Я русский бы выучил только за то, чтоб жить в родном Казахстане…

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Оралманы борются за право жить на Родине и учат русский язык


Казахстан объявляет о грандиозных планах экономического развития, для реализации которых необходимо увеличить количество населения до 20 миллионов за ближайшие 12 лет. Но при этом репатрианты, стремящиеся обосноваться на исторической родине, проходят тернистый путь, связанный с трудностями получения жилья, работы, пособий. И даже незнание русского языка становится для многих препятствием на новом месте. Даже если оралманы прекрасно говорят по-казахски, владение государственным языком не поможет в получении хорошей работы и просто в обыденной жизни.


Учрежденное ООН информационное агентство IRIN опубликовало обширное расследование, посвященное положению этнических казахов, все активнее возвращающихся в Казахстан из многих стран.


Бахтияр Келманов, этнический казах из Нукуса (Узбекистан), никогда не был более счастлив. Он строит в Казахстане собственный дом, где будет жить с женой и тремя детьми, \»Как только я получу гражданство, у меня появятся здесь большие возможности\», — говорит 28-летний Келманов корреспонденту IRIN. Для него этот скромный кирпичный дом является ключом к благополучному будущему в Казахстане — стране, откуда его предки бежали более полувека назад.


Но для многих казахов путь на историческую родину тернист и долог. По официальным сводкам, с 1991 года вернулось 277 тысяч человек, но миллионы казахов остаются рассеянными в соседних странах Центральной Азии, а также в Китае, Монголии, Афганистане, Пакистане, России и Турции. Согласно данным Международной Организации Миграции (МОМ), за пределами страны проживает более 2 миллионов казахов, в то время как Международная Ассоциация Казахов полагает, что их количество приближается к 5 миллионам.


Агентство напоминает, что исторически проблема казахов, вынужденных покинуть родину, восходит к событиям советского прошлого Казахстана. Во времена сталинского режима, в 1920-ые и 1930-ые годы тысячи казахов бежали от политической неразберихи, репрессий, принудительной коллективизации и голода, который убил большую часть казахского населения. Согласно официальным данным переписи, население снизилось с 3,63 млн. в 1926 г. до 2,31 млн. в 1939 г.


После развала Советского Союза в 1991 году правительство Казахстана предложило дать компенсацию за прошлые несправедливости и приняло специальный закон, устанавливающий право казахов на возвращение в страну и дающий им определенные льготы. Но многие положения этого документа действуют лишь на бумаге. Закон установил юридический статус оралмана, это слово переводится как \»вернувшийся\». Лица, получившие этот статус, имеют право бесплатно переехать в Казахстан, получить дом или квартиру, а также социальную помощь подобно другим гражданам страны, и, кроме того, на основе упрощенных процедур они могут получить гражданство и рассчитывать на помощь в трудоустройстве.


Чтобы управлять процессом репатриации, правительство установило ежегодные квоты иммиграции для оралманов, согласно которым их расселяют по всем 14 областям страны. Однако статистика свидетельствует об увеличивающемся разрыве между фактической этнической иммиграцией и квотой для возвращающихся, которым помогает правительство. В 2001 году вернулось 9 105 семей, что более чем в 15 раз больше правительственной квоты.


Правительство увеличило квоту до 2 655 семей на 2002 год, но, по последним официальным данным, за прошлый год прибыло 10 377 семей. Причем, очень часто квоты устанавливаются не в начале, а в середине, или даже второй половине года. Тем не менее, учитывая имеющиеся сложности, правительство намерено в будущем увеличивать квоты. В 2003 году планируется принять 5 000 семей, в 2004 — 10 000, и в 2005 — 15 000.


Однако, из 67 882 семей, которые возвратились по состоянию на 1 августа 2003 года, лишь 23 000 прибыли в рамках системы квот, сообщил корреспонденту IRIN Мухит Избанов, глава казахского агентства по миграции. Он отметил, что фактическое количество репатриантов значительно превышает официальные правительственные представления.


Между тем Кайрат Бодаухан, директор алматинского НПО \»Ансар\», организованного для помощи оралманам, считает, что действующие квоты нереалистичны и должны быть пересмотрены. \»Квоты увеличиваются, но они все еще недостаточны, чтобы исполнить потребности тех казахов, которые хотят вернуться\», — сказал он агентству IRIN. Бодаухан, который сам переселился из Монголии, считает, что интеграция для оралманов, прибывающих вне системы квот, может оказаться невозможной. Из 10 000 казахов, по его оценкам, прибывших в Алматы, только 2 500 вернулись в рамках квот и получили официальную регистрацию, остальные, вернувшиеся неофициально, испытывают серьезные трудности.


