70 процентов абитуриентов получают \»двойки\»

Доклад на правительственном часе в Мажилисе

22 сентября, в Мажилисе состоялся правительственный час, на котором депутаты заслушали и обсудили доклад министра образования и науки Жаксыбека Кулекеева. Пресс-службой аппарата Мажилиса представляется стенограмма правительственного часа:



“ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ ЧАС НА ТЕМУ: \»О СОСТОЯНИИ И ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН\» С МИНИСТРОМ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КУЛЕКЕЕВЫМ Ж.А.



22 сентября 2003 года



Вел заседание заместитель Председателя Мажилиса Парламента Республики Казахстан КОПЕЕВ М.Ж.



ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Ассалаумағалайкүм, құрметті әріптестер! Құрметті әріптестер! Үкімет сағатына қатысушылар! Бүгін Жақсыбек Әбдірахметұлы Күлекеев деген министр қай жерде жүрсе де алғашқы уақытта өзінің басқарып отырған ұжымының алдағы стратегиялық бағдарламасын таныстырушы еді. Соңғы жылдары осы біздің өзіміздің ішімізде, осы шақырылымның өзінде үшінші осындай жағдайда отырмыз, сондықтан бұл басқа министрлерге жақсы тәжірибе.


Бүгін тағыда бір Үкімет сағаты. Тақырыбы: \»Қазақстан Республикасында білім беруді дамытудың жай-күйі мен перспективалары туралы\». Осы мәселе бойынша әңгіме құрмақшымыз. Бұл мәселе бойынша министрменен бірге бірінші вице-министр Гамарник Геннадий Николаевич, вице-министр Бектұрғанов Нұралы Сұлтанұлы, вице-министр Әбдіқадырова Айман Нұрқасымқызы, Шәмшідинова Күләш Ноғатайқызы және барлық департаменттің бастықтары, баспасөз хатшысы — он бес шақты адам келіп отыр.


Рұқсат болса, осы тақырыпта әуелі министрге сөз берсек, содан кейін барып сұрақ-жауап болса.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Сәлеметсіздер ме, құрметті депутат мырзалар! Жалпы, оқу, білім беру саласының өзекті мәселелері сіздердің қашан да болса көңілдеріңізде жүретін мәселе екенін білемін. Сондықтан, біріншіден, мен сіздердің осы бүгінгі отырысқа шақырғандарыңыз үшін өзімнің алғысымды білдіре отырып, сіздерменен ой бөлісу үшін осы екі-үш айдың ішінде жасалынған кейбір жұмыстар туралы, бұдан кейінгі кезеңде атқаратын кейбір істеріміз туралы мәлімет беруді өзімізге жөн санап отырмыз.


Жаңа төрағалық етуші айтып кетті, осы жерде біздің министрліктің жауапты қызметкерлерінің барлығы отыр. Бұдан бұрынғы осындай кездесу мамыр айының соңында болған. Сол жерде де сіздердің айтқан маңызды ұсыныстарыңыз болды. Соның біразын ескеріп, біраз шаруалар атқардық.


Если позволите, я хотел бы, уважаемые депутаты, поделиться некоторыми своими соображениями. В течение последних трех месяцев мы проделали определенную работу. Последняя подобная встреча была в конце мая текущего года, тогда депутаты подняли ряд актуальных вопросов, эти вопросы в течение этого периода проработаны, на часть из них мы, наверное, в течение сегодняшнего дня дадим ответы.


Суть моего выступления сводится к следующему, уважаемые депутаты. В принципе, экономическое положение страны улучшается, мы гордимся успехами в этой области. Вы сами свидетели, в последние четыре года экономика Казахстана развивается устойчивыми темпами, у нас есть экономические стратегические документы, определяющие направление развития нашего общества.


Что касается сферы образования, мне кажется, здесь есть определенное отставание от темпов реформирования социальной сферы. Нас всех, особенно депутатов, волнует качество образования в стране. Это волнует нас всех. Мы наблюдаем, что качество образования на всех уровнях в стране снижается. Есть проблемы с качеством образования в средних школах, есть проблемы с подготовкой квалифицированных рабочих кадров, есть проблемы с качеством подготовки специалистов с высшим образованием, есть проблемы с подготовкой кандидатов, докторов наук либо, как мы говорим, с послевузовским образованием. Изучая проблемы в этой области, я также обнаружил ряд проблем. Есть, конечно, объективные причины, способствующие снижению качества образования на всех уровнях, есть много субъективных факторов. Конечно, наши краткосрочные действия направлены на искоренение влияния субъективных факторов, поскольку они тоже играют немаловажную роль.


Что касается объективных причин, то их очень много. Прежде всего это низкая заработная плата учителей, преподавателей учреждений среднего специального образования. Ни для кого не секрет, что наши преподаватели, ученые, работающие в науке, высших учебных заведениях, также получают не очень высокую заработную плату. Все это мы, в принципе, понимаем, но это чисто экономический вопрос. По мере укрепления экономики нашего государства мы будем повышать заработную плату. Есть проблемы с укреплением материально-технической базы всех объектов образования, начиная со школ, дошкольных учреждений, заканчивая высшими учебными заведениями и научными организациями. Этими вопросами мы также будем заниматься вечно, и по мере укрепления экономики страны мы будем уделять больше внимания.


Сегодня у нас в Казахстане вместе с негражданскими высшими учебными заведениями существует более 170 ВУЗов. Конечно, мы все ВУЗы одинаково оснащать или укреплять их материальную базу не сможем, поэтому нам необходимо разработать критерии оценки деятельности этих организаций образования, и наилучшие из них необходимо поддерживать.


Если позволите, я последовательно хотел бы показать вам несколько слайдов. Здесь есть несколько слайдов, которые характеризуют качество образования. На первой таблице мы видим результаты тестирования, ежегодно при организации вступительных экзаменов, вы знаете, абитуриенты сдают независимый экзамен, их принимает Национальный центр тестирования, до 70 процентов абитуриентов получают \»двойки\» по математике, химии, естественнонаучным предметам, причем эта тенденция не снижается. Это очень печальный факт.


Что касается количества абитуриентов, получающих \»двойки\» по всем предметам (они, как правило, сдают четыре предмета), то их доля составляет примерно 40 процентов, а охват тестированием сегодня составляет более 70 процентов. В прошлом году мы охватили тестированием почти 90 процентов выпускников школ, в этом году чуть больше 70 процентов. Эти данные говорят сами за себя. В целом качество школьного образования требует улучшения.


Нижняя таблица показывает, что из числа отличников школ и профтехшкол, организаций среднего образования, доля отличников, получающих \»двойки\», составляет до 10 процентов. То есть получают \»двойки\» не только те, кто заканчивают хорошо или отлично, но и отличники получают по всем предметам \»двойки\». Это, конечно, нас настораживает. Все это говорит о том, что мы допускаем факты завышения оценок в школах, профтехшколах, средних специальных организациях образования и так далее.


Следующий слайд. Основные причины, как я уже сказал, это преобладание субъективных факторов в конечной оценке качества образования. Многие средние школы и высшие учебные заведения оказались невосприимчивыми к нововведениям. Есть проблемы с материально-технической базой, есть проблемы с неориентированностью системы на подготовку кадров, соответствующих современным требованиям. Наша система не стала отторгать плохих преподавателей и учителей, наоборот, тенденция последних лет свидетельствует, что особенно в высших учебных заведениях беспринципных преподавателей становится больше. Раньше в каждом ВУЗе, в каждом университете были принципиальные преподаватели, которые боролись за качество знаний, требовали от студентов хороших знаний. Таки преподавателей становится с каждым днем меньше, поскольку каждый студент в высших учебных заведениях превратился в источник дополнительного дохода, поэтому руководство ВУЗов старается правдами и неправдами сохранить каждого студента, который поступает в их ВУЗ. Поскольку ВУЗов очень много, студентов тоже много, но не хватает всем, они считают своим долгом в первую очередь выгнать из ВУЗа принципиального преподавателя, чем избавиться от плохого студента. Такие факты наблюдаются, вы об этом знаете не хуже меня.


Следующий слайд. Цель, которую мы ставим перед собой — создать эффективно функционирующую систему образования в Казахстане. То ест, и среднее образование, и среднее специальное образование, и высшее образование, послевузовское образование должно эффективно функционировать. Государство сегодня готово вкладывать деньги в систему образования, но если мы не поднимем эффективность функционирования системы образования, то мы просто впустую потратим, мы не получим качественных специалистов. В связи с этим мы ставим несколько конкретных задач.


Следующий слайд. Что касается среднего образования. Несколько слов. Эти данные характеризуют материально-техническую базу наших средних школ. В Казахстане больше 8 тысячи средних школ, из них больше половины были построены в 1960, 1970, 1980 годы, это первая диаграмма. Другие были построены до 1960 годов. Следовательно материальное положение многих школ сегодня не отвечает требованиям времени. Нас беспокоит отсутствие специальных кабинетов, такие как кабинет физики, химии, биологии во многих школах, почти 40 процентов наших школ не имеют таких специальных кабинетов. Конечно, это влияет на качество образования. Поэтому мы этим проблемы обсуждали не раз, на эти проблемы мы обращаем внимание, и нас радует, что на местах местные исполнительные органы тоже начали обращать внимание, и в этом году стали интенсивно выделять деньги на укрепление материально-технической базы всех школ.


Что касается дошкольных учреждений. Это садики. Вы сказали, что их количество кратно сократилось в стране, это понятно, потому по Конституции мы обеспечиваем бесплатное среднее образования, а что касается воспитания детей в садиках и так далее, это забота самих родителей. Хотя я скажу, что местные исполнительные органы на местах выделяют деньги, но приоритет в основном был отдан на укрепление и содержание средних школ. Всему этому предшествовало ухудшение социально-экономической обстановки в разных регионах, слава богу, как я уже сказал, что мы выходим из кризиса, экономика поднимается, на местах тоже стали уделять большое внимание проблемам дошкольных учреждений.


Последние две диаграммы показывают оснащенность школ специальными кабинетами биологии, химии, физики и так далее.


Следующий слайд. Несколько задач ставим перед собой. Первая. В первую очередь мы должны сократить влияние субъективных факторов на конечную оценку качества образования учащихся. Через это мы бы хотели поднять мотивацию учащихся к получению качественного образования и учителей, чтобы они боролись за конечный результат. Конечный результат, это хорошо подготовленные школьники либо учащиеся. Мы должны создавать условия для развития индивидуальных способностей учащихся. Здесь у нас имеются большие проблемы. Особенная проблема Казахстана, это проблема малокомплектных школ, большая половина казахстанских школ относится к малокомплектым, есть своя специфика этих школ. У нас население небольшое, территория огромная, конечно, это объективная реальность, мы не можем избавиться от малокомплектных школ, они будут всегда присутствовать, здесь есть чисто экономические, есть и другие социальные. Поэтому у нас есть намерения по разработке отдельной концепции развития малокомплектных школ у нас в стране.


Конечно, надо последовательно укреплять материально-техническую базу всех школ.


Следующий слайд. Для того чтобы снизить влияние субъективных факторов на конечную оценку качества образования, на всех уровнях системы образования мы намерены разработать и внедрить национальную систему оценки качества образования. Здесь перед вами схема. Какие цели мы преследуем при этом? Конечно, независимый контроль должен быть после каждого этапа образования. Школьники закончили начальную школу, должна быть независимая оценка, закончили базовую школу (сегодня это девятый класс), после девятого класса мы должны подвергать детей независимому контролю. Школьники закончили 11 классов (среднюю школу), они должны подвергаться независимому контролю. Поступили в колледжы или в университеты, закончили рубеж, то есть это второй год обучения, они также должны подвергаться независимому контролю, и при окончании университета они также должны подвергаться независимому контролю. То есть национальная система оценки качества образования предполагает внедрение таких многоэтапных независимых инструментов контроля качества.


Следующий. Для того чтобы искоренить субъективную оценку качества образования в школах, в следующем году мы собираемся внедрить единое национальное тестирование. Что это означает? Сегодня у нас каждая школа оценивает знания своих школьников сама, то есть учителя ставят оценки, дают школьникам аттестат зрелости. С этими аттестатами они покидают школу, но при поступлении в высшее учебное заведение они сдают тестирование. Если они собираются поступать на очное отделение, то сдают один раз. После этого, если не поступили, собираются поступить на заочное отделение, то еще раз должны сдавать экзамен и так далее. В следующем году ничего этого не будет. При окончании школ школьники только один раз будут сдавать экзамены Национальному центру тестирования. Не школы таким образом будут оценивать знания учащихся, а государство будет оценивать.


Во многих странах мира это практикуется. Здесь у нас есть данные, в каких странах. В принципе, это правильная схема. Государство 11 лет финансирует получение среднего образования, и государство от школ должно принимать тех, кого они подготовили, независимо от самих школ. Когда мы внедрим эту систему, школьники после окончания школы получат два документа. На основе средней успеваемости они получат аттестат зрелости и тут же получат второй документ — сертификат, где будет указано количество набранных школьниками баллов. На основе этого сертификата они могут поступить в университеты на очное и заочное отделения. То есть больше школьники не будут сдавать экзамены.


Что мы получим в результате? Поскольку все казахстанские школы будут подвергаться независимой оценке по единому критерию, мы сумеем получить реальный рейтинг каждой школы. Через это мы сумеем оценить деятельность отдельных учителей особенно по отдельным предметам. В результате деятельность каждой школы становится как бы прозрачной. Мы сразу увидим по регионам Казахстана, где в среднем школы лучше готовят учащихся, и какие школы лучше всех готовят школьников внутри регионов. Как только эта информация станет доступной, общественность будет вмешиваться в деятельность школ, то есть усилится общественный контроль.


Сегодня ни один руководитель исполнительной власти не сможет оценить объективно деятельность каждой школы. Если в этой школе нет преступности, нет других негативных явлений, то мы как бы положительно оцениваем деятельность каждого директора. А в следующем году, когда мы внедрим единое национальное тестирование, мы сумеем объективно оценить деятельность каждого руководителя организации образования.


Мне говорят, что во многих школах сегодня работают учителя, не имеющие соответствующей квалификации. Из центра избавиться от таких учителей невозможно. Как только мы запустим единое национальное тестирование, мы получим возможность оценки внутренней деятельности каждой школы. Через это мы будем назначать либо увольнять директоров школ. Сами директора школ затем будут разбираться с этими проблемами.


Таким образом, для искоренения субъективного фактора в следующем году мы хотим внедрить единое национальное тестирование. Готовность у нас в стране очень высокая. Мы в течение пяти лет в стране проводим тестирование, накопили огромный опыт. В отличие от России (В России единый экзамен второй год практикуют), они всего в течение двух лет накапливают опыт, а мы уже пять лет. Поскольку широко используется в стране, тот накопленный опыт, конечно, мы будем использовать, но экзамен мы будем отпускать до уровня школ.


Чем этот единый национальный тест будет отличаться от вступительных экзаменов? Вступительный экзамен, как правило, — это конкурсные экзамены. Поэтому мы должны задавать абитуриентам сложные вопросы с тем, чтобы отобрать наиболее достойных абитуриентов. А здесь мы ставим две цели. С одной стороны, мы должны оценить накопленные знания учащихся, с другой стороны, мы должны отобрать наиболее достойных. Следовательно, наши тестовые вопросы должны включать два комплект вопросов. Одни вопросы нацелены на проверку накопленных знаний, мы их называем аттестационными вопросами, а другие вопросы будут конкурсными, то есть некоторые из них будут выходить за пределы учебных программ, поскольку нам необходимо наиболее достойных людей отобрать в высшие учебные заведения. Этим будет немного отличаться содержание единого национального теста от текущего теста.


Это опыт стран, где используется единое тестирование. Мы ничего нового не выдумываем, мы изучили опыт 216 стран мира. Во многих странах такая форма контроля применяется, в том числе в Австралии, Австрии, Великобритании, Венгрии, Германии, Дании, Финляндии, Израили, Италии, Литве, Норвегии, Нидерландах, России, Франции, Швейцарии и других.


Поэтому в этой системе ничего нового выдумывать не надо, надо перенимать самый лучший опыт. Сохраняя самые лучшие традиции нашей страны, нам надо перенимать опыт других стран мира.


Когда мы собираемся внедрить? Во-первых, в проекте бюджета текущего года затраты на проведение единого национального тестирования мы заложили 385 миллионов тенге. По Конституции, вы знаете, среднее образование бесплатное, мы единый тест опускаем до уровня школ, к последним экзаменам в средних школах, следовательно, все затраты, связанные с организацией и проведением этого мероприятия, государство должно финансировать. Мы все эти затраты предусмотрели в проекте бюджета текущего года. Правительство поддерживает. Три или четыре раза обсуждали этот вопрос. В целом все с пониманием отнеслись к этому мероприятию.


По срокам. Конечно, школам мы должны дать определенное время для того, чтобы они подготовились к тестированию. Не в каждой школе будет проводиться тестирование. В целом по Казахстану мы будем создавать 100 центров тестирования. Сегодня у нас 48 центров тестирования, куда собираются дети со всех концов Казахстана. Они сдают в этих центрах при поступлении в высшие учебные заведения. Мы два раза увеличиваем количество таких центров тестирования, всех детей будем собирать именно в эти центры. Как я уже сказал, необходимые затраты, связанные с организацией и проведением этого мероприятия, мы предусмотрели. Весной следующего года надо будет нашим структурным подразделениям в регионах, местным исполнительным органам надо будет уделять повышенное внимание, поскольку речь идет о детях, надо обеспечить безопасность доставки и так далее. Это организационные мероприятия, мы их решим.


