Партия Дариги: миф или реальность?

Словно мухи, тут и там ходят слухи по умам…


Полку сенсационных слухов прибыло: говорят, старшая дочь президента РК создает новую партию. Условно назовем ее ПНД – партия Назарбаевой Дариги.


Этот слух уже получил постоянную прописку в кругах, политически озабоченных. Причем с каждым днем он дополняется новыми подробностями, призванными подкрепить достоверность сей версии.


Например, говорят о том, что шабарманы Дариги Нурсултановны уже якобы обратились с предложением вступить в ее партию (разумеется, когда она уже будет зарегистрирована) к одному маститому казахскому театральному режиссеру, занимающему диссидентскую позицию по отношению к власти.


Причем, дескать, за согласие оному диссиденту была предложена немалая сумма в у.е. Однако, бедный материально, как и вся наша культура в целом, но богатый духом режиссер якобы гордо ответил, что он предпочитает быть нищим…


Политические слухи обычно на пустом месте не возникают. И запускают их в основном главные фигуранты “узун-кулаков” либо другие заинтересованные лица. Именно так зондируется общественная почва для внедрения нового “ноу-хау” или отмены оного (если “слухмейкером” является власть), либо проверяется реакция властей (если слух запускается из оппозиции).


Первыми и пока единственными публично откликнулись на этот слух Мухамеджан Адилов в газете “Экономика. Финансы. Рынки” и г-н Асан Бей на сайте “Навигатор”. Попробуем поразмышлять о вероятности их прогнозов и верности их оценок ситуации.


Первый блин всегда комом


Начнем с господина Асана Бея, чье видение будущего означенной ПНД и лично Дариги Нурсултановны озаглавлено: “Анатомия слухов или к вопросу о преемственности политических идей”.


…Ни для кого не секрет, что первый подготовительный этап в раскрутке Дариги Назарбаевой в качестве публичного политика вроде бы закончился и ситуация созрела для появления чего-то нового и интересного”, — пишет он.


Действительно, кое-какая раскрутка имела место быть. Например, в виде международных журналистских форумов.


Однако, как в лучшие коммунистическо-комсомольские времена, они прошли в стиле грибоедовского Репетилова: “Шумим, братец, шумим!”


Отшумели мировые медийные витии, отблистала Дарига Назарбаева в президиуме этих форумов, а со свободой слова в Казахстане стало только хуже. Оппозиционные газеты властями преследуются еще сильнее, посажен в лагерь “насильник” Сергей Дуванов, новый законопроект “О СМИ” больше похож на гаечный ключ, коим наглухо будут затянуты последние болты на крышке саркофага, в который затиснуто инакомыслие.


Да и информационные войны между даже лояльными власти СМИ продолжали бушевать. Достаточно вспомнить комья грязи, которые в свое время “Караван” с упорством, достойным лучшего применения, бросал в сторону “Мегаполиса”, точнее, его тогдашнего владельца…


По большому счету, глава Конгресса журналистов Дарига Назарбаева так и не стала для пишущей братии Казахстана чем-то вроде гуру, чей авторитет непререкаем, а слова имеют большой вес. Может быть, потому что пришла она в эту беспокойную и бедовую профессию “сверху”, сразу на пост руководителя телевизионного агентства “Хабар”, а не “снизу” — через череду новостных сюжетов или авторских программ, через муки творчества перед компьютером или в монтажной аппаратной.


А кто-нибудь читал статьи и очерки Дариги Нурсултановны на газетных или журнальных страницах (интервью не в счет)?


