\»Казахи догнали своих прежних колонизаторов с севера\». Взгляд МВФ и ЕБРР на экономику Казахстана

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Чиновники МВФ, покидая Казахстан, призывают его руководство тратить больше денег


Журналист Кристофер Пала в газете Washington Times рассказал, что Казахстан в ближайшее время вряд ли будет нуждаться в кредитах МВФ, в связи с чем закрывается миссия фонда в южной столице. Экономические показатели республики дают основание для оптимизма. Причем представители влиятельного финансового учреждения в своих рекомендациях призывают власти не экономить, а выделять больше финансовых средств на социальные нужды.


Представительство Международного Валютного Фонда в Алматы, экономической столице Казахстана, завершило в этом месяце двухлетнюю миссию и не стало продлевать ее. Этот шаг свидетельствует о вере МВФ в то, что эта бывшая советская республика не будет нуждаться в опеке со стороны влиятельного международного финансового института и заимствованиях в ближайшее время. Представитель фонда Джеффри Ойстрайхер, канадец с приятным голосом и аккуратной бородкой, как описывает его автор статьи, сказал, что пока работники МВФ могли бы приезжать в Казахстан 2-3 раза в год, для того чтобы обеспечивать техническую помощь и обсуждать экономическую политику с финансовыми руководителями страны. Закрытие офиса постоянного представительства стало \»отражением успеха их деятельности\».


В 1991 году, в момент обретения независимости, ВВП на душу населения в РК составлял менее половины российского, а экономический кризис двумя годами позже взвинтил инфляцию до 1600 процентов. Но в последующие четыре года казахи догнали своих прежних колонизаторов с севера, инфляция упала до 6 %, и экономический рост составил 40 %. ВВП на душу населения в 2001 г., с учетом паритетной покупательной способности, составил 6 855 долларов — это самые последние данные, доступные на сайте государственного департамента США. А в России ВВП на душу населения составил в 2002 году 8 800 долларов.


Министр бюджетного планирования Кайрат Келимбетов назвал нефтяной сектор \»локомотивом роста\». Но все-таки этот сектор составляет менее одной пятой экономики. Добыча нефти составляет более 1 миллиона баррелей в день. В течение ближайших 10 лет ожидается трехкратный рост этого показателя. Это самые высокие темпы роста, ожидаемые в какой-либо стране.


Правительство создало национальный нефтяной фонд по норвежскому образцу, который достиг 2,7 млрд. долларов, и планирует аккумулировать поступающие туда средства, пока фонд не достигнет 4 миллиардов. Фонд призван стать резервом экономики на случай снижения цен на нефть. Иностранные наблюдатели также говорят о внушительных успехах в финансово-банковском секторе. По данным национального банка, за последние три года объем частных депозитов в банках вырос в пять раз, а объем сделок по кредитным карточкам за четыре года вырос в шесть раз.


Экономический бум, который начался в 2000 году, начал приносить плоды и для 14,7 миллионов жителей страны, из которых около половины — казахи, а другая половина — русскоязычные. С 1997 года младенческая смертность упала с 25 случаев на тысячу родившихся до 18, сообщили представители Всемирной Организации Здравоохранения. Количество людей, живущих ниже прожиточного минимума, снизилось с 34 процентов в 1999 году до 24 процентов в прошлом году, таковы данные алматинского офиса Программы Развития ООН.


Многие рассматривают эти достижения как слишком скромные. После того, как МВФ предоставил стране более полумиллиарда долларов, которые были досрочно возвращены, заключительная роль фонда в Казахстане выглядит необычно. Если в других государствах МВФ убеждает правительства потуже затягивать пояса, то здесь фонд вместе с Всемирным банком призывают власти тратить больше денег на улучшение здравоохранения, образования и социальной помощи. В этих секторах расходы Казахстана ниже, чем у его соседей или даже стран Латинской Америки, о чем свидетельствуют данные Всемирного банка. Продолжительность жизни является одной из самых низких в регионе, широко распространена анемия, а в местах заключения свирепствует эпидемия туберкулеза. Остаются низкими инвестиции и в отрасли, не связанные с нефтью, поскольку, как полагают аналитики, деловой климат остается сложным.


