Туристические основы охоты и рыболовства

Общий мировой обзор охотничьего туризма


Охотничий туризм и спортивная рыбалка – составные части природоведческого туризма, которые в последнее время приобретают определенной интерес у состоятельных любителей активного отдыха. Его объемы регулируются двумя факторами:


— способностью территорий воспроизводить животные организмы, которые были изъяты человеком во время охоты и рыболовства;


— затратами и доходами хозяйств на восстановление популяций (видов), обеспечение безопасного путешествия, организации охоты и рыбалки.


По данным доктора Стива Бервика, за 1997-2001 годы количество охотников в США увеличилось до 13 млн. человек. Их расходы в отрасль охотничьего дела достигли $13,54 млрд. По расчетам исследовательского центра TRAFFIC/FACE, общее число охотников в Европе (ЕС плюс Норвегия, Швейцария и Мальта) составило 6,4 млн. человек, из них 1,3 млн. – охотники-туристы. В год в Европе насчитывают 330 тыс. туристических охот. Общее количество туристических охот на охотничьих угодьях Евразии достигает 80-90 тыс., при этом их годовые расходы – 120-180 млн. евро. Эксперты подсчитали расходы в странах охотничьих угодий – 40-60 млн. евро.


Приведем цифры, характеризующие развитие международного охотничьего туризма в африканских странах: так, в 2002 году Ботсвана получила доход от этого сектора $20 млн., Намибия – $26,7 млн., Южная Африка – $38,4 млн., Танзания – $24 млн., Замбия – $12 млн., Зимбабве – $70 млн. Как видно из этого, охота и туризм – весьма доходные сферы.


Исследовательский центр TRAFFIC/FACE приводит факторы, мотивирующие туристов заняться охотой за рубежом. Так, из 3961 охотника Германии 60% указали на то, что им предлагают определенные виды животных, которые их интересуют. 40% опрошенных считают, что привлекательными являются охотничьи угодья страны, а 20% — шансы на успех. 15% видят недостаточные возможности организации охоты в Германии, а другие 15% желают совмещать отдых с охотой. 14% респондентов занимаются определенными методами охоты, 12% — хотят испытать физические и психологические нагрузки. 8% указали на иные факторы.


Несомненно и другое: охотничий туризм предлагает те продукты, которые востребованы на рынке природного туризма. Так, судя по каталогам, рекламам и прейскурантам, стоимость охотничьей добычи имеет большой разнос цен, видимо, исходя из того, насколько ценен для природы вид, возможности его воспроизводства и стоимости лицензии на отстрел. Однако, существуют такие данные, в евро: волк – 25-100, горный козел – 1000-5100, медведь – 1400-8700, сокол – 13800-36800, архар – 10250-50150 (сюда входит стоимость охоты и проживания).


По некоторым подсчетам, затраты более 50% охотников Германии составляют 1250-3000 евро на один выезд (включая лицензию на охоту и добычу, поездку и другие расходы), около 5% тратят более 5,0 тыс. евро. Между тем, большинство из них интересуется, каким образом используются их деньги и тратятся ли они на фонды поддержки программ охраны некоторых видов животных.


Эксперты, изучив ситуацию в Южной Африке, пришли к выводу о необходимости, с одной стороны, развивать местный туризм, в том числе и охотничий, а с другой, поддерживать биологический потенциал, направлять полученные средства на поддержание экосистемы и жизнедеятельности местных общин.


Программа развития охотничьего туризма и вовлечения населения в хозяйственный процесс


Заповедные зоны ограничивают доступ местного населения к традиционным ресурсам. Это снижает их жизненный уровень и вызывает агрессию к иностранным визитерам. Поэтому была предложена программа вовлечения общин к туризму, получения ими доходов от новой хозяйственной деятельности.


Откликом стало создание в Африке десятка интегрированных проектов по защите и развитию дикой природы. В них обеспечивается трехфазная задача:


— охотники-туристы покупают лицензию и получают услугу;


— полученные средства направляются на содержание охотничьей инфраструктуры, туризма, поддержание экосистемы и возмещения ущерба;


— местное население вовлекается в процесс, получает прямые доходы и само участвует в защите среды.


Безусловно, для этого необходимы политика и механизмы для объединения отрасли охоты с охраной дикой природы. Например, в Замбии существует сеть охотничьих угодий, чья деятельность регулируется законами. Система финансирования обеспечивает поддержание и охрану дикой природы, а административное агентство осуществляет контроль за деятельностью охотников. Сфера охотничьего туризма развивается по специальной программе управления.


В итоге в Замбии существует 34 охотничьих угодья, объединенных с 18 национальными парками (это буферные зоны, составляющие 56,0% территорий). Охота разрешена только на специально отведенных участках. В тех местах, где отсутствует контроль, природный потенциал истощен. Там, где местное население подключено к управлению охотничьими угодьями, а правительство отвечает за охрану окружающей среды, существует стабильность. Государство проводит постоянную инвентаризацию угодий, устанавливает квоты, одновременно проверяет деятельность коммерческих компаний и издает трехгодичные концессии.