Возможно, эти форумы и позволили ей заработать очки в глазах зарубежных деятелей от журналистики и политики, но отнюдь не на родине. Главная “хабаровчанка” может утешаться библейской мудростью на этот счет: “Пророков нет в отечестве своем”…


Более яркими оказались вокальные дебюты Дариги Нурсултановны на казахстанской и российской сцене. Если она таким образом просто “оттягивалась” после тяжких трудов на информационном и политическом поле, то, как говорится, чем бы дитя (известно, чье) не тешилось…


Но если таким образом ее имиджмейкеры пытались раскрутить политически г-жу Назарбаеву, демонстрируя народу ее демократизм, открытость и продвинутость, то они дали большого маху. Поскольку эти концерты у большинства замордованных жизнью казахстанцев вызвали только раздражение: “С жиру бесится!” И в этом случае имя ее политтехнологам – обыкновенные “мордоделы”…


Так что, как видим, “первый подготовительный этап раскрутки” Дариги Нурсултановны, о котором пишет г-н Бей, закончился, по большому счету, пшиком. Поскольку эти акции не принесли ей большой популярности внутри страны…


Автор реформ в авторитарной стране – всегда камикадзе


Ни существующие провластные партии, ни оппозиция, по г-ну Бею, так и не стали реальной политической силой, способной изменить ситуацию. В результате на политическом поле Казахстана, по его мнению, возник “организационно-идейный вакуум, который в целях безопасности самой власти необходимо заполнять чем-то конкретным, эффективным и самое главное – перспективным”.


Под этим “чем-то” Асан Бей явно подразумевает будущую ПНД..


Г-жа Назарбаева, утверждает автор, как политик начинающий, более свободна от наследства существующей командно-административной политической культуры, а потому может повторить подвиг своей великой предшественницы-реформатора Индиры Ганди или путь Мегавати Сукарнопутри, дочери индонезийского президента Сукарно (если вспомнить обвинения в его адрес, то это сравнение довольно многозначительно)…


Вот тут-то, как говаривал отец гласности и перестройки Михаил Горбачев, и порылась собака. Если хорошенько вдуматься в идею г-на Бея, то поневоле приходишь к выводу: он предлагает г-же Назарбаевой роль либо могильщицы существующего в РК режима, либо политического камикадзе (что, впрочем, по сути одно и то же).


Ведь что такое, в сущности, сегодня представляет собой Республика Казахстан в плане государственного управления? По большому счету – тот же мини-Советский Союз.


Тот же всемогущий и фактически пожизненный генсек на верху властной пирамиды, только теперь его должность называется по-другому. Те же удельные князья – секретари обкомов, назначаемые сверху. Тот же тотальный контроль над СМИ.


Единственная, но кардинальная, разница заключается в том, что тогда мы строили социализм, а ныне – капитализм. Да еще разве то, что тогда была реально властвующая партия, пост главы которой давал необъятную власть любому занявшему это кресло функционеру.


Впрочем, и Советский Союз, по большому счету, копировал государственное управление абсолютной монархии, каковой была Россия до февраля 1917 года. Разве что власть здесь наследовали родственники не по крови, а по “духу”…


А у нас сегодня мы имеем конструкцию, выстроенную под одну конкретную личность. И если сие сооружение хотя бы слегка деформировать, неважно, что и с благой целью, то оно может рухнуть, погребя под собой и “деформатора”.


История учит тому, что ничему не учит?


Наглядный пример тому – та же перестройка того же Михаила Сергеевича. Процесс, затеянный им, не только просто пошел, но и превратился в лавинообразный поток, снесший с карты мира супер-державу, контролировавшую пол-мира, и самого Горбачева – с президентского “трона”…


Но чаще всего в советской империи реформаторы кончали также плохо, но все-таки по-иному. Их убирали “приближенные к телу”, которые в существующей системе политических координат жили весьма комфортно, являясь высшей элитой страны.


Вспомним гибель приснопамятного Лаврентия Берия, последовавшую почти сразу за кончиной “отца народов”. Вот что в свое время писал видный советолог Абдурахман Авторханов: “Берия был не только полицейским. Как политик он был на голову выше своих коллег по Политбюро. Он понимал, что Сталиным кончается эпоха, что отныне стать великим и успешно править сможет только Анти-Сталин. Действительно, выяснилось, что штыками можно завоевать и собственную страну, но управлять ею вечно, сидя на этих штыках, более чем неудобно…


О том, что Берия после смерти Сталина объявил большую амнистию, знают практически все. Но мало кто знает, что он планировал вообще разрушить печально известный ГУЛАГ и отменить “политические” статьи в Уголовном кодексе, о чем он говорил Анастасу Микояну.