International Herald Tribune несколько страниц посвятила Казахстану


Издающаяся в Париже на английском языке газета International Herald Tribune разразилась на минувшей неделе целой дюжиной публикаций об экономическом (естественно, успешном, хоть и не совсем беспроблемном) развитии Казахстана. Цель подобной акции очевидна — создание позитивного имиджа республики и привлечение инвестиций. Об этом свидетельствует и содержание материалов. Итак, на нескольких газетных полосах речь идет о следующем:


Руководители представительств двух крупных иностранных банков рассказывают, что их учреждения успешно растут вместе с набирающим обороты финансовым сектором страны. Естественно, подчеркивается, что в Казахстане сложилась самая продвинутая финансовая система в СНГ. Президент совместной с западной фирмой авиакомпании делится успехами на рынке авиаперевозок.


Министр энергетики и минеральных ресурсов Владимир Школьник приводит впечатляющие прогнозы роста добычи углеводородов и утверждает, что между иностранными компаниями и правительством нет особых противоречий. В частности, говоря о конфликте с компанией Тенгизшевройл, министр отметил: \»Важно то, что обе стороны хотят решить проблему на основе взаимопонимания мирным способом\». Относительно маршрутов транспортировки нефти Школьник отметил реализацию проектов КТК и Баку-Тбилиси-Джейхан. О других будущих трубопроводах, в которых Казахстан будет нуждаться, если оправдаются прогнозы запасов нефти, он высказался туманно, отметив, что \»нефть пойдет по маршруту, который станет самым безопасным и наиболее экономичным\».


Президент ЕБРР Жан Лемьер дает в целом позитивные оценки экономического положения Казахстана (с его публикацией можно ознакомиться ниже). Есть публикация, посвященная вузам, работающим по западным стандартам и методикам с активным привлечением иностранных специалистов. Европейская деловая ассоциация Казахстана (Eurobak) и Американская торговая палата рассказывают о том, как они представляют интересы иностранных бизнесменов в республике. Компания мобильной связи рассказывает о внедрении новых коммуникационных технологий.


Глава одной из иностранных консалтинговых фирм высказывает мнение, суть которого сводится к тому, что инвестиционный климат в Казахстане не настолько ухудшился, как это пытаются иногда представить западные СМИ. А в другой статье публикации говорится о факторах, который побудили авторитетное агентство повысить рейтинг республики. Также иностранцев должно привлечь в Казахстан сообщение о смягчении визового режима для граждан 50 стран, в число которых попали в основном западноевропейские государства и США.


Большинство публикаций носит рекламно-пиаровский характер и пропагандирует если не отдельную фирму, то государство в целом. Подобные подборки появлялись в данном издании (под рубрикой Sponsored Section) и прежде. Правда, если сейчас практически все статьи посвящены экономике, то в прошлом речь шла и о развитии демократии, свободах, правах человека. А примерно год назад, помимо прочего, о положении дел с культурой и СМИ писал не кто иной, как министр Мухтар Кул-Мухаммед. Думаю, нетрудно догадаться о содержании его публикации. Теперь организаторы этой акции решили не тратить попусту печатных площадей и ограничились экономической тематикой. Очевидно, рассказы об успехах на поприще демократизации выглядят не очень убедительно и даже могут наложить тень на реальные достижения Казахстана. Остается лишь вопрос о том, за чей же счет публикуются подобные подборки? Не думаю, что деньги шли из госбюджета. Видимо, пришлось раскошелиться тем организациям, о которых говорится в статьях. А то с чего это в один день достаточно крупная газета станет помещать поток хвалебных отзывов о ряде коммерческих организаций далекого Казахстана?


ЕБРР позитивно оценивает инвестиционный климат в Казахстане


Из всех 12 публикаций International Herald Tribune хотелось бы отметить лишь ту, в которой содержатся оценки экономического развития Казахстана, данные президентом Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР) Жаном Лемьером. Вот о чем пишет глава международного финансового учреждения.


Казахстан, экономика которого основана на нефти и газе, заслужил имидж успешного государства Центральной Азии. Еще на заре независимости Казахстан принял решение о создании позитивного инвестиционного климата с помощью законодательных мер и создания открытой демократической политической системы.