Эксперты предлагают три элемента в развитии охотничьего туризма как самостоятельного бизнеса:


— развивать и укреплять положение коммерческих охотничьих компаний в стране, предоставлять им в аренду охотничьи угодья, часть их прибыли направлять на воспроизводство природных ресурсов;


— предлагать охоту иностранным и отечественным туристам посредством формирования сети торговых агентов и договоров, которые знают и умеют преподнести продукт на туристских рынках мира;


— использовать профессиональных охотников на основе лицензированных контрактов для охоты, обучить их основам гостеприимства.


Снова сошлемся на опыт Замбии. Какие механизмы финансирования и реализации программ развития охотничьего туризма здесь функционируют?


Прежде всего, правительство получает доход от аренды охотничьих угодий, сдаваемых компаниям в аренду. Оно выдает лицензии и разрешает взимать оплату с туриста за охоту и промысловую добычу (остальную сумму получает охотничья фирма за услуги). Все концессионные выплаты поступают в Оборотный фонд охраны природы, занимающийся восстановлением популяций и видов флоры и фауны. Кроме того, все доходы от выдачи лицензии также поступают в Оборотный фонд, откуда 1/2 идет в Казначейство, 1/8 – в Службу охраны национальных парков и дикой природы, 38% — в поддержку местной фауны и управлению охотничьими угодьями.


Таким образом, 53% финансовых поступлений распределяется на охрану дикой природы, 47% — на развитие местного населения. Все это способствует децентрализации управления, снижения дотаций из центрального бюджета и вовлечению местных жителей в решение проблем, связанных с их жизнедеятельностью. Чаще всего это способствует тому, что местная экономика меньше зависит от промышленно развитых регионов страны.


При разработке программы административного управления охотничьих угодий было обучено более 500 сельских добровольцев, проведены исследования и технико-экономическое обоснование проекта развития охотничьего туризма. В каждой местности формировались охотничьи угодья, в которых административная власть сотрудничала с традиционными (общинными) органами управления, охотоведческой промышленностью и Службой охраны национальных парков.


В итоге за несколько лет выросли доходы у местных жителей и регионального бюджета. 94,1 тыс. охотников за добычу выплатили $3,1 млн. коммерческим компаниям, которые, в свою очередь, выплатили:


— 5% — торговым агентам, пригласившим туриста на охоту;


— 10-15% — профессиональному охотнику, сопровождавшему иностранного туриста;


— 30% — в Оборотный фонд охраны дикой природы;


— оставшиеся 50% удержаны на покрытие операционных расходов, прибыль, маркетинг и аренду.


Из $1,3 млн. доходов в Оборотный фонд значительная часть поступила от концессионных договоров и лицензий. Часть доходов от лицензий была направлена в Казначейство (20%), Службу охраны национальных парков (40%) и Программе административного управления охотничьих угодий (40%).


Какие выгоды получило местное сообщество и дикая природа от развития охотничьего туризма? До $150 тыс. прибыли в среднем пришлось на одного охотничье угодье, и 1/ 2 часть пошла на обеспечение жизнедеятельности местного населения. Крупные западные туроператоры и частные предприятия стали предоставлять гранты на развитие туризма. Начали функционировать системы образования и здравоохранения. Около половины доходов пошла на управление охраны окружающей среды, повысилась зарплата егерей. Произошли сдвиги в хозяйственной психологии населения, проявляется все больше желающих участвовать в программе.


При этом следует отметить некоторую особенность. Местная охотничья деятельность составляет всего 5% от всей добычи с территорий, однако его объемы не позволяют получать стабильный доход, при этом не причиняя ущерба дикой природе. Обычные туристы, посещающие места диких животных, платят меньше ($140), чем охотники ($800-1000). Меньше 5% от такого природного туризма идет в распоряжение Оборотного фонда, учитывая то, что всего в Замбии национальные парки посещают только 5 тыс. человек. Таким образом, контролируемая охота приносит больше выгоды, чем обычный туризм.


Безусловно, как у всякого проекта, и здесь существуют негативные процессы. В частности, отсутствуют надежные оценки влияния охоты на дикую природу – устанавливаются нечеткие квоты на отстрел или ловлю, что не всегда позволяет установить фактор воспроизводства фауны. Недостаточный при этом местный контроль промысловой добычи. Коррупция на высшем уровне привела к приостановке промысловой охоты, а на низшем уровне – несправедливому распределению доходов.


Анализ ситуации с охотничьим туризмом в Центральной Азии


Центральная Азия – территория, в которой существуют как особо охраняемые природные территории (заповедники, национальные парки), так и охотничьи угодья. Специальные хозяйства занимаются разведением животных в целях обеспечения баланса популяции, сохранения природы. При превышении объема животных разрешается охота на них. Все это контролируется правительствами пяти республик через уполномоченные органы.


