Я убежден: Ермек Имантаев с подручными готовят заговор против меня! “Заявление” Маншук Искаковой и ее “интервью” могут обернуться смертью ее сына — Айдоса!

Выступить со столь тяжким обвинением в адрес акима Актобенской области меня вынуждают невероятные по своей подлости действия этого человека (человека ли?), предпринятые им в последнее время с целью использовать против меня и моей жены Айсулу вконец одурманенную им несчастную женщину – мать А.Садыкова.


22 сентября в “Навигаторе” увидело свет так называемое “Обращение к общественности и средствам массовой информации Казахстана в связи с последними заявлениями и обращениями Ж.Куанышалина” — беспомощная пародия на обращение, грубо состряпанная в недрах облакимата и подписанная пятью участниками так называемой “пресс-конференции”, столь же грубо организованной и проведенной тем же облакиматом 16 сентября на областном телевидении.


Здесь самое интересное то, что13 сентября вечером к нам домой пришел один из будущих подписантов – главврач областного противотуберкулезного диспансера Мухамедияр Амангали и в подробностях рассказал о состоявшемся у замакима области Амангельды Есеркепова собрании, в котором участвовали также директор департамента внутренней политики Марат Тагимов, адвокат Айдоса Садыкова – Толеген Болек, председатель ОО “Арда” Серик Ергали, председатель облассоциации крестьянских и фермерских хозяйств “Агро” Келдибай Еспагамбетов, председатель территориального городского ОО “Адал” Багила Куатова, замакима Мартукского района Кайрбек Тохтаров и поэтесса-пенсионерка Карлыга Кереева.


По словам М.Амангали, под предлогом “обсуждения” опубликованной 11 сентября в областных газетах “Актобе” и “Актюбинский вестник” и, понятное дело, “осуждающей” меня статьи К.Кереевой Есеркепов буквально уламывал их всех выступить против меня и также “осудить отщепенца”. Однако, как сказал главврач, он, Тохтаров и Ергали решили не участвовать в этом недостойном спектакле, поскольку им дороже собственная честь, “да и как можно выступать против, если все – правда?!” (слова С.Ергали в передаче М.Амангали). Мы с Айсулу поблагодарили его за честность и тепло попрощались.


Утром 14 сентября, в воскресенье, мы с женой выехали в г.Хромтау – избирательный округ №28, по которому Айсулу была зарегистрирована кандадатом в депутаты облмаслихата, а я – ее доверенным лицом. Вернувшись же поздно вечером 15 сентября, мы с удивлением узнали от Мухамедияра, что их всех… уломали-таки выступить на “пресс-конференции”! Ну, что поделаешь, уломали так уломали…


Но мы знали, что в это же самое время облакимат прилагает еще больше усилий для того, чтобы вынудить к участию в этом грязном спектакле и А.Садыкова с его матерью – М. Искаковой, ибо по сценарию они являлись для Имантаева главными свидетелями обвинения против меня с Айсулу. Однако Айдос для них оказался крепким орешком, поэтому, как нам стало известно от него, аким сосредоточил все свое “высочайшее” внимание на Маншук.


Именно по этой причине около 11-ти часов следующего дня, когда все актеры, в том числе и Искакова, должны были собраться у Есеркепова на последнюю репетицию перед спектаклем, назначенным на 15 часов, мы со своей стороны тоже решили уделить ей необходимое внимание. К счастью, нам (мне, Айсулу, Айдосу и Ерболату Сатыбалды) удалось перехватить ее буквально в последний момент, когда она уже вышла из дома, направляясь к акимату. Когда мы объяснили женщине подоплеку всего происходящего, она отдала мне набранный на компъютере казахский текст ее же собственного обращения… ко мне, составленный, как она сказала, Маратом Тагимовым и главным специалистом департамента внутренней политики Бердыбаем Кемалем, и рассказала, как ее “прорабатывали” лично сам Имантаев и его окружение (но это уже тема отдельного разговора). Одним словом, в этот день она не пошла ни на репетицию, ни на спектакль, для чего ей пришлось даже выдержать осаду пытавшегося похитить ее на акимовской машине Т.Болека: она просто заперлась и не открыла дверь, невзирая ни на какие уговоры горе-адвоката. Такой вот детектив!


