Цыплят по осени считают

А в Казахстане экзамены у акимов всех уровней на состоятельность и дееспособность принимают, по всей видимости, при выборах…

Цыплят по осени считают. А в Казахстане экзамены у акимов всех уровней на состоятельность и дееспособность принимают, по всей видимости, при выборах. Нынешние выборы – это всего лишь выборы в маслихаты, местные органы представительской ветви власти. То есть они имеют лишь третьестепенное значение. Это вам – не выборы в мажилис Парламента и, тем более, не выборы на высшую в стране должность. Но они тоже по-своему важны. В ходе их можно испытать и отработать модели более значимых выборных кампаний будущего. Настоящие испытания для всей структуры исполнительной власти еще впереди. Так что акимы нынче, если быть точней, сдают не столько сами экзамены, сколько предэкзаменационные тесты.


Кое-кто из них, кто опростоволосился задолго до такой предварительной обкатки и навлек на свою голову высочайший гнев, так, наверное, не кажется. Как говорится, тот, кто обжегся на молоке, дует на воду. Поэтому, думается, нет ничего удивительного в том, что такие акимы уже накануне маслихатовских выборов проявляют чудеса бдительности и расторопности. Сказанное прекрасно иллюстрируется тем, что сейчас происходит в политической жизни Атырауской области, бывшей до сих пор самой проблемной с точки зрения задачи, предполагающей недопущение выведения маслихатов всех уровней из-под контроля акимов. В апреле прошлого года тогда только что назначенный местный аким “прошляпил” опаснейшую инициативу оппозиционных сил в форме Народного нефтяного фонда Казахстана (ННФК) и последствий его деятельности.


Вот что писал об этом в “Панораме” журналист Я.Разумов: “Менее месяца назад ряд общественных деятелей, представляющих нефтедобывающие регионы страны (Кызылординскую, Атыраускую и Маныгстаускую области), объявили о создании Народного нефтяного фонда Казахстана… Инициатива по созданию ННФК (кстати, до сих пор не зарегистрированного официально) получила неожиданно быстрое развитие: недавно делегация ННФК была приглашена в США, где провела ряд встреч. Председатель ННФК Ш.Абильтаев. его заместитель И.Кушенов и журналист Жумабай Доспанов побывали в Соединенных Штатах по приглашению некоего (обратите внимание!!! – авт.) “Евразийского института экономических и политических исследований”. По словам представителей ННФК, они были приняты в государственном департаменте, Международном республиканском институте США, а также встретились с некоторыми сенаторами и конгрессменом Христофером Смитом,… выступили в радиопрограмме “Голоса Америки”… Что же касается деятельности ННФК в Казахстане, то в Атырауской области депутаты маслихатов двух районов, поддерживающих фонд, будут добиваться внеочередного созыва сессий районных маслихатов для озвучивания требований фонда: оставлять в тех областях, где сосредоточена нефтедобыча, не менее 25% прибыли от реализации нефти.” (“Еще официально не зарегистрированный ННФК получил неожиданно скорое признание в США”, №15. 19.04.02 г.). В “Навигаторе” был тогда же опубликован материал Есета Каипгерея на эту тему под названием “В США ставят на западноказахстанский сепаратизм?!”


Как видите, маслихаты даже районного уровня могут создать очень серьезную проблему не только своему или областному акиму, но и всей структуре исполнительной власти государства. До той поры в Казахстане считалось, что выборные органы на местах лишены какой бы то ни было реальной возможности проявлять самостоятельную инициативу. Тем более такую, которая оказалась бы удостоена внимания очень серьезных политических и государственных деятелей в самой Америке и, по этой причине, породила бы большущую проблему официальной Астаны. Случай ННФК доказал, что при соответствующей организации дела и районные маслихаты могут заставить считаться с собой кого угодно. Ведь они тоже являются выборными органами. То есть, сославшись на тот народ, который их избрал, в состоянии нанести сложившейся в Казахстане не де-юре, а де-факто системе государственного управления сокрушительный урон. А попытка укоротить их репрессивными методами, отработанными уже на отдельных строптивых деятелях, может обернуться непредсказуемыми последствиями.


