Заявление КНБ об отказе Галымжана Жакиянова от политической деятельности в обмен на помилование и отказ от возбуждения уголовных дел – фальшивка

У нас есть все основания полагать, что политзаключенный Галымжан Жакиянов не писал заявления, которое продемонстрировали 15 сентября 2003 года, на пресс-конференции в Астане, представители Комитета национальной безопасности страны.


Видеозапись, показанная журналистам — подделка. Цель демонстрации “материала” двоякая: с одной стороны, скомпрометировать лидера ДВК в глазах единомышленников, с другой стороны, объяснить общественности, в том числе и зарубежной, планируемый отказ главы государства помиловать Галымжана Жакиянова тем, что на него заведены новые уголовные дела.


Ситуация разыгрывается по туркменскому варианту, диктаторы не утруждают себя креативом: точно такие же “признания” лидера туркменской оппозиции распространяли не так давно спецслужбы этого “халифата” в своих СМИ. Как и в случае с туркменским лидером, во время “признания” Г.Жакиянова почему-то не присутствовал никто из независимых экспертов, журналистов или зарубежных дипломатов, подписавших в свое время известный мораторий с казахстанским МИДом о законных гарантиях в отношении Галымжана Жакиянова. Как известно, условия международного моратория были демонстративно нарушены казахстанской стороной уже через несколько дней, когда Г.Жакиянов был насильно вывезен из Алматы в Павлодар, где к нему, в течение всего следствия, применялись методы воздействия, во всем мире определяемые, как пытки.


Немаловажна и хронология событий: в течение месяца прошение политзаключенного на имя главы государства блуждает по КУИСу и прокуратуре, подчиняясь “дирижерам” из КНБ. Все это время колонию в Кушмуруне посещают высшие чины прокуратуры, КНБ и КУИС – и все с одной целью: заставить Г.Жакиянова изменить формулировку своего заявления, признать себя виновным и отречься от политической деятельности. Разве можно при этом признать заслуживающим внимания сегодняшнее заявление одного из руководителей спецслужб о том, что КНБ расследует пресловутые “преступления” Галымжана Жакиянова уже с начала 2003 года?!


Итак:


6 августа 2003 года – Г.Жакиянов, следуя настоятельным рекомендациям политсовета ДВК, всерьез опасающемуся за его жизнь, пишет прошение о помиловании на имя президента Назарбаева;


6 августа – 11 сентября: документ, адресованный главе государства, “блуждает” где угодно, но только не движется в направлении адресата. “Почтальоны” в погонах позволяют себе больше месяца (!) держать у себя корреспонденцию, адресованную не кому-то – президенту! Кто может возразить, что такое возможно исключительно с его, президента, согласия, если не с его прямого распоряжения.


11 сентября – “видеозапись” заявления Г.Жакиянова, почему-то оглашенное на пресс-конференции лишь только 15 сентября.


12 сентября – возбуждение в отношении Г.Жакиянова новых уголовных дел.


Возбуждение уголовных дел 12 сентября, т.е. на следующий день после “заявления”, уже политзаключенного, но, вместе с тем, еще политподследственного, более всего свидетельствует о том, что само заявление – фальшивка. Иначе, зачем КНБ, добившемуся выполнения поставленной перед ним задачи – получения политического отречения лидера ДВК, так обострять ситуацию? И – разве не странно, что следствие, которое ведут, в ущерб национальной безопасности страны, лучшие чекисты еще с начала года, добивается возбуждения уголовного дела лишь спустя многие месяцы, и в аккурат к описываемым событиям?


Всему этому есть объяснение. После подачи заявления о помиловании со стороны самого Галымжана власть была в растерянности и не знала, как на него реагировать. Поэтому представители правоохранительных органов (не без команды “сверху”) тянули время с передачей заявления по назначению — в администрацию президента.


Как стало известно из источников, близких к КНБ, в конце концов, было принято решение заставить Галымжана отказаться от политической деятельности и сделать ряд негативных заявлений в адрес ДВК. Для этого в колонию были срочно откомандированы: сначала председатель КНБ Нартай Дутбаев, а следом за ним — его заместитель Козы-Корпеш Карбузов. По информации нашего источника, они требовали от лидера ДВК написать заявление об отказе от политической деятельности, угрожая ему при этом новыми уголовными делами и новым судом, который увеличил бы ему срок заключения еще на 10 лет. Схема предлагалась следующая: фабрикуются новые уголовные дела, Галымжан должен написать признательные показания, которые КНБ кладет в сейф и реанимирует, если вдруг Галымжан начинает заниматься политической деятельностью.


Для этого в колонию приезжали следователи, которые — без возбуждения уголовных дел — проводили следственные действия с лидером ДВК. Для этого на территории России работает специальная следственная группа, задача которой — поиски заместителей Галымжана в бытность его акимом Павлодарской области.


Мы точно знаем — Галымжан Жакиянов отказался подписывать заявление об отказе от политической деятельности. Именно поэтому власти сегодня пошли на такой шаг, чтобы скомпрометировать его и попытаться убедить общественность, что лидер ДВК — обыкновенный преступник. Тем более, что сам Галымжан лишен возможности опровергать и защищаться.


Почему-то бывшего руководителя казахстанских железных дорог, умыкнувшего без малого полтора миллиарда тенге, никому и в голову не пришло заставлять, в обмен на условный срок, отказываться от политической деятельности. Достаточно было публичной клятвы верности президенту и его команде, при всей сомнительности ситуации, когда преступник остается на свободе именно потому, что доказал свою принадлежность команде президента.


Власть, в попытке придать политическим делам М.Аблязова и Г.Жакиянова, статус уголовных, перемудрила самое себя. Гордость, с которой генерал от КНБ рассказывал журналистам о том, как удалось уголовного, с их подачи, преступника, заставить отказаться от политической (почему-то!) деятельности, не оставляет никаких сомнений в реально-политической подоплеке всего, что происходит начиная с ноября 2002 года.


У Казахстана и его руководителя осталось не так много возможностей доказать свою принадлежность к цивилизованному демократическому сообществу. Освобождение политического заключенного Галымжана Жакиянова, немедленно и безо всяких условий – один из последних шансов для псевдодемократического государства избавиться от позорной приставки.


Алматы,15 сентября 2003 года


Пресс-служба ДВК

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...