Дальнейшее развитие событий можно узнать из “Заявления – SOS!” Айдоса Садыкова, который по иронии судьбы вышел в свет… одновременно с вышеупомянутым “Обращением…”, т.е. 22 сентября, по сути явившись “моментальным ответом” этой, как я уже говорил, грубой стряпне.


Должен признаться: мы были почти уверены, что после такого разоблачения облакиматовских козней Имантаев, в конце да концов, все-таки угомонится, прекратит эту позорную “вендетту”, которой занят уже практически полгода (и когда только он успевает еще и областью управлять?!). Не тут-то было! Как выяснилось, мы просто недооценили степень подлости этого “вождя”, буквально одержимого жаждой мести. Увы, нам пришлось в полной мере оценить ее, лишь увидев 24 сентября в интернете тошнотворное по своей клеветнической сути “Заявление матери Айдоса Садыкова руководству страны”… с перечислением тех же самых адресатов, что и в заявлении ее сына двумя днями ранее! (С той только разницей, что у Айдоса должность Тасмагамбетова была ошибочно обозначена “госсоветник”, за что мы покорнейше просим Имангали Нургалиевича извинить нас, а у “матери” (читайте – облакимата) сделано верное исправление – “госсекретарь”).


Однако и это, оказывается, еще не было пределом подлых фантазий вошедшего в раж акима. Не успели мы опомниться, прийти в себя после такой мерзкой выходки, как сегодня, 25 сентября, в обеих областных газетах-толстушках на свет явились еще более омерзительные “интервью с Маншук Искаковой” под заголовками “Мой сын – КОЗЫРЬ в чужих руках” (оригинал в “Актюбинском вестнике”) и “Баламды жарга жыгатын “камкорлыктын” кажетi жок” (дубликат в “Актобе”), также напичканные клеветническими измышлениями, составленными из откровенной лжи вперемежку с полуправдой, которая, как известно, хуже лжи!


Я не ставлю сегодня перед собой задачи детального опровержения всей этой дурно пахнущей пачкотни, поэтому остановлюсь пока лишь на двух принципиальных, на мой взгляд, моментах.


Во-первых, и “Заявление матери” написано, и “интервью” взято… на русском языке. Между тем Маншук Искакова (кстати говоря, одноклассница моего родного брата Молдагали, да будет ему земля пухом!) закончила казахскую школу и посему, если даже и владеет разговорной русской речью, скорее всего не очень сильна в ее письменно-литературном варианте (это легко проверить). А оба ее “произведения” оформлены в этом плане достаточно грамотно, что невольно наталкивает на вопрос: как же это она сумела натворить подобное? А если это не она – творец, тогда кто? Разумеется, вероятно возражение, мол, могли перевести с казахского языка. Согласен. Могли. Но в данном случае это не проходит, ибо в “дубликате” черным по белому значится (цитирую в собственном переводе): “Текст его (т.е. заявления. – Ж.К.) на русском языке. Мы решили предложить его в переводе на казахский язык”. Согласитесь и вы со мной: при наличии оригинального текста было бы странно прибегать к переводу, не правда ли? Есть тут повод для размышлений? По-моему, есть…


Во-вторых, и это самое главное, меня всего буквально пробрало дрожью при прочтении вот этих строк из “интервью”, ужасных по заложенному в них смыслу:


— Известно, что вы после этого, а именно 19 сентября, написали заявление на имя начальника УВД Актюбинской области Нукенова.


— Да, я просила обеспечить охрану моему сыну, потому что думаю, что ему грозит опасность. Дело в том, что мне стало известно, что Айдос подготовил текст политического завещания, которое просил огласить после его смерти (выделено мной. – Ж.К.). Я испугалась, что сын может наложить на себя руки. Он иногда ведет себя как зомби, до того заморочили ему голову его “политические наставники”.


