В решении проблем транзита министры могли бы поучиться у наркобаронов

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Барьеры на пути транспортных потоков пытались преодолеть участники международной конференции


Решению проблем государств, не имеющих выхода к морю, была посвящена международная конференция, организованная ООН в Алматы на минувшей неделе. Эта тема актуальна для Казахстана и всей Центральной Азии. Впрочем, пока наша страна не может разрешить трудности не только в глобальном масштабе, но и в отношениях с ближайшими соседями. При этом обозреватели считают, что у Казахстана есть и козыри, ведь по нашей территории проходят основные маршруты, связывающие регион с Европой и Россией. Кроме того, необходимо привлекать товаропотоки из Китая и Юго-Восточной Азии — тогда удаленность от портов в глубине евразийского континента может обернуться относительной выгодой.


Кроме 30 развивающихся стран, не имеющих выхода к морю, в переговорах участвовали 33 транзитных государства, девять стран-доноров, еще семь развивающихся стран, а также 20 международных агентств и финансовых учреждений.


Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан направил приветствие участникам форума, сообщает китайское агентство \»Синьхуа\». \»Эта конференция — возможность для не имеющих выхода к морю развивающихся стран, транзитных государств и их партнеров, включая частный сектор, начать серьезное сотрудничество и привлечь весьма необходимое внимание к этим проблемам\», — говорится в обращении Аннана. По его мнению, решение этих проблем поможет достичь цели сокращения бедности и голода, обозначенные в Программе развития тысячелетия.


ООН классифицировала 30 развивающихся государств как не имеющих выхода к морю, среди них Армения, Афганистан, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Затраты на транзит отнимают порядка 15 процентов от их экспортных доходов. А для некоторых стран Африки эта цифра доходит до 50 процентов. Для сравнения: остальные развивающиеся страны расходуют в среднем лишь 7 процентов на транспортные услуги, а развитые страны — от 3 до 4 процентов. Девять из 12 стран, занимающих самые низкие места по индексу человеческого развития ООН, не имеют выхода к морю. Принятая Алматинская Программа действий призвана улучшить их тяжелое экономическое положение.


Сайт presswire.net называет достигнутое в Алматы соглашение историческим. Программа действий, отмечается в сообщении, — это первый глобальный план, подписанный на уровне министров, который формирует структуры для сотрудничества между развивающимися странами, не имеющими выхода к морю, и транзитными государствами, между которыми прежде часто возникали разногласия в силу ряда политических и географических причин. Программа действий закрепляет право всех стран на безопасный доступ к портам и устанавливает перечень принципов, призванных сократить бюрократизм в оформлении экспортных операций, при уважении прав транзитных стран.


\»Отсутствие выхода к морю, удаленность и изоляция от мировых рынков, высокие транзитные затраты по-прежнему являются серьезными препятствиями для социально-экономического прогресса многих развивающихся стран\», — заявил постоянный представитель ООН в Казахстане Фикрет Акчура корреспонденту IRIN.


Такие проблемы особенно актуальны для стран Центральной Азии, ни одна из которых не имеет выхода к морю. Из-за этого регион страдает от высоких затрат на импорт и экспорт, изолированности от мировых рынков. Кроме того, местная транспортная инфраструктура оказывается зависимой от соседей. Эти неудобства усиливают трудности, вызванные переходными процессами в экономике, начавшимися после развала СССР. \»Расстояние до ближайшего действующего морского порта составляет для Туркмении — 1 700 км, а для Кыргызстана — 3 600 км\», — отметил Акчура.


Между тем, Казахстан и Туркмения, обладающие большими запасами экспортных ресурсов, вынуждены транспортировать их по трубопроводам и железнодорожным сетям, пролегающим через транзитные государства, в частности, через Иран и Россию, которые являются их непосредственными конкурентами на мировых рынках. Если бы Казахстан имел выход к морю, то он смог бы привлечь гораздо большие объемы иностранных инвестиций в нефтяной сектор, а его экспорт был бы гораздо выше, считает Акчура.


Кроме того, большие расстояния и необходимость пересечения плохих дорог тормозит развитие культурных и политических связей с внешним миром. \»Это заметно ограничивает культурные преобразования, необходимые для поддержания реформ, становления демократии и рыночной экономики\», — добавил он. Пять стран остро нуждаются в создании многоотраслевой экономики, развитии технологий и менеджмента, расширении занятости через создание малых и средних предприятий, что позволит удовлетворить потребности 55 миллионов потребителей в регионе. И первым шагом в этом направлении Акчура назвал активизацию экономического сотрудничества и создание благоприятных условий для иностранных инвестиций.


