Экономический механизм реализации отношений соревнований при социализме (методический аспект)

Я не сам придумал такой заголовок… Это название докторской диссертации Карагусовой Г.Д.

Я не сам придумал такой заголовок — воспользовался чужим по подходящему случаю. Чей заголовок, — об этом в конце, а подходящий случай вот какой: впервые за много лет Правительство существенно повысило пенсии.


Но – повысило как-то странно: кому-то добавили до максимальных 9 810 тенге, другим прибавили лишь чуток, а многих оставили на минимальных 5 500, на которые жить – невозможно!


Причем, самое обидное, — людям не объясняют, как проведен пересчет, и почему одни получили максимальную прибавку, а другие, точно такие же ветераны, ее “недостойны”.


Попробуем разобраться сами:


Итак, 11 июля Правительство приняло Постановление №564 “О повышении размеров пенсионных выплат … с 1 июля 2003 года”, по которому новые размеры пенсий определяются теперь умножением персонального КТУ (коэффициент трудового участия пенсионера) на среднею зарплату за 2002 год по отрасли, в которой он работал.


Сама по себе идея, может быть, и неплоха – связать пенсию ветерана с тем уровнем зарплаты, который теперь имеют его коллеги по отрасли. Предполагается, что в следующем году пенсии проиндексируют по среднеотраслевым зарплатам 2003 года, и так далее…


(Хотя заметим, что ничего подобного Законом “О пенсионном обеспечении” не предусмотрено, и почему одни и те же специалисты, работавшие в разных отраслях, должны получать разные пенсии – это вопрос. Тем более что благодаря “мудрой” политике наших рыночных Правительств, средние зарплаты по отраслям очень и очень отличаются, и отличия эти противоречат всякой логике: экономической, социальной и просто обыденной.


Например, самая высокая средняя зарплата в прошлом году была у нефтяников: 85 726 тенге, а самая низкая (догадайтесь с трех раз!) … в сельском хозяйстве – 9 235 тенге. Вот вам и годы поддержки села-аула, и социальная направленность реформ, и всякое такое…)


Впрочем, если наши депутаты даже Закон о пенсиях толком составить не могут и отдали все на откуп Правительству, – нам остается только надеяться на руководителей Министерства труда и социального обеспечения. Уж какую методику пересчета они придумали – так тому и быть. Лишь бы сами они ничего не перепутали.


Но вот путаница-то как раз и произошла, и ее массовыми жертвами стали пенсионеры. Минсоцтруд “споткнулся” на методике расчета КТУ, который определяется умножением КТС (коэффициент трудового стажа) на ПРК (персонифицированный расчетный коэффициент).


Что касается КТС, – по нему вопросов нет, а вот с ПРК авторы пересчета сами себя “обманули”, и вот каким образом:


По смыслу самой задумки, персонифицированный расчетный коэффициент должен отображать, так сказать, социальную ценность выходящего на пенсию работника. Методика исходит из предположения, что чем больше человек зарабатывал, тем большую пользу обществу приносил и тем большую пенсию заслуживает. А поскольку в разных отраслях и при советской власти платили по-разному (хотя таких, как сейчас, диких разбежек не было) и к тому же был переход с рублей на тенге, то и возник ПРК, как безразмерный показатель “удельного веса” работника.


То есть: ПРК = СДП (средний доход пенсионера), поделенный на среднюю зарплату по отрасли. Разумеется — за тот же период, за который рассчитан и средний доход пенсионера. Что в (слегка косноязычной) редакции Постановления звучит как “последний год периода, за который исчислен СДП”.


Идея, прямо скажем, не бесспорная (и Законом о пенсиях, повторимся, никак не предусмотренная), но – уж если руководители Правительства (надо полагать – с подачи руководства Минтруда и соцзащиты) приняли такую методику (и сам Президент заранее обнадежил ею население), то до исполнителей на местах надо было бы довести суть руководящего замысла, а также довести порядок выполнения арифметических операций, при котором получаются соответствующие задуманному значения ПРК.


Что до сути этого порядка, то она доступна любому, освоившему курс средней школы за 4 класс (раньше действия со средними значениями чисел проходили в пятом классе, но сейчас дети развиваются быстрее). Все очень просто: чтобы персонифицированный коэффициент не искажался, средний заработок работника и средняя зарплата по отрасли должны приниматься именно за один и тот же промежуток времени.


К примеру: вышел человек на пенсию, допустим, в мае 1993 года со справкой, что его средний заработок за последние 12 месяцев составлял столько-то, значит – и делить этот заработок надо на ту среднюю зарплату, которая была в этой отрасли с июня-92 по май-93.


А что получится, если средний заработок пенсионера разделить не на среднеотраслевую зарплату за соответствующие последние 12 месяцев его работы, а допустим, на среднеотраслевую зарплату по всему году его выхода на пенсию?


