Хрен редьки не слаще

Нурлан Утебович, побойтесь бога!

На днях вышла в свет книга под названием “Казахстан 90-х. Правительство Кажегельдина: приватизация, коррупция и борьба за власть”, посвященная оценке событий на властном Олимпе нашей страны. Специфика нашего времени такова, что изданию с подобным названием вполне можно уверенно пророчить внимание со стороны СМИ и успех у читающей публики. Так, собственно, и произошло. Книга удостоилась ряда благожелательных рецензий в периодической печати. Одна из них появилась в номере газеты “Мегаполис” за прошлую неделю. Можно соглашаться с автором этой рецензии, Алибеком Шалабаевым, можно и не соглашаться. Но в одном он бесспорно прав. В том, что “Основная же мысль, которую авторы хотели донести до читателя, сформулирована в одном из выступлений другого главы казахстанского правительства – Нурлана Балгимбаева, которое процитировано в книге:


“У меня стремительное и шумное появление Кажегельдина в центре общественного внимания, причем подчас благосклонного, вызывает раздражение, не протест, даже не ощущение нелепости, абсурда. А скорее, удивление: как безответственно краткосрочна наша память. Ведь перед нами не фигура эпохи “доисторического материализма”, которая неизбежно обрастает мифами, легендами, искажается временем. 95-й, 96-й и 97-й годы – они рядом. Что называется – на виду и на слуху. Если не помним фактов, можно вспомнить свои недавние ощущения – раздражение, возмущение, отчаяние от того, что жизнь становится все тяжелее (выделено автором этой статьи). И тем не менее даже вы, журналисты, в силу своей специфики обязанные иметь профессиональную память, сегодня с удовольствием внимаете и транслируете перлы Акежана Магжановича о подавлении прав и свобод…”


Здесь мы прекращаем цитирование и задаемся себе вопросом: это что же, Нурлан Утебович изволит обвинять пишущую братию за краткость памяти, забывчивость?! Такой грех, конечно, в принципе есть. Но только тот ли это случай, который уместен в данном контексте, и тот ли это человек, от которого журналисты могли бы принять такого рода упреки. Годы, когда А.Кажегельдин руководил правительством, действительно рядом. Как говорится, никто не забыт, ничто не забыто. Но как принимать (именно потому, что разум еще не покинул нас) эту фразу из уст Н.Балгимбаева: “Если не помним фактов, можно вспомнить свои недавние ощущения – раздражение, возмущение, отчаяние от того, что жизнь становится все тяжелее”. Это что же, у Нурлана Утебовича жизнь становилась все тяжелей при премьерстве А.Кажегельдина, то есть в 1994-1997 гг.?! Если бы такое говорил кто-то другой, это, конечно, тоже звучало бы более чем неубедительно, но не было бы так смешно, комично. За кого вы, Нурлан Утебович, принимаете журналистов и вообще общественность, изрекая такое?


Давайте ближе к делу. Я, как гражданин Казахстана и один из тех, кому вы адресуете свой вышеприведенный упрек, должен сказать, что поражен им. Вы бы хоть немножко отдавали себе отчет в том, что говорите публике. Особенно в тех случаях, когда вы пытаетесь кого-то обвинить. Я ничуть не обеляю А.Кажегельдина. В годы, о которых тут идет речь, он, видимо, постарался выжать максимум выгоды для себя из своего положения главы правительства. Но ничего неординарного тут нет. Неординарно было бы, если бы он вел себя на том посту как принципиальный бессребреник. Впрочем, тогда он, не то чтобы три года, и трех дней не продержался бы в кресле премьер-министра. И еще над ним до сих пор смеялись бы. Но такого не бывает.


Сейчас все стремятся попасть во власть, поскольку именно она дает возможность достаточно беспроблемно оторвать себе какой-нибудь кусок бывшего до сих государственным (то есть всеобщим) богатства вокруг нас. Причем это поветрие коснулось даже людей, находившихся до начала повальной приватизации далеко от административной работы. Вон Т.Мухаметжанов, прекрасный композитор, автор пользующихся огромной популярностью в казахской среде песен, с момента переноса столицы на новое место занимает пост заместителя акима Астаны. А прекрасный скрипач Д.Касеинов — сколько возглавлял комитет культуры и являлся заместителем министра культуры и общественного согласия.