Такие люди не могут пройти регистрацию, отсутствие официального статуса закрывает им доступ к трудоустройству, а также обеспечению жильем, образованием и медицинским обслуживанием. По данным Бодаухана, около 400 тысяч иммигрантов испытывают сложности с оформлением документов, которые давали бы им право жить и работать в стране, в то время как еще большее количество людей не может получить гражданство.


При регистрации, необходимой для получения гражданства, требуется предъявить доказательство наличия постоянного места жительства, хотя многие возвращенцы не могут себе позволить приобретение жилья. Несмотря на то, что нет никакой этнической дискриминации в отношении казахов, они без регистрации остаются уязвимыми для всевозможных злоупотреблений, особенно со стороны недобросовестных предпринимателей. \»В любой момент их могут арестовать, поскольку они находятся здесь нелегально\», — отметил Бодаухан.


Комментируя эту дилемму, Майкл Ченз, глава миссии МОМ в Алматы, сказал IRIN, что теоретически пока не все готовы получить гражданство Казахстана, но не только отсутствие гражданства мешает их успешной интеграции. На сегодня проблема получения гражданства в основном решена. Правительственные источники сообщили, что если в 1999 лишь около 10 процентов от всех репатриантов имели казахстанский паспорт, то в 2002 году их количество достигло 60 процентов. Тем не менее, проблемы с квотами остаются. \»Количество квот ограничено, и остается неясным, кто имеет право на получение жилья, а кто не имеет\», — сказал Ченз.


Действительно, некоторые вернувшиеся указывают на факты коррупции при распределении жилья чиновниками. \»Почему я должен давать взятку, если действительно нуждаюсь в помощи?\» — возмущается один из оралманов.


Сейчас строятся специальные поселки, среди которых и Байбесик, находящийся в конце плохой дороги под Алматы. Там пытаются обустроиться многие репатрианты из Китая, Монголии, Узбекистана и других мест. Несмотря на отсутствие электричества, воды, канализации и других жизненных благ, небольшой участок земли становится желанным шагом к получению регистрации и, в конечном счете, гражданства. Согласно планам, одобренным муниципалитетом Алматы, здесь будет построено 186 домов, что даст крышу над головой для примерно тысячи репатриантов.


Многие оралманы нуждаются в помощи для строительства жилья. Так, Жайнасын Изаева, прибывшая с мужем и тремя детьми из Узбекистана более трех лет назад, вынуждена все еще ютиться во времянке. Она мечтает получить гражданство. МОМ знает о подобных случаях и пытается помочь, но возможности иностранных доноров ограничены. В настоящее время организация планирует вложить 25 тыс. долларов США на создание плотницкого цеха, строительные материалы и улучшение дорог в поселке. Обеспечение электричеством и питьевой водой должна взять на себя городская администрация.


Согласно Чензу, большинство репатриантов многие годы не получают адекватной помощи в обустройстве, обучении. Не имея гражданства, они, как иностранцы, не могут рассчитывать на социальную помощь. По этой причине они пополняют беднейшие и самые обездоленные слои казахстанского общества, полагает Ченз.


Еще одной серьезной проблемой для переселенцев становится незнание русского языка. Владение казахским языком не гарантирует получения хорошей работы, если они не говорят по-русски. Кымбат Канагатулы, 28-летний электрик из Китая, говорит, что его жизнь стала более светлой после прибытия в Казахстан три года назад. Хотя он совсем не говорит по-русски, как и большинство репатриантов из Китая (только в Байдибеке их 45 семей) он живет лучше многих в этом поселке. Он владеет единственным местным магазином, но и этого недостаточно для полноценной жизни. \»Я хочу выучить русский язык. Я должен\», — говорит он корреспонденту IRIN.


\»Без владения русским вы теряете все шансы в Казахстане, а не владея казахским, вы теряете все шансы найти работу в правительстве\», — говорит глава представительства МОМ. Кроме того, добавил он, многие казахи из Китая вообще умеют писать на родном языке только с помощью арабской графики, кириллица им незнакома.


Фактор языка серьезно влияет на выбор переселенцами места проживания. Известно, что правительство предпочитает направлять потоки мигрантов на север, предлагая большее количество льгот тем, кто отправляется туда. Однако большинство оралманов предпочитают оставаться на юге, где владение русским языком не так значимо. В настоящее время 75 процентов репатриантов выбирают четыре области: Южно-Казахстанскую, Кызылординскую, Жамбылскую и Алматинскую. \»Чем дальше вы попадаете на север, тем больше вам необходим для общения русский язык. Чем дальше на юг, тем меньше вы в нем нуждаетесь\», — отмечает Ченз.


