Не все так просто, как думает Александр Пейрак

Заметки по поводу одной публикации

Александр Пейрак – один из постоянных авторов “Навигатора”. Он пишет много и по разным поводам. Не так давно внимание привлекли заметки о разделении министерства культуры, информации и общественного согласия под заголовком “Взять – и поделить!


Вначале приведу цитату из материала: “Похоже, что северный ветер в политике премьера все усиливается, и отставка Кул-Мухаммеда очередное тому доказательство. В июльском рейтинге влияния сегодняшний экс занял четвертое место, хотя и с оценкой \»отрицательное влияние\» – после практически полной смены состава кабинета он воспринимался как фигура с особыми полномочиями. Увы, отставка все-таки состоялась – возможно, эта пауза была нужна лишь для того, чтобы не обострять различия между премьерскими командами и не подчеркивать очевидное доминирование \»северных\» выходцев в новом кабинете в отличие от предыдущего. Тем не менее, состав кабмина теперь обновился практически полностью, даже Нагманов, министр транспорта, лишь подчеркивает \»северный\» фактор – ведь он тоже из Павлодарской области, начинал свою карьеру в Ермаке еще в советские годы”.


Приведенный отрывок заставил меня недоумевать. Во-первых, что за северный ветер, о котором говорит г-н Пейрак? Из 19 членов правительства лишь 5 являются выходцами из северных областей республики. Кстати, Кажмурат Нагманов родился в Омской области, но начинал работать, действительно, в Павлодарской области. Потому “северный ветер” уже как бы не подходит. Если же автор имел в виду, что внешнеполитическая политика Казахстана дает крен нынче в сторону России, то эта тенденция имеет место в последние три года, начиная с создания ЕврАзЭС осенью 2000 года. То есть, и это не ново.


Во-вторых, похоже, что автор сожалеет об уходе Мухтара Кул-Мухаммеда, иначе бы не употреблял вводное слово “увы”, обозначающее сожаление.


Но, оказывается, Александр Пейрак вовсе не жалеет об отставке министра, который еще в июле этого года в рейтинге политиков занимал четвертую строчку. Более того, получается, по словам автора, что г-н Кул-Мухаммед — некий “демон зла”, который нарубил немало дров во вверенном ему министерстве. Можно было бы согласиться со всеми упреками в адрес экс-министра культуры, информации и общественного согласия, если бы не несколько “но”.


Думается, проблемы, затронутые Александром Пейраком, на самом деле гораздо глубже и шире. И, прежде всего, необходимо напомнить, что министр у нас в стране далеко не самостоятельная фигура, несмотря на ст. 68 Конституции, провозглашающую самостоятельность действий и персональную ответственность членов правительства. Персональная ответственность, пожалуйста, а вот о самостоятельности говорить не приходится. Надо ли напоминать, что все решения о переименовании тех или иных населенных пунктов, улиц и т.д. у нас принимает государственная ономастическая комиссия, курировал которую чаще всего вице-премьер, а потом премьер-министр Имангали Тасмагамбетов. Мухтар Кул-Мухаммед всего лишь выполнял указания сверху, а не принимал решения самостоятельно. Что касается ляпа о раздаче казахскоязычных программ “Хабара”, то автор, видимо, путает некоторые факты. Речь шла о фильмах, переведенных на казахский язык. Об открытии исламского университета неоднократно говорил президент страны, подтвердивший свое намерение о создании такого вуза на недавнем съезде лидеров мировых и традиционных религий.