Будущее Казахстана зависит от его успехов в прошлом. Страна имеет серьезные экономические свершения. В среднем рост экономики составил более 10 процентов в 2000-2001 гг. и около 8 процентов в 2002 г. Высокие цены на нефть и рост экспорта углеводородов подняли экономику, в 2001 году ВВП вырос на 3 процента. Взвешенная макроэкономическая политика позволила избежать давления на реальный обменный курс. Национальные сбережения обеспечивают защиту против непостоянства цен в будущем и представляют собой источник богатства для будущих поколений.


Также важно, что Казахстан предпринял структурные реформы в финансовом, транспортном и телекоммуникационном секторах. Новый налоговый кодекс, закон о ценообразовании, проект закона об инвестициях и поправка к закону об акционерных обществах — все это вносит вклад в оздоровление экономического законодательства. Банковский сектор работает эффективно, наращивается финансирование реального сектора.


Возможно, самым важным элементом, который отличает Казахстан от его центральноазиатских соседей, была его изначально принятая позиция о привлечении иностранных инвестиций и построении крепкой экономики вместе с демократическим обществом. Живая пресса, развившаяся в Казахстане, довольно свободная политическая оппозиция создают впечатление, что законодательные правила, примененные к контрактам и торговым соглашениям, содействуют также становлению открытого общества.


События прошлого года, однако, вызвали определенное беспокойство о свободе прессы и политической оппозиции. Были заявления о неправомерных арестах и преследовании журналистов и официальная реакция на заявления о том, что правительство не в состоянии раскрыть зарубежные счета. Введение нового законодательства и стабильность внутренней правовой системы могли бы поднять доверие к правлению закона. Существует очевидная необходимость в увеличении роли общественного и частного сектора для привлечения больших инвестиций и гарантирования эффективного использования существующих ресурсов.


Экономическое планирование потребует диверсификации для того, чтобы уменьшить зависимость от нефти и газа. Казахстан должен предоставить больше экономических возможностей для развития несырьевых секторов. Приоритетными направлениями могли бы стать развитие сельского хозяйства и улучшение существующей инфраструктуры для более легкого доступа на рынок и развития конкуренции.


Как и во многих странах, переживающих переходный период от плановой экономики, микроэкономика и сектор малого бизнеса имеют критическое значение для казахстанского будущего, особенно для разностороннего развития экономики. Малый бизнес не только является двигателем экономики, он также способствует предпринимательской инициативе и укрепляет гражданское общество, которое, в свою очередь, содействует политическим и экономическим реформам.


Еще одной приоритетной задачей для всех стран Центральной Азии является осознание возможностей, которые предоставляют региональная кооперация и торговля. Казахстан планирует войти в ВТО. Страна является активным сторонником более тесной кооперации с другими государствами СНГ и одним из основателей ЕврАзЭС, организации, поддерживающей свободную торговлю между Беларусью, Кыргызстаном, Россией и Таджикистаном.


Но нетарифные барьеры, многие из которых создаются намеренно, продолжают препятствовать торговле между Казахстаном и его соседями. До сих пор остается много препятствий, которые необходимо разрушить для создания единого региона, называемого Центральной Азией. Шаг в этом направлении будет сделан, когда главы государств региона и ЕБРР встретятся на ежегодном собрании ЕБРР на этой неделе в Ташкенте.


Если Казахстан воспользуется существующими преимуществами и осознает еще большую необходимость экономических и политических реформ, есть основания ожидать, что второе десятилетие переходного периода принесет как никогда значимые улучшения уровня жизни, основой которых является процесс, начавшийся более 10 лет назад.


Хотя статья датирована 18 августа, судя по содержанию предпоследнего абзаца, она была подготовлена в конце апреля или начале мая (ежегодное собрание ЕБРР состоялось 4-5 мая). Впрочем, оценки, данные маркоэкономической ситуации, пока еще можно считать актуальными.