Ориентировочное время. По данному вопросу решения Правительства мы еще не получили. Ориентировочное время проведения единого национального тестирования — 10-15 июня. Это ориентировочный срок. Думаю, что в ближайшее время мы сумеем соответствующее решение Правительства… Мы до сих пор не можем принять много документов из-за того, что в действующем Законе \»Об образовании\» нет понятия \»единый национальный тест\», поэтому мы в настоящее время подготовили дополнения и изменения в закон. Наш закон сегодня проходит в установленном порядке согласование. Думаем, что в течение октября мы внесем этот законопроект в Парламент и вместе с вами обсудим эти вопросы. После того, как мы сумеем внести изменения в закон, тут же следом мы примем несколько постановлений. Все эти документы нами уже подготовлены, хотя мы продолжаем подготовительную работу у себя.


Второй вопрос — это обеспечение развития индивидуальных способностей детей. Недостаток нашей системы заключается в следующем.


Мы всех детей с первого класса по одиннадцатый класс за уши тащим и стараемся всем давать академические знания по всем предметам. Безусловно, такая система ничего хорошего не даст. У всех детей по всем предметам хороших знаний быть не может в природе. Это, скорее всего, исключение, чем норма. Во многих странах для решения данной проблемы внедрили 12-летнее образование. В Казахстане, по существу, формально 12-летнее образование существует. Мы сегодня 70 процентов детей обхватили предшкольной подготовкой — это нулевой класс и плюс одиннадцать лет еще обучаем. Это и есть 12-летнее образование. Во всех странах мира с 6 лет обучают детей. В некоторых странах мира с 5 лет обучают детей. Нам надо теперь это дело узаконить и содержание среднего образования надо пересмотреть.


Сегодня те дети, которые ходят в нулевой класс, конечно, они приходят подготовленными в первый класс. Многие из них в течение полугода переходят во второй класс, потому что многие дети уже в нулевом классе проходят половину первого класса и не исключение, у вас у всех, наверное, есть внуки, которые перепрыгнули через первый класс. Есть такие факты, да?


Что предполагает 12-летнее образование? 12-летнее предполагает, что дети до определенного периода должны обучаться по единой программе, но в старших классах в зависимости от способностей детей надо их разделять в разные школы либо определять в разные школы. Мы предполагаем, что до 10 класса должны обучаться по единой программе, то есть всем будем стараться давать академические знания по всем предметам, но к 10 классу дети, наверное, проявят свои способности. У кого-то будут способности лучше по математике, у кого-то по гуманитарным предметам, у кого-то будут склонности к литературе, к языку и так далее, а нашему обществу нужны и хорошие литераторы, и хорошие историки, хорошие математики и люди с техническим мышлением.


Мы должны развивать способности всех этих детей. Для того чтобы развивать способности детей после 10 класса, я думаю, что это будут наши базовые школы, неполное законченное среднее образование, должны подвергать детей тестированию и часть из них должны пойти в профессиональные школы, продолжить обучение в этих школах, часть из них должны продолжить учебу в старших классах, причем в старших классах мы должны по направлениям готовить людей, не так, как сейчас, программа старших классов и средних классов одинаковая.


По нашему предположению в некоторых странах мира в старших классах углубленное обучение организовывается по пяти направлениям. Я думаю, что в Казахстане мы по трем направлениям на первых порах могли бы организовать, это технические, естественно, научные и гуманитарные направления. В зависимости от этого нам, конечно, надо будет пересмотреть наши стандарты образования, поскольку кто будет углубленно изучать естественнонаучные дисциплины, им, наверное, мы должны сократить изучение гуманитарных дисциплин. Кто по гуманитарным предметам углубленные знания получает, им, наверное, по техническим направлениям надо будет сократить, больше давать гуманитарное направление. По техническим то же самое. Поэтому это требует изменения и самих стандартов, изменения базовых рабочих программ. Хотя сегодня многие колледжи наши углубленные знания дают нашим школьникам по отдельным предметам, эти начинания нам необходимо поддерживать.


Одним из способов, таким образом, обеспечения развития индивидуальных способностей детей является переход на двенадцатилетнее образование. Еще раз повторяю, у нас сегодня формально двенадцатилетнее образование есть, непонятно, что мы сделали с двенадцатилетним образованием. Все шестилетние дети сегодня у нас… В следующем году около 200 тысяч детей, наверное, пойдут в первый класс, из них 160 тысяч мы охватили сегодня предшколой. Есть проблемы с охватом остальной части детей, особенно в сельской местности. В городах по существу мы всех охватили предшкольной подготовкой. Нам надо окончательно определиться.


Какая позиция у Правительства по данному вопросу? Когда огласил позицию нашего министерства, нам дали срок, до нового года определиться с переходом на двенадцатилетнее образование, будем ли мы переходить или не будем переходить. Мы обязаны переходить, поскольку в 1997 году, когда мы присоединились к Лиссабонской конвенции, мы взяли обязательство, что по содержанию и продолжительности среднего образования наша система образования будет соответствовать европейским стандартам. Теперь осталось узаконить это дело. Большой вопрос. Я думаю, что по данному вопросу мы отдельно с вами обсудим. Все детали необходимо проработать. Сейчас мы собрали опыт порядка двадцати стран мира, собрали их базовые стандарты, организовали работу, интенсивно изучаем опыт перехода на двенадцатилетнее образование. До нового года мы должны определиться по данному вопросу, может быть, мы отдельно доложим вам.


Несколько слов по малокомплектным школам. Как я уже сказал, у нас более 4000 малокомплектных школ, мы с ними что-то должны делать. Многие малокомплектные школы дают неплохие знания, хотя в среднем положение малокомплектных школ вызывает тревогу. Мы стали интенсивно изучать положение. Во многих малокомплектных школах не хватает учителей. Когда я стал на примере каждой конкретной школы изучать положение дела, выяснилось, что, оказывается, не хватает не то, что учителей, а не хватает количества часов для того, чтобы привлекать учителей. Малокомплектная школа — это школа, где обучаются дети, до 250 человек. Это означает, что на каждом уровне по одному классу. В такой школе по иностранному языку набирается 11 часов, по информатике — 8 часов, по истории — около 8 часов и так далее. Не хватает учителей в основном по информатике, иностранным языкам. Из-за 11 часов нагрузки мы учителя направить в малокомплектную школу, по закону минимальная нагрузка составляет 18 часов. Выход мы видим в другом.


Сегодня наши педагогические ВУЗы готовят кадры по двум смежным специальностям, по интегрированным специальностям: математик-физик либо математик-информатик, химик-биолог, историк-географ и так далее. Наверное, нам надо будет разработать, мы сейчас такую подготовительную работу начали, нам надо начать подготовку специалистов по трем-четырем интегрированным предметам, пусть математик преподает математику, физику, информатику и еще какой-нибудь предмет. Если будем готовить по четырем предметам, я думаю, что мы решим проблемы малокомплектных школ.


Проблемы малокомплектных школ — это прежде всего проблемы северных регионов. Это Северный Казахстан, Костанай, Акмолинская область, Восточный Казахстан. 80 процентов малокомплектных школ находятся именно в этих регионах. Поэтому нам в этих регионах надо приступить к подготовке преподавателей либо учителей именно для малокомплектных школ. Из числа хороших студентов по их желанию, наверное, надо набирать людей и готовить их по трем-четырем интегрированным специальностям.


Другое направление подготовки. Из числа молодых преподавателей, наверное, надо набирать кое-кого на годовое обучение и дать им по дополнительным предметам образование, по окончанию они могут получить диплом о высшем образовании либо право преподавания второго, третьего предмета. У нас есть магистрская программа, этот вопрос также будет обсуждаться. Думаю, что в целом здесь будет поддержка. Таким образом, если мы не начнем сегодня готовить кадры специально для малокомплектных школ, мы не решим проблему нехватки учителей. На самом деле учителей больше, чем достаточно, каждый год мы готовим почти 40 тысяч учителей, а ежегодная потребность составляет 3000-4000 учителей. Мы готовим больше, чем достаточно, но не готовим специализированных кадров для малокомплектных школ. В этих школах не хватает часов, естественно из-за десяти или восьми часов преподавателя иностранного языка либо информатики направить туда, в принципе, невозможно.


Другая проблема, о которой постоянно говорят депутаты, это стимулирование закрепления выпускников педагогических ВУЗов в сельские местности. В наших условиях, в условиях рыночной экономики наши возможности ограничены. Мы можем только путем экономического стимулирования решить эту проблему. Одним из способов является предоставление льгот в части погашения кредита, предоставляемого студентам при поступлении в высшее учебное заведение. Мы в проекте нашего закона предусмотрели такую норму, именно по данному пункту у нас есть споры с Министерством экономики и финансов. Я думаю, что мы дополнительно этот вопрос, но мне кажется, других способов решения данной проблемы нет. Без экономического стимулирования закрепить выпускников педагогических ВУЗов в сельской местности, в принципе, невозможно.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Былай істейік. Бұл үлкен проблема. Қазір сіздердің беретін сұрақтарыңызға, мүмкін, Жәкең айтып өтер. Сондықтан да бөлмей, кішкене тыңдайық. Біз колхозниктер емеспіз ғой, 28 минуттан кейін барлық шешімді қабылдай беретін.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Конечно, я выхожу за регламент, потому что проблем очень много. Я решил вам доложить один раз в своем видении по всем направлениям. Теперь несколько слов, я постараюсь быстро идти. Что касается подготовки квалифицированных рабочих кадров и специалистов среднего звена. У нас есть два направления, подготовка квалифицированных рабочих кадров, мы их готовим через профессиональные технические школы и через колледжи мы готовим специалистов среднего звена. Что касается подготовки специалистов среднего звена, у нас в стране проблем нет, сюда начали поступать частные инвестиции и сеть организаций среднего и специального образования развивается. Проблема подготовки квалифицированных рабочих кадров. Они по закону финансируются только за счет местных бюджетов. Ежегодно мы готовим порядка 40 тысячи квалифицированных рабочих кадров. Я не говорю сегодня о качестве подготовки кадров, там тоже есть проблемы. На самом деле проблема существует именно в количестве. 40 тысяч квалифицированных рабочих сегодня крайне недостаточно. Если мы сейчас не изменим эту ситуацию, у нас будут большие проблемы.


Здесь красным показан источник денег, поступающих от частного сектора для организации среднего специального образования. Что касается профтехшкол, там частных инвестиций по существу нет, только на водительские курсы, люди получают немного денег, какие-то краткосрочные курсы на платной основе, в основном туда частных инвестиций не поступает. Многие из них были закреплены крупным предприятием, сегодня мы эту норму исключили. Проблема с финансированием профессиональных технических школ у нас существует, кадров не хватает.


Почему инвестиции не идут, потому что по закону, по Конституции мы должны давать бесплатное среднее образование. В профессиональные школы в основном дети поступают после 9-го класса, следовательно в этих профессиональных школах мы стараемся давать среднее образование. Следовательно, о привлечении дополнительных источников денег речь не может идти. Местные бюджеты финансируют, но у местных бюджетов большая проблема — это школы, туда не хватает денег, поэтому по остаточному принципу финансировать профессиональные школы. Сеть профессиональных школ не развивается, частные инвестиции не приходят, следовательно, здесь нам необходимо продумать дополнительные механизмы стимулирования развития этой сети. Нам надо ускорено готовить рабочих кадров. Несколько способов. Конечно, надо увеличить финансирование. До этого и Президент на последним совещание 7 августа обратил внимание акимов на местах, чтобы они уделяли больше внимания. Правительство сегодня работает с крупными компаниями, в октябре мы проведем еще одно больше совещание с работодателями, чтобы они повернулись лицом и стали поддерживать профессиональные школы. Через высшие учебные заведения тоже можно по отдельным направлениям готовить квалифицированных рабочих кадров. Об этом я скажу чуть попозже, поскольку после второго года обучения у нас будет промежуточный контроль. Некоторые студенты, конечно, могут не пройти через промежуточный контроль. Им тогда надо будет давать рабочие профессии.


Поэтому проблемы здесь тоже имеются. Мы в настоящее время занимаемся ускоренной подготовкой квалифицированных рабочих кадров. Этот вопрос не раз еще будет обсуждаться. Могу доложить вам об этой проблеме отдельно.


Следующее — высшее образование. Здесь та же самая картина. Мы все живем в нашем обществе, знаем, кого сегодня готовят ВУЗы, коррупция, взяточничество процветает в высших учебных заведениях. Поэтому наши действия в первую очередь направлены на искоренение таких негативных явлений. Что мы собираемся делать для того чтобы искоренить негативные явления?


Как делается в некоторых странах мира, после второго года обучения мы вводим независимое тестирование. Студенты, которые сумеют подтвердить наличие у них минимального количества знаний, получат право продолжить учебу на третьем курсе. Те, которые не смогут подтвердить наличие таких знаний, должны остаться повторно на второй год обучения. Если родители располагают деньгами, то пусть обучают своих детей 10-15 лет. При этом мы хотим снять все ограничения на поступления в высшие учебные заведения. В этом году у нас был минимальный порог, должны были набрать 40 баллов. Зачем нам? Если родители готовы за определенную плату посадить своих детей за парту, то, ради Бога, пусть сажают за парту, но общество должно получить от высших учебных заведений только таких специалистов, которые, в принципе, пригодны для выполнения своих профессиональных обязанностей. Для того чтобы не допустить этого, во-первых, как я сказал, мы вводим промежуточный контроль, и в весной следующего года мы собираемся изменить содержание государственного экзамена. Государственный экзамен, это своего рода государственная приемка, но сегодня (сами знаете) государственный экзамен, это просто праздник для отдельных людей, которые являются членами государственной комиссии.


Как это будем проводить, я тоже могу отдельно сказать, из-за сжатости времени я на этом хотел бы ограничиться, но хочу сказать, что весной следующего года по четырем направлениям подготовки специалиста мы введем промежуточный контроль. Промежуточному контролю будем подвергать всех экономистов, юристов, педагогов по всем направлениям и медиков (медиков после третьего года обучения).


Таким образом в следующем году по нашим оценкам примерно 70 процентов всех выпускников второго курса мы будем подвергать промежуточному контролю. По результатам промежуточного контроля мы сумеем оценить средний уровень подготовки студентов в высших учебных заведениях, и, скорее всего, весной следующего года мы определим рейтинг каждого ВУЗа. Когда мы определим рейтинг каждого ВУЗа, когда мы обеспечим доступность результатов нашего промежуточного контроля, многие родители сами определят, давать своего ребенка в тот университет, который находится рядом с домом, либо направлять в ВУЗы, где дети реально могут получить образование. Таким образом мы собираемся бороться с количеством высших учебных заведений.


Административными мерами мы не можем сократить количество ВУЗов. Есть закон, есть порядок лицензирования, в судебном порядке я должен отзывать и так далее. Это долгая процедура. А рыночный принцип, то это вот этот принцип.


Недостаток сегодняшней системы либо недостаток нашего министерства заключается в том, что мы говорим родителям, что все дипломы государственного образца имеют одинаковую ценность. На самом деле, как вы знаете, в разных ВУЗах Казахстана дают разные знания, в некоторых ВУЗах, может быть, вообще ничего не дают. Этот информационный вакуум мы решим в следующем году. По результатам промежуточного контроля мы дадим информацию для общественности и скажем, в этих ВУЗах студенты получают образование в среднем, в этом ВУЗе дети не получают образование.


Следующая проблема — это обеспечение признаваемости наших дипломов на международном уровне, международная аккредитация. В этом направлении мы тоже начали подготовительную работу. Президент поставил перед Правительством, перед нашим министерством задачу о создании элитного образования в Казахстане. Административными методами элитное образование невозможно обеспечить. Народ сам должен признать, что образование в каком-то университете является элитным в Казахстане. Элитным может быть только тогда, когда наш какой-то отдельный университет по отдельным направлениям обеспечивает подготовку в соответствии с международными квалификационными требованиями, то есть ВУЗ должен пройти международную аккредитацию. Если ВУЗ дает знания на уровне европейских ВУЗов, то почему бы не считать образование в этом ВУЗе элитным? Народ сам потянется туда. Мы сейчас эту работу начали. Готовим концепцию развития элитного образования. В рамках этого три критерия мы берем во главу.


Первое. ВУЗ должен иметь высокий рейтинг среди казахстанских ВУЗов.


Второе. ВУЗ, хотя по отдельным направлениям, должен пройти международную аккредитацию.


Третье. Этот ВУЗ должен иметь магистрские, докторские программы, опять-таки где готовят кадры в соответствии с международными квалифицированными требованиями.


Если эти нормы будут выполняться в отдельных ВУЗах, народ итак будет признавать диплом этого университета, и университет станет элитным в Казахстане. К сожалению, в Казахстане нет ни одного ВУЗа, дипломы бы которого признавались бы в отдельных странах. Признаваемость наших дипломов мы обеспечиваем путем подписания двухсторонних соглашений. Это в странах СНГ, мы унаследовали эту систему, у нас было единое образовательное пространство, единые традиции, учебные программы. Сегодня, к сожалению, мы уходим от этого, образование в Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане, Казахстане отличается. Вряд ли нам надо придерживаться старых подписанных соглашений. Обеспечение признаваемости дипломов путем подписания двухсторонних соглашений — это неправильный путь. Мы от этого, думаем, через пять лет отойдем, поскольку сегодня туркменский профессор может приехать в Казахстан и преподавать в наших ВУЗах, хотя у него соответствующих знаний нет, поскольку у нас есть двухстороннее соглашение.