Прежде, когда никакого клича “Обогащайся, как только можешь!” не было еще брошено, и тот, и другой занимали достойные места (первый возглавлял театр оперы и балета в Алматы, а второй – консерваторию там же) в своих сферах и не помышляли ни о какой карьере в структуре государственной власти. Потому что, по прежним меркам, их нынешние должности считались не только куда более хлопотными, но и куда менее престижными. То есть не будь приватизационно-псевдорыночного беспредела, который сейчас имеет место, их на эти посты и калачом не заманить было бы! Но все хотят жить хорошо. И это касается не только А.Кажегельдина или Н.Балгимбаева, но и также людей, далеких по своей природной склонности и профессиональной специфике от административной сферы. Поэтому теперь и такие стремятся попасть во властную среду. И давайте, положа руку на сердце, признаем, что влечет сейчас их туда вовсе не желание реализовать внезапно обнаружившиеся административные таланты. Просто такое время. Но кому-то везет больше, кому-то – меньше.


Больше повезло не только А.Кажегельдину, но и Н.Балгимбаеву. Причем и тот, и другой вышли из периода 1994-1997 гг., обретя, по всеобщим представлениям, немалую фортуну. Иными словами, богатство. Причем, если А.Кажегельдин имел, хотя бы формально, разумное оправдание своему немалому состоянию (он до того, как стать чиновником, занимался бизнесом), у Н.Балгимбаева к исходу названного периода и такого объяснения не могло быть (Нурлан Утебович вплоть до начала прошлого года работал лишь на государство). Оба они появились в столице в 1993 году. То есть с некоторым опозданием поспели к разгоревшейся тогда уже приватизационной кампании. Но внушительные исходные позиции, которые им удалось занять в самом начале своего пребывания в Алматы, позволили им быстро наверстать то, что можно было бы считать упущенным. А.Кажегельдин стал сперва вице-премьером, а потом – и премьер-министром. Н.Балгимбаев занял пост министра нефти и газа, что ничуть не менее ценно и престижно, чем должность главы правительства. Еще и неизвестно, какая позиция оказалась более выгодной, с точки зрения задач первоначального накопления капитала в эпоху “дикого капитализма”.


А теперь о “фактах”, которых, как полагает Нурлан Утебович, мы все, может быть, “не помним”. Нет, они не забыты. Извольте, вспомним вместе. Отчего же не вспомнить?! Именно тогда были приватизированы или отданы на откуп иностранцам все более или менее стоящие нефтегазовые месторождения в Казахстане. Причем, судьба крупнейших из них, тех, которые сейчас во всем мире олицетворяют нефть и газ Казахстана (Тенгиза, Каспийского шельфа или ныне уже открытого месторождения Кашаган и Карачаганака), решилась еще до того, как А.Кажегельдин оказался в правительстве и стал там значить что-то. А Н.Балгимбаев, прямиком попавший в кресло главы Миннефтегаза из Америки, где проходил стажировку в системе корпорации “Шеврон”, напрямую участвовал в принятии решений по вышеназванным объектам. Сейчас очень часто сами правительственные чиновники на упреки о том, почему же все нефтяные контракты засекречены до деталей и почему от них государство получает так мало дохода, отвечают так: они были в свое время заключены самым невыгодным нашему государству образом, поскольку-де тогда наши представители, выступавшие от имени правительства, были малоопытны. Другими словами, теми безобразиями, которые творят над Республикой Казахстан и ее народом заполучившие самые богатые наши месторождения на самых выгодных для себя условиях транснациональные компании, мы целиком и полностью обязаны тем лицам и структурам, которые на переговорах с этими иностранцами представляли казахстанскую сторону. Надо ли объяснять, кто это за лица и что это за структуры были?! За прошедшие 12 лет Республика Казахстан и ее народ понесли наибольшие материальные потери именно на этих контрактах. Они исчисляются миллиардами долларов. Вот всего лишь один пример. Недавно в Алматы проходила конференция отечественных юристов, как раз рассматривавших вопрос о том, как же законным образом можно подействовать на иностранных нефтегазовых инвесторов с тем, чтобы они стали платить более справедливые платежи государству. Академик-юрист С.Зиманов, выступавший от имени его участников по “Хабару”, по сути, дал понять, что тут уже ничего нельзя поделать. Он же сообщил такую информацию: “Тенгизшевройл”, владеющий тем же Тенгизом, нынче нефти стал добывать процентов на 20 больше, а платить государству налогов – процентов на 15 меньше, чем в прошлом 2002 году. То есть американский “Шеврон”, который верховодит в этом СП, где у Казахстана уже нет права решающего голоса, чем больше добывает нашей нефти, тем больший кукиш показывает нашему государству и народу. За это мы тоже должны поклониться в ноги Нурлану Утебовичу?!


