Демократический транзит или Вавилонская башня демократии. Часть 2. Прения продолжаются

И власть, и оппозиция, так или иначе, апеллируют к обществу, как высшей инстанции… А что же думает по этому поводу само общество?..

Ранее опубликована: Часть 1. Вакансия пророка?


***


Понятно, что власть и оппозиция находятся на противоположных полюсах. Если первая делает акцент на постепенность и сложность процесса демократизации, то вторая стремится создать настроения катастрофизма и обусловливает реальную демократизацию необходимостью смены власти. Если представители власти предпочитают нивелировать недостатки демократии употреблением выражений типа “авторитарная демократия” и “страховка от электоральных сюрпризов”, то оппозиция апеллирует к внешним авторитетам, по принципу “барин нас рассудит” (например, Россия в качестве некоей “империи демократии” или официальные представители, международные организации и институты развитых государств Запада, вовлеченные по разным поводам во внутриполитические казахстанские процессы).


При этом и власть, и оппозиция, так или иначе, апеллируют к обществу, как высшей инстанции, используя при этом свою риторику в борьбе за политические предпочтения населения.


А что же думает по этому поводу само общество, от имени которого выступают обе стороны?


Проведенные ИАЦ “Прогноз” социологические исследования в ряде областей Казахстана по этой теме показывают противоречивое восприятие процесса демократизации населением и элитами.


Что касается общей оценки состояния процесса демократизации населением областей Западного и Восточного Казахстана, то усредненные показатели мнений респондентов распределились следующим образом:


Как бы Вы оценили ход политических процессов, происходящих в стране?


















Позитивные оценки


%


Негативные оценки


Считаю, что в стране соблюдаются все основные демократические нормы


12,18%


11,84%


Считаю, что ситуация в стране не имеет ничего общего с демократией


Считаю, что страна постепенно движется к настоящему демократическому обществу


33,46 %


33,38%


Полагаю, что о построении демократического общества в стране только говорят


Как видим, соотношение позитивных и критических оценок выглядит примерно равным, хотя картина по стране, конечно, может отличаться в ту или иную сторону.


Выявляется широкий спектр представлений наших соотечественников как о состоянии отечественной демократии, так и о моделях ее развития.


В целом для населения актуальность проблемы и понятия “демократии” определяется реалиями переходного периода, когда на переднем плане находятся, прежде всего, задачи экономического выживания. Проблемы демократизации отмечены во втором десятке главных жизненных проблем или за его пределами.


При этом население отчетливо демонстрирует сохраняющееся влияние тоталитарного прошлого — неверие в возможность эффективного воздействия на власть, сочетающееся с традиционностью менталитета и его ориентацией на коллективные ценности, патернализм в отношениях социума и власти (ответственность за происходящее и ожидание улучшений связываются с властью), и наряду с этим – усвоение основных понятий западного либерализма (права человека, свобода слова, выборность, политический плюрализм, продвижение к гражданскому обществу). Важный штрих к этой картине – отношение казахстанцев к перспективе “сильной руки”. Примерно половина опрошенных выступает за сильную власть, понимаемую как средство решения социально-экономических и житейских проблем. Другая половина выбрала ответ: “необходимо усиление демократии во всех сферах жизни”.


Основные группы мнений распределяются по двум крайним точкам.


Одни считают, что в основе своей верен ключевой постулат государственной идеологии о том, что демократия в стране должна быть специфичной и учитывать особенности менталитета казахстанцев. Крайняя грань специфики – вопрос о возможности демократии вообще в азиатской стране с мусульманским населением.


Другим, наиболее распространенным мнением, является то, что демократия не должна иметь какой-либо национальной окраски, так как она представляет общепринятый набор политических институтов и процедур, который нельзя игнорировать. Специфические отличия временны, стремиться надо все же к некоему эталону, перенимая при этом опыт не только западных стран, но и ближайших соседей, например, России. (При этом опыт губернаторских выборов в РФ часто приводится как аргумент “против” в вопросе выборности областных акимов.)


В то же время для значимой части населения оптимальным представляется проведение демократических преобразований “сверху”.


Около 2/3 респондентов считают наличие оппозиции (как элемента системы, а не конкретных сил) обязательным атрибутом демократии. Однако при этом она не воспринимается как “равновеликая” с властью сила, способная взять на себя ответственность за ситуацию в стране, а “нужна, чтобы власть чувствовала себя более ответственной перед обществом”. По сути, население оказывается восприимчивым к модели существования оппозиционных структур, но при этом не включают в эту модель идею периодической смены власти. Это подтверждается и анализом электоральной памяти населения, показывающей преобладающую поддержку провластной партии “Отан” по сравнению с оппозиционными партиями и движениями. Отсюда вытекает существенный и важный вывод: власть не может “запретить” оппозицию без ущерба для своего имиджа как власти демократической. В то же время оппозиция далеко не является “властителем дум” казахстанцев. Вместо треугольника: власть – народ – оппозиция, в “картинке мира” населения присутствует связка: мы – они (верхи). В этих условиях общие контуры взаимодействия обеих сторон представляются как попытки сохранить/улучшить статус-кво либо поиск какой-то взаимоприемлемой модели взаимодействия.


Население в целом невысоко оценивает как значимость ближайших выборов, так и политический вес представительных органов власти (см. “Уходящие маслихаты…”), представляя власти реальные возможности использования административного ресурса.


Элита, с точки зрения населения, занимает провластную позицию, являясь “агитбригадой власти”, которая “…вместо того, чтобы продвигать демократию, говорит, что демократия не нужна, она может превратиться в анархию”.


Для экспертов демократия – это, прежде всего, “свобода, в том числе свобода слова, а также высокий уровень материального благосостояния”. Основные препятствия на пути реформ — “незрелость и формальность демократии, отсутствие честных выборов и политики открытости, гласности, авторитарный стиль управления государством” и т.д.


В среде экспертов и населения имеются скептики (реалисты?), которые полагают, что “демократия – это некая абстракция, недостижимый идеал”, считают, что “стопроцентная демократия… вот как “город-солнце”, который раньше описали, его нет, нигде в мире нет”.


Ни те, ни другие не согласны с постулатом о “незрелости” казахстанского общества, его неготовности к демократии.


В общем, в народном мнении можно почерпнуть много чего, но только не готовых рецептов демократизации. И, тем не менее, именно народ является верховным судьей в этом процессе, как формально (в соответствии с нашей Конституцией), так и по существу. Однако обобщенного суждения по этому вопросу казахстанцы еще не вынесли.


(Окончание следует.)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...