В последние годы особый интерес к охотничьему туризму стали проявлять национальные и иностранные турфирмы, предлагающие клиентам активные формы отдыха, в том числе через охоту и рыболовство. Между тем, эта сфера еще пока не стала достаточно конкурентоспособной по сравнению с другими формами и видами туризма. При наличии значительного потенциала, он потребляется менее чем на 1% (см. таблицу № 1).


Таблица № 1


Положение отрасли охоты в некоторых странах Центральной Азии (по данным проекта TRAFFIC 2002














































Республика


Число прибывших иностранных охотников


Из какой страны прибывают


Потенциал охотничьих прибытий


Тенденция местного рынка


Казахстан


2000-3000


Германия, Австрия, Бельгия, Голландия, Испания, США, Мексика, Дания


1,5-2 млн.


Увеличивается


Кыргызстан


100-200


Германия, Австрия, Испания, США, Бельгия, Голландия


200-400 тыс.


Увеличивается


Монголия


200-300


США, Германия, Австрия, Дания, Чехия, Испания, Бельгия, Голландия


300-600 тыс.


Увеличивается


Таджикистан


20-50


США, Европа


200-400 тыс.


Увеличивается


Туркменистан


50


Германия, США, Арабские страны


300-500 тыс.


Стабильный


Узбекистан


50


Германия, США, Арабские страны


100-200 тыс.


Снижается

Это связано с несколькими факторами:


— административными ограничениями (разрешение на оружие, боеприпасы, лицензии);


— не сформирована государственная политика в этой сфере, существует множество противоречий в нормативных актах;


— не проводится активная внешняя реклама;


— охотничья инфраструктура не соответствует стандартам и потребностям туристов;


— нет исследований и программ, обеспечивающий контроль за воспроизводством дикой природы;


— охотничьи территории проходят по границам нескольких государств, и доступ к ним для туристов запрещен.


Проекты охотничьего туризма в Узбекистане


Подобные идеи стали рассматриваться в последнее время и в Узбекистане, в частности, летом 2003 года Проект “Создание Нуратау-Кызылкумского биосферного резервата в качестве модели для сохранения биологического разнообразия” Глобального экологического фонда (ГЭФ) объявил конкурс среди международных и национальных организаций для реализации субконтракта “Развитие экологического туризма и устойчивой охоты”. Данный Проект действует по Программе развития ООН (ПРООН) и правительства Узбекистана.


Целями Проекта являются создание основ для устойчивого развития туризма на территории биосферного резервата, контролируемой системы трофейной охоты и рыболовства, внедрение механизмов справедливого распределения выгод от развития туристической и охотничьей деятельности, создание модели для использования в иных биосферных резерватах. Предполагается, что при администрации резервата будет создан специальный отдел по туризму, охоте и рыболовству, который будет не только работать с сообществами по реализации планов развития, но и проводить соответствующее обучение местных жителей.


На реализацию Проекта ГЭФ выделил около $700 тыс. Средства на разработку компонентов в размере $20 тыс. внесла германская неправительственная организация “NABY”. Правительство Узбекистана предоставило инфраструктуру Нуратау-Кызылкумского резервата, в том числе помещения, лаборатории, коммуникации. Ранее Всемирный банк профинансировал затраты в размере $900 тысяч, которые направлялись на научные исследования и освоение новых технологий.


Субподрядчик должен нести ответственность за мобилизацию технически опытного и профессионально компетентного национального и международного персонала, эффективную оценку и планирование действий, необходимых для достижения целей. Кроме того, на него возложена обязанность эффективного внедрения мероприятий на территории резервата, своевременное предоставление качественных результатов, а также связь и совместную работу с другими компонентами проекта при активном привлечении заинтересованных сторон. При этом мероприятия на территории модельных участков должны основываться на сотрудничестве с вовлеченными в проект землепользователями.


Предпочтение будет отдано консорциуму опытного международного подрядчика с компетентными местными партнерами, в том числе из неправительственных организаций. Как международная, так и национальная организация должны продемонстрировать соответствующий практический опыт и достижения в области туризма по природным маршрутам, экотуризма, туризма, связанного с изучением традиций местных сообществ в контексте охраняемых территорий, а также в области укрепления потенциала инициатив, основанных на местных общинах, ННО и государственных агентствах. Практический опыт в области сохранения дикой природы, охотничьего туризма и устойчивого использования природных ресурсов, основанных на общинном управлении, является дополнительным плюсом, отметил менеджер Проекта.


В настоящее время Нуратинский хребет, восточная часть пустыни Кызылкум, а также озера Айдаркуль и Тузкан подвержены существенному нарушению биоразнообразия. Увеличение поголовья скота, вырубка населением деревьев и кустарников из-за недостатка энергоресурсов в регионе, малое количество осадков, а отсюда — деградация и обеднение растительного покрова гор, снижение продуктивности равнинных пастбищ и уничтожение саксаульников – вот далеко не полный перечень негативных факторов, влияющих на ухудшение биологической обстановки в этом регионе. Проект призван изменить сложившуюся ситуацию с помощью создания здесь новых направлений хозяйственной деятельности для местных общин, но при этом сохраняя естественные природные ресурсы биосферного резервата.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...