Нефть, взятки, расследования: у американской Фемиды есть вопросы

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Руководство корпорации ChevronTexaco дает показания


После нескольких месяцев затишья — своеобразных \»летних каникул\» — вновь на страницах газет замелькали заголовки о расследовании по делу о взятках, связанных с нефтяными сделками крупнейших западных корпораций в каспийском регионе. Если для Казахстана такие сообщения стали уже привычными, то обвинения в адрес высших руководителей Азербайджана — это серьезный удар в очень чувствительный момент. Но сначала о расследованиях, касающихся нашей страны.


Руководство корпорации ChevronTexaco подвергнется допросу министерством юстиции США, поскольку обвинение расширяет расследование о предполагаемом взяточничестве в нефтедобывающей промышленности Казахстана, сообщает корреспондент Financial Times Джошуа Чаффин из Вашингтона.


Американская нефтяная компания получила повестку от федерального обвинения в Нью-Йорке, в котором ей предлагается свидетельствовать перед федеральным большим жюри по поводу казахского нефтегазового проекта, в котором она принимает участие.


Повестка, направленная еще в мае, также содержит требование к ChevronTexaco представить все документы, касающиеся деловых отношений с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, бывшим министром нефтяной промышленности Нурланом Балгимбаевым и бывшим специальным советником Назарбаева Джеймсом Гиффеном, которому в этом году было предъявлено обвинение во взяточничестве.


Гиффен, американский торговый банкир, не признал себя виновным по обвинению в переводе более 78 миллионов долларов от Mobil и других западных нефтяных компаний на счета высокопоставленных должностных лиц Казахстана.


Казахское правительство отрицает любые нарушения закона. Корреспондент FT напоминает, что Дж. Брайан Уильямс, бывший сотрудник ExxonMobil, имя которого также фигурирует в расследовании, в июне признал себя виновным в уклонении от уплаты налогов.


Политически-чувствительное расследование привело к напряженности в отношениях между США и Казахстаном, который проявил себя как ключевой союзник в войне с терроризмом и потенциально крупнейшим источником нефти за пределами Среднего Востока, полагает автор публикации.


По соглашению о разделе продукции, подписанному с Казахстаном в 1997 году, Texaco (ныне часть объединенной ChevronTexaco) совместно с компаниями \»Лукойл\» (Россия), Agip (Италия) и British Gas ведет разработку месторождения Карачаганак. Согласно оценкам, оно содержит до 2,4 миллиарда баррелей нефти и 16 триллионов кубических футов газа. Карачаганакское соглашение было обнародовано в Вашингтоне в ходе церемонии, на которой присутствовали Назарбаев и Альберт Гор, занимавший тогда пост вице-президента США.


Власти США указывают в обвинительном акте по делу Гиффена, что Texaco и другие партнеры как часть сделки перевели 17 миллионов долларов на контролируемый правительством счет в банке Credit Agricole Indosuez.


По крайней мере 5 миллионов из этой суммы были в конечном счете переведены Гиффеном на счет, которым управляло высокопоставленное лицо из Казахстана, сообщают правительственные источники. Повестка требует от ChevronTexaco представить любые документы, касающиеся предложений или обещаний выплаты денег или подарков должностным лицам казахского правительства, членам их семей или правительственным консультантам, говорится в публикации FT.


Тему, поднятую в публикации британского делового издания, подхватили и другие западные масс-медиа. \»ChevronTexaco выполнит требования повестки\», — сказала корреспонденту агентства Reuters представительница нефтяной корпорации Николь Ходжсон, хотя она не смогла сразу проинформировать о деталях расследования, о котором первой сообщила Financial Times.