Споры между правительством и инвесторами, судя по событиям последнего времени, приобретают хронический характер. В статье упоминается о конфликте с компанией \»Тенгизшевройл\». Были неприятности и у консорциума, осваивающего Карачаганак. А сейчас у всех на слуху разногласия между руководством республики и альянсом, ведущим разведку на каспийском месторождении Кашаган. Этот проект оценивается в 20 миллиардов долларов, а месторождение относится к крупнейшим в мире, поэтому любые новости о нем попадают на страницы деловых изданий. Сообщения о том, что стороны близки к некоему соглашению, по которому иностранным магнатам позволят без убытков для них начать добычу на 2 года позже предполагавшихся ранее сроков, появились в конце позапрошлой недели (см. обзор мировой прессы от 19 августа Нефть на Кашагане добывать будут, вопрос лишь в том, начнется ли добыча до выборов 2006 года). Кстати, на этот раз газета Financial Times, обычно проявлявшая завидную информированность и оперативность в отношении нефтяных событий в Казахстане, сообщила об этой новости лишь 20 августа, на несколько дней позже других источников. Впрочем, на минувшей неделе английское издание обратило внимание на наших соседей — там появились любопытные материалы о дочери узбекского президента Гульнаре Каримовой.


В центре внимания — узбекская принцесса


Публикация Financial Times о дочери президента Узбекистана вызвала большой интерес. Ее пересказали сразу несколько изданий в разных странах (включая даже Италию). А вот как выглядит эта история в изложении британской службы BBC.


По утверждению влиятельной британской газеты Financial Times, у нее есть доказательства того, что дочь президента Узбекистана, Гульнара Каримова, сумела всего за два года создать крупную бизнес-империю, несмотря на удручающее положение узбекской экономики.


На Западе распространено мнение, что членам семей политических лидеров в Центральной Азии нетрудно приобрести особые привилегии и влияние. Но в чем конкретно обвиняют госпожу Каримову? Согласно журналисту Financial Times Дэвиду Стерну, старшая дочь президента Узбекистана является очень богатой женщиной. По его словам, после своего развода с Мансуром Максуди, американским бизнесменом афгано-узбекского происхождения, Гульнара Каримова вернулась на родину и за два года основала крупную бизнес-империю.


В основном это было сделано через холдинговые компании в Объединенных Арабских Эмиратах, которые госпожа Каримова открывала при помощи узбекского делового партнера Фархода Иногамбаева. Через одну холдинговую компанию она приобрела контроль над крупнейшей в стране компанией мобильной связи, через другую завладела пакетом акций еще одного ведущего предприятия страны — Кувасайского цементного завода. Госпоже Каримовой также принадлежит недвижимость в Москве.


Документы, предоставленные Фарходом Иногамбаевым, который уже не работает на Гульнару Каримову, якобы доказывают перевод крупных сумм — до одного миллиона долларов — на ее банковские счета за \»консультации\». Между тем, Financial Times не ведет речи о каких бы то ни было противозаконных сделках. Автор материала подчеркивает, что в росте ее бизнес-империи некоторые обозреватели видят положительную сторону: возможно, Узбекистан в конце концов проведет либеральные реформы в экономике. Другие же видят в этом проявление фаворитизма. Как замечает газета, согласно недавно принятому закону, в случае ухода Ислама Каримова со своего поста и ему, и его семье будет предоставлен иммунитет.


Какова бы ни была правда о бизнесе Гульнары Каримовой, на постсоветском пространстве ее карьера не является уникальной. Многие жители бывших советских республик были свидетелями того, что считается кумовством на самом высоком уровне: начиная с \»семьи\» Бориса Ельцина и кончая явной попыткой президента Азербайджана Алиева передать власть своему сыну.


В богатом нефтью и газом Казахстане оппозиция регулярно обвиняет президента Назарбаева в том, что он позволил своему ближайшему окружению — включая дочерей и их супругов — занять ключевые позиции в политических, финансовых и деловых кругах страны.


Как заявляют диссиденты в соседней Киргизии, самые доходные предприятия принадлежат родственникам президента Акаева. В Туркменистане, который стоит особняком на всем постсоветском пространстве, именами родственников президента Ниязова были даже названы месяцы года. Это, конечно, не способствует созданию положительного имиджа региона за рубежом. Однако, как говорят некоторые обозреватели, эти страны являются ценными союзниками США и России в войне с терроризмом, и поэтому международная общественность закрывает глаза на такие \»незначительные\» грехи.


Кроме этого, существует и такое мнение: если Запад отвернется от Центральной Азии из этических соображений, тогда Россия, смотрящая на такие вещи более прагматично, будет более чем счастлива занять пустующее место. Тем не менее, как бы западные правительства ни старались замаскировать свои подлинные чувства, они чувствуют себя крайне неловко, когда их обвиняют в поддержке династий в странах, которые являются их потенциальными союзниками. А если такие обвинения будут раздаваться и впредь, они вполне могут повлиять на решения крупнейших инвесторов.