Другой фактор, влияющий на переселение, — страна, откуда прибывают репатрианты. В настоящее время больше всего их прибывает из Узбекистана, особенно из автономной республики Каракалпакстан и Навоийской области, которые находятся в зоне бедствия к югу от Аральского моря. По данным МОМ, многие не могут продать их дома в этих областях, и даже если им это удается, они получают такие мизерные суммы, что после оплаты переезда в Казахстан у них ничего не остается. Хотя предполагается, что те, кто возвращается не по квотам, должны получать помощь со стороны местных властей, их ресурсы недостаточны.


Из репатриантов, готовых поселиться на севере, большинство составляют выходцы из Монголии, в которой сходные климатические условия. Однако данные МОМ указывают, что и после переселения многие оралманы вновь меняют место жительства — они стараются обосноваться там, где у них есть родственники, где можно получить хорошую работу, или в регионах, где климат близок к условиям их прежнего постоянного места жительства. Но после таких перемещений репатрианты лишаются права на получение помощи от властей.


Необходимо прилагать серьезные усилия, которые облегчили бы мигрантам их успешную интеграцию, также нужно увеличить прозрачность в распределении льгот. Сам президент отмечал, что прирост населения является критическим фактором для страны, размером с Индию и населением всего в 15 миллионов человек.


В то время как правительство потратило значительные средства на транспортировку, размещение и начальную финансовую поддержку репатриантов, мало внимания уделялось их обучению, помощи в начале собственного дела и выдаче кредитов. Все это привело к тому, что община оралманов становится все более маргинализованной, обнищавшей и отчужденной. С целью преодолеть такое положение дел правительство направляет теперь все больше усилий на объединение тех, кто уже возвратился. Тем не менее, предстоит еще сделать очень много.


Ну а пока вернемся в Байбесик. Бахтияр Келманов рад тому, что его мечта сбылась — он вернулся на историческую родину. Хотя в его доме нет воды, электричества, пола и даже крыши, он больше чем когда-либо уверен, что обзаведение собственным домом гарантирует будущее его семье. \»Я счастлив возвратиться в Казахстан. Это — моя родина\», — гордо заявляет Бахтияр.


Несмотря на то, что многие оралманы рады и такой жизни, в действительности они остаются гражданами второго сорта. Чиновники просто отворачиваются от большинства иммигрантов, ограничиваясь символическими квотами. Теперь власти отправляют людей в лишенные всяческих удобств и благ цивилизации гетто (можно назвать их и резервациями) — поселки вроде Байбесика, которые расположены вдали от фешенебельных районов и правительственных трасс. Там эти люди предоставлены сами себе. В таком же гетто, но в масштабах всего Казахстана находится и казахский язык. Сотни тысяч носителей \»государственного\», если верить Конституции, языка, не могут найти мало-мальски приличной работы, не владея русским языком. Среди таких людей не только оралманы, но и огромное количество сельских жителей. Автор публикации IRIN не использует слова \»дискриминация\», но как иначе назвать ущемление прав людей на основе плохого знания русского языка.


Путешествие из Алматы в Ташкент


Узбекистан, как говорилось в предыдущем материале, стал страной, откуда прибывает самое большое количество иммигрантов в Казахстан. Почему резко вырос поток переселенцев, становится ясным из следующего материала. Накануне Дня независимости Узбекистана корреспондент BBC совершил путешествие из Алматы в Ташкент. Вот как выглядит в сравнении жизнь двух крупнейших городов Центральной Азии.


Один известный узбекский журналист в первые годы независимости и всеобщей эйфории писал: даже если все узбекистанцы не будут работать, доходы от годового урожая хлопка смогут кормить народ в течение 18 лет! Объемы выращивания хлопка-сырца не сократились, количество работы не уменьшилось, а детский труд, как и во времена Советского Союза, продолжает оставаться нормой на хлопковых плантациях страны и все 12 лет с момента обретения независимости.


Правда, раньше базары не были переполнены людьми из узбекской провинции, которые за гроши будут таскать ваш груз, выполнять любую черную работу. Сегодня там, в колхозах и совхозах и даже на некоторых заводах, зарплата задерживается месяцами. Кстати, средняя зарплата в Узбекистане, по неофициальным данным, не превышает 20 долларов США.


Алматы, бывшая столица Казахстана, поражает гостей изобилием. В городе очень много автомобилей, ухоженных зданий, супер- и гипермаркетов. Цены на продовольствие в супермаркетах такие же, как в Ташкенте, иногда даже ниже. Примерно 80 процентов продовольственных товаров, которыми торгуют эти магазины, произведено в Казахстане.