Далее. Несколько слов о послевузовском образовании. У нас есть большие проблемы по подготовке кадров для науки, научно-педагогической деятельности. В последние время наша система подготовки кандидатов и докторов наук, либо наша аспирантура и докторантура стали абсолютно непривлекательными. Старая система подготовки научных, научно-педагогических кадров тоже не отвечает требованиям времени. Во-первых, чтобы получить степень кандидата наук, люди 15 лет должны сидеть в библиотеке. Кто в рыночных условиях может сидеть 15 лет в библиотеке, не понимая, получит он через 15 лет или не получит? Вы знаете, аспирант получает 10 тысяч тенге. Полная неопределенность, когда он может стать кандидатом наук, и будучи кандидатом наук он будет получать 20 тысяч тенге.


О докторах я не говорю, средний срок подготовки докторов 25 лет. В связи с этим у нас несколько проблем. Количество кандидатов в докторов в Казахстане увеличивается, но в основном увеличивается за счет людей, не имеющих никакого отношения к науке и педагогической деятельности.


Посмотрите на схему. Голубая линия — это количество кандидатов в докторов наук, которых готовят в ВУЗах, оно растет. Красная линия — какое участие в подготовке кандидатов докторов наук имеют научно-исследовательские институты. Их доля резко сокращается. Нижняя линия — бизнес. Такое отношение имеет бизнес в подготовке кандидатов в докторов наук. Сегодня примерно 18 процентов кандидатов в докторов готовит бизнес, то есть люди, не имеющего никакого отношения к науке, об этом вы прекрасно знаете. ВУЗы больше всех готовят, потому что люди, которые там работают, должны стать доцентами и так далее.


В целом в науке, ВУЗах квалифицированных кадров не хватает. Мы наблюдаем старение научных, научно-педагогических кадров. Эта проблема стала актуальной. Люди стали уходить из этой системы. А покупают дипломы кандидатов докторов наук, как я уже сказал, не имеющие никакого отношения. Сама система подготовки кандидатов в докторов наук не защищена от этой системы. Наши службы, в частности, Высший аттестационный комитет пытался поставить заслон этому процессу путем повышения требований, но как только вы повышаете требования, страдают люди, которые работают в науке любо в ВУЗе, а для бизнесмена качество — это вопрос цены, он на 1000 долларов больше заплатит. Ему диплом напишут, диссертационные работы напишут самые лучшие академики и профессора. Они напишут ему соответствующе, но будут страдать… Мы таким образом повышая требования просто смыли истинных ценителей науки из этой системы. Поэтому коренным образом надо менять эту систему.


Что мы предлагаем? Надо перейти на западную модель подготовки научных, научно-педагогических кадров. Сейчас у нас в Казахстане обеспечена двухступенчатая подготовка кадров. Мы готовим бакалавров и магистров. Это нормально, эту систему мы заканчиваем. Теперь осталось третью ступень ввести. Третья ступень — это докторская программа. На западе готовят докторов философии. Существует докторантура, туда поступают люди на конкурсной основе, поступают люди после магистратуры. Они в течение 3-4 лет по отдельным направлениям сидят в аудиториях, занимаются, углубленно изучают отдельные предметы, повышают свой уровень знаний по узким направлениям и с первого курса за ним закрепляют руководителя и вместе с руководителем он еще проводит исследовательскую работу.


Таким образом, если мы откроем докторантуру по стандартам западных университетов, мы сумеем поднять общий уровень подготовки наших специалистов. После окончания докторантуры они готовы будут вести самостоятельные исследования, чего нашим аспирантам сегодня не хватает. Наши аспиранты поступают, в лучшем случае 14 процентов аспирантов защищаются, остальные 86 процентов просто за счет государства получают стипендии, три года болтаются, через три года определяются и уходят в бизнес. В результате мы ничего не имеем, кадры не имеем, поскольку аспиранты не защищаются, а защищают дипломы бизнесмены, другие люди.


Поэтому нам необходимо внедрить, начать подготовку докторов философии по западным стандартам. При этом, я перед ректорами наших университетов поставил следующие задачи, конечно, каждый университет не будет иметь докторскую программу. Самые лучшие университеты должны иметь. Следовательно, этот университет должен иметь высокий рейтинг. Это первое.


Во-вторых, мы содержание докторской программы еще не знаем. Следовательно, ректорам я говорю, определите себе западного партнера и вместе с западным партнером начинайте подготовку докторов философии. Они либо мы должны подписать соглашение с западным партнером таким образом, чтобы на выходе наш будущий доктор философии должен получить диплом, подписанный двумя ректорами (казахстанским вузом и западным вузом).


В-третьих, если два ректора будут подписывать, значит, диплом будет признаваться как минимум в двух странах мира, в Казахстане и в той стране, откуда они притащат к себе партнера.


Я ставлю перед ними задачу, чтобы они не из последнего университета притащили в Казахстан. В Америке более 4 тысяч университетов: есть хорошие, есть плохие, но именно притащили такие университеты, у которых докторские программы имеют международную аккредитацию. Если при соблюдении этих условий мы начнем готовить докторов наук, мы сразу выведем наших докторов наук на уровень международных квалификационных требований. Вот что нам нужно сделать. На этом я хотел бы остановиться и дать время для вопросов вам. Спасибо за внимание.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Рақмет. Өте мазмұнды баяндама болды, бір академиялық сағаттың уақытында.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Кешіріңіздер, мен енді көп уақыт алып қойдым.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Өте дұрыс. Бұл проблема үлкен проблема. Бұған бір сағат аздау негізінде.


Менің өтінішім, сұрақты нақты қылып беріңіздер, жауап та солай болатын болсын. Себебі сұрақ беру үшін көп әріптестер жазылыпты.


Депутат Трошихин.


ТРОШИХИН М.В. Уважаемый Жаксылык Абдрахметович! У меня два вопроса. Первый, как Вы сказали, до 70 процентов абитуриентов получают неудовлетворительные оценки по естественным наукам. Может быть, стоит проводить ежегодное тестирование среди тех, кто готовит таких двоечников? То есть лечить не симптомы, а причину этой болезни.


Второй вопрос. Ежегодно на строительство Астаны наша страна только бюджетных средств из республиканского бюджета тратит миллиарды тенге, плюс еще частные инвестиции, плюс и зарубежные инвестиции. То есть если посчитать, наверное, тут за десяток миллиардов наберется ежегодно. Может быть, стоит на эти деньги начать подготовку кадров строительных специальностей? Как я узнал, на всю Астану существует только лишь одно профтехучилище, которое ежегодно выпускает 70 рабочих строительных специальностей. Вот республиканская газета за субботу, есть информация, что на стройках города Астаны работают работники из Марокко, Албании. Неужели мы в Казахстане не найдем возможности для того, чтобы подготовить своих хороших строителей за счет этих средств, которые выделяем на ежегодное возрождение города Астаны? Вот эти два вопроса, пожалуйста.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Спасибо. По первому вопросу. Действительно, мы изучили эту проблему, проблема существует. Надо тестировать учителей, в Жамбылской области мы провели тестирование, многие учителя по математике сами не могли решить задачи. Сейчас мы готовим порядок аттестации учителей школ. Эту работу мы собираемся дальше продолжать.


Что касается подготовки строителей наряду с рабочими кадрами для Астаны и других регионов страны. Этим вопросом мы также занимаемся, я изучил положение дел в Астане. До 30 процентов отделочников мы сегодня импортируем из других стран. Это непростительно. Вместе с акимом города мы поставили перед собой задачи, в следующем году до 20 процентов хотим снизить, дальше — до 15 процентов. Конечно, надо интенсивно готовить кадры здесь. Прорабатываем этот вопрос: либо собственными силами, либо путем привлечения партнеров. Мы сейчас прорабатываем этот вопрос с немецкой стороной, с их стороны пока предварительная поддержка есть. Вместе с германскими специалистами мы в Астане хотели бы начать подготовку специалистов среднего звена именно по строительству. Эта работа будет продолжаться. Вы абсолютно правы.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Нигматулин.


НИГМАТУЛИН Е.З. Жаксыбек Абдрахметович, у меня два вопроса, но прежде чем я их задам, хотел бы, пользуясь случаем, поблагодарить Вас лично как министра за поддержку вопроса по открытию в Балхаше современного гуманитарно-технического университета. Наконец-то были закрыты все эти карликовые филиалы и маленькие институты, которые там за эти годы родились, и на мощной технической базе и с сильным профессорско-преподавательским составом был создан университет. Пользуясь случаем, я от имени жителей региона, которые положительно это восприняли, хочу вас поблагодарить. У меня два вопроса.


Первый вопрос касается высшего учебного заведения. Будет ли у нас создана система обязательной отработки выпускников, я имею в виду прежде всего грантников и кредитников? Вы сказали, что ежегодно мы получаем 40 тысяч выпускников, а необходимо порядка 3000-4000. Я сделал анализ, у нас только по последнему году (наверное, у Вас точнее цифры) порядка всего 40 процентов доехали, будем так говорить, до мест, никто отрывные талоны, или как раньше назывались, открепительные талоны, с них не требует. Мы сегодня не можем сказать, грантник доехал до дальнего аула, до сельской местности или нет, кредитник доехал или нет, а по математике, биологии и физике в сельской местности, как правило, преподают пожилые преподаватели, которые по возрасту давно являются пенсионерами, молодых нет. Это первый вопрос.


Второй вопрос. В мае Ваша предшественница, министр, выступая здесь, обратилась с обращением к родителям учащихся о том, чтобы не помогали школам, чтобы родители не помогали в укреплении материально-технической базы, что это все неправильно. Это положительно было воспринято родителями, но мы бываем на местах, надо прямо сказать, это было отрицательно воспринято в школах. Не секрет, что сегодня и ремонт классов, и материально-техническая база, вплоть до лампочки, все это с помощью родительской поддержки. Я хотел бы знать Ваше личное мнение, как Вы считаете, смогут ли наши школы на сегодняшнем этапе без родительского участия выжить? Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Спасибо. Что касается опыта Балхаша, где мы на базе четырех филиалов наших государственных ВУЗов создали один университет, я думаю, что этот опыт надо будет продолжать, потому что у нас 108 филиалов разных университетов сосредоточены в разных регионах, материальная база очень слабая. Мы предпринимаем определенные действия для того, чтобы таких маломощных филиалов было меньше.


Что касается обязательной отработки, вопрос на самом деле не простой. Сегодня мы живем в демократическом государстве, граждане свои права очень хорошо знают. Принудительное направление этих выпускников в отдаленные сельские пункты на самом деле это равносильно ограничению свободы отдельных граждан. Вряд ли мы сумеем законодательно закрепить такую норму. Если депутаты сумеют отстоять эту норму, мы только двумя руками \»за\». Но имейте в виду, речь идет об ограничении свободы отдельных граждан, речь идет об ограничении свободы лучшей части наших граждан. В советское время у нас была административная командная экономика. Я могу сразу сказать, что прокуратура будет выступать против этого, потому что не только прокуратура, юристы будут против этого. Мы этот вопрос прорабатывали, непростой вопрос. Мы самым лучшим школьникам страны даем возможность получить бесплатное образование и потом мы их принуждаем, где их лучше использовать. Это как правило лучшие выпускники школ, они как правило лучше всех обучаются в школах и потом мы должны принудительно сажать в отдаленные районы. Где они большую отдачу отдадут? В научных институтах, университетах либо в сельской отдаленной школе?


Тут вопросов в самом деле очень много и не зря юристы задают, хотя поднимать так вопрос, наверное, мы вправе.


Теперь, что касается вопроса помогать или не помогать школам. Давайте вернемся к Конституции. По Конституции воспитание детей это прежде всего забота самих родителей. Если сегодня родители располагают какими-то средствами, почему бы им не помогать школам. Страна сегодня не может укреплять материальное положение каждой школы. Другое дело мелкие поборы от несчастных людей, у которых, может быть, нет денег на хлеб. У нас как правило уравниловка, если мы собираем 20 тенге, собираем со всех школьников. Речь идет не об этом. Если я в состоянии помочь этой школе, почему бы мне не подарить пять компьютеров школе. Поэтому если речь идет о возможностях родителей, которые добровольно готовы пожертвовать определенной частью своих доходов в пользу воспитания и качественного воспитания своих детей, я за это \»за\» двумя руками, но я против того, чтобы собирать у несчастных людей по 10-15 тенге.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Калдыгулова.


КАЛДЫГУЛОВА С.М. У меня такой вопрос. Разъясните, пожалуйста, ситуацию, которая сложилась сегодня в регионах с учебниками, в том числе сейчас такая ситуация с учебниками для 7-го класса. Это те дети, которые испытали на себе учебники нового поколения. Сам комплект учебников состоит из 15 учебников. Теперь получается так, что вы на регион даете какое-то определенное количество, тем более сейчас финансируются только малообеспеченные, им дается бесплатно, остальные учебники берут за плату. Издательство \»Атамура\», которое сегодня имеет право монополии на эти учебники, в нашем городе всего один магазин. Если в конце лета учебник для 7-го класса стоил 3 тысячи тенге, то в начале сентября он уже стал 4 тысячи тенге, а на рынке он стоит 9 тысяч тенге. На сегодняшний день в единственном магазине города учебников вообще нет и когда они ожидаются еще неизвестно. Я думаю, такая ситуация во многих регионах нашей области. Поэтому, если можно, разъясните по учебникам, поскольку это теперь уже право родителей.


Второй вопрос. Мы сейчас говорим о малокомплектных школах, конечно, вопросов нет, наверное, сеть малокомплектных школ надо развивать, но надо возвращаться к вопросу создания интернатов, где более качественное образование. Два года назад плата детьми не вносилась за то, что они находились в интернатах. Сегодня постановлением Правительства это отменено и родители вносят 20 процентов. Разъясните эту ситуацию. Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Что касается подготовки учебников, вопрос на самом деле непростой. Мне кажется, мы приняли неправильное решение. Речь идет о централизованной подготовке и доставки этих учебников до каждой школы, для каждого населенного пункта. Это мероприятие мы отдали местным исполнительным органам. Должны ли мы такие мероприятия (у меня первый вопрос к вам, я этот вопрос другим тоже задаю), должны ли мы этот вопрос передать местным органам исполнительной власти либо должны централизованно финансировать такие мероприятия? Раньше мы централизовано финансировали. Тогда мы могли бы и центры контролировать и доставку. Сегодня, к сожалению, мы этого не можем, кто-то заключил на местах договор, кто-то не оплатил стоимость доставки и из-за этого перебои. Частично эти перебои связаны с неудовлетворительной работой наших местных исполнительных органов власти. Кто-то поздно провел тендер на доставку этих учебников, учебники вовремя размножены, они имеются, может быть, даже доставлены. Сами местные исполнительные органы вместе с нашими структурными подразделениями на местах должны были организовать и продажу, и доставку до каждого населенного пункта, до каждой школы. Этот вопрос, к сожалению, очень плохо организовывается. К сожалению, контролировать нам очень трудно. Все дают сводку, что у них все прекрасно, а когда такие срывы, всюду пишут, что виновато министерство. Мы регулярно собираем информацию, нам говорят, не беспокойтесь, все прекрасно, а мы верим. К тому же эту информацию получаем из областных департаментов образования за подписью…


Что касается цены, организации продажи или бесплатной раздачи и так далее, то сегодня 53 процентов школьников бесплатно получают учебники. Это плохо или хорошо? В некоторых областях до 70 процентов детей получают эти учебники бесплатно. Здесь тоже есть над чем подумать. Мне кажется, по-разному можно решить этот вопрос. Из-за того, что мы хотим за счет государства организовать бесплатную раздачу учебников, как правило, страдают и дети, и учителя. Мы бесплатно раздаем только сами учебники. Там же есть учебно-методические комплексы, дидактические, вспомогательные материалы и так далее. По одному учебнику невозможно подготовить ни ребенка, ни учителя. Поэтому мы все увлеклись бесплатной раздачей этих учебников. Денег на покупку другой альтернативной литературы мы не выделяем.


Поэтому, наверное, надо подумать, а вообще вопрос с учебниками очень серьезный. Только в субботу мы разбирались с этой проблемой. Я сейчас не хотел бы особо распространяться.


Что касается интернатов, то да, сеть интернатов надо расширять. Вы все были, здесь в стенах Парламента мы обсуждали стратегию развития сельских территорий. Есть неперспективные населенные пункты. Там и население, и дети будут переезжать в другие места. У нас имеются 583 населенных пункта, где нет школ, но в этих населенных пунктах нет и детей. В лучшем случае набирается пять детей школьного возраста. Безусловно, из-за пяти детей мы не можем открывать в этих населенных пунктах школы. Их будем содержать в интернатах.


Но должны ли мы содержать все интернаты только за счет государства, чего требуют отдельные депутаты на местах и в первую очередь родители? Наверное, нет. Как я уже сказал, если этот ребенок сидел бы у себя дома, то он, наверное, должен кормиться, родители же должны заботиться о своих детях. Поэтому то, что мы вводим (только 20 процентов платы за содержание детей в школах-интернатах), я думаю, в целом это правильно. Сегодня нам срочно необходимо создать интернатные учреждения, как минимум на 150 тысяч учащихся, а это стоит огромных затрат. Все это перекладывать только на бюджет, наверное, нельзя, какую-то часть должны взять и родители.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Дьяченко.


ДЬЯЧЕНКО С.А. Уважаемый Жаксыбек Абдрахметович! Вам хорошо известно, что по рекомендациям ЮНЕСКО необходимо на образование до 7 процентов ВВП. У нас выделяется государством половина, и, я считаю, что есть очень огромный дефицит, несмотря на то, что действительно есть рост экономики, о чем Вы дважды подчеркнули. Что будем делать на сей счет? Первый вопрос.


Второй вопрос. Мы все вышли из школы, мы все ее должны пройти. Здесь вопрос — повышение заработной платы учителям. У нас оно порой происходит, но делается, как правило, в середине года, сопровождаясь стрессовыми ситуациями, потому что идет переаттестация, сокращение людей, за счет экономии заработной платы. Правильно ли это?