ВВС попросила прокомментировать материал, опубликованный в Financial Times, представителей министерства иностранных дел Узбекистана. Однако в МИДе Узбекистана никто не смог это сделать. От комментариев также отказался лондонский офис Европейского банка реконструкции и развития.


В Казахстане трудно и независимой прессе, и единственной немецкой газете,

но по разным причинам


Корреспондент Berliner Zeitung рассказывает о ситуации с издающейся в Алматы немецкой газетой, которую беспокоят преимущественно финансовые проблемы, и о положении казахстанских масс-медиа в целом, некоторые из них страдают явно вследствие своих убеждений.


Издание \»Deutsche Allgemeine Zeitung\» (DAZ), предназначенное для этнических немцев Казахстана, переживает не самые лучшие времена. Главной проблемой стало уменьшение читательской аудитории, вызванное прежде всего массовой миграцией немецкого населения на историческую родину. За последние 10 лет республику покинули более 700 тысяч немцев. Соответственно и тираж DAZ упал с прежних 20 тысяч до 1 700 экземпляров, а сама газета стала еженедельной, хотя не так давно она выходила дважды в неделю.


Несмотря на общие негативные тенденции, главный редактор Ирина Циренчикова полагает, что интерес к газете можно возродить. Правда, пока DAZ существует почти полностью на дотации казахского правительства. \»Мы пытаемся найти новых читателей\», — говорит редактор. Ради этого издание идет на смелые изменения структуры: теперь здесь публикуются статьи не только на немецком, но и на русском языках. Наряду с традиционными темами, такими, как ситуация в Германии, жизнь немецкой диаспоры, появляются публикации о развитии и социальных проблемах Казахстана. Все больше внимания уделяется экономике, хотя у газеты пока нет собственного экономического редактора.


В публикации отмечается, что в Казахстане трудно найти хороших журналистов, которые владели бы и русским, и немецким языками. Многие прежние авторы эмигрировали. Поэтому DAZ охотно принимает на работу журналистов из Германии. И желающие ехать в Казахстан находятся. В частности, сейчас в DAZ работает 28-летняя Коринна Кюн, приехавшая из Гамбурга и не раскаявшаяся в своем решении. \»Здесь, в Казахстане, все двери открыты для меня как для журналиста. В Германии было бы иначе\», — рассказывает она.


Однако, говорится в статье, журналисты испытывают ограничения в Казахстане.


\»Наше издание принадлежит государству, — говорит Кюн, — мы обязаны давать позитивное представление о президенте\». На независимых журналистов оказывается давление. Широко известен случай с Сергеем Дувановым, издателем оппозиционного бюллетеня. Он писал о коррупции в высшем руководстве страны. Осенью прошлого года Дуванова задержали по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней. Многие наблюдатели считают, что процесс был фарсом. Организация \»Репортеры без границ\» считает, что не было соблюдено право на защиту, а также были нарушены процедуры дознания. В январе Дуванова осудили на три с половиной года заключения. Многие полагают, что приговор политически мотивирован.


Кроме того, есть сообщения о нападениях на критически настроенных журналистов. В Алматы был избит политический редактор независимого телеканала. Летом 2002 при невыясненных обстоятельствах в полицейском участке умерла дочь журналистки. Используются самые разные приемы запугивания. Перед дверью редакции газеты \»Республика\» была подложена собачья голова. Вновь и вновь блокируется доступ к некоторым интернет-сайтам. Новый закон о СМИ, который сейчас разрабатывает правительство, должен еще больше ограничивать свободу масс-медиа. В частности, планируется запретить повторную регистрацию издания после ее закрытия.


Кроме того, будет ограничено влияние иностранных журналистов. Поэтому DAZ избегает социально-критических тем, таких, как обращение с больными СПИДом. \»У нас нет никаких трудностей\», — считает Кюн. Для того, чтобы выжить, газете надо найти новых читателей и рекламодателей. С 1966 года газета издавалась Компартией Казахстана под названием \»Freundschaft\» (\»Дружба\»). А сегодня ее финансируют правительство Казахстана и Совет немцев республики.

Новости партнеров

Загрузка...