Анатомия слухов или к вопросу о преемственности политических идей в Казахстане

На фоне активной подготовки к выборам в маслихаты, как ни странно, наибольшую интригу вызвала … мельком упомянутая в СМИ встреча президента с Даригой Назарбаевой…

Лето часто называют мельницей слухов, на которую льют воду все те, кого обычно тяготит летняя политическая сиеста и кто пытается хоть как-то заполнить информационный вакуум. Но, несмотря на то, что это лето для Казахстана все же трудно назвать политически спокойным на фоне активной подготовки к выборам в маслихаты, как ни странно, наибольшую интригу вызвала не предвыборная гонка, а мельком упомянутая в СМИ встреча президента с Даригой Назарбаевой.


Пикантность этой встречи состоит в том, что она проходила в период чрезвычайного информационного ажиотажа вокруг политических событий в Азербайджане, где вопрос о политической преемственности уже вышел из разряда гипотетического. Вряд ли данная проблема станет актуальной для Казахстана в ближайшее время, и все же, официальную встречу президента с одной из своих политически активных дочерей трудно отнести к ординарному событию. Это значит, что повод для встречи мог быть более существенным, чем просто оценка деятельности агентства \»Хабар\», которую можно дать и в семейном кругу. Скорее всего, разговор президента и дочери стоит увязать с теми слухами, которые в последнее время начали циркулировать внутри политической элиты. В частности, речь идет о появлении на политическом пространстве Казахстана нового общественно-политического движения во главе с Даригой Назарбаевой, которое логически трансформируется в политическую партию.


Но слухи на то и слухи, что они находятся на пограничной территории между правдой, полуправдой и откровенной дезинформацией. Переход слуха в одну из этих категорий зависит от источника информации, политической конъюнктуры и, конечно, от степени правдоподобности. В данном случае существует несколько независимых источников распространения таких слухов, а это достаточно много для того, чтобы отнестись к этой информации с заботливым вниманием. Политическая конъюнктура полностью соответствует содержанию этой информации, ибо уже ни для кого не секрет, что первый подготовительный этап в раскрутке Дариги Назарбаевой в качестве публичного политика вроде бы закончился и ситуация созрела для появления чего-то нового и интересного. Что касается степени правдоподобности этих слухов, то она достаточно высока, учитывая печальное состояние существующего политического пространства Казахстана, где количество лояльных к власти сил так и не переросло в качество, а это опасно с точки зрения эволюции казахстанской политической системы.


Конечной целью этой эволюции является создание стабильного и способного к развитию государственного организма, чья легитимность достаточно высока как среди населения, так и в глазах международного сообщества. Но этого невозможно достичь путем банальной передачи власти по наследству, ибо, как когда-то пошутил Станислав Ежи Лец: \»Власть часто передавалась из рук в руки, но редко — из головы в голову\». Именно поэтому для Казахстана чрезвычайно актуальным становится вопрос о формировании реально функционирующей системы политической преемственности не столько на уровне конкретных персон, сколько на уровне преемственности основной идеи политического развития страны.


Конечно, возникает вопрос о том, что это за идея и насколько она жизнеспособна? Если отбросить в сторону дилетантские, научно безграмотные и политические некорректные утверждения некоторых советников нынешнего главы президента о том, что в Казахстане сейчас присутствует некая форма авторитарной демократии, то можно увидеть, что политическое развитие страны не представляет из себя нечто уникальное. В свою очередь, это не требует от идеологов власти так изощряться в выдумывании псевдонаучной тавтологии, которая только бьет по имиджу самой власти.