Третий вопрос. Я не понял. Вы сказали о том, что лишь бы родители платили деньги, и пусть студент ВУЗа учится 10-15 лет. Но у нас и так 80 процентов студентов ВУЗов учится за счет родителей, чего нет, кстати говоря, ни в одной стране СНГ. Правильно ли это? Тем более, насколько я понимаю, у нас и так по сути дела система образования деформирована. Она рассматривается сегодня больше как инструмент зарабатывания денег. Не так ли?


И последний вопрос по рабочим. Действительно, на мой взгляд, у нас рынок труда и система образования должны быть четко взаимосвязаны. У нас сейчас же никто не знает, сколько нужно экскаваторщиков, сколько понадобится в будущем каменщиков, водителей и так далее. Это вопрос вопросов. Необходима квота на трудоустройство молодых специалистов. Поэтому необходим, наверное, и закон о профтехобразовании, и здесь инициатива должна быть за министерством.


Кстати говоря, необходим закон о статусе учителя, что хотели сделать ваши предшественники. Какова здесь позиция министерства?


Последний вопрос. Я тоже не понял. Вы сказали о том, что 70 процентов выпускников школ по тестированию у нас получают \»двойки\», вытягивают на \»тройку\». А если потом проведем тестирование, то будет 70, может быть, и больше получать \»двойки\». Так что, их оставлять на второй год или как дальше поступать? Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Что касается первого вопроса. Какую долю от ВВП мы должны направлять на систему образования? Сегодня это примерно 3,3 процента от ВВП в целом в Казахстане. Эта доля имеет тенденцию к повышению, что нас радует. В некоторых странах, как Вы сказали, эта доля составляет до 7-8 процентов, в среднем где-то 5 процентов, но имейте в виду, в этих странах расходная часть бюджета от ВВП составляет примерно 30-35 процентов, в Казахстане мы снизили налоговую нагрузку на хозяйствующих субъектов, вся расходная часть бюджета по отношению к ВВП составляет 22 процента. Поэтому вопрос не простой. Если будем собирать больше налогов, я думаю, что и больше будем тратить. Есть полное понимание, по мере решения наших производственных вопросов Правительство в первую очередь будет заниматься решением социальных проблем. В этой связи самая главная проблема — это проблема образования и здравоохранения. Есть полное понимание, и вы не даете как бы расслабиться Правительству в этом вопросе, будете каждый раз требовать, и Правительство тоже понимает, что и науку надо поддержать, систему образования надо поднимать, и Президент этого требует от Правительства. Как я уже сказал, это чисто экономический вопрос, по мере укрепления экономической мощи нашего государства мы больше внимания будем уделять системе образования. Такая тенденция есть.


Из числа студентов примерно 20 процентов мы обучаем за счет государства либо за счет государственных средств, 80 процентов родителей сами оплачивают. Есть страны мира, где 95 процентов студентов обучаются за счет средств родителей либо частных компаний, в лучшем случае 5 процентов — за счет бюджета. Мы унаследовали от социализма бесплатную подготовку, бесплатное среднее, бесплатное высшее образование. Мы от этого отходим, даем родителям выбор. В результате количество студентов высших учебных заведений за семь лет выросло в два раза, в 1994 году у нас было примерно 280 тысяч студентов высших учебных заведений, сегодня у нас 588 тысяч студентов высших учебных заведений, то есть на 10 тысяч человек в Казахстане сегодня приходятся 402 студента высших учебных заведений, что в три раза больше, чем в некоторых европейских странах. Количество студентов на самом деле очень большое. Есть несколько причин.


Во-первых, стоимость обучения в высших учебных заведениях очень низкая, следовательно, надо повышать дальше. Сегодня стоимость годового обучения составляет 670 долларов, вряд ли мы сумеем дать качественное образование за такие деньги, надо поднимать. Мы этим вопросом занимаемся.


Во-вторых, в советское время существовало ограничение, мы не давали людям возможности получить высшее образование, родители получили свободу, сами охотно финансируют обучение своих детей, к тому же у нашего народа есть стремление давать лучшее образование своим детям. Я это приветствую. Мы дали такую возможность родителям, они охотно это делают.


В-третьих, почему у нас количество студентов высших учебных заведений растет? Потому что у нас, как я уже сказал, профессионально-технические школы не развиты, туда они не могут пойти. Сегодня понимание есть, люди хотели бы получить образование по рабочим специальностям, но, к сожалению, там нет возможности. Из-за этого, поскольку обучение в высших учебных заведениях стоит не так дорого, люди отдают своих детей в высшие учебные заведения. Я здесь ничего плохого не вижу.


Квота на трудоустройство. Я бы назвал это немного по-другому. Конечно, нам необходимо укреплять социальное партнерство с работодателями, они должны финансировать, должны принимать участие в подготовке рабочих кадров. Сегодня в Налоговом кодексе есть несколько статей, которые позволяют им относить к вычетам те затраты, которые они понесут в связи с обучением, переподготовкой своих рабочих кадров. Это статья 92 Налогового кодекса, есть другая статья, где говорится о том, что если крупное предприятие в своем составе имеет объекты социальной сферы, то затраты на их содержание до 2 процентов могут относить к вычетам. Любые затраты, связанные с подготовкой и переподготовкой рабочих кадров, они также имеют право относить к вычетам.


Что касается девятиклассника. Придет он в это предприятие или не придет, еще не известно, поэтому здесь адресное финансирование не получается. Мы для решения этих вопросов, как я сказал, в октябре собираемся проводить совещание с работодателями. Эти вопросы, эти проблемы будем обсуждать, если вам будет интересно, мы свои видения там тоже доложим.


Второй вопрос, который вы задали, я не понял.


ДЬЯЧЕНКО С.А. (НЕ В МИКРОФОН). Учителям по повышению заработной платы и о том, чтобы деньги закладывались своевременно в бюджет, чтобы не было стрессовых ситуаций…


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Я понял в связи с чем Вы задаете этот вопрос. В позапрошлом году, когда мы принимали решение по повышению заработной платы, это постановление 41, у нас действительно в местных бюджетах произошли определенные неточности из-за чего была нехватка, но эти проблемы оперативно Правительство решило, давало трансфертами деньги из бюджета. Сегодня, по-моему, у нас таких проблем нет, но жизнь — есть жизнь. До точности процентов, наверное, 1-2 процентов невозможно посчитать какие затраты мы понесем, но сколько процентов на повышение заработной платы мы закладываем ежегодно, вам это известно, и в этом году этот вопрос также будем обсуждать, но в целом заработная плата повышается. Я могу сказать, что в сельской местности в среднем заработная плата учителя неплохая и люди из других сфер начали приходить в школы, как правило, влиятельные люди стали становиться директорами школ, которые работали в акиматах, занимали ключевые позиции, стали сегодня директорами школ, потому что в школах, оказывается, директор сегодня неплохую заработную плату получает. Мы здесь также хотим ограничить как бы такое участие.


Еще один вопрос Вы задали.


ДЬЯЧЕНКО С.А. (НЕ В МИКРОФОН). Инициирование законопроекта о статусе учителя…


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. По статусу учителя. Конечно, повышение статуса учителя прежде всего требует укрепления заработной платы учителей, что мы постоянно осуществляем и раньше были разные льготы, особенно для сельских школ. Можно предоставлять льготы либо можно получать заработную плату, и то, и другое можно делать. Поэтому я здесь разделяю Вашу озабоченность. Давайте к этому вопросу взвешенно будем подходить. Перекладывать все это на бюджет невозможно, и можем ли мы кратно увеличивать заработную плату учителей. У нас в среднем на 20-25 процентов ежегодно повышается заработная плата учителей на местах. В целом, я думаю, что это тенденция сохранится в ближайшем будущем.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Бакир.


БАКИР А.К. Құрметті Жақсыбек Әбдірахметұлы, бізге берген бір сағаттық ақпаратыңызға көптен-көп рақмет. Өте бір ауқымды жұмысты иықтарыңызға алған екенсіздер. Сол министрлік ұжымы осы үлкен жұмысты абыроймен істесін, абыроймен атқарсын деген тілек білдіре отырып бір-екі сұрақ қойғым келіп отыр.


Біріншіден, Сіз мектептердің құрылысы жөнінде әдейі айтпаған болуыңыз керек, ол енді жергілікті жерлердің құзырындағы дүние ғой деп. Ал енді бүгін Қазақстандағы мектептің жайы, меніңше, онша жеткілікті емес. Егер 22 пайызы күрделі жөндеуді керек ететін және құлап тұрған ғимараттар болатын болса, 43,5 пайызы бейімделген ғимараттарға орналасқан, оның 90 пайызының спорт залы жоқ болса, бұл біздің мектеп құрылысында да үлкен нәрселер бар дегені. Сондықтан осы жөнінде де бір-екі ауыз айта кетсеңіз.


Мен енді оқу орындарында мемлекеттік тіл жөнінде мәселені ептеп көтеріп жүрген азаматпын ғой. Мына аралас мектептерге деген көзқарасыңыз. Кеше Кеңес өкіметі кезінде біз ұрандаттық, интернационалды мектеп дедік. Ал енді бүгінгі осы аралас мектептер біздің қазақ тіліміздің, шын мәнісінде, мемлекеттік тілдің тамырына балта шауып отырған жағдайдың бірі осы.


Екінші. Орыс мектебін бітірген қазақ балалар қазақ тілін білмей шығады, Қазақстанда тұрады, қазақ отбасында тәрбиеленеді, қазақтың көшесінде жүреді, тағысын тағы дегендей. Осының көп себебі, орыс мектептерінде мемлекеттік тілде сабақ беруге көңіл бөлінбейді де және онда тиісті мамандар жоқ. Осы сіздердің жоспарларыңызда қалай көрініп отыр? Сосын бір айта кететін нәрсе, бізге, депутаттарға студенттер көп келеді, жатақханаға орналастыру жөнінде. Ал енді жоғары оқу орындарында бір дәстүр қалыптасқан, грантқа оқысаң, қоғамдық жұмысқа белсенді болсаң, сонда ғана жатақхана береміз, қалған кезде көшеде жат, онда біздің шаруамыз жоқ деген. Сонда ақшасы бар адамдардың балалары балалардың көбісі төрт-бес ақша жалдап, үлкен репетиторды жалдап алады да, грантқа түсіп кетеді. Ал ақшасы жоқтар ондай жағдай жасай алмайды. Ал жоғары оқу орнына түскеннен кейін тағыда ол жатақханада жоқ. Ол өзі грантқа тапсыра алмады, тағы жатақханаға кіре алмайды. Сонда көп жағдайда шаруашылығы төмендеу, орталау ағайындардың балалары ылғи азап көріп жүре бере ме өмірде деген әңгімелер.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Рақмет, Әбеке, сұрақтарыңызға. Мектеп құрылысы туралы мен, шынында да, ештеңе айтқаным жоқ. Бұл өте күрделі мәселе, бірақ ол туралы өздеріңіз де біраз мәліметтерді білесіздер. Үш жылдық ауыл мектебі деген бағдарлама қабылданған. Сол бойынша елімізде 600-ге жуық мектеп салынады деп жоспарланады еді. Салынатын мектептердің саны Президенттің тапсырмасына байланысты 850-ге дейін өсуі мүмкін. Сондықтан осы үш жылдың ішінде Қазақстанда 850-ге жуық мектеп салынатын болса, бұл мектепке деген көзқарастың жергілікті жерде, барлық жерде өзгергенін көрсетеді. Жалпы, осы бағдарламаның төңірегінде қазіргі қабылданған ауыл территорияларының дамуы туралы стратегиясына сәйкес республикалық бюджеттен жылына 5 миллиардтай қаржы бөлініп отыратын болады. Оның барлығы сол мектептер салуға жіберілетін қаражат. Жылына 27-28 мектеп республикалық бюджеттен салынатын болады.


Келесі үлкен мәселе мектепті қай жерден салу керек деген мәселе. Былтырғы жылы Қазақстанда мектеп жасындағы балалардың саны 30 мыңға артты. Жалпы, Қазақстандағы халықтың санының артқаны ол бәрімізді қуантады. Еліміз, жеріміз үлкен болғаннан кейін бізге адам санының өскені керек. Сол 30 мыңға өскен мектеп жасындағы балалардың санының 24600-і Оңтүстік Қазақстан облысына тиіп отыр, бір облысқа. Жалпы, мектеп жасындағы балалардың өсуі Қазақстанда бес-алты-ақ облыста байқалады. Ол негізінен Оңтүстік Қазақстан, Жамбыл, Атырау, Маңғыстау, Қызылорда облыстарында мектеп жасындағы балалардың саны тез өсіп келе жатыр. Ал енді керісінше солтүстік облыстарда балалардың саны қысқарып келе жатыр. Сондықтан осы мәселені қараған уақытта қай жерде балаларға мектеп жетіспей жатыр деген критерий бойынша қазір аймақтарды анықтап отырмыз. Бізде 14 облыс, екі қала — Алматы, Астана қалалары бар. Соларды алғанда, балаларға орын жетпей жатқан ең қиын жағдайда бірінші орында Алматы, екінші орында Астана, үшінші орында Оңтүстік Қазақстан облысы. Әрине, Алматы мен Астанаға біз бюджетті қарастырған уақытта трансферттерді бөлеміз. Ал енді республикадан бөлінетін 5 миллиард теңгені қай облыста мектеп жетпей жататын болса, бірінші соларға жіберуге тырысамыз. Ол биылғы жылы Оңтүстік Қазақстан облысында республикалық бюджеттің есебінен 7 мектеп салынды. Осы тенденция сақталып қалатын шығар.


Екінші мәселе — аралас мектептер. Биыл мектепті 223 мың бала бітірді. Оның 130 мыңы қазақ мектебін бітірді. Қазақ мектебіне баратын балалардың саны жыл сайын өсіп келе жатыр. Ал енді орыс мектебіне баратын балалардың саны өсіп жатқан жоқ, кішкене кему бар. Сондықтан алғашқы уақытта, әрине, аралас мектептердің саны өседі, өйткені бұрынғы таза орыс мектебі болып жүрген мектептерде қазір аралас мектептер болып жатқан тенденциялар байқалады. Оның өзі осы Астанада да байқалып тұр. Бұрын Астанада бір-ақ мектеп болатын болса, қазір сегіз-тоғыз мектеп бар. Ол біздің мына қазіргі заманымызда орын алатын нәрсе. Сондықтан бұған қиналуға, меніңше, болмайды.


Үшінші мәселе. Орыс мектептерінде қазақ тілін оқыту мәселесін көтеріп отырсыз, немесе қазақ мектептерінде орыс тілін, басқа да шет тілдерін оқыту мәселесі. Бұл өте күрделі мәселе. Бұл туралы да мен қазір жан-жақты мәлімет жинап жатырмын. Бұған басқа ұлттың өкілдерін кінәлауға болмайды, кінәлі өзіміз. Өйткені бізде дені сау оқулық осы уақытқа дейін жоқ, оқу құралдары жетіспейді. Қазақ тілін оқыту тәжірибесі жетілмеген. Сосын біз тілді қызықтырып оқытудың орнына баяғы ешкімге керегі жоқ грамматиканы оқытуға тырысамыз. Ал жалпы орыс мектептерінде қазақ тілін оқуға өте көп сағат беріліп отыр. Орыс тілін екінші кластан бастап аптасына үш сағаттан оқиды. Бұл, меніңше, өте жеткілікті. Жалпы, мектепте оқытылатын пәндердің 40 проценті осы филологияға беріледі. Ол өзінің ана тілін оқу, екіншісі шет тілін немесе орыс, қазақ тілдерін оқыту. Осы мектептегі оқитын пәндердің 40 процентін алып отыр. Сондықтан бұл өте үлкен мәселе. Бұл мәселе бойынша менің өзім осы биылғы жылы арнайы бірінші рет мамандарды шақырып, жиналыс өткізгіміз келіп отыр. Оқу тәжірибесін жақсарту керек.


Жатақхана мәселесі. Жаңа айттым мен, Кеңес дәуірі кезінде Қазақстанда 250 мың студент болатын. Қазір студенттердің саны 590 мың болып тұр. Екі жарым есе өсіп отыр. 300 мыңға өсіп отыр. Кеңес дәуірі кезінде де жатақханалар жетіспейтін. Ал енді мынадай қарқынменен студенттердің саны екі жарым есе өсіп кеткеннен кейін, әрине, жатақхана қосымша салынған жоқ. Ол шешілмейтін мәселе. Сол жағдайды ескере отырып, біз мемлекеттік грант бойынша ең үздік балаларды алатын болсақ, олар әр жерден келіп білім алатын болса, ең бірінші сол грант бойынша оқитын балаларға жағдай жасаңдар деп талап қойып отырмыз. Балалардың барлығына да жатақхана беру керек, ал бірақ, өкінішке орай, ондай талап қоятын болсақ, ол шешілмейтін мәселе. Өйткені ары кетсе, біздің Қазақстанда сол бір 100 мың студентті жатақханамен қамтамасыз ететіндей жағдай болу мүмкін. Менің қазір есімде жоқ, қанша жатақхананың орны бар екенін. Енді әр төрт студенттің біреуіне ғана жатақхана жететін болар қазіргі кезде.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Черкашина.


ЧЕРКАШИНА А.И. У меня к Вам несколько вопросов. Вы сказали, что после 9-го класса, дети 10-го, 11-го или 12-ый класс будут заканчивать по направлениям, то есть по их одаренности и способности. Как тогда они будут проходить единое национальное тестирование? Тоже по направлениями или они должны сдавать наравне со всеми и, допустим, если у него была наклонность к гуманитарным наукам, как он будет сдавать математику? Это один вопрос.