Республика Казахстан становится все более значимым источником нефти и газа для американских энергетических компаний. А в последнее время она стала и источником противоречий, указывает Reuters. Обвинители полагают, что Гиффен осуществлял выплаты высшим должностным лицам при заключении шести нефтяных сделок, включая инвестиционное соглашение, по которому компания Mobil вложила в месторождение Тенгиз 1,05 миллиарда долларов. В рамках федерального расследования представители корпорации ExxonMobil вызывались в суд по обвинениям в причастности Mobil (которая слилась с Exxon в 1999 году) к делу о взятках. Представители ExxonMobil заявили тогда, что у них нет сведений о каких-либо незаконных платежах.


ChevronTexaco, участвующая в освоении тенгизского месторождения, также отвергает любые обвинения в незаконных действиях. \»Все платежи, которые ChevronTexaco переводила на счета правительства Казахстана, осуществлялись должным образом, в полном соответствии с правительственными инструкциями, в соответствии с действующим американским и местным законодательством\», — говорится в заявлении, озвученном Ходжсон.


ChevronTexaco владеет 50 процентами компании Tengizchevroil, которая ведет добычу нефти на месторождении, расположенном на северо-восточном берегу Каспийского моря, напоминает Reuters. Расширение работ на месторождении Тенгиз было отсрочено в ноябре прошлого года из-за конфликта между ChevronTexaco и Казахстаном в отношении сроков осуществления инвестиционного контракта. В апреле компания выплатила правительству 210 миллионов долларов за активы и инфраструктуру, приобретенные в 1993 году. На следующей стадии освоения на месторождении будут добывать от 430 до 500 тысяч баррелей нефти в сутки.


Элизабет Дуглаc, корреспондент Los Angeles Times, также попыталась выяснить реакцию руководства корпорации ChevronTexaco. Компания, базирующаяся в Сан Рамоне, \»полностью подчинится\» требованиям повестки федеральных обвинителей из Нью-Йорка, сказала ее представительница Мэрипэт Секстон. \»У нас нет никаких причин полагать, что мы являемся объектом расследования\», — добавила она. Секстон сообщила кроме того, что нефтяная компания получила повестку в суд 2 мая, но не стала информировать об этом в пресс-релизах или сводках новостей. \»Не было никаких оснований объявлять об этом, так как речь идет о простом запросе документов\», — сказала она.


Представитель министерства юстиции Брайан Сиерра отказался говорить по этому вопросу с корреспондентом издающейся в Лос-Анджелесе газеты, указав, что, согласно принципам его ведомства, они \»не комментируют дела и не подтверждают существование повесток в суд или ход расследований\».


Также Los Angeles Times приводит мнение еще одного эксперта. Эми Майерс Джефф, старший советник по вопросам энергетики Института Бейкера, входящего в состав Университета Райс, называет расследование, \»вероятно, наиболее известным и самым широким случаем, который мы знаем в индустрии за все годы, когда компании действуют за границей, и оно станет вехой в попытках определить рамки, что вы можете и что не можете позволять делать местным агентам\».


В другой корреспонденции Reuters, на этот раз из Алматы, говорится о реакции казахстанской стороны на последние сообщения. Официальные лица в пятницу отвергли утверждения о том, что в нефтедобывающей промышленности Казахстана процветает взяточничество после того, как американские обвинители вызвали для дачи показаний руководство ChevronTexaco, ключевого инвестора для этого государства Центральной Азии.


Казахское правительство, которое крайне заинтересовано в привлечении миллиардов долларов для освоения огромных нефтяных богатств в национальном секторе шельфа Каспийского моря, отрицает возможности любых нарушений закона. \»Они (американские обвинители) не представили никаких ясных свидетельств какой-либо причастности Казахстана к коррупционным схемам\», — заявил пожелавший остаться неназванным чиновник казахского правительства корреспонденту агентства Reuters.


ChevronTexaco стала первой западной нефтяной фирмой, которая начала разрабатывать огромное береговое месторождение Тенгиз, основав в 1993 году предприятие Tengizchevroil. Масштабные инвестиции западных фирм, отмечает агентство, жизненно важны для Казахстана, который связывает свои надежды на будущее процветание с развитием нефтедобывающей промышленности.


