В Вашингтоне хвалили Казахстан аж два раза за неделю

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Ждут ли у нас китайцев?


Китайская газета China Daily сообщила на днях, что будущей весной тысячи китайцев отправятся в Казахстан. «Мы подписали с Казахстаном соглашение об аренде 7 тысяч гектаров земли в Алакольском районе в течение 10 лет», — сказал Султан Досмухан, представитель администрации Или-Казахского округа Синьцзяна. Примерно 3 тысячи крестьян из Китая будут осваивать пахотные земли, которые с начала 1990-х гг. в основном пустовали. Арендаторы намерены выращивать сою, пшеницу, а также разводить животных.


Илийский округ КНР, граничащий с Алаколем, располагает избыточной рабочей силой, поскольку на 1,7 миллиона крестьян приходится всего 267 тысяч гектаров пахотной земли, сказал Досмухан. Он полагает, что опыт и знания китайских крестьян помогут достичь расцвета местного сельского хозяйства, а полученный урожай будет продан либо в Казахстане, либо за его пределами. Директор совместного китайско-казахстанского предприятия Ху Фень сообщил, что, кроме сельского хозяйства, расположенная в Алаколе компания планирует деятельность в сферах строительства и туризма.


Эксперты, мнение которых приводит China Daily, считают, что данное соглашение стало одним из результатов улучшения политических и деловых отношений между Китаем и Казахстаном. Объем торговли Китая с Казахстаном, по данным таможенной статистики, составил за первые восемь месяцев этого года 1,37 миллиарда долларов, или на 79,6 процента больше, чем за аналогичный период прошлого года.


Данная информация попала и в поле зрения сингапурского издания Straits Times, которое пишет, что конкуренция за землю в перенаселенной сельской местности, где проживает около 800 миллионов человек, становится в Китае источником роста напряженности.


Как отмечает агентство Reuters, в сообщении China Daily не говорится о том, когда было подписано данное соглашение и какова сумма арендной платы. Китай и Казахстан, общая протяженность границы между которыми составляет 1500 километров, в последние годы активизировали сотрудничество по широкому кругу проблем, включая борьбу китайского правительства с уйгурскими сепаратистами. Свидетельством потепления отношений между соседями стал июньский визит председателя КНР Ху Цзиньтао в Казахстан. Обе страны, наряду с Россией и тремя другими государствами Центральной Азии, входят в состав Шанхайской Организации Сотрудничества, которая в августе провела первые совместные военные антитеррористические учения на территории Китая и Казахстана.


Китай, население которого составляет 1,3 миллиарда человек, стремился предупредить опасения, будто страна не сможет прокормить себя и начнет импорт продовольствия в таких масштабах, что это приведет к истощению глобальных запасов. Также Китай, вследствие бурного развития экономики столкнувшийся с возросшим спросом на энергетические ресурсы, очень рассчитывает на казахскую нефть. Государственная Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) является владельцем контрольного пакета акций третьего по величине нефтедобывающего предприятия Казахстана.


Китаю явно становится тесно в рамках своих границ, замечает русская служба ВВС. В то же время приграничные районы Казахстана очень мало заселены и поэтому представляют для соседней страны огромный интерес.


Корреспонденты China Daily не смогли получить комментариев посольства Казахстана в Пекине по поводу данного проекта. Об официальной позиции Астаны по этому вопросу стало известно лишь в воскресенье, когда по каналам агентства RBC поступило опровержение информации китайской газеты об аренде земли в районе китайско-казахской границы. «Данный вопрос никогда не поднимался ни на каком уровне, а также ни одним государственным органом Казахстана не подписано никакое соглашение с китайской стороной по аренде сельскохозяйственных земель для указанных целей», — говорится в заявлении МИД Казахстана.


К этому можно добавить, что накануне Дня независимости Казахстана наш посол в КНР Жаныбек Карибжанов все же общался с китайскими журналистами. Агентство Синьхуа опубликовало интервью, в котором дипломат указал на огромные возможности для расширения взаимовыгодного для обеих сторон сотрудничества практически во всех сферах. По его словам, «взаимопонимание в общеполитических вопросах, стабильный рост двусторонней торговли, активизация обменов в культурно-гуманитарной сфере, укрепление сотрудничества в военно-технической области являются залогом дальнейшего поступательного развития тесных связей между нашими государствами на многие годы вперед».