А их, эти последствия, в атырауском случае просчитать было особенно сложно потому, что в области, дающей самые большие объемы нефти, сельское население (то есть те люди, которые избрали районные маслихаты) живет в целом хуже, чем в других, отнюдь не являющихся донорами республиканского бюджета областях, имеет гораздо более высокие, чем в среднем по республике, показатели по безработице и заболеваемости туберкулезом. Так что его симпатии в любом случае были бы на стороне своих местных депутатов, пытающихся как-то исправить такую очевидную, с точки зрения формальной логики, несправедливость. То есть инициатива, по определению, должна была удостоиться широкой поддержки местных жителей. На этом строился расчет тех, кто стоял за этим, скажем, фрондистским начинанием. В случае взятия местной и центральной исполнительной властью курса на силовое подавление такой инициативы они сами могли пострадать, но дело, начатое ими, получило бы гарантированную раскрутку. Это – во-первых. Во-вторых, один из двух районов, депутаты которых собирались добиваться внеочередного созыва сессий своих маслихатов для озвучивания требований фонда об оставлении в тех областях, где сосредоточена нефтедобыча, не менее 25% прибыли от реализации нефти, — это бывший Денгизский, нынешний Курмангазинский район. Он находится на границе Атырауской области и Республики Казахстан с Астраханской областью и Российской Федерацией. Его жители родственными и житейскими отношениями связаны с близлежащими астраханскими районами и самой Астраханью в куда большей степени, чем с далеким Атырау на востоке.


То есть при возникновении там какого-нибудь конфликта, он мог принять межгосударственный характер. А из всех российских областей официальная Астана особо выделяет именно Астраханскую область, гордясь хорошими отношениями с ней. Ее губернатор Гужвин даже удостоился у нас президентской премии мира и согласия. А мемориал Курмангазы на территории Астраханской области, где этот великий казахский композитор похоронен, президент Н.Назарбаев в свое время открывал вместе с российским тогдашним премьер-министром В.Черномырдиным…


Одним словом, в 2002 году инициатива ННФК, заручившегося поддержкой депутатов двух районных маслихатов в Атырауской области, грозил вылиться в предтечу распада системы управления, которая была заложена на заре советской власти, в конце 20-х г.г. XX века, и сохраняется, в слегка подкорректированном после государственной независимости виде, по настоящее время. Задача разрядить эту ситуацию явилась огромным испытанием для акима А.Мусина, чье назначение на этот пост практически совпало с “выстрелом” оппозиции в виде инициативы ННФК.


Поэтому с ходу ставить ему в вину что-то серьезное в связи с названным случаем было сложно. Можно предположить, что этот самый “выстрел” с привлечением маслихатов готовился с расчетом на то, что он будет произведен при прежнем акиме С.Даукееве, который был человеком извне, а посему, по определению, должен был, будучи обязан как-то реагировать на него, быть загнан в тупиковое положение. Видимо, официальная Астана все же владела ситуацией. Когда уже самая ключевая часть задуманного оппозицией сценария этой инициативы (поездка представителей ННФК в Вашингтон с приемом в государственном департаменте, Международном республиканском институте США, а также встречами с некоторыми сенаторами и конгрессменом Христофером Смитом и выступлением в радиопрограмме “Голоса Америки”) была запущена и развивалась, в Атырау сменился аким. Пришел Аслан Мусин — уже хоть не “чужой”, но и не совсем “свой” человек. Из соседней Актюбинской области. Тамошний уроженец и бывший аким.


И в самом начале столкнулся с жестким противодействием местных околовластных кругов. Те организовали его как бы всеобщее осуждение на местном и столичном уровне за то, что он отстраняет местные кадры и назначает приехавших вместе с ним с места его прежней работы людей. Эти разговоры со временем приняли характер конфликта между представителями двух – байулы и алимулы — из трех родоплеменных союзов (есть еще жетиру), которые и составляют Младший жуз.