Более того, Берия, став фактическим правителем СССР, перенес центр тяжести из партаппарата в правительство. “На робкий вопрос венгерского руководителя Ракоши, чем же в таком случае должен заниматься ЦК партии, резко отвечает: “Исключительно пропагандой. А всем остальным пусть занимается Совет министров”, — писал тот же Авторханов.


“Железный Лаврентий” планировал даже введение разного вида собственности на средства производства, кроме государственной, — коллективную и даже частную, ликвидацию нерентабельных хозяйств и открытие шлагбаума для фермерства с правом владения и наследования земли! Его сын Серго писал, что Берия был поклонником идей Столыпина!


Однако говорить о том, что “хороший” Лаврентий Павлович в свое время был вынужден исполнять повеления “плохого” Сталина, а потом попытался исправить положение, было бы, мягко говоря, наивно…


Он просто объективно понимал, что для того, чтобы сохранить империю, ее надо изменить. Но в своих реформах он не мог рассчитывать на поддержку и помощь остальных членов Политбюро, которые хотели всего лишь продолжать сталинизм, не будучи… “сталинами”.


“Знатоки” истории могут возразить: Хрущев и компания убрали Берию не за его стремление к реформам, а только из соображений своей физической безопасности!


Совершенно верно! Но наверняка уже начавшиеся перемены в политике еще больше убедили “хрущевцев”, что Берия в их помощи не нуждается, а потому его нужно “мочить” как можно быстрей. (Кстати, Серго Берия утверждал, что его отца убили сразу при аресте, и никакого допроса и, тем более, суда вообще не было!)


Впрочем, и сам Никита Сергеевич, как известно, пострадал из-за своей неуемной тяги к реформам: введению совнархозов, перекройке политической карты СССР, “кукурузизации” сельского хозяйства и, самое главное, демонтажу сталинизма. Те же самые сталинисты из Политбюро, помогавшие ему убрать Берию, поняли, что их пребыванию на Олимпе вновь приходит конец, и организовали переворот…


Верность мысли о том, что в авторитарных режимах инициация политических реформ оказывается наказуемой для самих инициаторов, подтверждает и подозрительно быстрая кончина Юрия Андропова, который, став генсеком, замахнулся на “святое” коммунистическо-чиновничьей знати – привилегии и открытую коррупцию в ее рядах.


Если углубиться в далекое прошлое, то сию закономерность мы увидим и там, в царской России (которая, повторюсь, стала образцом государственного управления для ВКП(б)).


Например, о внуке Петра Первого, племяннике царицы Елизаветы Петре III и его сыне Павле сложено много исторических анекдотов. В них они выставлены чуть ли не полнейшими идиотами.


Однако, на самом-то деле и тот, и другой были крупными… реформаторами, но их преобразования точно так же били по интересам придворной знати и другой элиты. Их реформы значительно улучшали жизнь простого народа, но зато заставляли дворянство служить и работать по настоящему, особенно – гвардейцев, служба которых была типичной синекурой. Гвардия даже не принимала участие в боевых действиях во время войн, оставаясь при дворе.


Потому именно гвардейцы стали основной силой, свергшей с трона и Петра, и Павла…


Кто-то может возразить: “А как же великий Петр Первый? Ведь он коренным образом преобразовал Россию и умер своей смертью, оставаясь царем?”


Ну, во-первых, не таким уж великим реформатором, по мнению современных историков, был Петр Алексеевич Романов. Во-вторых, свои преобразования он проводил революционным путем, а не эволюционным, как это пытались сделать его преемники Петр III и Павел I, а потом – Лаврентий Берия, Никита Хрущев, Юрий Андропов и Михаил Горбачев.


