Людей убивают радиация и равнодушие властей

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

О страшном наследии советской империи


Издание Scotsman — Evening News рассказало о поездке шотландского журналиста Струэна Стивенсона и известной актрисы Кимберлей Джозеф по районам, пострадавшим от испытаний ядерного оружия на Семипалатинском полигоне. Правительство редко вспоминает о жертвах испытаний. Знакомство с местными жителями, посещение удаленных аулов, встречи в больницах — обо всех этих печальных картинах и рассказывается в публикации. Итогом этой поездки станет развернутая на Западе кампания помощи жителям региона.


Одним из героев репортажа стал пожилой пациент онкологической больницы города Семипалатинска Кизат Кузембаев. Ряды медалей, прикрепленные к его халату, свидетельствуют о том, что этот человек — герой войны. 79-летний ветеран давно страдает от рака желудка. Перед двумя другими пожилыми пациентами, которые делят с ним крошечную комнатку, он рассказывает, как служил в годы второй мировой войны разведчиком в Данциге (Гданьске), получая самые высокие награды, которыми могли награждать простых солдат Советской Армии.


Но в 1953 году он попал в число 42 здоровых молодых людей, превращенных по воле советского военного руководства в подопытных животных. Их направили в деревню Караул в далекой степи Восточного Казахстана. Местные сельские жители были эвакуированы, а Кузембаеву и другим членам этого отряда приказали наблюдать атомный взрыв с близлежащего холма, расположенного всего в нескольких километрах от места испытания.


Он помнит все детали ядерного взрыва. Он видел, что небо стало красным, как будто огромное пламя охватило все пространство от горизонта до горизонта. Земля задрожала под его ногами, и адский грохот атомного оружия заполнил Караул, он наблюдал пламенный черный поворот неба, тогда серый, с проникновением в белые и красные спирали пламени, стреляющего ввысь, корчащийся стебель чудовищного развернутого атомного гриба.


Позже офицеры КГБ рассказали его группе, что у СССР больше не будет никаких проблем с Америкой, поскольку государство усовершенствовало его собственную атомную бомбу.


Кузембаев будет счастлив, если доживет до 80 лет. На сегодня он — единственный оставшийся в живых член этой группы подопытных, все остальные уже умерли от рака. Но его история типична для жителей Семипалатинской области Восточного Казахстана, территорию которой с 1949 до 1990 гг. Советский Союз использовал для проведения ядерных испытаний. На тщательно скрываемом от мира этом сверхсекретном участке размером с Францию было проведено 607 ядерных взрывов.


Перед взрывом ядерных устройств военные ученые цинично ждали, пока ветер не подует в направлении отдаленных казахских аулов. Медики КГБ благодаря этому получали возможность исследовать последствия воздействия ядерной радиации на собственном населении.


После широко распространившихся протестов казахского населения президент Михаил Горбачев ввел мораторий на дальнейшие испытания в 1990 г. Когда Советский Союз наконец развалился в декабре 1991 г., покидающие подразделения военных и тайной полиции, охранявшие полигон в Восточном Казахстане, оставили в наследство опустошения и болезни. Полтора миллиона жителей прилегающих к полигону районов испытали на себе действие, эквивалентное мощности 20 тысяч бомб, сброшенных на Хиросиму.


Утечки после подземных испытаний загрязнили источники. Сельскохозяйственные угодья были сильно заражены. Радиация проникла в цепь производства продовольствия.


Теперь по количеству раковых заболевания этот регион в пять раз превосходит средние показатели по стране. Особенно распространены онкологические поражения горла, легких и груди. Рак груди появляется даже у двенадцатилетних девочек. Количество врожденных дефектов в три раза превышает общенациональные показатели. Младенцы и детеныши животных рождаются с ужасными уродствами. Обычным явлением стали умственно отсталые и пораженные синдромом Дауна дети.


