Вырвутся ли спекулянты ГСМ из кольца “Светлого пути”?

Источник: газета \"Начнем с понедельника\"

Самой политизированной из всех экономических тем прошедшей недели была правительственно-парламентская суматоха вокруг роста цен на ГСМ. Не сказать, что тема больно уж свежая – как при советской власти всегда неожиданно приходила зима, так и у нас перед уборкой каждый год “вдруг” взлетают цены на солярку. Необычными же на этот раз были два обстоятельства:


Во-первых, депутаты как-то уж больно смело взъелись за рост цен на Правительство. Впрочем, следующая уборка приходится как раз на выборы – а на таком фоне слова Загипы Балиевой четырехлетней давности “Не забывайте, как вы сюда попали” стали подзабываться.


А вот “во-вторых” – это действительно совсем новый мотив. И заключается он в том, что в политэкономическую атаку на таинственных спекулянтов горючим бросились до этого дня тщательно замаскированные бывшие госчиновники, потом – оппозиционные политики, а ныне – нечто среднее, — лидеры “Ак жола” Ораз Жандосов и Жаннат Ертлесова. Вернее, это была даже не атака, а маневр, рассчитанный на полное окружение неприятеля, поскольку удары были нанесены с противоположных сторон. Впрочем, обо всем по порядку:


Началось с откровений вице-премьера Сауата Мынбаева, заявившего на “пленарке” Мажилиса: \»Владельцы нефти, становясь собственниками нефтепродуктов после уплаты за переработку, создают аффилированные торговые дома и пытаются через них добрать ту маржу, которую они не получили от экспорта. У меня нет доказательств о сговоре, но координация здесь возможна\». При этом вице-премьер заметил, что отечественные НПЗ перерабатывают давальческое сырье по тарифам, утвержденным антимонопольным ведомством, не владея \»ни одним килограммом ГСМ\».


Еще одним фактором повышения цен на ГСМ в Казахстане, как считает, С.Мынбаев, является рост внутренних цен на нефть в России. Так, в 2001 году, сказал он, внутренняя цена на сырую нефть в РФ составляла $50, в 2002 году — $70-80, в начале этого года — $90, а летом увеличилась до $140 за тонну.


\»Как только эта дешевая российская нефть не поступает на Павлодарский нефтехимический завод, — это объективная основа для того, чтобы владельцы сырой нефти, перерабатывая свои объемы на заводах, могли каким-то образом координировать свои действия\».


Вот тут в атаку на той же “пленарке” и ринулся Ораз Жандосов, восстановленный в правительстве в качестве председателя Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции:


\»По всем трем крупнейшим поставщикам, связанным с тремя нашими НПЗ, сейчас ведутся проверки, суть которых — в сборе доказательного материала, на основании которого можно сделать юридическое заключение о наличии ценового сговора. К концу сентября эти проверки будут завершены. По их итогам антимонопольное ведомство может обратиться в судебные инстанции для наложения \»достаточно крупных штрафов\».


Правда, здесь же сопредседатель “Ак жола” посетовал, что у антимонопольного агентства сейчас нет ряда процессуальных полномочий, в частности, права изъятия необходимых документов в рамках проводимых проверок.


С другой же стороны по монополизму нефтебаронов интеллигентно ударила женская половина конструктивной оппозиции в лице Жаннат Ертлесовой:


\»На мой взгляд, предыдущие правительства в полной мере не воспользовались преимуществами высокой цены на сырьевые ресурсы. Доля нефтегазового сектора за период с 1998 года, когда мировая цена составляла $9 за баррель, по 2002 год ($28-29 за баррель) увеличилась в 2,5 раза. Это на самом деле очень плохо…\».


В долгосрочном плане, отметила она, \»устойчивых темпов экономического роста нельзя добиться без проведения структурных институциональных реформ\». Вместе с тем ей \»импонирует\», что нынешний премьер-министр Даниал Ахметов большое внимание уделяет вопросу реструктуризации экономики, в том числе — в сфере естественных монополий.


Ну, а что же Правительство пообещало депутатам в плане реального снижения цен на солярку?


По вице-премьеру Мынбаеву, \»вариант системного решения заключается в следующем: закладывать сумму в бюджете на покупку ГСМ в период, когда цены не столь значительны. А в период посевной и уборочной они будут продаваться на специальных аукционах небольшими лотами среди большого количества участников. Это достаточно эффективный механизм, который позволит выровнять цену реализации ГСМ по году\».


Вообще-то это хорошо, что молодой вице-премьер так умело мыслит в категориях \»купи-продай\». Но очень плохо, что высокий госруководитель выдает такую коммерцию за вариант именно системного решения.


В Казахстане три НПЗ общей мощностью переработки до 13-14 млн. тонн нефти. Этого – вполне достаточно чтобы обеспечить внутренние потребности страны. Расположены эти заводы тоже с умом: на западе (Атырау), юге (Шимкент) и центре-севере (Павлодар). Транспортные схемы везде имеются, крупные терминалы для приемки и хранения ГСМ – во всех областях-районах.


С точки зрения обеспечения ценовой конкуренции и недопущения сговоров, государство всем необходимым располагает. Законодательство, административный и судебный аппарат – все есть.


Технически – тем более нет никаких проблем: вся цепочка еще при советской власти запланирована, построена, налажена… Единственно, что появилось в рыночные времена, – это сеть хороших заправок. Кстати, посмотрим на их “фирменные” названия и зададимся вопросом: а чей бензин на самом деле разливается под красивыми иностранными лейблами?


Правильный ответ на этот вопрос и мог бы подсказать хватким правительственным рыночникам действительно системное решение:


В азах науки о регулировании естественных монополий и государственной защите конкуренции есть понятия о горизонтально и вертикально интегрированных компаниях. И если горизонтальную интеграцию антимонопольный орган обязан не допускать-разрушать, то кое-какие виды вертикальной интеграции само государство, именно в целях защиты от спекулятивных раскачек ценового рынка, должно создавать. Если надо – так даже и через принудительные судебные решения, например, в части национализации.


Так вот: треугольник из трех наших НПЗ – это прямо-таки классический пример возможности создания таких базовых фирменных структур “от скважины до бензоколонки”, которые бы навсегда ликвидировали “навар” тех перепродавцов, с которыми нынешнее Правительство ну ничего не может поделать, кроме как подключиться к их же коммерции.


Наконец, уже четыре года как утвержден Гражданский Кодекс, именуемый его создателями Экономической Конституцией. Есть там такая до сих пор не задействованная (за исключением откровенных профанаций коммунальными монополистами) категория, как Публичный Договор, есть и другие подробно прописанные формы договорных отношений самых разных юридических лиц, частных и государственных. Так почему бы Правительству не выступить субъектом Генеральных Договора с нефтекомпаниями на предмет взаимной ответственности за стабильность цен на ГСМ?


Спрашивается, слышал ли об этом нынешний антимонополист Ораз Жандосов?


И за какое такое внимание к реструктуризации экономики похвалила премьера оппозиционный экономист Ж. Ертлесова?


Курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”


\»Начнем с понедельника\», № 44, 19.09.03.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...