Почти все крупнейшие мировые модные фирмы имеют здесь свои магазины. \»Заходят туда в основном \»новые казахи\», — сказал автору репортажа его знакомый Саид, журналист казахского телевидения. — Я с моей зарплатой не смог бы здесь купить себе костюм\». К костюму, на который он показывает, прикреплен ценник со многими нулями. Цена — в тенге, это казахстанская валюта. В пересчете выходит чуть больше 500 долларов. На реплику, что в Узбекистане журналист должен копить целый год для того, чтобы купить такой костюм, Саид недовольно замечает: \»Странно, а почему ты думаешь, что Казахстан должен равняться по Узбекистану?\»


После долгой ходьбы по шикарным бутикам подумалось, что \»новых казахов\» здесь, должно быть, хватает. Официально средняя зарплата в Казахстане колеблется в районе 150 долларов США. Учителя, например, здесь свободнее своих узбекских коллег, да и зарабатывают неизмеримо больше. В Алматы их зарплата может составлять от 100 до 400, а то и до 500 долларов.


По словам президента Нурсултана Назарбаева, к 2006 году Казахстан будет ежегодно нуждаться в притоке десятков тысяч рабочих. В соседнем же Узбекистане чего уж в избытке, так это именно рабочей силы. Уровень безработицы растет, сотни тысяч граждан страны каждый год выезжают на заработки в Россию и в Казахстан, многие из них нелегально.


В Ташкенте почти на каждом шагу можно увидеть сотрудников правоохранительных органов, это уже своеобразная визитная карточка столицы. Многих приезжих из провинции, которые работают опять-таки нелегально, в ужас приводит само слово \»милиция\». Легально прописаться в Ташкенте невозможно: прописка запрещена. Однако существуют обходные пути, и при желании за некоторую сумму в американских долларах штамп о прописке вы получите в считанные часы.


Экономисту по образованию и \»челноку по профессии\» Азиму 27 лет. Каждую неделю по два-три раза он ездит в Казахстан. Узбекские границы с соседними странами, в том числе с Казахстаном, в этом году большей частью были закрыты, что, конечно, не во благо Азиму и многим его коллегам. Официальный Ташкент это иногда объясняет опасностью всяких эпидемиологических заболеваний вроде атипичной пневмонии, иногда — нелегальным ввозом некачественных товаров из Китая. Азим уверен: ни то, ни другое на деле не срабатывает, так как всегда можно договориться и с пограничниками, и с таможенниками. \»Я думаю, скорее всего, те, кто нам обещал великое будущее, не хотят, чтобы мы видели: наши соседи уже почти живут в этом будущем\».


Казахстан лишается источников чистой воды


Прозвучавшую на научной конференции в Лондоне информацию об угрожающем таянии ледников, расположенных в горах на юге Казахстана, опубликовали многие британские СМИ, среди которых информационная служба BBC, сайт Ananova и газета Guardian. Причем обозреватель ВВС Алекс Кирби приходит даже к выводу, что таяние ледников, связанное с глобальным изменением климата, грозит жизням миллионов людей и угрожает политической стабильности одного из основных государств Центральной Азии. Вот о чем говорится в его корреспонденции.


Исследования показали, что в конце ХХ века ледники в этом регионе теряли почти по два кубических километра льда в год. Ученые полагают, что в этом виноваты перемены в климате и, в частности, рост температуры. Команда исследователей, возглавляемая доктором Стивеном Харрисоном из Оксфордского университета, обнародовала свои заключения в Лондоне на ежегодной конференции Королевского географического общества и Института британских географов.


Основное внимание ученые обратили на Заилийский Алатау Тянь-Шаня (что означает \»Небесные горы\»), который растянулся на 2 000 километров по территории Киргизии, Казахстана и Китая. Эти горы, расположенные на северо-западной границе Тибетского плато, являются важнейшей естественной климатической границей между сибирской и азиатской воздушными массами.


Доктор Харрисон и его коллеги из университета Ньюкасла в Великобритании, университета фон Хумболдт в Германии и Академии наук Казахстана подсчитали, что в период с 1955 по 2000 год ледники в этих горах теряли примерно по два кубических километра льда в год. А с 1974 по 1990 ледники теряли по 1,28% своего объема ежегодно.


За ледником Туюксу, расположенным в 30 километрах к югу от Алматы, казахские ученые пристально наблюдали с 1902 года, хотя менее подробные исследования проводились еще с 1870-х годов. С 1923 года граница ледника отошла назад почти на километр, а сам он потерял около 51 млн. кубометров льда.