Практически все дети страдают от анемии. Многие молодые люди — импотенты. Зачастую женщины боятся забеременеть после рождения детей с дефектами. Очень много случаев психических расстройств. Широко распространены самоубийства, особенно среди молодых людей и, что вызывает крайнее беспокойство, среди детей. Четырнадцать детей и подростков совершили самоубийство в Карауле, среди них 11-летний мальчик и 12-летняя девочка. Средняя продолжительность жизни здесь всего 52 года, а за пределами зоны полигона она составляет 59 лет.


Знаменка был одной из деревень, подвергшихся самому сильному воздействию ядерных испытаний, и многие из местных жителей теперь больны. Здесь распространены онкологические болезни. Местный доктор представляет нас группе пациентов. К журналистам привели 25-летнего молодого человека. Его голова почти полностью поражена злокачественной опухолью, которая закрывает его глаза так, что он больше ничего не видит.


Пять лет назад его отправили на операцию в Италию для удаления опухоли хирургическим путем, эту поездку оплатили японские доноры. К сожалению, опухоль вновь стала расти с прошлого года, теперь его мать боится, что болезнь медленно убьет его.


Поблизости женщина с маленькой дочкой, которая родилась с рассеченным небом и заячьей губой. Ребенок сжимает игрушку, которую подарила известная актриса Кимберлей Джозеф, участвовавшая в поездке по прилегающим к полигону селениям, чтобы помочь местным жителям. Несчастная девочка пытается улыбнуться своим искаженным уродством лицом.


Мы встречаем других пациентов с умственной отсталостью, раковыми образованиями и уродствами — обычная картина в зоне полигона. Журналисты оставили после себя символические подарки вроде игрушек и бейсболок. Но, как пишет автор, на фоне таких ужасных условий, увиденных здесь, эти подарки кажутся абсолютно неадекватными.


Караван с шотландскими гостями колесит по бескрайней казахской степи, оставляя за собой облако радиоактивной пыли. Иногда в пути им встречаются дикие лошади, которые пьют воду из загрязненных озер. Скоро визитеры достигают села Саржал, расположенного всего в десяти милях от нулевой точки, на которой проводились первые ядерные испытания. Непрекращающиеся болезни буквально выкашивают местное население.


В библиотеке местные старейшины с негодованием говорят о том, что правительство Казахстана отказывается выделять адекватную помощь. Один высокий человек в традиционном казахском вышитом головном уборе буквально кричит, отчаянно жестикулируя, что \»правительство не будет счастливо, пока они все не вымрут и проблема не исчезнет навсегда\».


Другой местный житель, которому исполнилось 80 лет, тихим голосом поведал, что всего два года назад он был счастливым главой семейства, в котором было десять детей и внуков. Что же осталось от этого? Теперь его жена умерла от рака, восемь из его детей и внуков также стали жертвами этой ужасной болезни, а из двух остающихся внуков его старшая внучка, только получившая диплом в Семипалатинске в прошлом году, неожиданно покончила жизнь самоубийством. Старик вспоминает, что он был невольным свидетелем первого термоядерного испытания.


Женщина средних лет начинает рыдать в задней части зала. Пожилой человек вытирает слезы на ее щеках. Я поворачиваюсь, чтобы смотреть на Кимберлей, на лице которой нескрываемые переживания. \»Как нам прожить на пенсию в 8 000 тенге (35 фунтов стерлингов) в месяц?\» Он спрашивает о пенсиях, которые должны выплачиваться жертвам ядерных испытаний. Позже мы посещаем село Кайнар, затерявшееся среди предгорий низкой горной гряды. Сельские жители в национальных казахских костюмах собрались возле юрты, чтобы приветствовать нашу группу. Гостям преподнесли курт (о котором автор написал, что это \»высушенный свернутый йогурт\») и кумыс, который подавали в деревянных пиалах. В честь гостей зарезали овцу и подали традиционное казахское угощение.