Приведенные выше материалы можно назвать с натяжкой лишь мини-сенсациями в ходе бесконечных расследований, проводимых американским правосудием. Речь идет, в принципе, лишь о свидетельских показаниях руководства одной из фирм. Если прежде основное внимание уделялось делам Mobil, то теперь в поле зрения обвинения попала ChevronTexaco. А ведь есть и другие нефтяные гиганты, давно работающие в Казахстане. Впрочем, говорить о новых обвинениях или каком-то крутом повороте в деле было бы преждевременно.


Зато информация о судебных расследованиях в отношении азербайджанского руководства прозвучала как гром среди ясного неба. За месяц до выборов серьезные обвинения выдвинуты в адрес Гейдара Алиева и его сына Ильхама. Конечно, можно утверждать о случайном совпадении публикаций с выборной кампанией, но кто этому поверит? Этот двойной удар может серьезно подорвать позиции президента и премьера, являющихся, как всем известно, кандидатами на высший пост от правящей партии \»Новый Азербайджан\». Если взглянуть на дело из Казахстана, то можно уловить знакомые черты уже порядком поднадоевших вялотекущих, хоть и набирающих иногда обороты расследований \»Казахгейта\». Но если у нас все привыкли к череде разоблачений, и они вряд ли смогут серьезно изменить внутреннюю ситуацию, то реакция в Азербайджане на неожиданные обвинения может быть иной. Что ж, ход событий уже в ближайшее время покажет, насколько прочны позиции алиевского режима в новой для него ситуации.


Двойной удар: обвинения в адрес Гейдара Алиева и его сына


Федеральное большое жюри в Нью-Йорке обвиняет швейцарского адвоката в содействии выплате высокопоставленным азербайджанским чиновникам незаконных вознаграждений, которые производились консорциумом западных компаний. Обвинение, оглашенное всего за месяц до президентских выборов, ставит администрацию Гейдара Алиева в очень неприятное положение, сообщает сайт Eurasianet.


В состоящем из двух пунктов обвинении против адвоката швейцарской юридической конторы Von Meiss Blum & Partners Ханса Бодмера говорится, что, согласно американскому Закону о коррупции за рубежом (FCPA), Бодмер действовал в качестве агента \»внутренних интересов\». В этом качестве он, согласно обвинению, тайно способствовал участию иностранных компаний в процессе приватизации в Азербайджане, осуществляя выплату незаконных вознаграждений азербайджанским чиновникам.


В настоящий момент, как сообщается, Бодмер содержится под стражей в Южной Корее, и американские власти добиваются его экстрадиции. Сумма ущерба в связи с нарушением закона составляет в данном случае, по мнению обвинения, оглашенному Окружным судом США Южного округа Нью-Йорка, по меньшей мере 150 млн. долларов.


Согласно обвинению, \»адресными получателями незаконных вознаграждений были высшие должностные лица Правительства Азербайджана\». Четыре чиновника не называются по имени, однако характеризуются как \»высокопоставленный азербайджанский чиновник, высокопоставленный чиновник ГНКАР (государственной нефтяной компании Азербайджана), и два высокопоставленных чиновника ГКИ (Госкомитета по имуществу)\».


Также в обвинении утверждается, что высокопоставленный чиновник ГНКАР \»располагал огромным влиянием на все, что касалось приватизации ГНКАР, включая огромное влияние на азербайджанского чиновника высшего ранга\». Среди упоминаемых в тексте обвинения западных компаний – инвестиционно-банковские фирмы Oily Rock Group и Minaret Group Ltd, зарегистрированные на Британских Виргинских Островах. Бодмер также представлял в Азербайджане интересы других компаний, называемых в обвинении, а именно Omega Advisers Inc. и Pharos Capital Management, \»ведущих свой бизнес в основном в Нью-Йорке\».