Ученик четвертого класса, может быть, и не ответит, а вот нормальный выпускник средней школы элементарно сообразит, что результат получится заниженным, и тем больше, чем выше была инфляция в этом году. И еще добавит, что при таком странном счете “социальная ценность” гражданина ставится в зависимость уже не от его реального трудового вклада, а от того, в каком месяце ему “повезло” уйти на заслуженный отдых: чем ближе к началу года, тем меньший ПРК у него получается.


Итак: понятно, что и арифметически, и методически брать персональный средний заработок и среднеотраслевую зарплату за разные промежутки времени — нельзя. Тем не менее, — именно так Центры по выплате пенсий всем и пересчитали!!!


Вопреки Постановлению родного Правительства (туманно ссылаясь на некую компьютерную программу и еще какие-то методики из министерства).


Впрочем, уточним: кое-кому (как бы “по выбору самого пенсионера”) в расчет закладывали не среднегодовую отраслевую зарплату, а – среднюю по кварталу выхода на пенсию.


Что это меняет?


Здесь, знаете ли, не надо быть специалистом по матанализу, чтобы сказать: хрен редьки не слаще, и результат получается таким же арифметически заниженным, а методически – нелепым. Но вот что интересно в этом “ноу-хау” со среднеквартальными зарплатами (да еще “по выбору пенсионеров”), так это отсутствие даже намека на такой метод в Постановлении.


Выходит, опять-таки некие продвинутые “методисты” из Минтруда и соцзащиты считают себя вправе “поправлять” нормативные акты Правительства то ли под собственное разумение законов арифметики, то ли под какие-то еще свои сокровенные знания…


Но, по году ли, по кварталу ли принимались среднеотраслевые зарплаты, а только результат получился заранее прогнозируемый: пенсионеры 1992-1996 годов (особенно уходившие в первых-вторых кварталах) автоматически остались при своих минимальных пяти с половиной тысячах. Ну не повезло просто людям, что инфляция в том же 1993 году составляла 1 200 процентов!


Вернее, так: у всех таких “счастливчиков” “повышенные” пенсии не вытягивали больше чем тысячи на три-четыре, а потому “доброе” государство повысило им вспомоществование до минимальных пяти с половиной тысяч.


И еще уточним: при нынешнем пересчете, согласно элементарным арифметическим зависимостям, не заниженными оказались расчеты только у тех, кто ушел на пенсию в 18-00 часов 31 декабря. У всех прочих, без исключения, ПРК и, соответственно, пересчитанные пенсии назначены заниженными. Просто эти массовые занижения не столь заметны для ушедших в менее инфляционные годы, но, в принципе, — обсчитали всех.


Теперь давайте попытаемся понять, почему такая “ошибочка” вышла:


Ну, что в Минсоцтруда – “напряженка” со знатоками четырех действий арифметики, — это предположение напрашивается сразу, и на него указывают многие обстоятельства.


Например, составители “Правил повышения размеров пенсионных выплат” непременно требуют, чтобы ПРК округлялся с точностью до одного десятичного знака, а вот произведение того же ПРК на коэффициент трудового стажа следует подсчитывать уже, обязательно, с тремя знаками после запятой. Найдется ли среди казахстанских докторов математики, вкупе с учителями начальных классов, кто-нибудь, способный разъяснить смысл таких арифметических тонкостей?


Или, допустим, для пересчета пенсий Министерство разослало на места многостраничную “простыню” – расклады среднеотраслевых зарплат по годам и отраслям, а для 1992-1994 гг. – еще и по кварталам. Так вот, сколько ни насилуй калькулятор, а получить арифметическое соответствие между поквартальными значениями и среднегодовыми – не получается. То ли не все исполнители научились писать цифры в столбик и делить на четыре, то ли расчеты сделаны по еще не освоенным передовой казахстанской наукой круто нелинейным зависимостям, а только вот простая арифметика – “не бьет”!


Если бы весь этот минсоцтрудовский арифметический смех и грех касался чего-то другого, а не средств к существованию одного миллиона семисот тысяч наших отцов и матерей, бабушек и дедушек, можно было бы просто в очередной раз позубоскалить над астанинскими “счетоводами”.


Но, может быть, дело не только в дефиците знатоков арифметики?


Вот, например, в самом министерстве есть крупный специалист – доктор экономических наук Карагусова Г.Д.


Да, чуть не забыл: к заголовку как раз подошло название ее докторской диссертации.


При такой-то научной специализации, — кому, как не Министру, организовывать социалис… социальное соревнование Правительства с бедны…, извините, с бедностью?


Ну так как, доктор экономики Гульжан Джанпеисовна: будем поправлять методический аспект?

Новости партнеров

Загрузка...