Кладбище, расположенное у Кайнара, едва ли не больше самого селения. Одни за другим ряды могил молодых мужчин и женщин, умерших от рака или вследствие самоубийства. Одна молодая женщина умерла в возрасте 20. Ее звали Оразкен Малкарбай. На ее могиле написано, что она \»умерла на 21-м году жизни, внезапно оставив нас\». \»Внезапно\» — казахский эвфемизм, обозначающий самоубийство.


Наше заключительное посещение села Караул. В медицинском центре нас привели в комнату красивой 14-летней девочки по имени Айгуль. Она встала, когда вошли гости. В ее глазах невероятная грусть. Главный врач объясняет, что, как и у всех остальных детей в регионе, у Айгуль хроническая анемия. Также она страдает от хронического гепатита, у нее отказывают почки и начинается сколиоз — состояние, когда спинной позвонок больше не выдерживает веса головы и начинает сильно искривляться.


Айгуль выслушивает слова сочувствия и симпатии, но ее грустные глаза говорят лишь о неизбывной тоске, она мечтает жить жизнью обычной девочки-подростка, вдали от этих мест, где ее окружают лишь боль и страдания.


Караул находится в Абайском районе Восточного Казахстана, названном в честь великого казахского поэта и гуманиста Абай Кунанбаева. Абай — это человек, который перевел на казахский язык произведения Роберта Бернса и Роберта Луи Стивенсона.


Кажется, есть трагическая ирония в том, что Сталин выбрал родные места этого национального мыслителя, который писал о любви и человечности, как место для ядерных испытаний, отмечается в публикации.


Визит Струэна Стивенсона из Шотландии в семипалатинский регион проходил с 4 по 11 августа. Целью поездки стало ознакомление с последствиями советской программы ядерных испытаний.


В 2004 году на традиционном эдинбургском фестивале намечена организация выставки фотографий шотландского репортера, сейчас ведется поиск спонсоров, которые помогли бы издать фотоальбом, а также пожертвовали бы деньги для жителей района испытаний. С этой целью в Эдинбурге создается специальный благотворительный фонд. В начавшейся общественной кампании принимает участие и известная по многим фильмам актриса Кимберлей Джозеф.


29-летняя актриса также провела неделю в Казахстане — стране, которая больше всех остальных стран на земле пострадала от ядерных испытаний. Она была настолько потрясена тем, что увидела здесь, что теперь намеревается начать кампанию в Америке, а также оказывает помощь Стивенсону в организации фотовыставки на следующем фестивале в Эдинбурге.


Когда она прибыла в отдаленную часть бывшего Советского Союза, Кимберлей была удивлена тем, что лишь немногие люди за пределами области полигона знают об испытаниях и их последствиях. Но прежде над всем происходившим в этом далеком уголке страны висел саван секретности.


\»Я предполагаю, что реакция в мире на Чернобыльскую катастрофу сделала власти более скрытными в отношении того, что происходило здесь. О Чернобыле много говорили, высказывалось немало беспокойства, но то, что происходит здесь, имеет гораздо большие масштабы\», — говорит она. \»Кажется невероятным, что это могло когда-либо случиться и что это продолжалось настолько долго. Солдаты, которые трудились ради поддержки собственной страны, использовались как подопытные кролики\».


\»В музее мы видели уродливых младенцев, сохраненных в бутылках. У некоторых из них были нормально развиты голова и туловище, но отсутствовали ноги, а другие родились без мозга. Также был младенец — циклоп с одним глазом. Я знаю, что дети с различными уродствами рождаются и на Западе, но не в таком масштабе\».


Самым тяжелым моментом для Кимберлей стало посещение отдаленного аула Саржал, когда сельские жители собрались вместе, чтобы рассказать об истории их потерь. \»У них скопилось столько скрывавшегося прежде гнева, и они наконец получили возможность выразить его. Я была просто поражена — настолько глубоко все это затронуло меня, — вспоминает актриса. — Больше всего меня поразили дети, вынужденные жить с ужасными уродствами и болезнями. Но у них, несмотря на все это, сохраняется невероятный дух и воля к жизни\».


