Рекомендации по итогам публичных слушаний правительственного законопроекта “О средствах массовой информации в РК”

Требует совершенствования понятийный аппарат, изложенный в статье 1. Уже первый термин, “аккредитация”, трактуется с запретительных позиций – “процедура допуска журналиста…”, откуда следует, что неаккредитованный журналист может не допускаться “государственным органом, общественным объединением и организацией” к информации.


Определение “Сведения — вид информации о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах” неточно, поскольку включает в себя и мнения, и оценочные суждения, право на которые гарантировано Конституцией Казахстана и ответственность за которые наступать не может. Следует записать, что сведения – это конкретная информация о фактах и событиях, и отдельно дать понятие “мнения”.


Понятие “Официальное сообщение” неоправданно ограничено только информацией, предоставляемой государственными органами и их должностными лицами. В результате все документы и сообщения руководителей иностранных государств, посольств, конвенции ООН и другие документы международных организаций, пресс-релизы и документы партий и общественных объединений становятся неофициальными документами, и ответственность за их публикацию должны нести СМИ.


Иначе, как нелепой, нельзя назвать расшифровку понятия “Пропаганда культа жестокости и насилия” — “…способ насилия или жестокости, свидетельствующий об их одобрении”. Разве есть способ насилия, свидетельствующий о неодобрении?


Требование статьи 2 раскрывать источники информации противоречит последующим нормам законопроекта.


Статью 3 законопроекта – “Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации” — необходимо привести в соответствие с частью 3 статьи 20 Конституции РК, которая устанавливает перечень злоупотреблений свободы слова, так как этот перечень исчерпывающий и расширению не подлежит. Необходимость запрета пропаганды терроризма и экстремизма, пропаганды наркотических средств надо решать в рамках закона о национальной безопасности, но никак не в законе о СМИ, тем более, что эта статья связана с последующим в законопроекте отзывом лицензий. Нельзя допускать расширительных условий для отзыва лицензий хозяйствующего субъекта.


Регламентацию языка распространения средств массовой информации (статья 6) необходимо вводить с учетом общеполитических, психологических и экономических аспектов. Нужно способствовать утверждению государственного языка в форме, которая не ущемляет экономические интересы СМИ и психологически соответствует потребностям населения. “Равномерным распространением” не решить эту проблему. Норма должна быть жесткой в отношении информационных блоков, а в отношении остальных блоков редакция сама должна определять, каким образом сделать издание более эффективным.


В пункте 2 статьи 7 законопроекта неоправданно широко сформулирована ситуация, при которой допускается стороннее вмешательство в деятельность СМИ – “…когда их деятельность осуществляется в нарушение законодательства Республики Казахстан”. При том, что по Закону “О нормативных правовых актах” к законодательному блоку относятся любые ведомственные нормативные акты, подобная формулировка в законе “О средствах массовой информации” даст законный повод многим категориям госслужащих вмешиваться в деятельность СМИ.


Статьи 10, 11 необходимо привести в соответствие с Гражданским кодексом и хозяйственным законодательством.


Во всем мире действуют принципы управления юридическим лицом как правосубъектом: есть юридическое лицо и есть система органов управления этого юридического лица. В Конституции Казахстана есть нормы о неприкосновенности частной собственности точно так же, как и государственной. И вдруг ниоткуда появляется понятие “учредитель”, который, исходя из формулировок законопроекта, является собственником собственника. Это может быть уместно в отношении СМИ, существующих в форме АО, 100 % акций которого принадлежат государству, но не в отношении частных СМИ, которых в Казахстане большинство. Подобная схема вообще в систему хозяйственного права не вписывается. По всем законам Казахстана, регулирующим хозяйственные отношения, учредитель существует только на момент учреждения юридического лица. А дальше собственник, учредитель – это одно и то же. Права собственника достаточно подробно расписаны в Гражданском кодексе, в законе об авторских правах, ни к чему их повторять и, тем более, искажать. В Конституции, в Уголовном кодексе четко оговорены запреты, все остальное не надо регулировать.


Статью 12 нужно исключить как противоречащую основным принципам рыночной экономики.


Под “внутренними документами” редакции, определяющими концептуальные положения деятельности редакции, разработчики проекта, судя по всему, понимают устав редакции. Но устав редакции – это не юридический документ, его появление должно оставаться правом, а не обязанностью редакции. Юридический документ, который несет определенные правовые последствия, – это устав собственника. В нем должны быть оговорены условия прекращения или изменения деятельности; формулировка законопроекта “по согласованию с учредителем” неправовая.