К примеру, с осуждением кадровой практики А.Мусина выступила депутат мажилиса, популярная поэтесса Ф.Унгарсынова, являющаяся его землячкой, уроженкой Актюбинской области, и в данном случае выступившая в защиту атырауцев от него. В данном случае их алимулинец А.Мусин и байулинка Ф.Унгарсынова оказались, вопреки землячеству, по разные стороны баррикад по признаку принадлежности двум отдельным родоплеменным союзам. Сейчас уже понятно, что приход А.Мусина вызвал такую бурю страстей вовсе не потому, что этот факт оскорбил чувства местных, не столько потому, что он провел кадровую перетряску. Ибо находившийся до него на этом посту С.Даукеев являлся уроженцем вообще другого региона и вообще сильнейшим образом раздражал атыраускую общественность еще в бытность министром экологии тем, что, как считалось, потакал работающим там транснациональным корпорациям, позволяя им безнаказанно гробить местную природу. При его пребывании в Атырау сразу было заведено дело по одному приватизационному факту с вовлечением в него двух бывших акимов — Р.Чердабаева и С.Тугельбаева, являющихся главами двух мощнейших, связанных с нефтяной индустрией местных кланов… Так что в случае С.Даукеева у местных было куда больше оснований подняться против не “своего” акима. Но все, что было, по-видимому, подготовлено для него, с небольшими поправками как бы сгодилось и для А.Мусина. Сценарий, очевидно, был запущен, и останавливать его уже было нецелесообразно…


Эта история освещалась в опубликованных на сайте “Навигатора” статьях В Казахстане идет информационная гражданская война (автор — Шарип Есенгалиев) и “Подводные камни” дела “жас алаш” против А.Мусина” (автор – Алимжан Естемесов, часть 1, часть 2 и часть3). По сути, это был первый в Казахстане конфликт, в котором нашли свое отражение противоречия между районным и областным уровнями власти, между местным и правительственным бюджетом, между областями (Актюбинской и Атырауской), между родоплеменными союзами Младшего жуза, а также интересы самых различных политических группировок как в Атырауской области и Астане, так и в коридорах власти в Вашингтоне.


За прошедшие почти полтора года А.Мусин не только оправился от ударов, которые обрушились на него с приходом на пост атырауского акима, но и, как свидетельствуют последние события, сумел до начала очередных выборов в маслихаты укротить местную оппозицию. В том числе и тех, кто входил от Атырауской области в ННФК, подключил к описываемой инициативе этого фонда депутатов двух районных маслихатов и ездил в свое время как бы от имени этих местных органов власти в Вашингтон за поддержкой американских политических кругов. Для акима А. Мусина это, несомненно, большой успех. Ведь за полтора года местная общественная атмосфера в отношении его администрации изменилась от полного неприятия до признания со стороны даже непримиримой оппозиции.


Как это следует из публикации в атырауской прессе, оппозиционные лидеры прямо перед ним во всеуслышание признали свою ошибку и повинились. Их снимки на встрече с акимом публикуются в газетах, такого же рода сюжеты прокручиваются по телевидению. Вот что там говорил бывший активист РНПК и ДВК Ибрагим Кушенов (цитируется по “Алтын Орде”, №34, 2003 г.): “Те огромные дела, которые осуществляются областным, республиканским руководством, может не замечать только слепой. Мне стыдно, что в поисках недостатков я не замечал те благие перемены, которые стали гордостью казахстанцев. А недостатки есть в любой стране. То, что у нас хорошего больше, радует”. А ведь он был заместителем председателя того самого ННФК и ездил в составе делегации этого фонда из трех человек в Вашингтон… Оппозиционеры сложили свое оружие. В общем, в отдельно взятой области одержана полная и безусловная победа над организованной формой оппозиции. Она особенно примечательна на фоне тех огромных проблем, которые в соседней Западно-Казахстанской области с оппозиционными силами на нынешнем предвыборном этапе испытывает аким К.Кушербаев. Еще больший прокол в такую ответственную политическую страду допустил Е.Имантаев, аким другой соседней области – Актюбинской. У него Ж.Куаншали, потенциально самый ярый местный оппозиционер (поддержка его со стороны населения была столь сильной, что при выборах в Верховный Совет в 1994 году областной акимат не смог ничего поделать с ним), который до сих пор относительно тихо сидел на госслужбе, вдруг взбунтовался и, отправив открытое письмо о своей отставке на имя президента РК и акима области, перешел в ряды оппозиции.


Вот что значит – за одного битого двух небитых дают. При нынешней политической страде нещадно битый прошлой весной и летом А.Мусин обошел по показателям обеспечения беспроблемных для официальной Астаны двух небитых – акимов Западно-Казахстанской и Атырауской областей. А посему, быть может, полезно акимам устраивать “битье” заблаговременно.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...