Команда исследователей считает, что эти изменения могут повлечь за собой серьезные последствия для стока рек и, соответственно, для запасов питьевой воды Алматы. Многие реки, обеспечивающие необходимые местному сельскому хозяйству системы орошения, пополняются за счет ледников и вечной мерзлоты на Тянь-Шане. Именно поэтому от ледников зависят жизни миллионов людей в регионе.


Ученые полагают, что таяние ледников повлияет не только на развитие Казахстана и на сельское хозяйство страны, но также поставит под угрозу политическую стабильность всего региона, поскольку многие реки протекают по территории нескольких государств. Порядка 90% запасов воды в Казахстане используется для орошения земель, эффективность которого составляет всего 40-60%. При этом каждый год к системе добавляется по 9 тысяч гектаров. По словам ученых, постоянное уменьшение ледников, происходящее с конца ХХ века, связано с постепенным повышением среднегодовой температуры в регионе.


\»Эффект, оказываемый на ледники глобальным потеплением, интересен не только ученым. Таяние ледников влечет за собой серьезные политические, экономические и социальные последствия, — говорит доктор Харрисон. — Я думаю — можно с уверенностью говорить, что причиной таяния тянь-шаньских ледников являются климатические изменения\».


\»В нашем распоряжении есть записи наблюдений за состоянием климата, ведущиеся с начала прошлого века. Скептики полагают, что подобные наблюдения искажаются в связи с близостью к крупным населенным пунктам, — говорит ученый. — Но в данном случае речь идет о ледниках, расположенных в горах на высоте 3 тысяч метров. Там и в помине нет никаких городов и поселков\».


\»Эти данные подтверждаются наблюдениями за слоями льда, сохраняющими информацию о состоянии климата, а также метеорологическими записями\», — продолжает доктор Харрисон. \»Сложив всю эту информацию вместе, мы приходим к выводу, что именно климат влияет на ледники\», — эти слова британского исследователя приводятся в заключении материала ВВС.


Газета New York Times на днях опубликовала заметку агентства France Press, также посвященную попыткам решения водно-экологических проблем в Центральной Азии.


Конференция ООН по водным проблемам региона состоялась в Душанбе. В работе форума принимали участие представители 50 стран мира. Как говорится в сообщении, противоречия между государствами региона могут иметь опасные последствия. Проблемы, связанные с неравным распределением колоссальных водных ресурсов между Таджикистаном и Кыргызстаном, с одной стороны, а также их равнинными соседями Узбекистаном, Казахстаном и Туркменистаном могут время от времени ставить регион на грань вооруженного конфликта.


Эксперты напоминают, что неумелое управление водными ресурсами привело Центральную Азию к кризису, связанному с высыханием Аральского моря, на месте которого образовалась гигантская ядовитая пустыня, губительно сказывающаяся на жизни трех миллионов местных жителей.


Государственный визит малайзийского монарха


В Астану прибывают очередные высокие гости, и вряд ли кого-то удивит это сообщение. Но что меня больше всего привлекло — так это полные имена короля и королевы — я даже не стал рисковать с переводом.


По приглашению президента Нурсултана Назарбаева на предстоящей неделе в Казахстане побывают король и королева Малайзии Yang di-Pertuan Agong, Tuanku Syed Sirajuddin Syed Putra Jamalullail и Raja Permaisuri Agong, Tuanku Fauziah Tengku Abdul Rashid, сообщает местное англоязычное издание Utusan Express. Правящая чета в четверг начинает первый государственный визит в нашу страну.


Приветственная церемония пройдет в президентском дворце в Астане. В пятницу президент Казахстана даст в честь высоких гостей официальный банкет в Доме приемов \»Салтанат сарайы\». Также малайзийский король посетит Евразийский национальный университет, где ему будет присвоено звание почетного профессора.


Его Величество в пятницу намерен совершить молитву в мечети города Астаны. Программа визита предусматривает и знакомство с южной столицей Алматы. Главу государства будет сопровождать министр информации Малайзии. Также король и королева побывают в Узбекистане, где осмотрят достопримечательности Ташкента, Самарканда и Бухары.


В Куала-Лумпуре объявлено, что этот визит призван наладить отношения Малайзии с государствами Центральной Азии. Следует отметить, что король в Малайзии исполняет преимущественно представительские функции, причем эта должность является не наследственной, а сменной — ее занимают поочередно главы княжеств, из которых состоит малайзийская федерация. Реальная власть в этой стране сосредоточена в руках главы правительства, на посту премьер-министра уже не одно десятилетие находится Мохатхир Мохаммад, который, кстати, также несколько лет назад побывал в Казахстане.


comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...