Законопроект обязывает установить во внутренних документах редакции “гарантии ее профессиональной самостоятельности”. От кого защищает законопроект журналистов? От собственника? То есть, собственник обязан предоставить оборудование, выплачивать заработную плату, застраховать. Собственник несет имущественную ответственность за деятельность этого СМИ. Собственник ставит на учет это СМИ, а затем набирается команда журналистов, из нее формируется редакция, и редакция заявляет о своей профессиональной независимости. Это популистская идея, доведенная до абсурда. Не дается понятия “профессиональная самостоятельность”, и невозможно его дать, не разработан механизм обеспечения этих гарантий, и разработать его невозможно.


Противоречит Международному Пакту о гражданских и политических правах запрет нанимать в качестве главного редактора иностранцев и лиц без гражданства. Зарубежные компетентные специалисты принесли Казахстану много пользы в роли советников, экспертов, консультантов, ректоров. Приглашение опытных зарубежных редакторов может помочь казахстанским СМИ повысить профессиональный уровень, поднять его до мировых стандартов. Доводов, например, какой-то статистики, по которой бы разработчики показали, что иностранцы, которые в течение последних, допустим, 10 лет работали главными редакторами и нанесли какой-то вред нашей стране, нет.


Прямо противоречит нашему Уголовному кодексу запрет нанимать в качестве главных редакторов лиц, имеющих непогашенную судимость. Это норма, противоречащая акту более высокого уровня, никто не вправе ее устанавливать.


Статья 14 значительно расширяет права Министерства информации и ухудшает правовое положение СМИ. В действующем законе названы три основания для отказа СМИ постановки на учет. В проекте их уже семь, и три из них дают большой простор для произвола чиновников. Это подпункт 4 пункта 3 статьи 14 — министерство может отказать СМИ в постановке на учет, если название, тематика СМИ не соответствуют требованиям статьи 3 настоящего закона. Например, вы собираетесь выпускать журнал для дачников под названием “Клубничка” — вам могут отказать в постановке на учет, усмотрев намерение распространять порнографические произведения. Это подпункт 6, который гласит, что в постановке на учет может быть отказано, если название будущего СМИ “имеет сходство до степени смешения с охраняемым товарным знаком”. На практике защита права на товарный знак и наименование — это сложнейшие судебные споры, которые могут длиться годами. Завтра на этом основании будут отказывать в постановке СМИ на учет. Нет необходимости переносить комплекс гражданско-правовых отношений в область административную.


Постановка на учет — это фиксация: такой-то хозяйственный субъект уведомляет о том, что будет выпускать такую-то продукцию. Но законопроект устанавливает правовые последствия, вплоть до прекращения выпуска СМИ, в случае изменения тематики. Это идеологическая новелла, противоречащая норме Конституции об идеологическом многообразии.


Ныне действующий закон о СМИ предусматривает три нормы, на основании которых может быть приостановлен выпуск СМИ. В законопроекте перечень приостановления и прекращения выпуска СМИ расширяется, причем, до бесконечности.


Пункт 4 статьи 17 позволяет найти неограниченное число оснований для прекращения выпуска любого СМИ. Эта норма гласит: “Основаниями для прекращения выпуска в эфир СМИ является неоднократное нарушение требований настоящего Закона” – не повторность нарушений, которые уже послужили основанием для приостановления деятельности, а любые нарушения настоящего закона.


В пункте 3 статьи 14 написано, что министерство может отказать в постановке на учет, если заявление подано от имени собственника до истечения года со дня вступления в законную силу решения суда о прекращении выпуска, выхода в эфир его средства массовой информации. Это прямое ограничение свободы предпринимательской деятельности – почему человек, один проект которого признан недоброкачественным, лишается права сделать новую попытку? Логичнее запретить новую постановку на учет до истечения одного года того самого СМИ, выпуск которого запрещен судом.


Требует уточнений срок регистрации СМИ. В статье 15 проекта законопроекта написано, что заявление о постановке на учет подается в уполномоченный орган, то есть в Министерство информации. Но Министерство информации напрямую не принимает эти заявления. Требуется вначале подать их в областное или городское управление информации. Управление информации дает какое-то свое заключение, только после этого документы передаются в министерство. Необходимо уточнить, с какого дня исчисляется 15-дневный срок, с момента подачи заявления в областное управление или с момента поступления этих документов в министерство.


Требование статьи 15 прикладывать к заявлению о постановке на учет копии устава и учредительного договора противоречит положению закона о хозяйственных товариществах, согласно которому учредительный договор ТОО является коммерческой тайной. Требование указывать в заявлении о постановке на учет основную тематику, как и положение статьи 10 о праве учредителя требовать “прекращения выпуска, выхода в эфир в случае грубого и систематического нарушения примерной тематики и/или специализации, заявленных при постановке на учет данного средства массовой информации”, необходимо убрать как противоречащие конституционному положению свободы творчества.


