Вниманию Председателя Центризбиркома РК госпожи З.Балиевой, и не только

О “государстве в государстве”, где не признают норм ни элементарной этики, ни отечественных законов

Господин Тиль – “оригинальный” стиль взаимоотношений с людьми и с законом, или о “государстве в государстве” — неприступной твердыне в частном иностранном владении под названием “Донский ГОК”, где не признают норм ни элементарной этики, ни отечественных законов.


Выборная кампания, уже на стадии регистрации кандидатов в депутаты маслихатов отмеченная в Актобенской области небывалым прежде “отстрелом” неугодных для местных властей претендентов и приведшая к установлению практически чисто советского “стандарта” их представительства по избирательным округам (в те времена – ровно по одному, сейчас – лишь чуточку больше этого сакраментального числа), вышла, можно сказать, на финишную прямую. В числе тех редких счастливчиков, коим удалось уцелеть от “ураганного огня” облакиматовской “артиллерии” и составить конкуренцию имантаевским ставленникам, приближается к нему, то бишь к финишу, и поэтесса, член Союза писателей Казахстана, известный общественный и политический деятель Айсулу Кадырбаева (Айсулу ханым), баллотирующаяся кандидатом в депутаты облмаслихата по Хромтаускому избирательному округу №28.


Из-за того, что приходилось постоянно защищать знакомого уже, видимо, всей республике Айдоса Садыкова от постоянных же козней против него замакима области Амангельды Есеркепова с сотоварищи, она достаточно поздно вступила в хоть и скандальную, но вялотекущую (в силу указанной выше причины) выборную “гонку”. И поначалу казалось, что каких-либо эксцессов на этой стадии не предвидится. Увы и ах! Надежды сии оправдывались ровно до тех пор, пока мы, т.е. Айсулу ханым и ее доверенные лица – ваш покорный слуга и не менее, чем Айдос, популярный нынче в народе по той же причине (козни имантаевцев) Ерболат Сатыбалды, не дошли до стен хромтауской твердыни (почему “твердыни” — об этом чуть ниже) – всемирно знаменитого Донского горнообогатительного комбината, являющегося градообразующим предприятием для горняцкого центра с 22-тысячным населением.


Встречаемые в ходе составления графика встреч с избирателями повсюду с подчеркнутой доброжелательностью и, должно быть, убаюканные этой приятной атмосферой (хотя практически на каждом шагу нам назойливо напоминали о том, что предприятие сие является вотчиной Гражданской партии Казахстана, от которого и выставлен кандидатом Туяков — соперник Кадырбаевой), утром 12.09.2003 г. мы оказались в состоянии глубокого шока после приема у директора означенного комбината г-на Тиля Виктора Вольдемаровича.


Когда после “положенного” ожидания в приемной мы зашли к нему, он, вопреки всем правилам элементарной этики, во-первых, и невзирая на то, что среди нас находилась дама, не пригласил сесть, во-вторых, даже не встал с места, будто приклеенный к своему креслу. Холодный, как лед, и мрачный, как после похорон, он едва ответил на мое рукопожатие и, не успели мы даже усесться, тут же ошарашил нас восхитительным по своей бесцеремонности вопросом: “Что у вас?” Через пару минут придя в себя после такой “оригинальной” манеры разговора этого ба-а-лшого нашандика, я все же сначала представил всех нас и уже потом пояснил: “Пару дней назад Кадырбаева оставила в канцелярии заявление на ваше имя, поскольку нам сказали, что для проведения встреч с избирателями в цехах комбината необходимо ваше разрешение”. — “Ну и что?” Данный вопрос понравился нам еще больше прежнего своей лаконичностью и содержательностью. Мы уже начинали приходить в восторг от этих рубленых фраз (точь в точь как у робота, только-только начинающего осваивать заложенный в его программе лексический минимум). Млея от умиления, мы постарались как можно доходчивее объяснить наш непонятный поступок: “А то, что хотим узнать результат рассмотрения вами упомянутого заявления. Вы разрешаете или не разрешаете кандидату в депутаты проведение ею встреч с избирателями в цехах вверенного вам комбината?”