Команду Петра Первого составляли люди разных сословий и вероисповеданий: иностранцы, молодые дворяне и бояре, а так же простолюдины, вроде Александра Меньшикова. Опираясь именно на них, он боролся с косностью бояр, стоявших за устои “кондовой Руси”, и победил их.


У остальных реформаторов, названных выше, не было сплоченной команды единомышленников, они были волюнтаристами в воплощении своих преобразований. Зато их противники составляли многочисленную и крепкую силу, которую они должны были потерять вместе со своими привилегиями и материальными благами…


В этой жизни все не так, все не так, ребята!


Если Дарига Нурсултановна, согласно г-ну Бею, действительно является потенциальным реформатором, то она объективно должна вступить в политическую борьбу с нынешней “кадровой колодой” ее отца, особенно – с его ближайшим окружением.


Она, так же, как в свое время Хрущев с сотоварищи после смерти Сталина, рассчитывает на то, что сможет и после Назарбаева сохранить “назарбаевизм”, отнюдь не будучи при этом стопроцентными “Нурсултанами”.


Но система, выстроенная под одного конкретного человека с учетом особенностей его характера, воли и интеллекта, неизбежно даст сбой при “воцарении” другой личности. Особенно, если она окажется намного слабее своего предшественника во всех планах…


А потому Дарига Назарбаева должна будет для спасения своей семьи (в буквальном смысле этого слова) выступить против этого ближайшего окружения, которое, пытаясь сохранить свое благополучие, может или предать, или своими конвульсиями погубить всю систему. Потому что любая, даже самая незначительная попытка перемен неизбежно ударит по ней самой.


Одновременно Дарига Нурсултановна должна будет нейтрализовать оппозицию, которая наверняка после схода Назарбаева с политической сцены сильно активизируется.


Однако, если в этой борьбе она окажется по большому счету одна, без сильной команды единомышленников, то старшую дочь президента страны ожидает неизбежный крах…


Мухаметжан Адилов в своей статье “Сольная партия Дариги” в газете “Экономика. Финансы. Рынки” считает, что “…можно предположить, что не меньше чем две трети “отановцев” (а это более 200-от тысяч человек) предпочтут стать однопартийцами Дариги, нежели остаться под руководством г-на Ермегияева”. Кроме того, считает г-н Адилов, новая ПНД в своей “кадровой” политике сделает основную ставку на 30-40-летних казахстанцев, чем, дескать, может нанести весомый урон и партии “Ак жол”. И вообще-де, новое детище Дариги Нурсултановны может лишить финансирования все политорганизации правого, провластного толка. То есть, обречь их на исчезновение.


Но вряд ли дочь президента сможет рассчитывать на поддержку сторонников “Светлого пути”: ведь эта партия изначально объединила противников ее мужа Рахата Алиева…


Далее в статье говорится, что в агентстве “Хабар”, возглавляемом Даригой Назарбаевой, уже якобы подготовлены и обучены в России кадры для формирования избирательных штабов республиканского и областных рангов, ведется подготовка “районщиков”. И, дескать, делается все это с высочайшего одобрения ее отца…


Написано живо, грамотно, но, опять же, по скромному разумению вашего покорного слуги,.. ошибочно.


Во-первых, хотя бы потому, что Дариге Нурсултановне для воплощения в реальность ее “президентских” амбиций (при наличии таковых, разумеется) в нынешних условиях абсолютно не требуется личная партия.


Ведь тот же “Отан” ошибочно называют партией власти. В классическом понимании этого термина именно она должна была сформировать кадровый состав высшего эшелона власти. У нас же получилось наоборот, яйцо появилось раньше курицы: вначале образовалась власть, а уже потом – партия.


В цивилизованных странах представители действительно “властных” партий претворяют в жизнь директивы своей организации, а не свои личные. У нас же “Отан” создан для озвучивания политического “одобрям-са” действиям власти и их законодательного подкрепления ее депутатской фракцией. Надо будет – и за президенство Дариги Нурсултановны проголосуют и там, и здесь!