Второй вопрос. Поступления по единому национальному тестированию в ВУЗ. Не приведет ли это к усилению коррупции. Если сейчас они каждый в своем институте сдают тестирование, а потом после окончания школы он поступает с этим сертификатом, то не получится ли так, что если папа побогаче, то он поступи, а если папа победнее, он не поступит.


Еще один вопрос по детям-инвалидам. Дети-инвалиды не имеют возможности поступить в высшее учебное заведение. У меня есть целый пакет от одного товарища, который слепой и с 1991 года он не может поступить ни в одно высшее учебное заведение, а желание учиться у него есть, но нет возможности пройти тестирование наравне со всеми. Как быть с этими детьми?


Вы говорите о преподавателях. У нас в Усть-Каменогорске есть высшее учебное заведение, где специальные предметы по порошковой металлургии и другие ведут специалисты, которые когда-то работали на предприятии. При чем это люди, имеющие докторские и кандидатские звания, но из-за то, что они хорошо знают свою профессию и этот предмет перешли в высшее учебное заведение сейчас страдают с зарплатой. По постановлению № 41 у них нет педагогического стажа, но есть 40-летний стаж на предприятии, поэтому они в этом ущемлены, господин Гамарник, наверное, хорошо это знает.


Вы говорите, что у нас очень много студентов, выпускников высших учебных заведений выросло в несколько раз. А нужно ли нам такое количество этих выпускников, если они не обеспечены работой? У нас получается дипломированные продавцы на рынке, дипломированные дворники, все кто хотите, короче говоря дипломированные бомжи, потому что работой их мы обеспечить не можем. Мама с папой стараются, выкладываются, помогают, и на частной обучении, и те, кто по грантам, не все получают работу. Наверное, надо посмотреть нужно ли нам такое количество студентов, если мы не можем обеспечить их работой.


У меня последний вопрос. В Усть-Каменогорске был факультет ВКГУ (медицинский). Детям дали возможность сдать вступительные экзамены, сказали, да, вы с сегодняшнего дня студенты. Дети разъехались домой. Вдруг объявляют, факультет закрывается, все переводитесь в Семипалатинский университет. Вовремя тестирования в Семипалатинский университет по гранту поступил один человек, в Усть-Каменогорске — 46, но это почему-то было не учтено. Всех переводим туда, а у многих родители попродавали в селе жилье и переехали в Усть-Каменогорск только потому, что дети поступают в этот университет. Для чего нужен был этот стресс? Неужели нельзя было вообще не проводить приемных экзаменов, когда знали, что этот факультет закроется? Пусть бы дети сразу ехали в Семипалатинск и там сдавали экзамены.


На будущее это надо учитывать. Если планируется закрытие факультета, то надо это делать до тестирования. Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Первый вопрос — если мы обеспечим профильное обучение по единому национальному тестированию. Вопрос действительно непростой. Сейчас эта проблема есть, поскольку у нас есть, как я уже сказал, гимназии, где организовывается профильное обучение, у детей появляются определенные сложности. При сдаче единого национального теста они сталкиваются с этой проблемой. Поэтому я не хотел бы сегодня искать простой ответ на данный вопрос. Вопрос требует дополнительного исследования. Если мы перейдем на 12-летнее образование и по всей стране организуем профильное обучение, мы тогда изменим образовательный стандарты, и в зависимости от этого мы изменим тесты тоже. Поэтому это вопрос будущего. Мы будем изучать.


Я думаю, что после введения единого национального теста коррупция никак не увеличится, наоборот, все наши действия направлены на искоренение коррупции во всех уровнях образования. По крайней мере я все сделаю для этого.


Дети-инвалиды. Большой вопрос. Есть проблемы со школьным охватом детей с ограниченными возможностями. У нас порядка 100 тысяч детей имеют разные недостатки и ограниченные возможности. К сожалению, только 20 процентов охвачены школьным обучением, еще меньшая часть охвачена ВУЗовским образованием. Примерно 19 тысяч детей с ограниченными возможностями обучаются в школах, в ВУЗы, наверное, претендуют в лучшем случае 1 тысяча. Можем ли мы в Казахстане организовать факультеты, специальные институты для них? Но дети хотят получить образование в разных университетах, поэтому на самом деле это непростой вопрос, требует также дополнительного изучения, хотя я занимаюсь этой проблемой.


Что касается поддержки детей, в первую очередь детей школьного возраста, то в этом году Правительство предприняло определенные действия, поддержало нашу инициативу. У нас в Алматы есть Центр социальной поддержки и профессионально-трудовой адаптации детей. У нас в Казахстане порядка 100 школ… Этот центр решили сделать Республиканским научно-методическим центром. Повсеместно будем помогать другим школам, в которых проводится обучение для детей с ограниченными возможностями. Вы увидите этот вопрос в проекте бюджета текущего года.


Мастера производственного обучения — сложный вопрос. Я сказал, что на самом деле вопросов очень много. Хорошее производство, нехорошее. Предположим, отделочник, строитель. Если он сам будет заниматься этой работой, то, наверное, в Астане за месяц он будет зарабатывать несколько тысяч долларов, а если мы будем привлекать его в учебный процесс, то в лучшем случае он будет иметь 100 долларов. Это очень серьезный вопрос.


Хорошие мастера не хотят заниматься воспитанием детей. Поэтому простого решения здесь нет. Будем искать, и наше мероприятие, которое мы собираемся провести в октябре с работодателями, как раз посвящается этой проблеме.


Нужно ли столько студентов. Я уже сказал, мы выбор родителей, в принципе, уважаем. Если родители хотят дать своим детям образование, в том числе высшее, если в наших университетах дают очень хорошее образование, то, ради Бога, пусть все дети получают высшее образование. В целом по статистике люди, которые получают высшее образование, лучше подготовлены к рыночным условиям, могут сами организовать свое дело и так далее. По крайней мере от этого обществу хуже не будет.


Другое дело, это статистика. Сегодня трудоустраиваются только 20 процентов выпускников высших учебных заведений, а народ-то не дурак, он тоже чувствует это. Поэтому есть у них желание пойти именно в профессиональные школы, где в течение двух лет дают хорошие знания по рабочим профессиям и трудоустраиваются на 100 процентов. Такая тенденция есть, теперь нам надо создать соответствующие условия.


Медицинский факультет в Восточном Казахстане. Это решение прияли давно, давали ему возможность организовать по медицинским направлениям, в частности, факультет по санитарной гигиене. Но у них не было производственной базы, изначально планировали таким образом, что они будут обучать на первом и втором курсах, потом будут переводить студентов куда-то. К сожалению, у них появилось желание организовать обучение с первого курса по последний, не имея соответствующую производственную базу. Это недостаток, я с вами согласен, мы своевременно не информировали родителей, комиссия неоднократно работала в течение года, мы закрыли факультет. Лично министр и его заместитель выезжали в Восточный Казахстан. Мы все проблемы изучили внимательно, всех детей мы перевели по желанию родителей в Семипалатинск. Двое студентов, которые поступили, изъявили желание остаться в Восточном Казахстане, мы их перевели на другой факультет, медико-биологический. Поэтому там никакого конфликта нет, мы очень внимательно изучали этот вопрос.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Сарманов.


САРМАНОВ Е.С. Құрметті Жақсыбек Әбдірахметұлы, Сіздің министрліктің бағдарламасынан біздің байқағанымыз, мына бақылауды қатаңдандыруды қолға алып отыр екенсіздер. Ол Ұлттық тестке жатады деп ойлаймын. Бақылауды қатаңдандыру үшін сол мектепке, оқушыларға, мұғалімдерге жағдай жасау керек. Менің айтып отырғаным, оқулықтар. Осы кейінгі кезде оқулықты шығаруды кейбір компаниялар табыс көзіне айналдырып жіберген сияқты.


Екінші мәселе. Қазақ тілінде ғылыми, әдеби әдістемелік кітаптарды шығаруды көптеп қолға алса. Ауылдық мектептерде осы жоқ, олар соны сұрап жатыр. Бұл Сізге тілек.


Менің басты сұрағым мынадай. Бір-ақ сұрақ. Менің округімде, мысалы, 78 өзбек мектебі бар. Оның барлығы да бағы КСРО кезіндегі өзбек кітаптарымен оқып жатыр. Оның ішінде жазылған: \»Менің Отаным — Өзбекстан\», \»Астанам — Ташкент\», тағы-тағы солай жалғаса береді. Яғни, біз 100 мыңнан астам оқушыны Өзбекстанның азаматы етіп дайындап жатырмыз, Өзіміздің Қазақстанның азаматын дайындап жатқан жоқпыз. Сол сияқты мына орыс мектептері кейінгі кезде Ресейден келген кітаптармен оқып жатыр. Ол жерде де осындай бағытта кетіп жатыр. Сонда біз өзіміздің мемлекетіміздің қаражатына бөтен мемлекеттің азаматтарын дайындап жатқанымыз қалай? Осыны қолға алуға болады ма? Бұған көп қаражат кетпейді. Қазақша кітаптарды өзбекше аударып, оны ретке қою. Төртінші класқа дейін келді де, биыл қаржыландыру болмай, тоқтап қалды. Ал енді олардың саны өсіп жатыр. Бұрынғы Кеңес одағы кезіндегі кітаптар да ада болды, қазір көп мектептер (мен жақында сол жақтан келдім), кітапсыз отыр. Осы мәселеге көңіл бөлсеңіз.


Тағыда бір айтатын тілегім, рақмет, биылғы жылы тестілеуден жұрттың бәрі өте таза болғандықтан… Енді сезінген сияқты, сыбайлас жемқорлықтың бәрі жоғалғанын көзі жеткен сияқты. Ендігі жылы да сондай болса деген тілек білдіреміз. Рақмет.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Сұрақтарыңызға рақмет. Тест туралы айтқаныңыз бойынша.


Накануне проведения нашего теста пришел в министерство, у меня было в распоряжении порядка 20 дней, я попытался изменить технологию обработки результатов тестирования. Оказывается, раньше были возможности для того, чтобы иметь доступ к шифрам. Раньше к компьютерам мы централизованно поставляли программы, внутри программы вшивали правильные ответы. Любой специалист, который хорошо разбирается в компьютерах, мог достать эти шифры. В этом году мы сделали по-другому, доставили программу обработки туда, но ответы не вшивали. Ответы оставили в центре, после того как они ввели листы ответов, мы по электронной почте доставляли этим пунктам обработки правильные ответы. Только после этого программы обрабатывали. Поскольку мы оперативно решали эти вопросы, были кое-где технические проблемы, где-то сканер не сработал, задержки были, но в целом, я думаю, что мы в этом году организовали тестирование правильно. Такие же отклики мы получаем с мест, по крайней мере, я предпринял все усилия для того, чтобы тестирование было объективно. Раньше из центра знали, поскольку мы компьютеры поставили вместе с ответами, из центра мы заранее знали какому вузу какой вариант пойдет, а в этом году мы получили полную свободу. Я накануне экзамена даже варианты поменял, потому что у нас была полная свобода, заранее мы ответы не привязывали. Кому какие варианты мы доставили, те и раздавали внутри города. Поэтому в принципе заранее угадать правильные ответы не могли ни один вуз, тем более работники.


По поводу того, что издание учебников стал источником бизнеса. Конечно, это бизнес, прежде всего, для тех, кто занимается размножением этих учебников. Поэтому ничего плохого, наверное, в этом нет, хотя, как я уже говорил, есть проблемы с качеством подготовки учебников. Это проблема, прежде всего, того, как мы организуем всю эту работу. Качественные авторы должны работать, апробация должна быть правильная и так далее.


Подготовка учебников на узбекском языке. Действительно, мы до 4 класса подготовили новое поколение учебников для узбекских школ, для национальных школ. Разработку учебников для узбекских школ до 7 класса мы завершили. К сожалению, в бюджете мы не предусмотрели достаточно средств для их оперативного размножения. Я думаю, что эту проблему мы в ближайшее время решим.


Что касается школ с обучением на русском языке. Я думаю, что эта информация недостоверная. Во всех школах либо они занимаются по нашим учебникам, либо по рекомендованным Министерством образования и науки учебникам. Везде соблюдаются наши образовательные стандарты.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Алибаев.


АЛИБАЕВ С.Б. Жаксыбек Абдрахметович! У меня две реплики и три вопроса.


Первая реплика о поборах в школах. В принципе я считаю, что здесь, наверное, в воспитательном плане не совсем удачно будет, когда один ученик не может принести 100 или 200 тенге, а другой принесет, поскольку родители имеют такие возможности. Потом, Вы знаете, кто не дает, они всегда попадают в неприятную ситуацию, они заранее чувствуют себя неудобно. Мы и так разделили детей не по знанию, не по способности, а по возможности своих родителей. Здесь, мне кажется, нужно еще подумать.


Вторая реплика. Вы сказали, если ректора притащат ректоров других институтов. Мне кажется, здесь надо какую-то схему, систему надо подумать, чтобы они не могли иметь возможность притащить любого за деньги. Все-таки это деньги родителей. Ректора со своего кармана не притаскивают ректоров с других.


В целом по вашему докладу я очень удовлетворен. Я думаю, сейчас министерство системно подходит к решению вопросов. Я думаю, не так просто коррупцию, которая процветает до сих пор в высших учебных заведениях особенно, бороться с ними не так просто вам будет. В этом плане я Вам желаю больших успехов.


Вопросы такие. Первый. Мы два года назад принимали Закон \»Об инновационной деятельности\». Предусматривали 10 миллионов тенге на разработку подзаконных актов. В каком состоянии эта работа? Все-таки науку надо двигать, Вы об этом сами говорили.


Второй. Что надо сделать, чтобы учащиеся, студенты в выборных компаниях под дудочку ректоров, директоров не маршировали по улицам, крича имена кандидатов в депутаты, по списку акимов. Ректора не имели возможность конкретным студентам, пугая их отчислением, заставляли, вынуждали голосовать за определенных кандидатов. Эти факты в Павлодаре есть. Если не верите, можете поспрашивать. Ректоров не так много, я просто фамилии не хочу называть.


Третий. Я недавно был в туббольнице, приехал из Экибастуза. Есть такие примеры, вы знаете, что у нас большая проблема по туббольным, учителя, заболевшие туберкулезом, после излечения не могут заниматься в учебных заведениях два года, за это время они теряют квалификацию, трудоустроиться не могут. Они остаются в стороне без средств к существованию. Может быть, нам надо подумать над каким-то механизмом. Все-таки это категория не пенсионного возраста, особенно средний возраст, особенно в сельской местности. Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Секе, рақмет. Что касается 100 тенге, я уже отвечал. Я против того, чтобы школы собирали по 100 тенге. Я за то, чтобы с родителей собирали по 100 тысяч тенге, не каждый может 100 тысяч тенге дать. Поэтому это разные вещи. Я против мелких поборов, пусть по-крупному помогают школам.


Что касается определения западных партнеров, об этом я уже сказал. Конечно, с западными партнерами надо работать, это на порядок снижает стоимость подготовки наших кадров. Если будем готовить без партнеров, мы до уровня международных квалификационных требований не можем поднять уровень подготовки кадров. Поэтому надо начинать вместе с западными партнерами. Потом, по требованиям международных организаций, если мы завтра откроем докторские программы в Казахстане, сразу предъявлять документы для прохождения международной аккредитации не сможем. Как минимум после четырех-пяти выпусков мы можем предъявить документы для прохождения международной аккредитации. Если мы подтянем международно аккредитованный университет и начнем вместе с ним готовить кадры, мы сразу можем обеспечить признание нашего диплома.


Исходя из этого, я ставлю задачу. По всем направлениям, наверное, невозможно, допустим, по казахскому языку где мы найдем западного партнера, по казахстанской истории то же самое? Есть специальности, по которым мы не можем найти западного партнера. По многим направлениям (экономика, техническое направление) мы можем найти западных партнеров. Кстати, многие наши университеты сегодня уже работают в партнерстве, например, Казахстанско-британский университет работает совместно с четырьмя британскими университетами, КазГУ — с несколькими университетами, экономический университет с …школой работает и так далее.


Вопрос очень сложный по поводу того, что дети под дудочку ректоров не голосовали за того или иного кандидата. Речь идет о подготовке студентов, людей с четкой гражданской позицией. Сегодня, к сожалению, из-за коррупции, которая процветает в наших ВУЗах, мы не готовим людей с гражданской позицией. Наоборот, если в отдельных высших учебных заведениях процветает коррупция, мы лишаем людей гражданских позиций, это самые опасные люди. Они приходят, поступают в ВУЗы (это самая лучшая часть нашей молодежи), с первого курса они учатся давать и брать, покупать оценки и так далее. За деньги эти дети завтра могут и собственного отца, свою собственную страну продать. У этих людей, конечно, не будет никакой гражданской позиции.


Поэтому прежде всего надо воспитывать будущих ответственных граждан. Мы строим демократическое общество, демократия строится на гражданских позициях отдельных личностей. У него позиция может быть положительная или отрицательная, кого мы называем оппозицией, но такие люди тоже вносят свою лепту в развитие нашего общества. Если все будем говорить под дудочку одно и то же, развития общества не будет. Поэтому я за то, чтобы мы в университетах готовили граждан Казахстана с четкой гражданской позицией, чтобы такие студенты не учились, надо заниматься прежде всего и вам, и Министерству образования и науки, всему казахстанскому обществ, чтобы они получали в высших учебных заведениях именно качественные знания, а не покупали.


С МЕСТА. (НЕ В МИКРОФОН).


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Как я уже сказал, прежде всего надо искоренить коррупцию, детей надо вернуть к получению знаний.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Сената Батталова Зауреш Кабылбековна.