Министр иностранных дел Касымжомарт Токаев сказал корреспонденту радио \»Свобода\» об итогах форума: \»Эта конференция очень важна для Казахстана. Казахстан — самая большая в мире страна, не имеющая выхода к морю, и именно поэтому достигнутые соглашения и подписанные документы очень важны для экономики и транспортных интересов Казахстана\».


Также радио \»Свобода\» приводит мнение одного из международных чиновников. Карлос Фортин, представитель Генерального секретаря ООН на Конференции по торговле и развитию (UNCTAD), отметил, что расширение экономической интеграции должно стать ключевым компонентом в решении проблемы. \»Поскольку региональная торговля расширяется, многие развивающиеся страны, не имеющие выхода к морю, вероятно, окажутся на пересечении торговых путей\», — сказал он. \»В действительности, неудобство географического положения подобных государств может превратиться в преимущество\». Как только они станут частью региональных соглашений по интеграции, они смогут извлечь выгоду из того, что расположены в центре того или иного региона.


Представитель ООН считает, что это особенно актуально для Казахстана, чье географическое положение дает естественные преимущества для превращения в транзитный центр, обслуживающий всю Центральную Азию.


Нурсултан Назарбаев также заявил на форуме о географической значимости Казахстана, расположенного \»в самом центре евразийского континента\». Кроме того, президент сказал, что \»если инвесторы и его правительство воспользуются транзитным потенциалом страны, то они \»смогут превратить Казахстан в ключевую страну на пути товарообмена между Азией и Европой\».


Но это легче сказать, чем сделать, отмечает журналист сайта EurasiaNet. Один казахстанский аналитик сказал в интервью, что центральноазиатские государства легко нарушают торговые соглашения и недавно продемонстрировали тенденцию к еще большей изоляции. В частности, Узбекистан в декабре 2002 года закрыл границу для товаров из Казахстана и вполне способен повторить такие меры без предупреждений.


Казахстан участвует в нескольких экономических организациях, включая Евразийское Экономическое Сообщество и Шанхайскую Организацию Сотрудничества. Он заключил ряд соглашений, включая подписанное Назарбаевым в июле с президентами Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Этот документ утверждает намерение четырех государств действовать в общих интересах при осуществлении проектов, связанных с гидроэнергетикой, продовольствием, транспортом и коммуникациями. Но многие местные наблюдатели настроены пессимистично в отношении того, что эти документы дадут значимые результаты.


В своей речи Назарбаев сказал слушателям, среди которых было немало международных инвесторов и кредиторов, что \»Казахстан стремится увеличить транспортные потоки, проходящие через его территорию\». Чтобы достичь этой цели, Назарбаев намерен привлечь внимание Китая. Он отметил, что предпринимаются шаги для улучшения автомобильного и железнодорожного сообщения между КНР и Казахстаном. В стремлении привлечь восточного соседа, Назарбаев намерен воспользоваться сотрудничеством с международными организациями, прежде всего ООН.


Алматинская Программа действий подчеркивает необходимость создания региональных транспортных коридоров и принятия единых правил и стандартов. Как сообщается, Казахстан уже объявил о ряде инициатив. В частности, республика намерена сдерживать транзитные тарифы и потенциально готова снижать их для соседей, не имеющих выхода к морю. Естественно, это предложение прежде всего ориентировано на среднеазиатские страны.


Но, как отмечает обозреватель Eurasianet, Назарбаев налаживает торговые связи и за пределами Центральной Азии. В сентябре он подпишет с президентами Украины, Беларуси и России договор, объявляющей эти четыре государства \»единым экономическим пространством\».


Шелковый путь можно переименовать в наркотический


Если министры с трудом достигают договоренностей по облегчению товаропотоков, то мафия легко преодолевает любые преграды, причем без всякого официоза. Центральная Азия превратилась в крупнейший международный коридор для транзита наркотиков, по которому теперь транспортируется не только афганский героин, но и наркотики из Юго-Восточной Азии и Китая. Профессор Никлас Сванстром, занимающийся исследованием международных проблем стран Шелкового пути, опубликовал в издании Asia Times аналитическую статью, посвященную проблемам наркотрафика в регионе.


Центральная Азия с древности славится как регион, границы которого открыты для торговли людям со всех уголков света. Но в 21 столетии эта известность приобрела и негативные черты. Недостаток эффективных средств охраны границ и слабая инфраструктура привели к тому, что через регион пролегают маршруты торговли наркотиками, оружием и людьми.