Политическая свобода этой партии (впрочем, и всех отечественных партий, независимо от их политической ориентации) на данном этапе похоже на свободу арестанта на этапе пересыльном – “шаг влево, шаг вправо…”


Что уж тут говорить о способности других партий повлиять на политическую ситуацию в стране?


А потому сегодня для президентства Дариге Нурсултановне требуется только одно: политическое “добро” на это ее отца и согласие его ближайшего окружения, а главное — Александра Машкевича.


Другое дело, насколько реально получение ею этого “добра” и согласия? С учетом того, что за ней так или иначе маячит тень ее мужа Рахата Алиева, оно выглядит весьма проблематичным…


Не стоит забывать, что противники Рахата Мухтаровича сплотились не только в ДВК и “Ак жоле”, но и в ближайшем окружении главы страны. Для того, чтобы узнать их имена, достаточно прочитать воспоминания Мухтара Аблязова, размещенные на “Евразии”…


Назначение Рахата Алиева послом в Австрию, что там уж греха таить, является не чем иным, как политической ссылкой. Таким путем Нурсултан Назарбаев добился компромисса между своей семьей (в прямом понимании этого слова) и Семьей, отдельные вассалы которой передислоцировались в оппозицию “радикальную” (ДВК) и “умеренную” (“Ак жол”).


Назарбаев, что бы там о нем ни говорили, в первую очередь – реалист и прагматик. Он прекрасно понимает провальность проекта “Дарига – преемник”:


— глобализация является понятием не только экономическим, но и политическим;


— в современном мире наследственная передача власти в республиках абсолютно невозможна без того, чтобы преемник не ассоциировался, скажем, с кровожадным “Бэби Доком”, сынком гаитянского диктатора “папы Дока” Дювалье, именно так ставшим правителем острова;


— инвесторы не будут вкладывать средства в долгосрочные проекты в стране, которой правит семья, являющаяся, по сути, простым временщиком – после ее схода с политической сцены возможно возникновение форс-мажорных ситуаций…


— нужен преемник, устраивающий буквально всю элиту, а “воцарение” Дариги (читай, Рахата) неизбежно вызовет большую склоку среди “допущенных к столу” (выражаясь языком Фазиля Искандера). Что, в свою очередь, грозит хаосом, в результате которого власть может получить оппозиция, мечтающая о реванше.


И самое главное: создание ПНД вновь весьма ощутимо подмочит репутацию главы государства и имидж гаранта Конституции в глазах народа (пусть даже мнение масс и не является сегодня решающим). Помните, как неоднозначно общество восприняло его слова относительно назначения Рахата Алиева в Службу охраны президента: “Мои дети, как и все, имеют право работать на государственной службе”?


А теперь представьте, как Нурсултан Назарбаев будет вынужден благодаря дочери публично перефразировать это ставшее одиозным оправдание: “Мои дети, как и все, имеют право, иметь собственные партии…”


Так что создание ПНД с целью передачи Дариге Нурсултановне власти нынешним президентом из рук в руки для сохранения существующего положения вещей совершенно излишне.


А изменение политического статус-кво власти для нее самой смерти подобно в любом случае…


P.S. Когда этот материал был уже закончен, появились сообщения о том, что Дарига Назарбаева во время своего визита в Актюбинск агитировала местную студенческую молодежь вступать в некое общественное объединение “Асар”, якобы созданное весной этого года ею вместе со своим тестем Мухтаром Алиевым, ветераном ВОВ, дважды Героем Советского Союза Талгатом Бегельдиновым, Муратом Ауэзовым и другими видными людьми страны.


Странно, что об этом мы узнаем только осенью.


Но вполне понятно, почему сия агитация молодежи была начата в провинциальном Актюбинске, а не в продвинутом Алматы. Как и намеки на возможную быструю карьеру с приведением конкретных примеров.


В общем, все только начинается…

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...