БАТТАЛОВА З.К. Спасибо. Уважаемый Жаксыбек Абдрахметович, в Вашем выступлении прозвучало, что в первую очередь все изменения, которые проводятся в системе образования, должны быть направлены на повышение качества образования. Я приветствую этот лозунг, это самый справедливый лозунг. Вообще кадры решают все и от того какого качества будут их знания, их профессиональные умения и навыки, от этого зависит дальнейший экономический рост и развитие благосостояния нашего общества. Вместе с тем по ряду моментов я бы хотела высказать свое видение, хотела бы задать вам вопросы.


Начну с высшего образования. Вы совершенно справедливо поднимаете вопрос необходимости ликвидирования коррупционных явлений, которые сегодня являются в этой системе и именно в высшем образовании они наиболее процветают. Вместе с тем, мне кажется, в первую очередь надо обратить внимание на такие вещи как порядок лицензирования и порядок регистрации.


Первое. Регистрация всех учебных заведений проводится Министерством юстиции без согласования с Министерством образования. В результате многие учебные заведения регистрируются в таком юридическом правовом статусе как ТО, я имею в виду частные. Благодаря постановлению № 737, 1998 года, многие наши учебные заведения республиканского подчинения зарегистрированы как государственные коммунальные предприятия. На мой взгляд, это противоречит Гражданскому кодексу, потому что образование по статье 105 является некоммерческой деятельностью, а ГКП, ТО это юридический статус коммерческих предприятий. Это несоответствие, которое нужно ликвидировать, о котором мы много раз говорили. Более того за последние годы было принято ряд нормативных актов, благодаря которым у нас на сегодняшний день по сути дела введены Закон \»О некоммерческих организациях\», Закон \»Об учреждениях\», даже в налоговом законодательстве мы предусмотрели, что это относится к некоммерческой деятельности, а если говорить о Законе \»Об учреждениях\» и Законе \»О некоммерческих учреждениях\», юридический объект занимается образовательной деятельностью и хочет, чтобы его налогообложение согласно Налоговому кодексу было и не облагалось, то нужно его привести к этому статусу, это первое, более того, когда юридическая организация зарегистрирована как ТО, то она имеет право распределять прибыль между участниками ТО.


Я думаю, что образование это не тот бизнес, где можно это делать. Если мы в Законе \»О некоммерческих организациях\», что вся прибыль должна быть направлена на развитие образования, если бы здесь был единый подход, мне кажется, тогда бы не росли как грибы частные структуры и, наверняка, это бы урегулировало эту ситуацию.


По регистрации есть еще один момент. Многие учебные заведения регистрируют, сразу присваивают себе имена. Например, в Семипалатинске есть колледж имени Мухтара Ауэзова, столетие которого недавно праздновали, есть институт имени Мухтара Ауэзова, есть школа имени Сатпаева и так далее, так во многих регионах. Насколько это оправдано? По сути дела это бренд, который раскручивают за счет фамилии известных людей, а эти ВУЗы по содержанию не дают тот уровень, который необходим.


По вопросу лицензирования. На сегодняшний день очень много при лицензировании таких моментов, когда многие учебные заведения просят по классификатору такие специальности как русский язык с 1-го по 9-ый класс, английский с 1-го по 9-ый класс или математика с 1-го по 9-ый класс в колледже. Получается, что получив колледжное образование он имеет право преподавать до 9-го класса такие очень серьезные предметы как русский язык, английский, математика. В советский период это не было возможно, потому что колледжное образование предполагало только преподавание до 4-го класса только в начальном звене. Эти изменения, которые были внесены в классификатор несколько лет тому назад, и эти изменения, которые сейчас у нас имеют место при лицензировании, мы вынуждены были это сделать, они существенным образом отражаются на качестве преподавания.


Третий момент. В начальной профессиональной…


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Зауреш Кабылбековна, прошу прощения, у нас задается вопрос, две минуты на то, чтобы задать вопрос. Вы уже идете за двоих, за троих.


БАТТАЛОВА З.К. Я не буду трогать школьное образование, мы направим его депутатской группе в качестве запроса. Я бы хотела еще сказать о начальном профессиональном образовании. Дело в том, что в наших профессиональных технических школах и в колледжах на базе 9-го класса принимаются в коммерческие группы. Получается, наши ученики, 10-ый, 11-ый класс, общесреднее образование в этих группах получают на платной основе, что, конечно, противоречит конституционной норме об общем специальном образовании, пункт 1, статья 30. По этим моментам я бы хотела услышать ваше видение.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Мы четко различаем лицензирование и регистрацию. Для того чтобы создать университет либо школу, сначала она должны пройти регистрацию в Министерстве юстиции, как хозяйствующий субъект они получают право. В уставе они отражают, что будут заниматься образовательной деятельностью (по закону это некоммерческая деятельность), но в установленном порядке. Затем они должны получить лицензию. Лицензия — это разрешение на выполнение данного вида деятельности. Поэтому ничего плохого я здесь не вижу. Если есть проблемы, то давайте мы еще раз изучим. Образование — это на самом деле бизнес. Во всем мире образование — бизнес. В Казахстане ежегодно родители тратят около 1 миллиарда долларов на образование своих детей, но около 800 миллионов долларов, это деньги, которые крутятся в сфере образования, и за этими деньгами гонятся очень многие. Поэтому необходимо отрегулировать данный бизнес.


Что касается присвоения имени известных людей, у нас действительно есть частные университеты имени Ауэзова, Сатпаева, Кунаева, Жолдасбекова, то нет никаких законодательных ограничений. Если нет законодательных ограничений, то вряд ли мы сумеем что-то сделать, хотя, может быть, здесь есть над чем подумать.


Колледжное образование. Действительно раньше в педагогических колледжах готовили учителей начальных классов. Кстати, надо отметить, что во многих педагогических колледжах готовят лучших учителей, именно они становятся самыми лучшими учителями начальных классов. Если их готовят до девятого класса, то, наверное, надо здесь подумать, хорошо или плохо это. Я сейчас не могу сходу ответить, но по крайней мере надо посмотреть качество подготовки специалистов.


О том, что в некоторых профессиональных школах начали принимать на коммерческие факультеты девятиклассников, я тоже знаю. Модное направление. Они только на платной основе принимают детей. Как правило, это не в профессиональных школах, а в колледжах. Колледжи тоже принимают после девятого класса, но в колледжах есть платные факультеты, туда дети поступают на платной основе. У детей есть право получить бесплатное образование в профессиональных школах, но если родители хотят, чтобы дети получили образование на платной основе, то почему бы этого не разрешить?


Кстати, у нас есть платные школы, где обучение организовывается с первого класса.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Макалкин.


МАКАЛКИН В.И. Жаксыбек Абдрахметович, Вы доложили свою программу. Мне представляется хорошей. Я бы сказал, дай Вам Бог ветер в паруса.


Тем не менее у меня есть некоторые вопросы и сомнения. Скажем, у нас не очень четко определено в понятиях, что такое среднее образование. Ведь человек, если по большому счету, воспитывается уже в утробе матери, но на каком-то этапе требуется биологическое, скажем, до трех лет, дальше уже он должен воспитываться в коллективе. У нас фактически остался возраст, когда он воспитывается в коллективе, с трех до шести-семи лет. Если мы примем начальное до трех лет, то, в принципе, безболезненно можно этот возраст подключить в среднее. По крайней мере де-факто, скажем, в Казахской ССР 90 процентов уже посещали эти заведения, так называемые детские дошкольные учреждения. Это самый наиболее активный возраст в воспитании и усвоении информации. Как Вы считаете, чтобы мы включили этот возраст в понятие \»среднее образование\»? Это один момент.


Второй момент. Что такое бесплатное образование? Толкование этого понятия. Например, во Франции, если это бесплатное (по-моему, там до четырех лет обязательное бесплатное), то там все государство берет на себя, потому что многие граждане в силу своих доходов сейчас не могут обеспечивать нормально детишек. Мы порой просто закрываем глаза на то, что фактически у нас многие детишки не посещают школу. Поэтому когда мы говорим, сравниваем, 90 процентов в 95 ВУЗах… Ведь у нас ВВП 20 процентов, было — 21 процент, сейчас идет к 20-ти (это заработная плата, ВВП). А в этих странах от 60 до 70. Понятно, что это разные вещи. Но если мы хотим заботиться о поколении, то надо государству взять на себя эту часть заботы. Другое дело, к тем же интернатам тоже надо дифференцированно подходить. Кто-то может платить 20 процентов, кто-то может и 100 процентов заплатить за проживание. Я в принципе ставлю вопрос.


Третий момент. Меня смутило, когда Вы сказали, что трудно решить вопрос с направлением после окончания. Это же решается элементарно, государство заключает договор с теми, кто хочет получать гранты или кредиты, и в договоре указывают, скажем, грант, он обязуется пять лет отработать после ВУЗа, кредит — три года. Это нормальный гражданский договор. Не хочешь — не поступай.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. По поводу первого вопроса о включении дошкольного образования в среднее образование. Этот вопрос на самом деле не так прост, есть международная классификация, что относить к среднему образованию, что к дошкольному. Вряд ли мы так просто можем решить этот вопрос. Как я уже сказал, есть международная классификация, доуниверситетское образование — это то, что дается в средних школах.


Вы приводите опыт Франции, действительно, там и среднее образование бесплатное, и университетское образование в основном тоже за счет государства. У каждой страны есть свои традиции. В Германии то же самое — за счет государства, никакого конкурса нет, но эти страны тоже пытаются реформировать, тем более в рамках Болонского процесса многие страны Европы будут унифицировать и среднее образование, и университетское образование, и механизмы финансирования и содержания вузовского образования.


Что касается заключения гражданской сделки, договора с получателями грантов. Я еще раз повторяю, вопрос не так прост. В Конституции сказано, что граждане Казахстана имеют право на получение бесплатного образования на конкурсной основе в государственных высших учебных заведениях, а сегодня у нас государственных ВУЗов по существу не осталось, есть ВУЗы с участием государства, без участия государства. Мы, как правило, за счет грантов обучаем и в частных, и в государственных. Мы даем на конкурсной основе лучшим выпускникам школ бесплатное образование, стараемся это сделать в высших учебных заведениях. Там не сказано, что государство должно заключать договор с этими людьми. Поэтому любые наши действия, направленные на ограничение свободы этих граждан, будут вызывать определенную отрицательную реакцию. Я еще раз говорю, на самом деле это будет ограничением выбора этих людей. А зачем тогда им гнаться за грантами, если потом мы их будем посылать в отдаленный аул? Не так прост вопрос.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Сената Досманбетов.


ДОСМАНБЕТОВ Б.С. Құрметті Жәке, білім саласының маманы ретінде кәсіби өте жоғары баяндамаңызға рақмет айтқым келеді. Сосын осы ақпараттың барлығы тек осы аудитория емес, қалың халық білу үшін баспасөзге беріп, осыны жариялауға мен ұсыныс жасаймын.


15-16 сұрақ бар еді, соның бір-екеуін берейін деп отырмын.


Бірінші сұрақ — педагогикалық жоғары оқу орындары туралы. Білесіз, қазір Қазақстанда Арқалықтың пединституты мен ЖенПИ-ден басқа пединститут қалған жоқ. Бұрынғы пединституттар университеттер болып, көптеген мамандықтар ашып, педагогикалық мамандықтар тасада қалып қойып жатыр. Оны өзіңіз де білесіз, жұрт та біледі. Осыған байланысты қандай шаралар қолдану ойда бар?


Екінші сұрақ. Принципі аз мұғалімдер көбейіп бара жатыр. Принципті мұғалімдер азайып бара жатыр. Осыған байланысты жоғары оқу орындарындағы сапа, мектептегі сапа өзгеріп жатыр деп айтып кеттіңіз. Оған мен келісемін. Осыған байланысты бір нәрсе есіме түседі. Мына Кеңес дәуірінде оқытушыны институтқа қабылдау конкурстық жүйемен бес жылда кафедрада қарап, ғылыми кеңесте қарап, факультеттің, институттың үлкен бір електен өткізетін еді. Осы жүйе қалып қойып, қазір ректор кімді алғысы келеді, сонымен шартқа отырады да, ала береді.


Екіншіден, ректорлардың өзіне келетін болсақ, ол да әкімшілік әдіспен қойылады. Кезінде конкурспен де өткен ректорлар болған. Қазіргі мемлекеттік қызметтің барлығы конкурспен болып жатқан кезде осы оқытушыларды қабылдау (кафедра деканы, ректорларды қоса) конкурстық жүйеде болуына қалай қарайсыз?


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Рақмет. Түсінікті болу үшін мен енді орысша айтайын. Маған екі тілде де сөйлеуге болады.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. По поводу педагогических вузов. Действительно, мы в одно время все региональные педагогические институты с другими региональными институтами объединили. По существу в Казахстане не осталось профильных педагогических вузов за исключением 2-3 институтов. Алматинский (бывший КазПИ) сегодня в своем составе только 30 процентов студентов как бы готовит по педагогическим направлениям, 70 процентов — это уже студенты других направлений, поскольку площадь этого вуза не изменилась, сами понимаете, они вытесняют площадь, отводимая на подготовку педагогов. В результате мы стали повсеместно, по всему Казахстану закрывать методические кадры, такие как методика преподавания математики, физики, химии, биологии и так далее. Многим вузам сегодня выгоднее готовить не педагогов, потому что чтобы подготовить педагога по физике, химии, биологии надо иметь несколько лабораторий, а экономистов можно готовить без никаких лабораторий. Следовательно, поскольку интереса нет, они начали закрывать лаборатории, такие методические кадры. Это общая тенденция. Изучив это дело, я внес предложение.


Во-первых, мы Алматинский университет вернем государству. Соответствующий Указ Президента готовится. Это будет государственный университет, бывший КазПи, 75-летие мы собираемся в ближайшее время отпраздновать. К этому празднику мы, наверное, вернем государству, хотя этот вуз был в списке акционируемых. Помимо этого мы как минимум 5 педагогических институтов хотели бы восстановить в Казахстане, где они будут выполнять роль региональных вузов. Это Семипалатинский институт, один из старинных педагогических вузов, лучшие традиции есть, педагогический коллектив хороший, материальная база, здание, обособленно, все это есть. Павлодарский педагогический институт, хотели его восстановить. Таразский педагогический институт хотели бы восстановить. Костанайский педагогический институт и Актюбинский педагогический институт мы хотели бы вернуть.


Это будут региональные педагогические институты. Допустим, в Джамбульском педагогическом университете сегодня на педагогическом отделении примерно 4,5 тысяч студентов обучаются. В других вузах, где я называл, в среднем от 2,5 до 3 тысяч студентов обучается, материальная база есть, педагогический коллектив есть, хотя такая же тенденция в этих вузах сохраняется. Поэтому вопрос сегодня обсуждается. Я думаю, что мы какое-то решение по данному вопросу примем.


Отбор лучших преподавателей в высшие учебные заведения. Вопрос в рыночных условиях не простой. Какой преподаватель сегодня является лучшим? Тот, который, безусловно, выполняет поручения ректора, который не ставит двойки, ставит всем четверки, пятерки? В результате мы уродливых специалистов готовим. Или тот, который хорошо преподает и требует от студентов знания? А таких сегодня становится меньше, поскольку, как я сказал, они тут же становятся в коллективах изгоями, хотя многие студенты любят таких преподавателей. Оценку должны давать сами студенты.


Наша задача, задача самого министерства заключается в том, чтобы закрепить право студентов на получение качественного знания. Это не праздный вопрос. Я поставил эту проблему перед ректорами. Они сейчас думают, как это дело сделать. Сегодня у студента никакого права нет. Мы сохранили старый принцип организации учебного процесса. Есть вуз, есть деканаты, внутри деканатов на каждом курсе потоки, потоки делятся на группы. Мы заранее, до начала учебного года на поток определяем лектора, потом по группам определяем преподавателей и студенты вынуждены заниматься только с этими преподавателями. А на Западе по-другому организовывается учебный процесс. В результате у студентов никакого права нет. Может быть, я не хочу заниматься с этим профессором, но мне дали, а преподаватели у нас по прежнему, по старинке преподают. Приходит в аудиторию, поскольку он командир, самый главный администратор данного потока, он первым делом проверяет, делает перекличку, потом требует, чтобы писали под диктовку конспекты, если на экзамене они воспроизводят то, что он продиктовал, то ставится отличная оценка. Вот это уже давно изжило себя, мы быстрее должны избавиться от этой старой системы.


В следующем году, когда мы введем промежуточный контроль, некоторые студенты, безусловно, не пройдут через это. Я не исключаю, что некоторые родители будут подавать иск на организатора учебного процесса, ректоров, деканов и так далее, поскольку те не дают права выбрать лучшего преподавателя студентам. Чтобы эта система заработала, право студентов на получение качественных знаний, нам необходимо изменить старый подход к организации учебного процесса.


Как это делается на Западе? С 1 сентября по 15 сентября преподаватели, которые проводят занятия, предположим, по экономике, читают в параллельных аудиториях, их пять-шесть человек. Студенты по очереди ходят на лекции либо занятия этих преподавателей, до 15 сентября имеют право выбрать себе лектора, и потом только они записываются к этому лектору. Если мы этот механизм запустим, что у нас будет? Появится состязательность или конкуренция между преподавателями, студенты будут собирать информацию о преподавателях, кто хорошо преподает, кто плохо, и осознанно будут записываться к ним. В результате к какому-то преподавателю многие захотят записаться, поскольку он хорошо преподает, как правило, у этого преподавателя лучшие результаты, а этот преподаватель из самых лучших отберет лучшую часть, поскольку у него тоже ограниченные возможности, 100 человек в потоке, наверное, не больше. К другому уважаемому человеку, который имеет все регалии, академик, может быть, никто не запишется, поскольку он три слова не может за трибуной скажет. Мы этого не исключаем. Как только запустим такой механизм, появится элемент состязательности между преподавателями. Лучшему преподавателю тогда ректор ВУЗа захочет платить хорошие деньги, потому что будущее этого университета зависит от этого профессора. Нам надо кардинально менять всю систему организации учебного процесса.