В заключение Кимберлей отметила: \»Это должно напомнить нам о том, что мы должны быть благодарны за то, что считаем само собой разумеющимся\».


Самое печальное, что людям, о которых говорится в статье, просто некому высказать свою боль, им не к кому обратиться за помощью. Они находят сострадание не у власть имущих, не у собственного правительства, а у заезжих людей с Запада. Наверное, чиновники бывают в этих местах еще реже, чем гости из далекой Шотландии.


Положение прессы Казахстана обсуждали в Нью-Йорке


Независимые СМИ испытывают в нашей стране серьезные трудности. Об этом говорилось на состоявшемся 21 августа в Нью-Йорке форуме \»Нефтегосударства и свобода слова: казахстанская пресса в осаде\». Спонсорами форума стали институт \»Открытое общество\», учрежденный известным финансистом Джорджем Соросом, и Государственный департамент США.


Независимые журналисты в Казахстане все чаще становятся жертвами физического запугивания и судебного преследования, заявила на встрече в Нью-Йорке Тамара Калеева, президент НПО \»Адил Соз\». По ее мнению, опубликованному сайтом EurasiaNet, поправки в закон о СМИ, которые, скорее всего, будут представлены в сентябре на рассмотрение парламента, могут привести к еще большим трудностям в работе независимой прессы.


\»Тенденция к ухудшению положения со свободой слова нарастает\», – заявила представительница известного НПО. Она привела в пример недавние иски о клевете, предъявленные оппозиционной прессе чиновниками, и заявила, что \»недемократический характер нашего законодательства\», большая часть которого все еще несет на себе отпечаток советской эпохи, позволил чиновникам использовать суд для удушения свободной прессы.


\»Мы сталкиваемся с массой проблем. Одной из них является закрытие изданий\», – сказала Калеева. Министерство культуры, по ее мнению, \»наделено широчайшими полномочиями и контролирует регистрацию, содержание и другие аспекты деятельности средств массовой информации\».


Калеева охарактеризовала разработанный правительством законопроект о СМИ как \»весьма реакционный\» и сказала, что правительство игнорировало рекомендации \»Адил Соз\». Обвинения в незаконных сделках в прибыльном нефтяном секторе Казахстана поставили также вопрос о том, в чьей собственности находятся средства массовой информации, – сказала Калеева. \»Мы требуем прозрачности финансовых документов, которая позволила бы получить информацию о владельцах изданий. Только \»прозрачные\» СМИ смогут освещать вопрос о прозрачности в нефтяном бизнесе. Однако \»прозрачных\» средств массовой информации очень мало\», – сказала Калеева.


По оценке Калеевой, средства массовой информации в Казахстане, общее число которых достигает 1500, на 80 процентов находится в частной собственности. Однако многие из этих \»независимых\» изданий находятся под контролем президента Нурсултана Назарбаева, его семьи и сторонников президента. \»Нефтебароны, владеющие сегодня некоторыми СМИ, в скором времени скупят все остальные издания, а ведь все эти бароны [связаны] с правительством. СМИ используются в целях получения политической и финансовой выгоды\».


Государственные масс-медиа продолжают испытывать сильное влияние президентской администрации и членов семьи президента. Калеева подчеркнула необходимость специального обучения адвокатов, судей и журналистов, которые разбирались бы в законодательстве о СМИ. Опыт восточноевропейских стран, которым также пришлось испытать трудности перехода от коммунистической системы к демократии, может принести огромную пользу в продвижении открытой прессы в Казахстане и других среднеазиатских странах, сказала она.


Калеева отметила, что важным элементом деятельности по продвижению свободы СМИ в Средней Азии является давление со стороны международного сообщества. \»В этом году пока что не было судов, и мы думаем, что причиной этого стало присутствие международных организаций и критика Государственным департаментом подобных акций\», – сказала Калеева.

Новости партнеров

Загрузка...