В обвинении утверждается, что западные компании совместно реализовали в конце 1990-х годов схему, позволившую им принять участие в приватизации азербайджанских компаний. В частности, Oily Rock \»инвестировала средства в азербайджанские ваучеры и опционы, главным образом с целью приобретения на аукционе контрольного пакета акций ГНКАР\».


Согласно обвинению, Бодмер \»давал взятки и санкционировал дачу взяток с тем, чтобы азербайджанские чиновники дали разрешение инвестиционному консорциуму [во главе с Oily Rock] на продолжение участия в приватизации\». В обвинении говорится также, что дача взяток осуществлялась в \»разнообразных формах\», включая миллионы долларов наличными, акции Oily Rock, \»ценные подарки и другие знаки внимания\».


Скандальные сведения просочились в печать в непростое для Азербайджана время, когда больной президент Гейдар Алиев пытается осуществить династическую передачу власти своему сыну Ильхаму. Президентские выборы назначены на 15 октября. Ильхам Алиев, в августе назначенный премьер-министром, является кандидатом в президенты от правящей партии \»Новый Азербайджан\». До своего назначения премьером он занимал должность вице-президента ГНКАР.


Информация о вынесенном в США обвинении, скорее всего, вызовет прилив сил среди тех, кто желает поражения Ильхама Алиева на выборах, предполагает обозреватель Eurasianet. Лидеры оппозиции неоднократно выступали с критикой в адрес администрации Алиева, обвиняя ее в коррупции и нарушении основных прав граждан.


Впрочем, автор публикации Eurasianet так и не называет имена ключевых фигурантов дела. Зато это делает автор статьи в газете Financial Times — все тот же Джошуа Чаффин, известный нам своими публикациями по коррупции в Казахстане.


Он прямо пишет, что президент Азербайджана и его сын были вовлечены в расследование о взяточничестве, связанное с приостановлением приватизации государственной нефтяной компании этой республики. Их предполагаемая роль в скандале была детализирована в обвинительном акте, выдвинутом против швейцарского банкира, выдвинутом нью-йоркским судом на минувшей неделе. FT пересказывает основные обвинения, о которых написано выше. Согласно обвинительному акту, Ханс Бодмер, швейцарский адвокат, выплачивал, начиная с 1997 года, миллионы долларов взяток четырем высокопоставленных азербайджанским должностным лицам, чтобы повлиять на ход приватизации государственной нефтяной компании Азербайджана ГНКАР в пользу группы иностранных инвесторов.


Как говорилось выше, ни одно из должностных лиц Азербайджана не было названо по имени. Но у корреспондента FT есть достаточно оснований, для того чтобы определенно указать, кто же скрывается за формулировкой \»высшее азербайджанское должностное лицо\», которое \»принимает окончательное решения в отношении всех существенным аспектов приватизации\». И что это за другой фигурант, названный как \»высокопоставленное должностное лицо ГНКАР\». Как пишет Джошуа Чаффин со ссылкой на людей, знакомых с ходом расследования, этими лицами являются Гейдар Алиев и его сын Ильхам, руководивший в недавнем прошлом ГНКАР.


Обвинители утверждают, сообщает FT, что Бодмер перевел в рамках специальной схемы десятки миллионов долларов через швейцарские счета, кроме того, миллионы долларов наличными поступали из Цюриха в Баку. Однако представитель азербайджанского посольства заявил, что любые обвинения в нарушении закона в адрес президента или премьер-министра \»необоснованны\» и являются попыткой бросить тень на репутацию его страны. Гейдар Алиев, находящийся у руководства Азербайджаном в течение более 30 лет, серьезно болен и находится в американской больнице, в то время как его сын, Ильхам, премьер-министр, проводит предвыборную кампанию для участия в намеченных на следующий месяц президентских выборах.


Также автор FT указывает, что не смог получить комментариев со стороны Бодмера и представителей компании Omega. В министерстве юстиции также отказались давать комментарии.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...