Именно он везде и всюду горой стоял за “Шеврон”. Осенью 1999 года, когда он, будучи премьер-министром РК, выступил с предложением продать “Шеврону” 10 из 25 процентов остававшихся еще на тот момент у Казахстана процентов акций СП “Тенгизшевройл”. И тогда практически все наше, отнюдь не прославившееся своим патриотизмом правительство выступило против Н.Балгимбаева. Настолько одиозно-проамериканское это было предложение! Позже, при премьерстве К.Токаева, все же пришлось пойти на уступки “Шеврону”. Но продали не 10, как это хотел Н.Балгимбаев, а всего 5 процентов. К.Токаев тогда пролил свет на такую истину. Если бы продали 10 процентов, Казахстан лишился бы всякого голоса в СП “Тенгизшевройл”. Вот чего добивался Н.Балгимбаев!


А теперь о том, что при А.Кажегельдине “жизнь” и ему, и нам становилась “все тяжелее”. Если иметь в виду под местоимением “нам” рядовых журналистов в целом как часть населения Казахстана, то им едва ли есть большая разница – что тогда и что потом и сейчас. По многим параметрам жизнь для простонародья была тогда даже легче. Если учесть то, что большинство народа живет от зарплаты до зарплаты, сейчас по сравнению с временем правительства А.Кажегельдина доля коммунальных, транспортных и школьных платежей в месячном доходе рядового гражданина неизмеримо возросла. К примеру, в 1994-1995 гг. школы практически ничего от родителей не требовали, учебники раздавались еще бесплатно. Коммунальные платежи вместе с телефонным счетом составляли 10, от силы 15 процентов средней зарплаты. Железнодорожные билеты были просто очень дешевые. Для большинства населения даже авиабилеты были еще вполне подъемны. К примеру, из Алматы до самых дальних казахстанских городов можно были полететь за 20-30 долларов, сейчас эта плата возросла уже в 10 раз. То есть еще бабка надвое сказала, тогда было “нам” легче или теперь. Да, становится все тяжелей для большинства из нас. Но этот процесс осложнения жизни начался с приходом не А.Кажегельдина, а так называемых рыночных реформ и не прекратился ни с приходом после него Н.Балгимбаева, ни последующих премьер-министров (К.Токаева, И.Тасмагамбетова и Д.Ахметова). Он продолжается. И, похоже, не скоро прекратится. Вот в августе при попустительстве очередного правительства в очередной раз поднялись цены на ГСМ. И тут же поставщики коммунальных услуг дружно стали добиваться повышения платы на очередные процентов 20. Завтра цены на ГСМ стабилизируются, а коммунальные тарифы останутся на повышенном уровне до следующего повышения. Так это издавна уже повелось. Так что очевидно тут только одно: хрен редьки не слаще.


А вот становилась ли при А.Кажегельдине жизнь все тяжелее у Нурлана Утебовича, как он сам на это указывает, – это более чем сомнительно. Именно в те годы в предгорье Алатау, выше Каменки, поднялась восхитительная вилла, которую тогда все приписывали Н.Балгимбаеву. Если вы журналист и вам доводится бывать в санатории Алатау на семинарах и конференциях, организуемых международными организациями, посмотрите через тамошние окна в сторону гор. Самая внушительная и красивая из многочисленных вилл, которые поднялись за последнее десятилетие там, — это как раз то, что связывают с именем Н.Балгимбаева. Говорят, что он ее позже подарил кому-то из деятелей культуры, потому как его жена сочла ее не слишком шикарной. Но, как говорится, у богатых свои причуды. И вилла эта там до сих пор самая лучшая.


В любом случае совершенно очевидно, что в годы премьерства Н.Балгимбаев отнюдь не бедствовал. Более того, можно достаточно смело утверждать, что они были для него куда более прибыльными, чем вся его предыдущая жизнь. Так что он откровенно грешит против истины, заявляя, что “жизнь” и ему становилась “все тяжелее”. Так побойтесь же бога, Нурлан Утебович! Людям-то вы можете все что угодно втирать в уши. А бога ты не обманешь. Если все, что у человека появляется, дает бог, он-то в случае Н.Балгимбаева при чем?! Ему-то он дал тогда так, как мало кому другому во всем Казахстане! А Нурлан Утебович жалуется, что ему в те годы тоже было “все тяжелей жить”. Покайтесь, иначе вам такой грех отольется так, что вам уж и впрямь станет “тяжелей жить”

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...