Фемида “с открытыми глазами, зато в казахской национальной одежде”

В какой все-таки стране мы живем


Завтра в Алматы начнется международная конференция министров развивающихся стран, не имеющих выхода к морю. – сообщают “Известия-Казахстан” и “Комсомолка”. Слово “завтра” означает, что писать о мероприятии СМИ будут еще несколько дней.


“Казахстанская правда” и “Экспресс К” продолжают повествовать о поездке Н.Назарбаева в Алматинскую область. Интересная фишка — если объединить заголовки соответствующих материалов в этих газетах, получится: “Успехи отечественных брэндов плюс индустриализация всей страны”. Жаль, что после этого отпадает желание читать статьи.


Предстоящие выборы – постоянная рубрика многих газет. Среди сегодняшних выборная тема присутствует в “Азате” и “Новостях недели”. Кстати, журналисту “НН” А.Умарову, и кандидату в депутаты в одном лице, окружная комиссия сделала предупреждение. По Закону “О выборах” журналисты и вообще представители прессы, зарегистрированные в качестве кандидатов, не имеют права освещать выборы через СМИ. Теперь вместо кандидата, но с его слов, об “особенностях национальных выборов”: будет писать замредактора Н.Махмудов.


Теперь подробней о других материалах, зацепивших внимание обозревателя.


Помилование Галымжана Жакиянова пока под вопросом. “По поступающей неофициальной информации, прошение о помиловании, поданное лидером ДВК еще 6 августа, возвращено, — пишет “Азат” — …Согласно имеющейся информации, формальным поводом для отказа в принятии прошения явилась неправильная форма его составления. Однако прошение не отклонено”.


Газета представила три версии, почему Астана оставила прошение без ответа. Первая – результат давления на президента различных группировок. “В частности, в качестве тех, кто, возможно, заинтересован в пребывании Галымжана Жакиянова за колючей проволокой, называются Рахат Алиев, Нуртай Абыкаев и Имангали Тасмагамбетов. …Названные люди должны понимать, что для них фигура экс-акима гораздо опаснее, чем для президента, который, подписав прошение, станет его официальным благодетелем”.


“Азат” предполагает, что “возможно и такое – Галымжан Жакиянов не указал в прошении некоторые пункты, которые явились обязательным условием помилования в случае, скажем, с Мухтаром Аблязовым. Просто не смог перебороть свою натуру”.


Последняя версия связана с “Казахгейтом”: “Из-за океана поступает информация, что освобождение политзаключенных якобы является частью предмета торга с администрацией США по поводу “прикрытия” “Казахгейта”. Вполне вероятно, что окончательное соглашение еще не достигнуто, и Галымжану еще придется “посидеть”. Или “держаться до конца”, в случае, если результат будет отрицательным для руководства Казахстана. Тогда дальнейшая судьба экс-акима представляется достаточно туманной, учитывая состояние его здоровья и обстановку, которая складывается в кусмурынской колонии”.


Пока же, пишет “Азат”, “нам остается только ждать дальнейшего развития событий. И лишний раз задуматься, в какой все-таки стране мы живем”.


А за базар ответит аким


Судя по “Новостям недели”, живем мы в стране, в которой “глава государства… слов на ветер не бросает, таково уж обязательное качество каждого сильного политика”. А цены на овощи и фрукты решают судьбы акимов. Может, если бы доходы населения позволяли покупать эти самые витамины при любой цене (ведь не будут же они дороже, чем в Сибири), областным руководителям не пришлось бы отвечать за базар?


Однако редакция “НН” всерьез отнеслась к президентской критике областных руководителей за дороговизну фруктов. “Сам президент пригрозил снятием с должностей акимам и руководителям УВД, если цены на плодоовощную продукцию в регионах будут продолжать расти”. Основываясь на статистике, газета выявила пять худших регионов, а значит, тех, кого “может снять с работы президент”.


“Акиму Западно-Казахстанской области Крымбеку Кушербаеву придется приложить максимум усилий, чтобы тривиальные морковь и укроп перестали нервировать его самого и подчиненных”. – пишет “НН”. “Один из самых дорогих в стране домашних салатов из огурцов и помидоров едят жители” Актюбинской области. “Областному акиму Ермеку Имантаеву придется сильно постараться, чтобы выправить ситуацию. Глава государства может строго спросить, почему местные власти так слабо используют развитую транспортную инфраструктуру, которая может существенно удешевить поставку товара”. Претендент на отставку номер три – аким Мангистауской области Болат Палымбетов. В “пятерке” еще две области – Костанайская и Павлодарская, за них отвечают соответственно Умирзак Шукеев и Кайрат Нурпеисов.


Надо отметить, подобное исследование можно воспринимать по-разному: как оригинальную находку темы и как субъективное формирование общественного мнения по отношению к действующим представителям власти – как сказал бы глава государства, “отсебятина”.


Что же случилось с нашей скульптурой?


