Чем занят МИД? Игрой!

Не слишком ли дорогой игрушкой становится наш МИД?..

Политикам нужны игрушки. Естественно, игрушки особые – безумно дорогие, порой бесполезные, но всегда тешащие самолюбие. Некоторые виды внешнеполитической работы – из этой области, и самый свежий пример – Алматинская международная конференция министров развивающихся стран, не имеющих выхода к морю, завершившаяся на прошлой неделе.


Естественно, это событие было обставлено со всей помпезностью, на которую только способно наше государство: наряды полицейских вдоль дорог, приветственные транспаранты и высокие гости, в числе которых президент и премьер республики.


О чем же шла речь на долгих многочасовых совещаниях? Обсуждали проблемы выхода к морю тем странам, у которых такового нет. Но был ли конкретный результат? Вроде бы – да. И, кажется, нет…


С одной стороны, приняты Алматинская декларация и программа действий \»Партнерство в интересах удовлетворения особых потребностей развивающихся стран, не имеющих выхода к морю\». Согласно квалификации, использовавшейся на конференции, развивающимися странами, не имеющими выхода к морю, являются 30 государств: Афганистан, Армения, Азербайджан, Бутан, Боливия, Ботсвана, Буркина Фасо, Бурунди, Центрально-Африканская Республика, Чад, Эфиопия, Казахстан, Кыргызстан, Лаос, Лесото, Малави, Мали, Монголия, Непал, Нигер, Парагвай, Руанда, Свазиленд, Таджикистан, Македония, Туркменистан, Уганда, Узбекистан, Замбия и Зимбабве. Правда, логика этого списка с картой не дружит – нет здесь, к примеру, Чехии и Австрии, что живут без моря и особо не бедствуют. Но зато в декларации участники форума выражают решимость и приверженность продолжать сотрудничество, чтобы решить проблемы, с которыми сталкиваются страны, не имеющие выхода к морю, а программа в октябре текущего года в Нью-Йорке будет представлена на сессии Генеральной ассамблеи ООН.


Каков практический толк от этой конференции? А почти никакого – как и от всей структуры ООН в целом. США многие годы пренебрежительно относятся к организации, пренебрегая ее советами, рекомендациями и программами и отказываясь платить членские взносы – недавняя война в Ираке лишний раз продемонстрировала реальную цену ООН в сегодняшней политике. Между тем для всех прочих стран, не имеющих финансовых и политических возможностей американцев, игра в ООН является почти обязательной. Мы – играем.


Предвижу, что скажут в пресс-службе МИДа по поводу конференции и ее результатов – это победа казахстанской дипломатии, которую невозможно переоценить. Нам удалось стать во главе создания уникального документа, который в перспективе будет иметь неоценимое значение, послужит платформой для решения глобальных проблем и станет неоценимым вкладом Казахстана в развитие сотрудничества на международном уровне в сфере экономики и торговли. Только дилетанты могут не понять всей важности этого документа…


Так и есть – я один из таких дилетантов и понимаю с трудом. Каков практический толк конференции и чего ради несколько дней подряд дорожная полиция шугала водителей на улицах Алматы, а полиция парилась вдоль дорог, имитируя бурную работу по созданию безопасности? Все это стоило денег – моих денег налогоплательщика. Так чего ради?..


Рискну предложить собственный вариант дилетанта. Практическое значение этих документов заключается в следующем. По словам заместителя генсека ООН и председателя завершившегося форума Анварула Чоудхари, Программа \»Партнерство в интересах удовлетворения особых потребностей развивающихся стран, не имеющих выхода к морю\» будет рассмотрена осенью этого года на Генеральной ассамблее ООН и рекомендована для реализации мировому сообществу. Он пояснил, что Алматинская программа действий устанавливает только \»общее руководство\» и не является обязательным к выполнению странами-участницами ООН документом. И в дальнейшем \»мы (то есть ООН – Авт.) будем анализировать: имеет ли программа прогресс и что еще необходимо сделать\», — заявил он.


Примерно тот же уровень обязательности относится и к подписанной декларации – оказывается, таковая отражает \»решимость и приверженность стран продолжать сотрудничество, чтобы решить проблемы, с которыми сталкиваются страны, не имеющие выхода к морю\».


Слов нет – документы переоценить невозможно, потому как их практическая значимость, судя по этим заявлениям, близка к нулю. Понятно, что в перспективе это может иметь огромное значение – примерно такое же, как и сотни и тысячи прочих программ ООН, так и оставшихся благими намерениями и никак не укладывающихся в рамки реальных социально-экономических и политических процессов. Не исключено, что эти документы все же станут значимыми – при условии, что над ними будут работать, вкладывая в это тысячи и миллионы долларов, и тратить на это время.


Но, скорее всего, Казахстану во всем этом важно не столько реальное решение поставленной проблемы – тем более, что поставлена она достаточно нечетко и намеченные варианты решения не обладают обязательной силой (как вам нравятся обычные рекомендации, чья выработка стоит тысячи долларов?). Очевидно, что завершившаяся конференция — часть внешнеполитического пиара: МИДу республики удалось-таки создать международной документ, название которого выражает существование на карте Казахстана, на всякий случай для тех, кто плохо учил географию. И потому нет смысла требовать многого от декларации и программы, собственно, самая важная их часть – название, все остальное носит рекомендательный характер. И наверняка по мнению МИДа игра стоила вложенных денег. Только вот я, как дилетант, сомневаюсь – не слишком ли дорогой игрушкой становится наш МИД, заметно тормозящий, когда от него просят оценить начало иракской войны или смысл отправки миротворцев в Ирак, и в то же время увлеченный созданием рекомендательных бестолковых программ? Но, как бы там ни было, мы играем дальше.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...