На данный момент в Казахстане существует типичная, и в какой-то степени даже стандартная, азиатская модель политического развития, через которую прошло не одно государство в мире, при этом называя все своими именами. Характерными чертами этой модели являются значительная либерализация экономической сферы и наличие узкого политического пространства, расширение которого идет умышленно дозированно. До определенного периода времени это дает свои плоды, повышая экономические рейтинги государства, уровень жизни населения и сохраняя политическую стабильность в стране. Но со временем ситуация меняется в результате жесткого противоречия между быстрыми темпами экономического развития и консервацией политической системы. Игнорирование этого противоречия приводит к разрушению самой политической власти и к смене элиты. Альтернативой является лишь политическая реформа, которая инициируется самой властью. И здесь часто путают цель со средством, рассматривая реформу в качестве основной цели политического развития Казахстана. Но реформа — это лишь процесс, средство достижения более отдаленной политической цели, в основе которой лежит идея об экономически развитом и политически перспективном Казахстане. Такое государство принято именовать уважаемым членом международного сообщества лишь только потому, что оно следует тем стандартам экономического и политического развития, которые доминируют в рамках этого сообщества. При этом многих не интересует, как страна достигнет этих стандартов, большинство волнует наличие способностей к этому.


Как показала политическая история, проведение любой политической реформы невозможно без наличия авторитетной политической организации, которая некоторыми политологами именуется как партия власти. Но вся проблема действующей власти состоит в том, что у нее до сих пор такой организации нет. \»Отан\», Гражданская и Аграрная партии не в счет, так как по своей природе они уже не смогут играть роль социально консолидирующей силы, ибо возникли как противовес оппозиции. Ради объективности стоит отметить, что до последнего времени активного идеологического и институционального развития этих партий не наблюдалось. Несмотря на то, что неоппозиционные политические силы в количественном плане и с точки зрения наличия административных ресурсов стоят выше оппозиционных, их качественный уровень находится в очень плачевном состоянии. Для них вообще было бы ошибочным сохранение существующего status-quo в реализации предыдущей партийной стратегии, направленной на искусственную социальную мобилизацию и конфронтацию с оппозицией. Это может привести к полной деградации лояльного к власти политического поля, что также снизит легитимность власти.


Что касается самой оппозиции, то по объективным и субъективным моментам она до сих пор раздроблена, слаба и в основной своей массе нелегитимна в глазах власти. И большой проблемой как тех, так и других является отсутствие знаковой политической фигуры, что немаловажно для перспективы самой политической организации.


В результате возникает странная ситуация, когда на политическом поле Казахстане при видимой множественности политических игроков на самом деле существует организационно-идейный вакуум, который в целях безопасности самой власти необходимо заполнять чем-то конкретным, эффективным и самое главное — перспективным.


При таких условиях появление некой новой политической партии является вполне логичным, с точки зрения естественного развития политической системы Казахстана. Легче создать нечто новое, чем реанимировать безнадежно старое и нежизнеспособное. Конечно, возникают вопросы по поводу лидерства в новой партии, но, при нейтрализации эмоций, появляется странное ощущение того, что у Дариги Назарбаевой может быть значительный карт-бланш для того, чтобы восполнить вышеупомянутый вакуум. Все зависит от того, какую модель поведения она изберет и как далеко идут ее политические амбиции. Она представитель политической элиты, а значит, как никто другой, заинтересована в том, чтобы повысить стабильность существующей политической системы. Являясь начинающим политиком, она более свободна от наследства командно-административной политической культуры, что повышает ее шансы на роль реформатора. Приближенность к верховной власти, которая до сих пор является фетишем в общественном сознании, передает часть властной харизмы и самой Дариге Назарбаевой. Аналогичную ситуацию мы могли наблюдать во время исторических прецедентов в той же Индонезии, когда дочь президента Сукарно Мегавати Сукарнопутри, сумев мобилизовать значительную общественную поддержку, вполне успешно вела политическую деятельность, являясь сторонницей политических реформ. Еще более ярким примером может быть политическая карьера Индиры Ганди, которая, обладая огромной энергией, неженской волей и способностью увлекать людские массы, была тем лидером, который изменил лицо страны. Эта женщина сумела поставить отсталую британскую колонию в один ряд с ведущими мировыми державами, стать признанным лидером Движения неприсоединения. Причем две эти женщины, являясь членами правящего клана, получили власть не по наследству, а доказали свое право на нее посредством своей политической деятельности. Есть ли такой потенциал у Дариги Назарбаевой, покажет время. Но то, что Казахстан уже давно нуждается в свежих идеях и политических инициативах, не вызывает никаких сомнений.


Получено по электронной почте

\»Asan Bei\» <asan_bei@mail.ru>

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...