Лунные войны. Эпизод I. Происхождение Семьи, Нечестной Собственности и Республики

Продолжение, начало здесь


***


Введение


На Луне было так много банков и питейных заведений, что казалось, будто жители Луны рождались, чтобы положить деньги в банк и всю оставшуюся жизнь пропивать их. На самом деле лунатики деньги клали в банк чрезвычайно редко, что очень огорчало главного банкира планеты, который каждый день заверял журналистов, будто благосостояние народа растет как на дрожжах. Главного банкира звали Ипполит Матвеевич и прославился он тем, что дважды за время своей работы главным банкиром сбривал бороду себе. Каждый раз это означало, что экономика страны находится в состоянии Анны Карениной, еще не раздавленной паровозом, но уже прыгнувшей на рельсы.


Нынче утром Ипполит Матвеевич, как всегда, аккуратно взлохматил каждый волосок на своем лице, небрежно уничтожил прическу, над которой до того два часа корпела парикмахерша, водрузил на нос окуляры и приготовился принимать очередного просителя.


Проситель облачен был в черный костюм марсианской выделки, лицо его прикрывал респиратор “Дух Космоса”, стоивший немыслимых денег и недоступный обычным лунатикам. И необычным тоже недоступный. Собственно, респиратор на планете носил только один человек. И звали его Дарт Вейдер.


Дарт Вейдер снял респиратор, глянул в преданные глаза Ипполита Матвеевича, скрытые слюдянистыми очками.


— Я вот тут хожу, — тяжело дыша загазованной атмосферой Луны, проговорил Дарт Вейдер, — и думаю. Что такое Нечестная Собственность?


Вспышки разумной активности правящего существа были настолько редки, что Ипполит Матвеевич даже пригладил бороду – такое случалось с ним нечасто. Дарту Вейдеру просто не оставалось времени подумать: встречи, дела, подписи. Собственно, думал он всего один раз в три года, когда приходил срок менять очередное правительство. Этот лунный политический обычай очень интересен, и к нему мы вернемся позже.


— Нечестная Собственность… — пробормотал главный банкир, намеренно затягивая время. — Дайте подумать…


Теперь уже Дарт Вейдер изумленно потер шлем, оставляя отпечатки пальцев на лакированной поверхности. Ипполиту Матвеевичу думать и вовсе не приходилось, так как он был кибернетическим организмом, специально купленным в другой Галактике. В голове его помещались электронно-вычислительная машина, звуковоспроизводящий аппарат, микрочип, отвечающий за рост волосяного покрова, и гордость разработчиков – электрошокер, посылающий нервные импульсы в каждую клеточку кожзаменителя, натянутого на лицо, благодаря чему Ипполит Матвеевич развлекал отчаянно скучающих на пресс-конференциях журналистов забавными гримасами, не соотвествующими произносимому тексту. Все его тело состояло из множества проводов, схем, кабелей. Так как этой электроники было очень много, тело Ипполита Матвеевича было неестественно длинным.


— Ты давай мне, не юли, — погрозил респиратором Дарт Вейдер. – Выкладывай, что там у тебя есть…


И Ипполит Матвеевич начал рассказ. Бриллиантовый дым окутал их обоих, он подмигивал из каждого угла просторного (на полгорода) кабинета Ипполита Матвеевича, он стучался в окна, солнечными зайчиками скакал по люстрам и шлему Дарта Вейдера, отражался в каждой ячейке слюдянистых очков главного банкира…


Глава II. Происхождение Нечестной Собственности. Металлурги


В то время, когда Семья Дарта Вейдера только-только начинала пожинать плоды безнаказанной демократии, на Луне, со стороны астероида Кыр, бодро приземлился необычный звездолет. Его могучий остов из титанового сплава туго был перетянут обшивкой ядовито-зеленого цвета, на боку красовалась шестиугольная звезда. Шасси у звездолета не было.


Из звездолета выползло существо, всем видом своим напоминающее юпитерианца. Существо звали Шура Эдуардович Балаганович. Балаганович держал под мышкой последнего гуся, украденного у правителя астероида Кыр, которого намеревался загнать на ближайшей ярмарке. Обычная пища не подходила сложному организму Шуры Балагановича. Он питался цветными металлами и пил расплавленное золото троекратной перегонки.


Шура Балаганович направился прямиком ко дворцу Дарта Вейдера, каким-то двадцать шестым чувством вычислив, что он тут начальник.


В это время у Дарта Вейдера был посетитель. Нептунианин по имени Чё. Он уверял, что является прямым потомком Великого Космокормчего с красной планеты Марс, и просил под это дело выделить ему медный заводик на берегу очень тихой реки. Стороны уже почти договорились и намеревались скрепить договор щупальцепожатием, как вдруг дверь распахнулась, придавив секретаршу, и на пороге возник Шура Балаганович.


— Вы меня не узнаете?! – бодро гаркнул он, и гусь вторил ему сдавленным перханьем.


— Нет, не признаю что-то, — пробормотал Дарт Вейдер.


— Ну как же? Я же потомок Великого Космического Путеводителя Майка Балагановича! Сорок световых лет он водил свой народ по открытому космосу, пока не набрел на планету обетованную Юпитер, — и Шура Балаганович по всем правилам своей веры совершил жертвоприношение гуся в память своего великого предка, засыпав при этом пышный ковер Дарта Вейдера перьями.


— Как же, как же, помню, — обрадовался лорд Шлем. – Это к которому Космос воззвал из среды горящей атомной станции…


— Я к вам вот по какому делу. Меня бы очень заинтересовал маленький медный заводик на берегу очень тихой реки… — начал Шура Балаганович, но тут же обратил внимание на злобные искорки в глазенках-бойницах нептунианина Чё и быстро добавил, — впрочем, я бы согласился и на комбинат по переработке цветных металлов.


— Да какие проблемы, господа? – заулыбался Дарт Вейдер, поняв, что смертоубийства не будет. – Деньги ваши – будут наши!


Так появились Металлурги…


(Продолжение следует)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...