Норма о том, что срок рассмотрения заявления по решению уполномоченного органа прерывается в случаях необходимости получения дополнительного разъяснения по заявлению и прилагаемым к нему документам, наверняка введена по аналогии с регистрацией юридического лица управлением юстиции. Но в таком случае управление юстиции издает приказ о приостановлении срока регистрации юридического лица, и копию этого приказа направляет тому лицу, который подал учредительные документы на регистрацию. В законопроекте о СМИ по этому поводу не прописано никаких механизмов. На практике получится: захотели – сообщили, захотели – позвонили, захотели – написали. Необходима законодательная регламентация приостановления сроков рассмотрения заявления о регистрации.


В статье 17 перечисляется, за нарушение каких конкретно статей будущего закона о СМИ суд может приостановить выпуск СМИ – “в случае нарушения требований статей 3, 6, п.8 статьи 14, п. 5 и 7 статьи 19 и статьи 20”. Во всех остальных случаях решение об отзыве лицензии и прекращении выпуска СМИ остается, в силу пункта 2 статьи 8, за Министерством информации, что недопустимо. Такое право может принадлежать только суду.


Следует исключить из оснований для приостановления выпуска СМИ нарушение требований статьи 20 – “Выходные данные”. Выходные данные по сути своей являются технической информацией и не могут быть приравнены по общественной значимости к случаям злоупотребления свободой слова, как, например, пропаганда жестокости и насилия или распространение порнографии. Выходные данные зачастую могут быть нарушены и в силу просто технической ошибки, потому что не один человек делает газету, не один человек выпускает в эфир программу, на каком-то этапе возможна чисто техническая опечатка. 3-месячное отлучение от эфира и связанные с этим материальные и моральные убытки – непомерное наказание за то, что логотип в течение 30 минут не был на экране.


Пункт 5 статьи 22: “В состав пакета телевизионных и радиопрограмм, ретранслируемых по кабельным, эфирно-кабельным и проводным сетям, в обязательном порядке и без обоюдного взимания платы должны включаться программы республиканских вещателей с государственным участием в их уставном капитале”. Почему в обязательном порядке? У нас абсолютный хозрасчет и товарно-денежное обращение, никто никому не вправе предписать оказывать услуги бесплатно. Бартер вообще запрещен по закону.


Трансграничное вещание в понятийном аппарате охарактеризовано как вещание на территории другого государства. Если мы хотим быть до конца с соседями корректными, то нам нужно решать эти вопросы путем международных договоров.


Сколько разрешительных документов обязаны будут, по новому проекту, получать наши электронные СМИ?


На сегодняшний день у нас действует постановление правительства № 203 и соответствующий приказ Министерства культуры, информации и общественного согласия по проведению конкурса на получение права на наземное телерадиовещание. Претендент должен представить концепцию и спланированную сетку вещания теле- и радиопрограмм, а также информацию, содержащую следующие сведения: тематическая направленность, языковое соотношение, соотношение собственных программ и ретрансляций, наименование запланированных к ретрансляции программ, гарантии соблюдения законодательства об авторских и смежных правах, кадровый потенциал, творческий, технический состав, финансовые предложения, финансовый менеджмент и возможные источники финансирования, бизнес-план с указанием планируемых затрат и доходов по годам на срок использования радиочастот, — непомерный и уже в силу этого однозначно противоречащий конституционному принципу свободы слова перечень. Статья 8 проекта узаконивает как раз эту комиссию по проведению конкурса на право теле-, радиовещания с этими ее требованиями.


Вводится новое требование: деятельность по организации телевизионного и радиовещания подлежит лицензированию. Что такое организация теле-, радиовещания, нигде не определено, это открывает дорогу для произвола. Кроме того, в проекте прописана лицензия на использование телевизионных и радиовещательных сетей и сегодняшняя лицензия, которая есть у всех электронных СМИ, — лицензия на право трансляции теле-, радиопрограмм. Таким образом, насчитывается четыре лицензии. Помимо этого, чтобы открыть теле-, радиовещание, нужно получить сегодня 7 разрешительных документов, начиная с разрешения на импорт, передающий теле-, радиоаппарат, разрешение на линию радиочастоты на радиорелейную линию связи. Если законопроект пройдет, то мы завтра будем насчитывать как минимум 9 разрешительных документов.