Дальше последовал ответ, который, без всяких сомнений, должен быть обязательно зафиксирован в анналах истории непременно золотыми буквами: “Никаких встреч в цехах! Комбинат – это частное предприятие. Мы будем работать на нашего кандидата – Туякова. А вы можете вывешивать ваши плакаты и проводить хоть митинги там, на площади”.


Мы, надо признаться, пришли уже в неописуемый экстаз оттого, что “робот”, совершив поистине фантастический скачок в освоении ораторской речи, выдал вдруг целую тираду! И продолжали эту милую беседу, глубоко сожалея в душе о том, что приходится прерывать ее глупыми замечаниями и вопросами: “Мы чрезвычайно благодарны вам за то, что великодушно позволяете нам собрания хоть в городе! Значит, встречи в цехах запрещаете категорически?” — “Категорически!” “А вы знакомы с законом о выборах?” — “Знаем мы законы”. — “Если знаете, то должны, видимо, понимать, что ваш запрет является нарушением…” — “Ничего не знаю! Я сказал – это частное предприятие, вот и все! У вас все? Тогда свободны, у меня нет времени!” — “Извините, у нас времени тоже нет, но мы, во-первых, достаточно долго ждали в вашей приемной, во-вторых, выяснили не все вопросы. Ладно, комбинат – частное предприятие, однако оно находится на территории Республики Казахстан и обязано подчиняться его законам, в том числе и выборному законодательству. Кроме того, люди-то, которые работают здесь, не являются вашей частной собственностью! Они же не крепостные крестьяне!” — “Прошу выбирать выражения!” — “Какие выражения? Я не матерюсь, не сквернословлю, я просто выясняю – ведь 6,5 тысяч рабочих и служащих комбината не являются вашими крепостными крестьянами? Они – свободные граждане страны, которые имеют право на встречи с кандидатами в депутаты, а кандидаты – с ними как с избирателями, но вы почему-то считаете себя вправе ограничить эти права. На каком основании?” — “Это не имеет значения” — “Может быть, вы являетесь доверенным лицом Туякова?” — “Может быть” — “А вы не боитесь ответственности?” — “Нет, не боюсь” — “Что ж, в таком случае вы получите то, на что напрашиваетесь. Нам придется сообщить о случившемся в Центризбирком и предать гласности…” — “Делайте, что хотите, прием окончен!” — “Что ж, окончен – так окончен. Для нас все ясно, и на том спасибо!”


Уже выходя из этого кабинета, столь резко контрастирующего с городом по части гостеприимства, я обернулся и предупредил: “Имейте в виду, Виктор Вольдемарович, вы начали с нами очень опасную игру!” Он что-то крикнул нам вслед, но я не разобрал…


Так завершился визит официально зарегистрированных кандидата в депутаты областного маслихата (которой в категорической форме отказали во встречах с 6,5 тысячами избирателей из общего их количества по округу 12 тысяч, отдав тем самым заведомую “фору” ее сопернику – одному из руководителей предприятия, где и работают эти самые 6,5 тысяч) и двух ее доверенных лиц в неприступную твердыню под названием “ДГОК” посреди необъятных казахских степей. Как известно, частным владельцем этого крупнейшего даже в планетарных масштабах предприятия является гражданин Израиля Александр Машкевич.


В этой связи напрашивается закономерный вопрос: “Это что же получается, вместе с правом частной собственности иноземные (так же как, возможно, и доморощенные) владельцы казахстанских предприятий получают для них и статус “государств в государстве”, которым необязательно подчиняться нашим отечественным законам? Или мы тут в силу своей “аборигенной отсталости” чего-то недопонимаем?”


Это – вопрос непосредственно уважаемой Загипе Яхяновне.


А это – вопрос всем нашим землякам в связи с недавно принятым Земельным Кодексом: “И не есть ли это тревожный сигнал того, что ждет нас в недалеком будущем на ЗЕМЛЯХ наших предков, отошедших в частную собственность настоящим и потенциальным машкевичам?”


С уважением Жасарал Куаныш-Али, доверенное лицо кандидата в депутаты Актобенского областного маслихата по Хромтаускому избирательному округу №28 Кадырбаевой Айсулу. г.Хромтау – г.Актобе, 13.09.2003 г.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...