— А за свою жизнь вы не боитесь?


— Честно говоря, повод есть. Хоть я и не слабая женщина и имею мужской характер. Все-таки многое в жизни повидала. Одна воспитала двоих детей. Живу я с внуком в малосемейке, а недавно там меня проведали Куанышалины и как-то странно побеспокоились обо мне. Мол, в таком доме всякое может случиться, что потом и не найдешь никогда человека…” (конец цитаты).


Это настолько чудовищно, что просто невозможно выразить словами то состояние, которое владеет нами, повторяю, с момента прочтения этих ужасных слов!!! Когда я позвонил Айдосу, он, уже зная об этом, находился в состоянии глубокого шока и лишь потерянно повторял: “Мама сделала меня самоубийцей! Теперь если кто-нибудь даже застрелит меня, в этом буду виноват я сам!”. Когда я добавил: “Или мы с Айсулу!”, — он обреченно соглашался: “Да, ага, да, это так!”.


Нам с женой стоило немалых усилий успокоить, ободрить его. Это осложнилось еще и тем обстоятельством, что вечером к нему пришла мать… в пьяном состоянии, сказала, что были какие-то проводы на работе (она работает медиком в школе), что на улице ее ждет подруга Рысты и что ей пора уже идти. На вопрос сына, как она могла написать такое, Маншук лишь сказала, что подписала какие-то бумаги, которые ей дали в акимате, и не знает толком, о чем там идет речь. Заторопилась и, не побыв даже десяти минут, ушла.


А до этого она твердила Айдосу о том, что Имантаев обещает на выбор три работы, Есеркепов – укрупнение школы, где она работает, в свою очередь, адвокат Болек обещал прекращение уголовного дела и предоставление акиматом денежной работы, Багила Куатова от имени акима обещала у себя работу с окладом 30 тысяч рублей и служебной машиной и т.д. Условие одно — лишь бы он публично признался в необоснованном очернении акима области, извинился перед ним и перестал общаться с Жасаралом и Айсулу.


Чрезвычайно интересно и то, что накануне памятного визита четырех полицейских (смотрите “Заявление – SOS!”) Болек звонил жене Айдоса – Людмиле с предупреждением о некоей “грозящей ее мужу опасности”, подчеркивая при этом, что “грозит она не со стороны правоохранительных органов”. А потом нагрянули те самые полицейские, одетые почему-то… в цивильные одежды. И неизвестно, чем бы все это кончилось, если не быстрое вмешательство Айсулу с Ерболатом по тревожному телефонному звонку самого Садыкова…


У меня нет сомнений в том, что имантаевцы сегодня хорошенько обмыли свою “победу” над истиной и справедливостью, довольно потирая руки, мол, попробуйте теперь, Жасарал и Айсулу, отмойтесь от грязи! Вы ошиблись, друзья ситные! Мы не будем отмываться, мы будем разоблачать вас самих фактами!


И да пребудет с нами Аллах!


Исходя из всего вышеизложенного, я считаю себя вправе заподозрить Ермека Имантаева и его команду в подготовке преступного заговора против меня, против моей жены Айсулу Кадырбаевой, против Айдоса Садыкова и против его матери Маншук Искаковой (помнится, где-то и у нее проскальзывало, что если с сыном что-то случится, она сожжет себя). Именно поэтому я и решил немедленно написать и отправить это письмо-SOS (сейчас 6 часов утра 26 сентября) “Навигатору” (поскольку все СМИ области наглухо перекрыты для нас), Генеральному прокурору РК, Председателю КНБ РК и Министру внутренних дел РК в надежде, что обо всем узнают также и все те, кто в состоянии вмешаться в данную ситуацию и разрешить ее по-Людски, по-Божески!


Жасарал Куаныш-Али


г.Актобе. 26.09.2003 г.


PS: прошу извинить меня, если второпях допустил ошибки.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...