Сейчас можно слышать от разработчиков проекта: лицензия будет только одна — на тот вид деятельности, который законодательством РК не предусмотрен. Но в заключении научно-правовой экспертизы пишется: предусматривается двойное лицензирование — на право телевизионного и радиовещания и за услуги по трансляции телевизионных и радиовещательных программ. Кроме того, к лицензии еще выдается приложение. Его выдавал Минтранском. Теперь к новому виду лицензии необходимо будет разработать еще какой-то документ, где должна быть расписана вся процедура лицензии. Очень много полномочий Министерство информации хочет взять от Министерства транспорта и коммуникаций, причем тех, которые ему просто несвойственны, по контролю за техническими параметрами.


В статье 26 – “Приостановление действия и отзыв лицензии на право вещания” пишется, что отзывать лицензию будет уполномоченный орган, хотя разработчики, когда им задают вопрос, отвечают, что все будет решаться в судебном порядке. Да ничего решаться в судебном порядке не будет, потому что в статье 8 законопроекта уполномоченный орган наделен правом отзыва лицензии.


В пункте 2 статьи 22 говорится о том, что вещатель обязан предупреждать уполномоченный орган и потребителей об изменениях концепции вещания и наименования СМИ не менее, чем за один месяц. Как это доносить до потребителя? Достаточно сделать объявление на своем канале или это изменение нужно оформлять как юридический документ?


Пункт 3 статьи 22 гласит, что для обеспечения высокого качества телевизионных и радиосигналов размещение передающих антенн допускается только на специально спроектированных опорах, мачтах и башнях. Это значит, что Казтелерадио становится монополистом и начинает диктовать свои цены. Кроме того, попробуйте в малых городах найти специально спроектированную башню или опоры. Вы их там не найдете, потому что на это необходимы средства. Эта норма должна быть исключена из проекта закона. Непонятно, как следует понимать термин пункта 5 статьи 22 — “пакет телевизионных и радиопрограмм”.


ВЫВОДЫ


Законопроект “О средствах массовой информации в Республике Казахстан”, внесенный в Мажилис Парламента правительством, должен быть отклонен. Он не соответствует международным стандартам в области свободы слова, что приобрело особую актуальность в связи с тем, что Казахстан подписал Международный Пакт о гражданских и политических правах, готовится ко вступлению в ВТО и к председательству в ОБСЕ. Этот проект совершенно не вписывается в систему права РК, общегражданские, административные и уголовно-правовые нормы, не вписывается и в систему информационного права. Сам по себе он противоречивый, сырой, правовые последствия этого законопроекта совершенно не просчитаны и не стыкуются между собой.


На сегодняшний день наше информационное законодательство включает более 30 нормативных актов, в том числе и Уголовный кодекс, и Конституцию, и Кодекс об административных правонарушениях, и Гражданский кодекс, и Закон о связи. Так, конституционный перечень случаев злоупотребления свободой слова практически вошел в Уголовный кодекс. Принцип в нем заложен общеправовой: преступление – вина — наказание, вина доказывается — наказание следует. В проекте закона о СМИ совершенно иной подход: во главу угла ставятся превентивные меры. Так, например, в регистрации СМИ можно отказать только по подозрению в возможности злоупотребления свободой слова. В лицензировании могут отказать только по подозрению в возможности причинения вреда другим правосубъектам. Эти подходы сами по себе порочны: проступка нет, но мы на всякий случай, для профилактики, не разрешаем. Этот законопроект до ума довести нельзя. Нужно менять концепцию, а не скользить по линии приглаживания норм.


Правительственный законопроект пытается решить три проблемы: урегулировать саму свободу слова, получение и распространение информации и деятельность непосредственно самих СМИ. Эти вопросы невозможно решить в одном законе, поэтому законопроект несет идеологический окрас. Регулирование СМИ со стороны государства, чиновников увеличивается. Нет реальных механизмов для поддержки отечественных СМИ.


ИТОГОВЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ


Присоединение Казахстана к международным Пактам о гражданских и политических правах и о культурных, социальных и экономических правах обязывает привести наше законодательство в соответствие с ними.


Должна быть разработана концепция механизма реализации конституционного права на свободу слова, свободу получения и распространения информации. Нужны самостоятельные законы о праве граждан на свободу слова, о праве граждан на получение и распространение информации и отдельно – закон о СМИ. Работу над законопроектом о СМИ нужно начинать с выработки концепции и ее публичного обсуждения. Сам закон о средствах информации должен быть коротким, четким и прописывать правовой механизм создания и деятельности СМИ.


Распространитель – Фонд “Адил Соз”

Новости партнеров

Загрузка...