Центральная Азия стала трамплином на европейский рынок для наркотиков из крупнейшей в мире области их производства.


За последние несколько лет захват спецслужбами героина в центральноазиатских государствах вырос на 50 процентов. Рост количества конфискаций иллюстрирует лишь то, что, с одной стороны, увеличился поток контрабанды и, с другой стороны, усилилась борьба за контроль над маршрутами между наркобаронами, которые готовы подставлять своих конкурентов полиции. О росте торговле наркотиками свидетельствует и то, что цена на героин и другие наркотики остается в регионе относительно стабильной, тогда как в странах потребления она выросла. Это указывает на рост производства и транзита в регионе.


Роль Центральной Азии увеличилась и в связи с тем, что популярный прежде иранский маршрут становится все менее доступным. Иран ведет относительно успешную борьбу с наркотрафиком. К тому же центральноазиатский путь представляется более эффективным в силу элементарных экономических расчетов: здесь гораздо ниже операционные затраты, также можно выйти на российские сети, которые тоже занимаются поставками в Европу.


Государства региона имеют, к тому же, весьма слабые политические структуры, которые не очень стремятся сражаться с контрабандой. Поэтому уже можно говорить о том, что многие морские и воздушные маршруты, проходившие прежде через Юго-Восточную Азию, Китай и Северную Корею, переориентируются на Центральную Азию.


Рост криминального транзита из Афганистана, Китая и Юго-Восточной Азии порождает ряд серьезных социально-политических и экономических проблем для государств региона. Сейчас активно используется целый ряд маршрутов, основными пунктами которых служат Таджикистан и Туркменистан (своего рода ворота в Центральную Азию), Китай, Кыргызстан и Казахстан. Автор отмечает, что следствием появления множества маршрутов стало то, что торговля становится все более неподконтрольной, охватывает новые области и принимает самые разнообразные формы. Преступные сети из Афганистана, России и других регионов вступают в конкуренцию, которая оборачивается ростом сети торговцев и увеличением доли экономики, связанной с наркотиками. Наркобизнес все чаще опирается на насилие и приводит к значительному общему росту преступности.


Известно, что в качестве транзитных регионов обычно избираются коррумпированные и нестабильные государства. Центральная Азия в этом отношении — не исключение. Причем, с дальнейшим увеличением наркотрафика можно ожидать дальнейший рост коррупции, криминализации и дестабилизации.


Наркобароны стремятся взять под свой контроль региональные бизнес-структуры. Нередко криминальные доходы вкладываются в законный бизнес, следствием чего может стать все большая зависимость общества от доходов, прямо или косвенно связанных с наркотиками. Поскольку транзитные услуги чаще оплачиваются \»товаром\», чем деньгами, то еще одним следствием этого становится рост числа наркоманов. Таким образом, наркотрафик становится одним из главных факторов роста теневой экономики.


Ухудшается ситуация со здоровьем населения, что является одним из главных вызовов странам региона. Прямым следствием наркозависимости стали эпидемии СПИДа и гепатита, которые угрожают парализовать медицинское обслуживание. ООН и другие международные организации отмечают прямую связь между наркоторговлей и ростом числа инфицированных ВИЧ в последние годы.


Отрицательным последствием торговли наркотиками стали усиление преступных сообществ и дестабилизация государств региона. Торговцы и производители наркотиков предпочитают вести дела в коррумпированных или нестабильных государствах, поскольку они не могут и не стремятся вести серьезную борьбу. Причем Центральная Азия становится все более привлекательной для криминальных сетей и преступных капиталов из Китая и Юго-Восточной Азии, что может усилить риски.


Разрушительными для ситуации в Центральной Азии могут стать политические, социальные и экономические последствия наркотрафика, особенно если не предпринимать должных мер. Международное сообщество должно не только сотрудничать в усилении полицейского контроля, но и помочь региону в укреплении политических структур и экономики. Только тогда можно будет изменить сложившиеся угрожающие тенденции.


\»Русская мафия\» в Европе — необязательно из России


Тему свершений мафии, для которой непреодолимых границ нет, продолжает следующее сообщение. Преступные группировки из бывшего СССР прочно обосновались на европейском континенте. Особенно остро эта проблема обозначилась в Чехии, сообщает сайт радиостанции \»Немецкая волна\». В отчёте национальной службы безопасности за 2002 год отмечен рост угрозы со стороны русскоязычных криминальных структур. Свидетельством этого может служить и тот факт, что среди заключенных чешских тюрем уже каждый двадцатый — родом из СНГ.


