Письмо Айгуль Омаровой. О величии

Хочешь ли ты изменить этот мир?

Сможешь ли ты принять как есть?

Встать и выйти из ряда вон?

Сесть на электрический стул или трон?


В. Цой. \»Песня без слов\».


Уважаемая Айгуль Омарова!


Прочитав на \»Навигаторе\» ваш отклик \»Еще раз о Динмухамеде Кунаеве (Максиму К)\» на мои комментарии к вашей статье \»Не люди умирают, а миры…\», я был охвачен противоречивыми чувствами. Какими именно, я скажу в конце, а сначала выскажусь по сути.


Да, я сужу о Кунаеве \»с высоты сегодняшних дней\». А как иначе? Ведь великое видится на расстоянии. А если не видится, значит, оно вовсе не великое. Время – вот инструмент для оценки исторических событий и личностей. И я совершенно не согласен с вашим утверждением, что надо \»памятники создавать при жизни\». Памятники должны ставить благодарные потомки, им лучше знать, кто достоин этого.


Вы цитируете Оскара Уайльда: \»…чем меньше люди знают о каком-то предмете, тем с большей предвзятостью к нему относятся\». Но значит ли это, что детальное знание предмета гарантирует объективную оценку предмета? Сомневаюсь в этом, ведь все познается в сравнении. Только сравнивая разные предметы, можно делать вывод о величине конкретного предмета. И не надо есть мясо, чтобы понять, что оно тухлое. Бессмысленно изучать каплю, чтобы понять океан. Для объективности широта подчас важнее глубины.


При этом задачу объективной оценки усложняет фактор, который Лев Гумилев называет \»аберрация близости\». Суть в том, что события, близкие по времени к наблюдателю (а значит, известные ему детально), заслоняют собой более значимые события, отстоящие по времени дальше. Так Луна иногда заслоняет собой Солнце. Так Македонский заслонил Солнце Диогену. Так Кунаев заслонил вам, Айгуль, многое. Но Диоген, в отличие от вас, умел отличить малое от великого, и потому сам велик.


Не хочу вас обидеть, Айгуль, но ваша статья заставляет предположить ваше предвзятое отношение к Кунаеву. Я же к Кунаеву вполне равнодушен, а ведь отстраненность способствует объективности, не так ли? Да-да, я равнодушен, пусть вас не вводит в заблуждение некоторая моя категоричность и горячность в суждениях — я слегка перегибал палку в свою сторону, но это всего лишь реакция на противоположный перегиб с вашей стороны.


Ну да ладно, речь не об этом.


Айгуль, все же вы обошли вниманием основную мысль, которую я пытался выразить в комментариях. Мне показалось, что вы не слишком внимательны были при чтении. Повторю ее еще раз.


Возможно, Кунаев был замечательным человеком. Я не знаю этого наверняка, но я верю вам. Он был умным, скромным, дисциплинированным, стойким и т.д. Он очень хорошо выполнял свою работу, а развивать экономику Казахстана – это была его работа, его должностная обязанность как руководителя республики. Он был хорошим работником. Точка. С этим я не спорю.


Но!


Дает ли это право нам называть его ВЕЛИКИМ?


Следы.


Есть масса других людей, тоже умных и умелых, которые тоже замечательно делают свою работу на своем рабочем месте – ученые, инженеры, слесари, дворники. Они все – великие? Нет? А чем Кунаев отличается от них? В чем проявились его величие и его героизм? В добросовестном выполнении своих прямых обязанностей? Смешно. Айгуль, вы мне напоминаете персонажа из фильма \»Тот самый Мюнхгаузен\», который утверждал, что ежедневное хождение на работу это, конечно, не подвиг, но \»что-то героическое в этом есть\». Великого человека можно узнать по следу, оставленному им в истории. Если след неповторим и глубок, то и человек велик. Оставленный же Кунаевым след есть стандартный след добросовестного партийного работника. И другой человек, надев сапоги Первого секретаря, оставил бы примерно такие же следы в истории Казахстана.


Вы апеллируете к неким бюллетеням, архивам, книге Токаева.


Но если для выявления величия человека требуется изучение бюллетеней, архивов и книг третьестепенных личностей, то этот человек явно не велик. Чтобы отличить след великого человека, не надо вооружаться микроскопом. На то он и великий, что его величие видно навскидку. Таков ли Кунаев?


Жертва.


Вы пишете, он возражал Хрущеву и подавал в отставку? Защитил Сулейменова? Но чтобы оценить поступок, надо знать его цену. Чем же Кунаев заплатил за свои поступки, чем он пожертвовал? Говорят, красота требует жертв. Но и величие требует жертв. Кунаев не ушел в отставку при Хрущеве. И его не сняли после истории с Сулейменовым. Жертвы не было. А расчетливый риск еще не есть проявление величия и героизма. Этого слишком мало. Кажегельдин не захотел идти на жертву, и он не герой. Аблязов, Дуванов и Жакиянов пожертвовали годами своей жизни ради своих убеждений, и они, несомненно, являются героями. А героизм — это шаг на пути к величию.


Свобода.


А ведь у Кунаева была возможность проявить свое \»Я\». Сидя на пенсии после отставки, он не мог не видеть, куда катится страна, как разрушается созданное за многие годы. И он мог бы \»встать и выйти из ряда вон\». Он мог бы громогласно сказать: \»Я против!\» Ведь он наверняка был против. Но он не вышел из ряда вон. Ваши ссылки на некие архивные данные, опровергающие \»безропотный\» уход Кунаева, я не принимаю, уважаемая Айгуль. Великий человек не стал бы писать протестующие письма, которые можно тихо положить под сукно, сдать в архив, забыть. Так может поступить маленький человек, для \»очистки совести\», но никак не великий и не герой.


Так почему же Кунаев не стал \»возникать\» после отставки? Боялся?


Нет, не думаю. Ему нечего было бояться, нечего было терять. Причина в следующем. Кунаев был партийным функционером до мозга костей. Он сжился с системой советской власти. И он не мог даже помыслить о том, чтобы пойти против этой системы. Ведь для этого надо было выйти за пределы этой системы и обратиться к народу, а он не мыслил себя вне системы, он привык действовать в рамках системы и опираясь на систему. Он не был свободен.


Когда накапливающиеся научные данные все больше противоречат существующей и господствующей научной теории, то рядовые ученые бьются над тем, чтобы приспособить эту самую теорию под изменившуюся картину мира. Они снабжают эту теорию оговорками и исключениями, не замечая, что некогда стройная теория, подпираемая ныне со всех сторон костылями, стала уродливой. И только кто-то один, ломая старую теорию, как решетку, отделяющую разум от истины, выдвигает нечто совершенно новое, невообразимое в своей смелости. Это под силу только великому. Такими были Ньютон, Эйнштейн.


Великий человек должен обладать свободным разумом.


Итак…


Я перечислил критерии, по которым можно определить великого человека, и по этим критериям Кунаев, увы, не тянет на великого. Это всего лишь мое мнение, но я думаю, многие согласятся со мной, ведь я опирался на логику.


Динмухамед Кунаев – человек, достойный уважения, со всеми своими достоинствами и недостатками. Но он не был великим человеком, как бы кому-нибудь этого ни хотелось. И в этом нет нашей вины.


С уважением, Максим К.


P.S. Ах да, чуть не забыл… Спасибо за внимание и лестные слова в мой адрес, Айгуль. Это радует. Но я вовсе не считаю Жакиянова \»заворовавшимся акимом\», вы меня с кем-то путаете. Это огорчает.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...