициировали законопроект, заложивший основу для сотрудничества между США и странами бывшего СССР в рамках программы совместного сокращения угрозы ядерного оружия. Проект известен как \»программа Нанна-Лугара\». В результате ее реализации из Казахстана были вывезены ядерные боеголовки и уничтожена инфраструктура Семипалатинского ядерного полигона, на котором в советское время было произведено около 500 ядерных испытаний. По оценкам специалистов, мирная инициатива в Казахстане обошлась американским налогоплательщикам в $200 млн.


Сайт РБК (Rbcdaily.ru) полагает, что власти Казахстана надеются, что \»китайский фактор\» поможет им ослабить влияние других иностранных инвесторов в нефтегазовом секторе.


Китайская национальная нефтяная корпорация (China National Petroleum Corp. — CNPC) приобрела 35%-ную долю в казахстанском месторождении Северные Бузачи. Компании уже принадлежит 86% в совместном предприятии CNPC-Aktobenmunaigaz — третьем по величине нефтедобытчике Казахстана. В настоящее время Казахстан является самым крупным (после Судана) получателем китайских инвестиций в нефтегазовый комплекс за границей. Между тем Китай не торопится реализовать уже оговоренные проекты: главным для него является не столько нефть, сколько вопросы влияния, и нефть выступает лишь средством для решения геополитических задач. По-видимому, сложившаяся ситуация вполне устраивает и Казахстан — за счет усиления влияния китайской стороны размываются пакеты американских и английских инвесторов, которым сейчас принадлежит большая часть акций в совместных предприятиях (СП).


Руководитель стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александр Собянин отмечает, что на данный момент китайские инвестиции обусловлены лишь чисто геополитическими интересами. \»Фактически Китай посредством инвестиций в рамках нефтепроектов расплачивается с Казахстаном за отданные ему территории (более 500 кв. км казахстанской земли)\», — цитирует РБК. Действительно, заключение нефтяных проектов по времени практически совпало с подписанием между Казахстаном и Китаем пограничных соглашений. \»Ввиду этого китайский проект, скорее всего, повторит судьбу большинства нефтяных проектов Каспийского региона, где главным является не столько нефть, сколько вопросы влияния, и нефть выступает лишь средством для решения геополитических задач\», — полагает г-н Собянин.


Однако у казахских властей есть целый ряд претензий к китайской стороне по организации работы СП: казахи недовольны не только низкой зарплатой, но и условиями привлечения местных кадров — CNPC стремится в первую очередь \»пристроить\» за рубежом избыток собственной рабочей силы. Помимо этого, Китай постоянно нарушает условия закупки казахстанской нефти, подчеркивает РБК.


Впрочем, аналитики полагают, что в Казахстане понимают позицию китайской стороны и не пойдут на разрыв отношений, так как могут использовать \»китайский фактор\» в своей международной политике. “Усиление роли китайского капитала в нефтегазовом секторе \»размывает\» пакеты американских и английских инвесторов, что на руку казахским властям, видные представители которых оказались причастными к целому ряду антикоррупционных расследований, проведенных спецслужбами США”, — полагает РБК.


При составлении обзора использованы материалы дайджеста \»Центральноазиатские новости\» от ИА Фергана.Ру

Новости партнеров

Загрузка...