В следующем году Алматы исполнится 150 лет. По этому случаю “Казахстанская правда” выделила полосу статье “Алматы – моя любовь”. Описав историю города, автор сообщает приятнейшую новость. В ближайшее время в Алматы появятся новые, так сказать, приметы истории – музеи и памятники. Тем более, как сказал аким Алматы, “город становится одним из центров мировой политики, “столицей” многих международных переговоров. Вполне возможно, что и одни из зимних Олимпийских игр состоятся как раз в Алматы. Так что значение города в мировой истории нынешнего столетия становится с каждым днем все заметнее, все весомее”. Также “аким города Виктор Храпунов сообщил, что к 150-летию Алматы завершится строительство музея его истории, а в ближайшие годы появятся памятники Габиту Мусрепову, Мукагали Макатаеву, Мукану Тулебаеву, воинам-интернационалистам”.


Что ж, к суперавангардизму — современным полетам архитектурной и скульптурной мысли — мы уже привыкли. Привыкли и к тому, что в одной и той же скульптуре можно признать разные исторические личности, перепутать всадника с лошадью, коня с ослом. Только почему-то “Казправда” ничего этого не замечает. Может, всем журналистам газеты выдали розовые очки? Зато “Комсомолка” обратила внимание на то же самое, что и большинство из нас. “В Алма-Ате памятников возводят меньше, чем в столице, но и здесь успели “начудить”. Примеры у всех перед глазами: несуразная Фемида, опровергающая все мифологические представления о персонаже, — с открытыми глазами, зато в казахской национальной одежде. Что-то мифа о Фемиде в казахской культуре никто не припомнит. Абылай хана знают все. Но не все в лицо – портреты не сохранились. Наверное, поэтому скульптор создал памятник так, что, кроме головного убора хана и крупа коня, ничего не видно? Золотой воин у нас демонстрирует чудеса циркового искусства: стоит верхом на барсе. А охраняют монумент рахитичные дети верхом на таких же рахитичных полулошадях-полуослах”.


“Комсомолка” задается вопросами, “так что же случилось с нашей скульптурой” и откуда берутся неизвестные таланты. Официально создать и установить памятник довольно сложно: “сначала должно выйти постановление правительства о необходимости установить памятник. Как правило, такое постановление выходит к юбилею какого-либо деятеля. Затем разрабатываются условия конкурса, которые публикуются в газетах, в частности, “Вечернем Алматы”. На подготовку эскизов скульпторам дается три месяца. Все предложения рассматривает Городская комиссия по монументальному искусству, архитектуре и дизайну, во главе которой стоит заместитель акима города Ама-Аты Алмат Мурзин. В составе комиссии 21 деятель культуры: это скульпторы, архитекторы, искусствоведы. Путем голосования комиссия решает, кто из скульпторов выиграл тендер на создание памятника”.


Но на практике все гораздо проще. Также из официального источника “КП” выяснила, что “установить памятник в нашем городе не просто, а очень просто – достаточно иметь деньги и несколько уважаемых людей, готовых подписаться под прошением об установке скульптуры”. И все сразу стало ясно.


“Давным-давно министром культуры был очень хороший мужик…”


26 августа исполнилось 65 лет Борису Преображенскому. Журналист “Новостей недели” вместе с режиссером попытались развенчать мифы о нем и, как показалось обозревателю, о других. Приведу некоторые вопросы и ответы. Между прочим, после прочтения всего интервью, так и подмывает спросить: кто вы, мистер режиссер?


“Говорят (причем многие), что вы преизрядный скандалист и человек с тяжелым характером?Ну… я многого бы не добился, если бы таковым не был. Тем более, что это здесь я стал скандалистом, раньше я был просто упрямым. А потом вник в менталитет здешних людей. Так что это есть, но скорее умышленно. Давным-давно министром культуры был один очень хороший мужик, теперь он работает послом Казахстана в другой стране. Я помню, как он, выпихивая меня из кабинета, вышел на площадку и крикнул: “Кутовой! Дай ему то, что он просит, он же не отстанет от нас!” А меня устраивала такая формулировка. Вы думаете, иначе я построил бы этот подвал, которым горжусь и который стал отдушиной для артистов?”


На вопрос, легче ли ему было работать при партии, Б.Преображенский ответил: “Определенно легче. Было к кому пойти с проблемами. Да, они запрещали вольности, в этом смысле сейчас, конечно, проще. Если бы не Джанибеков, секретарь ЦК, я бы не имел этого подвала (а как же очень хороший мужик – бывший министр культуры?). /…/ А Храпунов, который тогда был председателем райисполкома? А Нуркадилов? По одной команде решались сложные вопросы. Они были готовы для меня все сделать, понимали мою правоту и мои силы. Забота была. А идеологического давления я не ощущал”.


Следующий миф — “Горький”: “говорят, вы чересчур неравнодушны к спиртному. – Да, это так и есть. Но все дело в том, что, когда мне действительно нужно, когда я понимаю, что мне предстоит серьезная работа, я заставляю себя завязать с этим делом”.


Миф о гениальности. “Вы – гениальны. – Да ну, это глупости! Просто режиссер — такая редкая профессия, и так мало встречается настоящих профессионалов, что начинается преувеличение”.

Новости партнеров

Загрузка...