Мы унаследовали от социализма старый принцип организации учебного процесса, у нас была административно-командная экономика, надо было воспитывать послушных людей. Поэтому и учебный процесс мы готовили под потребности административно-командной экономики. Сейчас все это надо ломать. Наши ректоры не понимают, о чем идет речь. Поэтому мы в течение этого года будем готовить наши высшие учебные заведения к тому, чтобы они готовились в начале следующего года к новой форме организации учебного процесса.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Келемсеит. Пожалуйста, лаконичнее ответы и конкретные вопросы.


КЕЛЕМСЕИТ Е.А. Құрметті Жақсыбек Әбдірахметұлы, жақсы хабарламаңыз үшін рақмет. Менде екі сұрақ бар.


Өзіңіздің атыңызға берген хатым бар еді. Менің сайлаушым Уәливаның қызы грант негізінде оқуға түскен, бірақ Қырғызстанда оқып жатыр екен. Күйеуі қайтыс болып кетті, бес баласы бар, жағдайының қиындығынан осы Алматыдағы Әл-Фараби атындағы университетке ауыстырып беруін сұрайды. Осы шешіп берсеңіз деген ұсыныс.


Екінші сұрақ. Жаңа кәсіптік-техникалық білім туралы жаңа айттыңыз, проблеманың бәрін жақсы түсініп тұрсыз, бірақ шешімін айтқан жоқсыз. Бұл оңай шаруа емес, шынын айту керек. Ол, біріншіден, жергілікті бюджеттің мойнына ілініп қойылды. Жергілікті бюджеттің салмағы онсыз да ауыр. Өйткені әлеуметтік саланың барлығын сол жергілікті бюджеттің үстіне артып қойдық.


Тағы бір мәселе. Жоғары оқу орындарындағы екінші тексеруден өткеннен кейін білімі саяз, анау-мынау адамдарды немесе мына Қостанайдың университетінен өткен жолы көрсетіп жатты, механизаторлар, комбайнерлер дайындап шығару мәселесі жөнінде. Бұл да аяғына дейін шешілетін шешім емес.


Мына статистикаға қарайтын болсақ, жаңа Сіз айттыңыз, 40 мыңға жуық мамандар дайындалады деп. Мына статистикада 87 мың деп тұр, осының ішінде ауылға дайындалатыны 16 мың. 16 мыңы ауылға дайындалатын болса, оны 240 ауданға бөлген уақытта 60-70-тен келеді екен бір ауданға. Ал селолық округке шаққан уақытта одан да төмен, бес-алтыдан ғана келеді. Әрбір ауылға бірден келмейді сонда. Есептеңіз, ауыл бүгін мұқтаж болып тұрғаны, осындай кадрлар, көп профильді механизаторлар. Енді бұны осы ауылды көтереміз деп жатқан кезде Ауыл шаруашылық министрлігімен бірігіп осындай үлкен бір бағдарлама жасалу керек, ол үлкен қаржыны талап етеді. Жаңа өзіңіз айттыңыз, экономист дайындағанымен физик-математик дайындағанға лабораторияға артық шығын кетеді деп. Ал енді көп профильді механизатор дайындау үшін оған техника керек, оған жанар-жағармай керек. Осының бәрі бүгіндері жергілікті бюджет көтере алмайды. Осы ауылды көтеретін кезде осыған бір үлкен бағдарлама жасап, Парламенттің оған қатысы болса, біздің көмегімізді пайдаланып шешіп алмасаңыздар, жаңа өзіңіз айтқандай, бүйткелі жатырмен, сөйткелі жатырмен қала береді, жабулы қазан қала береді. Бұл мәселе өмірі шешілмейді. Қазір кім болса, сол мініп жүр техникаға. Осы мәселеге тікелей қатты араласуыңызды сұраған болар едім.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Қырғызстаннан келетін бала туралы, менің дәл қазір есімде жоқ, біздер қарайық. Ол нақты сұрақ қой, оны біздің адамдар қарап жатқан болар.


Жалпы, біздің оңтүстік өңірден, әсіресе Жамбыл облысынан Қырғызстанға барып оқып жатқандар көп. Қырғызстанда қазір университетте оқудың бір жылдық құны 200 долларға жетпейді. Қазақстанда 600-700 доллардың өзін арзан деп отырмыз. Оларда сол 200 долларға жетер-жетпес қана. Сондықтан көбісі Қырғызстаннан барып диплом алуға тырысады. Ол білімнің Қазақстанға сәйкес келмейтіні де бар. 200 долларға мұғалім ұстаудың да мүмкін емес екендігін өздеріңіз де білесіздер ғой. Сондықтан Қырғызстаннан оқып келіп жатқан, қазір институт бітірген балалардың проблемалары да кездесіп жатыр.


ПТШ-лардың жағдайын мен енді оны біліп отырмын, оңай шешімі болатын болса оны айта салмаймыз ба, осы жерде былай шеше саламыз деп. Оңай шешімі жоқ мәселе. Сондықтан біз қазан айында үлкен жиналыс өткіземіз. Осы жылдың аяғына дейін білім саласының әрі қарай дамуы туралы біз бағдарлама дайындаймыз. Оны Үкіметте бекітеміз. Сол уақытта ПТШ-лардың да кәсіби деңгейі жоғары жұмысшыларды да дайындау проблемаларын да осы бағдарламаның ішінде қарастырамыз.


Жоғары оқу орындары арқылы да жұмысшылар дайындау мәселесі. Кәсіби деңгейі жоғары жұмысшыларды дайындау туралы да мен өзімнің сөзімде айттым. Барлық жоғары оқу орындары оны дайындау мүмкін емес. Қазірдің өзінде кейбір жоғары оқу орындары сондай жұмысшы мамандықтары бойынша дайындық жұмыстарын бастап жатыр. Жалпы, жастардың басым көпшілігі жоғары білім алуға ынталы болғаннан кейін осыны да пайдаланып, жетіспей жатқан кадрларды дайындау мәселесін алға қойып жатырмыз. Бұл шешілетін мәселе. Енді ол өзіміздің қолымызда тұрған нәрсе. Жоғары оқу орындарының да қазір қаражаттары бар. Олар да қызығушылық танытуда.


Ауыл шаруашылығындағы кадрлардың жетіспеуі өте үлкен мәселе. 16 мың адам деп отырсыз. Біз де біліп отырмыз. Жалпы 40 мың адам ғана дайындалады. Жаңа ғана айттым, жылына дайындалатын 38-40 мың ғана кәсіпкер жұмысшылар дайындалып жатыр. Олардың саны жеткіліксіз. Оның ішінде ауыл шаруашылығына жеткіліксіз мамандар дайындалып жатыр. 43 аудандарда әлі де осындай оқу орындары жоқ. Бұның өзі де үлкен проблема. Бюджетаралық қарым-қатынас деп жатырмыз ғой, соған сәйкес билікті бөлуге байланысты осы жұмысшы кадрларды дайындауды аудандарға береміз деген ұсыныс бар. Бірақ менің онша көңілім құлап тұрған ештеңесі жоқ. Бұл енді күрделі мәселе. Бірақ енді Елбасы айтып жатыр, жалпы осы салада үлкен күрделі проблемалар бар екенін, оны біздің қоғамда барлығы түсінік келе жатыр. Сондықтан жұмысшы кадрларын дайындау, ол Үкіметтің бір басымдылықтарының бірі болатын шығар деген ойдамын мен.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Нығматулин. Екінші рет.


НИГМАТУЛИН Е.З. Жаке, прежде всего, спасибо, за Все Ваши ответы, я думаю, все коллеги удовлетворены, четкие и со знанием дела. У меня один короткий вопрос. И министерство и Правительство отчитались о компьютеризации в школах, но все мы, когда бываем на местах видим, что на один компьютер приходится от 30 до 70 учащихся, это вуали из жизни. В связи с этим вопрос, в этом направлении будет министерство проводить дальнейшую компьютеризацию проводить или нет? Может быть, нужна помощь Парламента? Будем рассматривать бюджет, может быть, нам здесь подключиться помочь министерству?


КУЛЕКЕЕВ. Ж.А. Как вы знаете, эту проблему я тоже очень внимательно изучил, у меня есть свое видение. Проблема тоже непростая. Мы пять лет занимались компьютеризацией либо поставкой компьютеров, начали с середины 1997 года, в 1998 активизировали этот процесс. Те компьютеры, которые мы поставили в 1997 и 1998 годах, до сих пор стоят в школах. А сегодня мы готовим для школ новые обучающие программы, мультимедийные средства, безусловно, в школах, где получили компьютеры в 1997-1998 годы, даже в 1999 год, эти средства мы не можем показывать. Следовательно, сейчас нам необходимо приступить к обновлению этих компьютеров. Для потребуется как минимум 2 миллиарда тенге ежегодно. Вопрос непростой, упирается в деньги.


Можем ли мы этот вопрос просто так решить? Я поднимал этот вопрос и на Бюджетной комиссии, и в Правительстве. В принципе, все понимают. Особенно мы бы хотели обновить компьютеры, поставленные в 1997-1998 годы. Раз мы занимаемся компьютеризацией школ, это будет вечной проблемой. Через каждые четыре-пять лет надо будет обновлять все компьютеры.


Лучшее образование в мире имеют школьники Сингапура, Южной Кореи, Тайваня, Гонконга, Японии. Есть несколько международных организаций, которые изучают проблемы школьного образования. Самые лучшие школьники сегодня — школьники Сингапура, Южной Кореи, на третьем месте Тайвань, затем идет Япония. Из европейских стран в этот список попадают Норвегия и Дания.


В Сингапуре и Южной Корее все школы имеют компьютеры и обучение шикарное, на высшем уровне. Китайское образование сегодня выходит на первое место особенно по естественнонаучным направлениям. Вы знаете, в Китае есть ограничение на рождаемость детей. Поэтому каждый школьник у себя дома и в школе имеет компьютер. Есть специальные службы, которые организовывают дистанционное обучение, из-за этого уровень образования школьников в этих странах повышается. В принципе, нам тоже надо перенимать опыт лучших стран. В Казахстане не так много детей. Наверное, мы сумеем решить в целом проблему компьютеризации и информатизации наших школ. Слава Богу, для этого экономические предпосылки у нас есть, но это экономический вопрос. Я еще раз говорю, мы можем сегодня выделить 2 миллиарда тенге, давайте выделим, не можем, тогда давайте будем искать другие варианты. Я должен сказать, что Правительство эту проблему понимает.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Бюджетная комиссия работала. Зачем вы, можем, не можем? Где-то деньги валяются. Он там отстаивал все эти деньги. Теперь здесь вы хотите его поставить перед Правительством. Этого не будет.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Я хотел сказать, что в Правительстве я работаю всего три месяца, обсуждали пять-шесть раз проблемы образования. Мы проводили три раза совещание с участием Премьер-министра, с участием первого заместителя, Павлова мы проводили тоже три-четыре совещания, и отдельно на Бюджетной комиссии. Интерес у всех очень большой. Конечно, мы исходим из возможностей нашей экономики и нашего бюджета. Поэтому все равно мы будем решать эти проблемы поэтапно.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Абылкасымов.


АБЫЛКАСЫМОВ Е. Уважаемый министр! Я до этого критиковал по разным вопросам трех предыдущих министров, и, наверное, за дело. Я впервые получил удовлетворение, что во главе Министерства образования и науки встал системный человек, государственно-мыслящий человек с рядом революционных идей. Поэтому от души хотелось пожелать, как говорил Маяковский, планов громадьё, чтобы эти планы притворились в жизнь. От души хочу этого пожелать.


Должен сказать, конечно, у меня чрезвычайно много вопросов. Я тоже глубоко разбираюсь в образовании. Поэтому я специально прошу прийти к Вам, чтобы многие вопросы задать там и получить ответы. А здесь сенатор Досманбетов одну мою идею, которую я хотел задать в отношении педагогического образования и педагогического университета… Вы тоже дали ответ. Единственное, я здесь хотел дополнительно спросить, будет ли национальному педагогическому университету соответствующий коэффициент 1,75, как другие национальные университеты.


Второй момент. Когда создается национальный университет, например, как КазГУ, там параллельно есть различная научно-исследовательская база, институты. В КазГУ целых семь институтов. То же самое в отношении АГУ. Он будет преобразован. Будет ли в составе ее институты? Известно, что на сегодняшний день возглавляет это учебное заведение более 15 лет корифей педагогической науки и образования Садыков. Там есть такая организация — Казахская академия образования, соответствующе реорганизовать ее, и эти институты самостоятельные влить в состав казахского университета. Это было бы, наверное, здорово. Как Вы смотрите на это дело?


Последний вопрос. У нас есть единое образовательное пространство с Россией, Украиной, Беларусью и так далее, сейчас создали единое экономическое пространство, а Вы сказали, что в отношении науки мы перейдем на западные стандарты, то есть не будет кандидатов наук, докторов науки, будет только доктор философии. Как в этом отношении смотрит Россия, потому что мы, большинство из нас, имели российское образование, по этим стандартам готовились? Как будет этот вопрос решаться?


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Рақмет, Ереке, біріншіден, менің атыма айтқан жылы сөздеріңіз үшін. Бұл салада проблемаларды білетініңізді білемін. Жаңағындай ұсыныспенен өзіңіздің пікіріңізді айтып келетін болсаңыз, мен оған әр уақытта дайынмын, келіңіз.


По поводу Национального педагогического университета. Я уже сказал, что АГУ (алматинский университет) мы возвращаем в государство, соответствующий Указ Президента готовится, хотим назвать этот университет Национальным педагогическим университетом. У нас восемь национальных университетов, этот станет девятым. Безусловно, и на этот университет будет распространяться коэффициент 1,7. По этому вопросу мы получили принципиальное согласие Президента. Думаю, что на этой неделе либо на следующей неделе решение будет готово. Мы на многие вещи посмотрим, наверное, по-новому, в том числе укрепление науки этого университета. Поэтому сейчас не будем торопить события, будем изучать.


Что касается третьего вопроса, действительно, у нас сегодня единое образовательное пространство на территории СНГ, хотя я сказал, как такового единого пространства уже сегодня нет. Мы подписали со всеми странами СНГ двустороннее соглашение, что наши дипломы будут признаваться, их дипломы будут признаваться у нас. Я еще раз говорю, можем ли мы сегодня доверять ответственную часть(?) выпускнику туркменского ВУЗа либо таджикского, либо узбекского? Вопросов на самом деле много, это не рядовой вопрос.


Что касается кандидатской, докторской. Я думаю, что и Россия пойдет в этом направлении. На той неделе в Берлине проходило совещание министров образования в рамках Болонского процесса. Многие новые страны стали участниками этого Болонского процесса, в том числе и Россия подписалась под Болонский процесс. Что это означает? Это означает, что, во-первых, все дипломы всех уровней, доуниверситетское образование, по продолжительности и содержанию будут одинаковыми, вузовские и послевузовские дипломы будут во всех странах, где они берутся за реализацию идей Болонского процесса. Поскольку Россия стала участником, я думаю, в худшем случае они в 2005 году начнут активно внедрять эту систему, так как на подготовку докторов потребуются три-четыре года. По требованиям Болонского процесса все страны-участницы этого процесса до 2010 года должны унифицировать все сказанные вещи, то есть доуниверситетское образование, послеуниверситетское образование, послевузовское образование. Все это будет иметь одинаковые процессы.


Когда я в Правительстве обсуждал, докторскую программу не поддержали многие члены Правительства, они сказали то же самое, что у нас единое образовательное пространство, как на это посмотрит Россия. Я тогда говорил, что Россия тоже никуда не денется, будет двигаться в этом направлении, поэтому нам незачем защищать интересы России, надо прежде всего защищать собственные интересы, надо заботиться о повышении качества подготовки научных, научно-педагогических кадров.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Калиулы.


КАЛИУЛЫ Ж. Құрметті Жәке, осы білім саласындағы қазіргі жағдай туралы стратегиялық мәселелер жөніндегі шолуыңыз өте көңілден шығып отыр. Оған үлкен рақмет. Менің бір-ақ сұрағым бар. Сол сұрақтың алдында назарыңызға салайын деп отырғаным, осы тамыз айында мен өзімнің сайлау округімде мұғалімдер конференциясына қатыстым. Сондағы байқағаным, сол конференциялар қазір бір мерейтой сияқты болып өтіп жатады. Бір-бірін құттықтайды, шәйін жасайды, сонымен арқадан қағып бір-бірін жібереді екен.


Содан кейін мынадай бір оқиғаға тап болдым. Кейбіреумен пікір алысып көрдім. Неге бір өткір пікір болған жоқ, неге бір өткір талдау болған жоқ мына балаларды тәрбиелеу, оқыту жөнінен десем, олар: біздің сөзімізді тіпті сол оқу бөлімінің бастықтары тексеріп, мынаны былай айт, мынаны былай айт деп бағыт береді дейді. Ғажап. Бұл енді сонау Кеңес заманынан қалған бір үрдіс пе, оны білмедім. Бірақ енді осы алып жатқан креслоның беделін, ауқымын, мазмұнын көтеру жөнінде бір назарыңызда болсын дегенім ғой.