Словом, все факты, приведенные автором, мягко говоря, не совсем отражают действительность и как бы притянуты за уши. Как, например, и история с законопроектом о СМИ. Инициатором нового законопроекта выступал вовсе не сам бывший министр или министерство, возглавляемое им. Достаточно вспомнить выступление главы государства прошлой зимой на совещании с акимами областей, депутатами и членами правительства и нынешнее послание народу Казахстана, чтобы понять, откуда ветер дует. Вообще история с отставкой Кул-Мухаммеда далеко не так проста, как это представляет Александр Пейрак. Кстати, непонятно, почему данная публикация вышла после отставки Мухтара Абраровича? Не честнее ли было критиковать экс-министра, когда он занимал свой пост? Или все факты, приведенные Александром Пейраком, вскрылись только сейчас? Можно только предположить, что эта публикация, равно как и другие, во множестве появившиеся в республиканских изданиях, преследуют цель дискредитировать Мухтара Кул-Мухаммеда в глазах не просто широкой общественности, а перед конкретными лицами. И, скорее всего, речь идет о главе государства. В пользу подобного предположения свидетельствуют новые назначения в МКИОС, разделенного на два ведомства. Автору этих строк уже приходилось писать о близости нового министра культуры Дюсена Касеинова к Дариге Назарбаевой. Из этого можно сделать вывод, что новые назначения, как и разделение самого министерства культуры, информации и общественного согласия, сделаны для того, чтобы усилить позиции руководителя “Хабара”. В пользу этого говорит и назначение Олега Червинского президентом ЗАО “Казахстанская правда”. В республиканской печати неоднократно появлялись сообщения, что газета “Новое поколение”, до недавнего времени возглавляемая Олегом Чеславовичем, как говорят, входит в медиа-холдинг, контролируемый Рахатом Алиевым, а соответственно и его супругой Даригой Назарбаевой. Однако само издание финансируется АО “Мангистаумунайгаз”, президентом которого является Рашид Сарсенов. По слухам, как раз г-н Сарсенов, как и новый управляющий делами президента Сарыбай Калмурзаев, и стоят за многоходовой комбинацией, стоившей кресла Мухтару Кул-Мухаммеду. Чем же не угодил теперь уже экс-министр вышеназванным господам? Очевидно, перед предстоящими парламентскими выборами власть имущие пытаются сосредоточить все информационные ресурсы в одних руках. Господин Кул-Мухаммед же своей преданностью главе государства и патриотичным настроем мешал многим ФПГ. Прежде всего, потому что сумел отстоять интересы казахскоязычных СМИ. Например, не дал присоединить корпорацию “Казахстан” к “Хабару”. Он смог в бюджете на этот год и на 2004 год выбить большие средства под ЗАО “Казахстанская правда”, “Егемен Казахстан” и телерадиокорпорацию “Казахстан”. И в результате на казахском телевидении появились передачи “Бар мен жок”, “Шынын жузi”, одни из самых рейтинговых. Их смотрит большее число зрителей, чем тех, кто отслеживает хабаровские программы. Недаром Иманбаю Жубаю вручена стипендия главы государства за “Бар мен жок”. Кроме того, проказахски настроенный министр не мог помочь якобы европейски образованным господам проводить в жизнь политику, направленную на поддержку нового движения “Асар” и его лидера Дариги Назарбаевой. Видимо, информационные и финансовые ресурсы, в некоторой степени созданные Кул-Мухаммедом, сейчас необходимы для других целей.


И здесь любопытна роль Имангали Тасмагамбетова. В последнее время считалось, что Мухтар Кул-Мухаммед принадлежит к наиболее близким соратникам нынешнего госсекретаря. Почему же он его не отстоял? Ответ очевиден: в очередной раз, спасая себя, Имангали Тасмагамбетов жертвует опять преданным ему человеком. Если учесть, что “Асар” создается на базе молодежных организаций, то ясно, что за “Асаром” маячит тень Имангали Нургалиевича.


Любопытно другое. Каждый раз, когда пахнет жареным, или, иначе говоря, тучи начинают сгущаться над г-ном Тасмагамбетовым, как некий персонаж становится виновным во всех смертных грехах, касающихся здравоохранения, образования, культуры, социальной сферы. Скажем, ФОМС, как помнят многие журналисты, создавал и пропагандировал не кто иной, как Имангали Нургалиевич. Однако затем оказалось, что Талапкер Иманбаев присвоил себе средства фонда и исчез с ними. Интересно, как бы он смог провести какие-либо комбинации, если бы не помощь неких влиятельных лиц? К тому же, помнится, сам Имангали Нургалиевич рассказывал, что Талапкера нашел и рекомендовал главе государства он сам. Та же история с созданием компании “Нурсат”, о чем много писала газета “Бiз”. А истории с введением стандартов в здравоохранении, образовании? Ко всему этому был причастен Имангали Нургалиевич, то как вице-премьер, курирующий эти сферы, то как глава правительства. Меж тем, бесследно исчезли некоторые государственные программы, разработанные под руководством Имангали Нургалиевича, скажем, компьютеризация школ. Да и с казахским языком не все понятно, ведь и эту область курировал пламенный патриот Отечества, истинный казах Имангали Тасмагамбетов. Но и здесь мы топчемся на месте.


Так что все далеко не так просто, как предполагает Александр Пейрак. И смотреть, видимо, необходимо в корень, как призывал приснопамятный Козьма Прутков.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...