Недорассказанная история декабря 1986 г.

Еще один год отдаляет нас от страшного декабря 1986 г. Но по-прежнему у нас нет полной ясности о нем. Не высказанная до конца правда, противоречащие высказывания оставляют нас думать свои думы. Обратимся к тем, кто был в самой гуще тех событий. И первое слово нашему президенту Нурсултану Абишевичу Назарбаеву, который тогда стоял во главе правительства.


Из интервью корреспонденту журнала “Дружба народов” Никишину, 9 месяцев спустя


“…декабрьские события — это дело рук прежде всего тех, для кого перестройка, гласность, дальнейшая демократизация нашего общества были бы чреваты потерей власти. Это была отчаянная попытка врагов перестройки удержаться “на плаву”. Для достижения этой цели, по их мнению, все средства были хороши, и они, не раздумывая, использовали в этих целях такой пережиток прошлого, как национализм.


…разгулу групп студенческой и учащейся молодежи в те дни положили конец, дав единодушный отпор, дружинники из трудовых коллективов Алма-Аты, где таким проявлениям, как национализм, не было и нет места, Мы знаем свои ошибки, свои просчеты. Открыто говорим о том, что определенная прослойка была поражена страшными недугами протекционизма, землячества, по их вине властвовала коррупция. Этим людям дан надежный отпор. Республика медленно, но верно исцеляется от прошлых недугов. Цель усилий нынешнего руководства — создать здоровое, полноценное общество, сделать жизнь всех людей Казахстана краше, богаче и содержательнее. На это мы не пожалеем сил”.


Нурсултан Назарбаев: “Без правых и левых” (Москва, “Молодая гвардия”, 1991 г. стр. 180)


“У каждого человека бывают в жизни моменты, когда он внезапно оказывается перед проблемой серьезного выбора, заставляющего порывать с чем-то привычным и удобным, сулящего непредсказуемые сложности или испытания. Выбор этот чаще дает только одно преимущество — человек, не подстраиваясь под обстоятельства, вопреки им, остается самим собой. Когда собравшийся на площади народ устремился в город, я понял, что стою перед таким выбором: или я должен решиться на поступок, или спокойно вернуться в здание ЦК. Второе представилось мне непростительной изменой людям — они были правы! Я пошел с ними в голове колонны.


Шествие по улицам города длилось часа три. Сделав большой круг, народ вернулся на площадь. После обеда приток людей усилился. Подходили студенты, рабочие, интеллигенция. На следующий день демонстрация повторилась. Чем это кончилось, хорошо известно — 18 декабря был организован ее разгон.


Не буду рассуждать о том, насколько эта мера была вынужденной и оправданной. Предпринимать что-то следовало, потому что напряженность возрастала, в толпы людей проникли хулиганствующие элементы, экстремисты. Но главный вопрос все же в другом: можно ли было все это предусмотреть, не делая опрометчивых шагов? – Безусловно. Однако такие шаги были допущены, и все оказались бессильны разрешить возникшее противоречие между властями и народом. Не помогло и то, что центр прислал “на подмогу” новому первому руководителю целую группу своих видных представителей… Была даже попытка обратиться за помощью к Кунаеву, но и из этой затеи ничего не вышло. Его беседа с Колбиным закончилась тем, что стали выискивать зачинщиков беспорядков среди членов бюро ЦК –Назарбаева, Камалиденова, Мукашева”.


Из этой же книги. (Стр.186)


“На июньском Пленуме ЦК КПСС выводили его из состава Центрального Комитета и Политбюро. И в своем последнем слове Динмухамед Ахмедович счел необходимым обвинить меня во всех грехах, заявив, что декабрьские события в Алма-Ате — дело рук Назарбаева и других лиц, рвавшихся к власти. Правда, М.С.Горбачев прервал его и пристыдил. Но – слово сказано”.


Выводы и предложения комиссии Президиума Верховного Совета Казахской ССР по окончательной оценке обстоятельств, связанных с событиями в городе Алма-Ате 17-18 декабря 1986 г.


“Считая главным виновником декабрьской драмы командно- административную систему, нельзя не видеть ее конкретных представителей, отдельных людей, в чьей власти было давать установки, влиять на ход событий и кто злоупотребил этой властью или ложно понятым долгом”.


Комиссия поименно назвала партийных и государственных руководителей, “чьи установки и указания обусловили применение силы при подавлении мирного политического выступления молодежи, должностных лиц, которые, выполняя эти указания, отдавали приказы на применение незаконных методов подавления и репрессий, исполнителей, бездумно выполнявших незаконные распоряжения”.


Список возглавил Колбин, к тому времени уже ставший Председателем Комитета народного контроля СССР, сдав свой пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Назарбаеву. За ним идут высокие должностные лица из Москвы, Казахстана. Комиссия осудила “действия тех партийных и советских работников, которые дали указание создавать и вооружать гражданские формирования из числа рабочих и служащих, тем самым противопоставив массы людей по национальному признаку, что придало событиям характер межнациональных столкновений. Такая политическая слепота и недомыслие привели к разжиганию межнациональной розни”


Рекомендации комиссии по восстановлению нарушенных прав безвинно пострадавших не были выполнены, а лица, допустившие беззаконие, продолжали оставаться на своих местах… Уж слишком широк оказался их круг, и слишком большие должности они занимали. Да и сами выводы комиссии, хотя и назывались окончательной оценкой событий, не могли быть окончательными из-за неполной обследованности. Как позднее признавался сам председатель комиссии писатель Мухтар Шаханов, ему чинились разные препятствия, уничтожались документы, срок давности хранения которых не истек..


Спустя 4 года, 29 июня 1994 г., новый Верховный Совет, избранный вместо принудительно распущенного прежнего, вынужден был вернуться к проблемам жертв репрессии 86 г. Он создал свою комиссию для расследования декабрьских событий 86 г. Но жизнь этого Верховного законодательного органа, оказавшегося тоже не ко двору, была очень короткой для полноценного осуществления такой масштабной работы. Как рассказывает один из членов комиссии того распущенного Верховного Совета, известный писатель Герольд Бельгер, успели прочитать только килограммы ксерокопий документов, которые пришлось оставить в рабочих шкафах.


Прошло 10 лет


Бывший первый заместитель министра МВД республики, генерал-майор в отставке Эрнст Басаров в газете “Аргументы и факты Казахстан” писал: “Меня, непосредственного участника, бывшего в самой гуще этих событий, не покидает ощущение того, что народу преподносится однобокая информация о случившейся трагедии. При этом стараются затушевать роль тогдашних руководителей ЦК партии и правительства, активно воздействовавших на нас, исполнителей, и установивших жесткий контроль за отдаваемыми распоряжениями по противодействию демократам. (См. материалы бывшего Конституционного суда РК в 13 томах.)


Что же касается пресловутой операции “Метель”, то она была проведена, как отмечал генерал Дубняк В.С.- начальник штаба внутренних войск МВД СССР, по согласованию с правительством республики (см. журнал “На боевом посту”, № 68, 1987 г.).


Для восстановления истины историки копаются в столетней давности рукописях. И в то же время народ не может получить полную информацию о событиях, которым пока нет еще и 20 лет. Верховные законодательные органы двух последних созывов, счастливо отрабатывающие впервые полные сроки, не брались доводить до конца начатое своими предшественниками. Очевидно, просто не хватает политической воли. И, наверное, не зря бытует мнение, что парламенты двух последних созывов менее демократичны, больше подвержены влиянию исполнительной власти.


Материалы подобрал и подготовил для публикации Мадат АККОЗИН

Новости партнеров

Загрузка...