Чехи выделяют \»солнцевскую\» группировку, преступные объединения выходцев из Чечни и Дагестана, с Украины, а также из Китая и Албании. Полгода назад новости о преступлениях, совершённых выходцами из стран бывшего СССР, тревожили жителей Чехии буквально каждую неделю. Общественность была особенно возмущена, когда год назад в Праге на станции метро гражданин России с ножом напал на полицейского и убил его. Ещё до прибытия полиции преступника удалось обезоружить. Он был арестован и позже повесился в камере. Подобных новостей было столько, что к ним уже как бы все привыкли. На сегодня русскоязычные заключённые составляют 20-ю часть от общего количества чешских \»зеков\». Именно эта тяга к иерархии, известная как мир \»понятий\», или же \»блатной мир\», отличает преступников из бывшего Советского Союза от остальных, что является, по словам главы чешской полиции Иржи Коларжа, нетипичным для местной ситуации явлением, позволяющим говорить о русскоязычной преступности как о \»русской мафии\».


Главным видом деятельности \»русской мафии\» является рэкет, направленный в основном против своих же соотечественников — российских, украинских, беларуских, молдавских граждан, которые живут и работают в Чехии, или же приезжают сюда как туристы. Причина обилия подобных группировок на территории страны — в большом количестве переселенцев из России, Украины и других стран Восточной Европы. Только официально речь идёт о сотнях тысяч человек. Чехи известны не самым приветливым отношением к приезжим из бывшего СССР, что создаёт для последних существенные трудности при интеграции в чешское общество и вынуждает их ориентироваться в основном на круги своих соотечественников. Чем больше в Чехии эмигрантов, которые здесь нанимаются на работу или открывают свой бизнес, тем больший соблазн у криминальных элементов на них паразитировать. Даже несколько растерянно выглядящие туристы, говорящие по-русски, могут оказаться жертвами нападения уличных хулиганов, \»бригады\» которых представляют собой как бы низшие звенья бандитских группировок.


Живительную почву для преступности создаёт, как отмечает \»Немецкая волна\», и высокая коррумпированность чешских чиновников и полицейских. Некоторые из них совместно с русской мафией основывают фирмы, занимающиеся отмыванием денег. Преступления, совершаемые русскоязычными, обычно отличаются применением грубого насилия: ради каких-то шести тысяч крон бандиты готовы избить, убить, изнасиловать. Эксперты утверждают, что такая жестокость является результатом недостаточной социализации большинства выходцев из низших слоёв бывшего советского общества, отсутствия у них всяких представлений о законе и общепринятых моральных нормах.


Ален Лаллеман — автор популярной на Западе книги о \»русской мафии\» — подчёркивает, что этот термин сейчас используется применительно к любым криминальным структурам, которые хоть как-то связаны с Восточной Европой, например, восточноевропейские мафиозные структуры, действующие на юге Франции или в Бельгии. Но если разобраться, то там были и граждане Германии украинского происхождения, и российские немцы — переселенцы из Казахстана, и польские граждане, и даже американские — выходцы из СССР или СНГ, выехавшие оттуда в разное время, в основном, в годы перестройки, когда произошёл резкий всплеск криминальной активности. В общем, четырёх из пяти подозреваемых никак нельзя назвать русскими, а их связь с Россией носит лишь, так сказать, \»деловой характер\».


Причём, по словам Лаллемана, можно с уверенностью утверждать, что российские мафиозные структуры наиболее активны в Тель-Авиве. В Западной Европе это, прежде всего, Берлин, Вена, Антверпен с его крупной еврейской общиной и бриллиантовым бизнесом, Лондон и прибалтийские государства. Насильственные методы уступили место деловой активности. Сегодняшний мафиози более походит на так называемого яппи — бизнесмена, \»белый воротник\». По мнению Лаллемана, эти люди великолепно знают законы международной торговли, в особенности, что касается деловых отношений Востока и Запада. Они могут без особых проблем вполне легально проникнуть на рынки России, Украины, Казахстана и Беларуси. И это делает их куда более опасными и могущественными, чем западноевропейская мафия.


Впрочем, в отношении мигрантов из Казахстана чехи более либеральны. В прошлом году началось действие программы по привлечению мигрантов из нашей страны в качестве квалифицированной рабочей силы. Речь идет преимущественно о компьютерщиках и других технических специалистах. Таким переселенцам Чехия готова обеспечить весьма льготные условия проживания и возможность натурализации. Всего эта программа ориентирована на 3 страны из бывшего соцлагеря, причем из СНГ в нее попал лишь Казахстан.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...