Екінші мәселе. Осы білім саласында өте топшылап жақсы шолу жасағанмен қатар көңілімізде бір кішкене кірбің қалды. Қай жағынан кірбің қалды дейсіз ғой. Шіркін-ай, осы орта білім беру мәселесі жеке айтылса, жоғары білім саласындағы мәселе жеке айтылса, сонда біз тереңірек талдау жасап, тереңірек пікір алыссақ деген пікір қалыптасты. Сондықтан келешекте осыны жеке айтып, жеке талдау жасау қажет деп табасыз ба? Ол жөнінен, әрине, ой толғанысы көбірек болар еді деп ойлаймын. Рақмет.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Тамыз конференциясы дейміз, мәслихаты деп жатыр, бұл өте қалыптасқан дәстүр бойынша өткізілетін мұғалімдердің конференциясы ғой. Мен өз басым биыл Оңтүстік Қазақстан облысының Мақтаарал ауданына бардым. Облыстың басшысы екеуіміз келісіп, ең шалғай жатқан Оңтүстік Қазақстан облысының Мақтаарал ауданында осы тамыз конференциясын өткіздік. Ол облыста, өздеріңіз білесіздер, кешегі депутат болған Сайлаукүл сол облыстық департаменттің бастығы. Керісінше, мен болған осы тамыз конференциясында ең күрделі мәселелерге көңіл бөліп, сын сол жерде айтылды.


Оңтүстік Қазақстан облысы енді ең үлкен облыстың бірі. Мектепті бітіретін балалардың 30 проценті сол облыстан шығады. Мектеп проблемасы өте күрделі тұр. Білімнің сапасын солар елден бұрын өздері айтты. Мен сол отырған ұжымның көңіл күйін бұзбай-ақ қояйын деп ешқандай сын, ешқандай пікір айтқаным жоқ. Ал облыстың басшысы, сол жерде университеттің ректоры Бейшимбаев өздерінің баяндамаларында сол облыстағы қолайсыз жағдайлардың бәрін көтеріп, соның проблемаларын айтты. Соның ішінде мектептің жағдайы, мектепті бітіріп жатқан балалардың жалпы орташа көрсеткішінің республикадан төмен екендігін айтып жатыр. Не себептен солай болып жатырғанын айтты. \»Дарын\» мектебі бар екен, сол мектептегі математикадан, жаратылыстану сабағынан дайындалатын балалардың білімінің төмен екендігін де айтып жатыр. Сол жерде өздері айтып жатыр. Сол жерде өздері айтып жатыр, бізде дүниежүзілік олимпиадалардың есептерін шығаратын Оңтүстік Қазақстан облысынан бір математик шығара алмадық деп. Университеттің алдыңғы қатарлы математиктерінің өздері шығара алмады, осыған көмектесе алмады, осыны қалай шешуге болады деген күрделі мәселелерді көтерді. Енді ол жергілікті басшылардың талабына сай болуы мүмкін.


Әрине, біріншіден, бұл мұғалімдер үшін жаңа оқу жылының басы болғаннан кейін бір мейрам сияқты болатыны рас. Дегенменен де Сіздің қатысқаныңыз үлкен жалпы жиналыс болар. Оның жанында жалпы жиналыстан бөлек секциялар бойынша бірнеше топтар жұмыс істейді, негізгі сындар сол жерде айтылуы мүмкін. Сосын көпшілік жиналған жерде кейбір нәрселерді көтермеуі мүмкін. Сіздің көргеніңіз сондай жағдай болғаны да мүмкін. Жалпы, осы тамыз конференцияда өзекті мәселелердің бәрі көтеріледі.


Тағыда қойған сұрағыңыз — орта білім туралы, кәсіптік білім туралы, жоғары білім туралы мәселелерді жеке-жеке қарасақ деген мәселе. Біз оған дайынбыз. Әрине, орта білімнің проблемасын жарты күн талдауға болады, онымен де бітпейді. Жоғары білім саласының проблемаларын екі-үш күн талдауға болады. Оның да проблемалары өте көп.


Бүгін енді жаңадан министр болғаннан кейін сіздерге келіп отырғандықтан қысқаша болса да әр саладағы өзіміздің жасап отырған, алдыға қойып отырған міндеттеріміз туралы мәлімет бергім келді. Әрине, әр сала бойынша терең айтуға болар еді, енді уақыттың тапшылығына байланысты осылай болып отыр.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Чиркалин.


ЧИРКАЛИН И.Ф. Спасибо. Уважаемый Жаксыбек Абдрахметович, я знаю Вас много лет, и где бы Вы ни работали, Вы всегда с уважением относились к методологии системного подхода, всегда удачно применяли ее. Дай Бог, чтобы на ниве образования тоже так получилось. У меня два очень коротких вопроса, и должно быть два очень коротких ответа.


В настоящее время в Парламенте находится Бюджетный кодекс, который предусматривает, декларирует (можно по-разному говорить) переход к планированию бюджетов всех уровней с применением нормативов. Вопрос такой. Готово ли Министерство образования и науки перейти к формированию бюджетов всех уровней на основе нормативов, рассчитанных на основе стандартов образования, с 2005 года? Это касается и местных бюджетов, и так далее. Ответ должен быть: готово или не готово.


Второй вопрос. Среди населения сегодня муссируются слухи, что программы тестирования, которое проводилось в ВУЗах летом текущего года, были различны по регионам, скажем, запад — восток, юг — север, центр и так далее. Варианты сложности. Однозначно скажите, если программы были дифференцированы по регионам, то дифференцированы, если нет, значит, нет. Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. По первому вопросу о внедрении социальных нормативов, в принципе, наше министерство готово это сделать. Мы даже в проекте нашего закона, который собираемся внести сюда, предусмотрели такую норму, но будут ли готовы другие министерства, это другой вопрос. То, что в Бюджетном кодексе есть такая норма, нас радует, думаем, что мы сумеем это сделать. Нам надо переходить на нормативный принцип планирования деятельности организаций образования. В этой системе есть и плюсы, и минусы, но в любом случае если государство предоставляет бесплатно образовательные услуги, то мы на одинаково качественном уровне должны предоставлять эти услуги независимо от социального положения регионов, а это можно сделать только на основе нормативов. Мы со своей стороны готовы сделать все для внедрения этой системы.


Что касается различных вариантов тестов. Мы готовили 500 вариантов, а по сложности по регионам, безусловно, не могли дифференцировать. 500 вариантов. Мы постарались все варианты сделать одинаково качественными. Специально дифференцировать по регионам, мы такие цели перед собой не ставили, они не дифференцированы, но в наличии 500 вариантов. Как я уже сказал, в этом году накануне проведения экзаменов по всем регионам раскидал заранее запланированные варианты. В целом по единому критерию мы хотели оценить знания абитуриентов.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Елеубаев.


ЕЛЕУБАЕВ У.Б. Құрметті министр мырза, бүгін Сіздің баяндамаңыздан, берген ақпаратыңыздан біз жақсы мағлұмат алдық. Көптеген мәселелерде Сіздің ұстанып отырған бағытыңызды түсінгендей болдық.


Менің Сізге бір-екі сұрағым бар. Жаңа алдында екі рет сұрақ берілді, бірақ Сіз өз бағытыңызды айтып отырсыз. Грант пен несиеге оқыған оқушы.., халқымыздың 40 проценті ауылда тұрады. Ауыл жылы деп жатырмыз. Екі жыл ауылға барып өмір көріп келсе, ол оған артық етпейді. Асфальтта өскен қаланың баласы осы жерде теориялық зат таба алған, барлық тестіге 100 процент жауап береді, өтті. Ауылдың баласында ондай жағдай болған жоқ. Сондықтан да әлі де болса осы мәселені жете қарау керек қой деп ойлаймын.


Екінші сұрақ. Мемлекет өзінің тілін, заңын, дәстүрін сыйлауға тиісті ғой. Қандай мемлекет болмасын соны халқына, азаматтарын үйретуге тиісті, білуге тиісті деп мен түсінемін. Осы бағытта, мысалы, мемлекеттік аттестат пен мемлекеттік диплом алған мамандар, азаматтар соны алғаннан кейін сол тілді білу қажет пе, әлде міндетті емес пе? Сіздің пікіріңіз. Рақмет.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Бірінші сұрағыңыз бойынша мен өзімнің ойымды айттым ғой. Бұл салада ауылға кімді жіберуіміз керек? Ең бірінші педагогтарды жіберуіміз керек. Өйткені ауылдық жерде қалғаны мемлекет саласынан қаржыландыратын тек мектептер ғана, сосын ауылдық кеңестің бастығы. Қазір ауылдық жерлерде статистиктерді кіргіздік. Екі-үш адам ғана мемлекеттік бюджеттен қаражат алады. Сондықтан университетті бітіргендерді жалпылама ауылға барлығын жіберейік деген пікір жаңсақ пікір. Оның ішінде педагогтар туралы мен айттым, оны тағыда қарастырып көрейік.


Ал енді мемлекеттік тілді білу туралы. Ол туралы да мен жаңа өзімнің ойымды айттым. Қазір елімізде қандай сала бойынша жұмыс істейтін адамдар мемлекеттік тілді білу керек деген арнайы квалификациялық талап бар. Ол шектелген. Сондықтан егер сол салаға барып жұмыс істеймін деген адам болатын болса, ол міндетті түрде мемлекеттік тілді меңгеру керек. Ал жалпы барлығы Қазақстанда мемлекеттік тілде еркін сөйлесін деген талап, меніңше, әлі асығыстау сияқты. Оған асығатын ештеңесі жоқ. Бәрі ретімен өзі келетін нәрсе.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Зауреш Кабылбековна, вы шесть минут задавали вопрос.


БАТТАЛОВА З.К. На самом деле у меня не вопрос. Я хотела бы поблагодарить за содержательные ответы на все поставленные вопросы, но в таком правительственном часе изучить все проблемы, обсудить все проблемы невозможно. Поэтому Жекен Калиулы поднял очень правильный вопрос о возможностях дальнейшей совместной деятельности. В этой связи я хотела бы сказать, что в депутатской группе по вопросам образования, науки и инновационной деятельности, которая как раз именно после этого правительственного часа планирует утвердить план своей деятельности, мы хотели бы обсудить ряд вопросов именно по каждому уровню знаний.


Первым вопросом, я считаю, надо поставить вопрос повышения квалификации, потому что именно кадры решают все, и качество образования напрямую зависит от этого. В связи с этим мне хотелось бы обратить внимание на академию образования, вопрос был сегодня поднят господином Касымовым. По этому вопросу мы в депутатской группе получили большое обращение за подписью 91 человек. Хотелось бы, чтобы в этой связи проблема методического обеспечения, учебного обеспечения, имеется в виду учебников, повышения квалификации в каких учебных заведениях производится, как оно производится, это был первым нашим вопросом, рассматриваемый в октябре месяце. Спасибо.


КУЛЕКЕЕВ Ж.А. Я скажу так. Желание депутатов для нас закон. Пригласите, мы с удовольствием расскажем о наших видениях по проблемам среднего, дошкольного, по каждому уровню образования. Что касается проблем нашей академии образования, а также других подразделений, это наши производственные вопросы. Я сейчас разбираюсь с деятельностью всех наших структурных подразделений. Недавно я поменял руководителя нашего центра \»Дарын\», который занимается заявлениями, отбором талантливых людей и подготовкой проведения олимпиад, по результатам этих работ мы присуждали нагрудные знаки \»Алтын белгі\» и так далее. Там тоже это дело превратили в бизнес, очень много негативных фактов, в связи с этим я освободил. Дальше мы разбираемся, поверьте мне, я первый делом с любыми коррупционными проявлениями буду бороться, их просто так сменой одного руководителя не решишь, пока какие-то механизмы, которые делают прозрачной деятельность этих структур, не решить эти проблемы. Поэтому мы системно будем подходить к решению всех этих проблем. Мы каждый день разбираемся с проблемой организации олимпиад, там тоже очень много субъективных факторов. Работа этого центра не должна заканчиваться выявлением и проведением республиканских либо областных олимпиад, надо организовать системную работу в целом по стране и надо объективно отбирать людей.


В целом нас радует, что президентская программа \»Дарын\» поддерживает на местах все исполнительные органы власти, создает специальные школы, отбирает, им надо оказывать методическую поддержку, информационную поддержку. То же самое касается нашей академии образования. Там занимается порядка 85 человек. Я изучил, чем они занимаются, пока особого недоволен работой, которую они проводят. Системной работы в этой академии, на мой взгляд, нет. Им поручили подготовку наших стандартов, образовательных стандартов, они, конечно, увлеклись. Я еще раз говорю, в этой системе очень легко разработать и внедрить какие-то системные вещи, поскольку подготовкой кадров, обучением детей занимаются во всех странах мира. Как я уже сказал, если мы будем перенимать лучший опыт… А это делается в первую очередь через разработку соответствующих стандартов. Действующий директор этого центра не притащил мешок книг. Я половину пролистал при нем. Самая гениальная работа у него — то, что он проанализировал написанные темы диссертационных работ по педагогике, опубликовал целую монографию. Там идет перечень диссертационных тем. Но в лучшем случае это, может быть, отчет. На какой черт тратить государственные деньги на издания? А они это делают, потому что им надо стать академиками.


Мы создали Академию образования. Думаю, что они окажут информационно-методическую поддержку нашему центру, а они представляют это по-другому, академию создали для того, чтобы избрать академиков. Первым делом он мне говорит, мы тоже стали людьми. Я спрашиваю, что случилось. Говорит, избрали своих академиков. Чтобы стать академиком, конечно, что-то надо писать. Что они напишут, кроме опубликования своих отчетов? Поэтому у меня претензии к этому центру очень много.


Что касается стандартов, то я могу о них отдельно сказать. Недостатков очень много. Мы со своими стандартами пытались унифицировать в лучшем случае организацию учебного процесса. Что это такое? Какие предметы? Во-первых, по сколько часов дети должны заниматься в начальных классах? 22 часа либо 23 часа должны заниматься. Сколько часов они должны заниматься в базовых школах? Сколько часов они должны заниматься в старших классах? Определили часы. Затем все предметы раскидали по этим часам. Спорили вокруг этого, давать математике либо русскому языку три часа в неделю или не давать, иностранный давать или нет. Спорили и раздули ненужную информацию вокруг этого. Хорошо разобрались, унифицировали все это.


А теперь если по математике либо по русскому языку по три часа преподаем в пятом классе, то что преподавать, и расписали все в этих стандартах. Это обычная работа любого учителя. Мы хотим вмешиваться в деятельность каждого учителя, ограничивая его поиск дополнительной информации этими стандартами. Надо ли так готовить стандарты? Я стал вникать, как в других странах мира готовятся стандарты. Стандарты у нас в десять томов, поскольку мы пытались все расписать.


Стандарты других стран мира. Мы сейчас собрали стандарты из 20 стран мира. Там максимум 50-30 страниц. Там контролируют выход, кого готовят, что должен уметь и знать школьник, который закончил начальную школу, проверяется умение школьника по применению полученных знаний. Поэтому нам надо будет все это поменять. Академии образования мы поручили это дело. Они должны были изучить мировой опыт, предложить нам. Вместо того, чтобы заниматься этой работой, они занимаются избранием академиков, член корреспондентов Академии образования.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Депутат Кадырова.


КАДЫРОВА З.Ж. Уважаемый министр! Уважаемые коллеги! Я хочу тоже присоединиться к тем, кто сказал, спасибо за подробную информацию, и, что мы сегодня знаем по крайней мере намерения министерства в отношении улучшения качества образования, то, что требует сегодня все наше общество, и установления системного контроля над этим процессом.


Я хочу также сказать, что при всем том, что я прослушала внимательно, центральной фигурой был, есть и остается учитель, какое он даст образование в начальной школе, насколько хорош будет учитель в этом промежутке, так и поедет, то ли ученик будет сильным, то ли слабым, неуверенным и так далее. Поэтому я хочу все-таки сказать. Я тоже принимала участие на августовских конференциях в четырех районах нашей Акмолинской области. Разговор был не очень спокойный и не везде праздничный, как в других регионах. Там вносились конкретные предложения, высказывались суждения о том, что это шарахание из одной страны в другую уже надоело, что действительно нужна какая-то твердость в этих вопросах, включая 12-летнее образование. Поэтому, конечно, мы приближаемся к этому, и это требует сама жизнь.


В этих вопросах, я думаю, мы, депутаты, Вас будем поддерживать. Я хочу сказать, при этом поднимался такой вопрос. Получив диплом любого высшего учебного заведения, обязательно жизнь заставляет учиться дальше. Учитель всю жизнь учит. В связи с этим, конечно, вопрос, который поднимали сегодня депутаты о том, как будет повышаться квалификация самого учителя, немаловажен. Право министра ужесточать и требовать, чтобы действительно подразделения делали то, что им положено, но вместе с тем с плеча рубить и прочее… Легче привести в соответствие, налажены уже структуры. Где и как будет учитель повышать свою квалификацию, это немаловажно.


В целом я хочу сказать спасибо, сказать, что я удовлетворена. Наш комитет будет тесно сотрудничать с вами и когда нужно, по каким вопросам мы будем Вас приглашать. И вам коллеги нашего Мажилиса и Сената я хочу сказать спасибо за живое, заинтересованное участие в этом правительственном часе.


ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВУЮЩИЙ. Может быть, на этом мажорном тоне мы завершим сегодняшний правительственный час, потому что действительно Жаксыбек Абдрахметович отвечал на вопросы подробно, как будто первоклассникам, все разжевал, объяснил от и до. Обычно министры приходят, через час на часы смотрят, посматривают: а на правительственный час всего же час и так далее. Вы три часа, спасибо, героически нас извещали, информировали о состоянии, о стратегической программе. Поэтому желаем вашему министерству, Вам лично успехов. Через определенное время, когда встретимся, чтобы появлялись новые проблемы, новые вопросы, а эти были преодолены.


КОНЕЦ ЗАСЕДАНИЯ.



Распространено пресс-службой аппарата Мажилиса Парламента РК


comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...