Высказывания посла Казахстана об экономических контактах двух стран Синьхуа выделило в отдельную публикацию. Карибжанов рассказал, что торгово-экономическое сотрудничество между Казахстаном и Китаем динамично развивается. Так, объем торговли в 2002 году достиг 1,95 млрд. долларов; за 10 месяцев 2003 года данный показатель составил 2,5 млрд. долларов, с приростом на 71,3 процента. В Казахстане действуют 676 предприятий с участием китайского капитала, суммарные инвестиции которых превысили 1 млрд. долларов. Как рассказал посол, в Казахстане также аккредитованы представительства более 40 китайских компаний.


Назвав нефтегазовую сферу одним из наиболее перспективных направлений развития сотрудничества, посол Казахстана отметил, что «взаимодействие в этой области приобретает все более конкретные очертания». В этом году уже начал функционировать нефтепровод Кенкияк-Атырау. Эксперты занимаются разработкой технико-экономического обоснования проекта строительства участка Атасу-Алашанькоу. Подводя итоги 2003 года, Карибжанов напомнил о подписании «Соглашения о расширении инвестиционной деятельности Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) в Казахстане», закрепляющего приобретение CNPC госпакета акций компании «CNPC — Актобемунайгаз», и «Меморандума об ускорении строительства первой очереди нефтепровода и изучении возможности строительства газопровода Казахстан-Китай» между казахстанской компанией «Казмунайгаз» и Китайской национальной корпорацией по разведке и разработке нефти и газа.


Судя по всему, китайская пресса очень хотела бы, чтобы тихая экспансия началась с пограничных районов, а весь Казахстан, судя по тону публикаций, рассматривается в Поднебесной как пустующие земли, целина, нуждающаяся в освоении. Не следует забывать, что China Daily — это официальное издание, отражающее позицию правительства страны. Остается догадываться, была ли публикация пробным шаром, или действительно на официальном уровне шло обсуждение каких-то соглашений?


По большому счету, речь идет не только о полях и пастбищах, но и о нефти. Казахстан всячески приветствует участие китайских компаний в нефтегазовых проектах. Уже через пару лет может быть реализован проект трубопровода в КНР. Посол Карибжанов назвал несколько соглашений, подписанных в этом году, но дипломатично (как велит должность) умолчал о том, что крупнейшие западные компании весной этого года не позволили китайским фирмам получить долю в главном нефтяном проекте Казахстана — месторождении Кашаган (подробнее об этом в материале: Китайцы проиграли сражение за казахстанскую нефть). Вместо нашего руководства миссию защиты республики от чересчур тесного сближения с восточным соседом взяли на себя тогда западные корпорации.


Турецкий марш захлебнулся


Если китайский фактор становится все заметнее в Казахстане и во всем регионе, то о Турции в последнее время многие стали забывать. Помнится, на заре нашей независимости турецкая модель воспринималась как самая перспективная. Но теперь об этом вряд ли кто будет говорить всерьез. Официальные контакты остаются достаточно регулярными, но принимают все более формальный, скорее ритуальный характер. Когда речь идет о внешних влияниях на Центральную Азию, журналисты и даже аналитики практически не пишут о Турции. Статья, о которой речь пойдет ниже, — своего рода исключение.


Гаджендра Сингх, в прошлом посол Индии в Анкаре, а ныне эксперт в области международных отношений, опубликовал в электронном издании Asia Times статью, посвященную внешнеполитическому курсу Турции. Вот фрагменты этой довольно объемной публикации, посвященные взаимоотношениям Турции с родственными государствами бывшего СССР.


Внезапный крах в 1991 г. Советского Союза, исторического врага Турции, открыл шлюзы для обменов и установления отношений между анатолийскими турками и тюркскими народами Центральной Азии и Кавказа. Встречи многочисленных высоких делегаций походили на объятья потерявшихся родственников. Инициатива объединения тюркских стран принадлежала президенту Тургуту Озалу, но, к сожалению, он умер в 1993 г.


Преемник президента Озала Сулейман Демирель не проводил последовательного курса на сближение с Центральной Азией, и все это обернулось застоем, хотя после первоначального сопротивления агрессивной турецкой политике, тюркские лидеры осознали позитивные стороны сближения с Анкарой. В любом случае, даже если Турция стремилась бы играть большую роль в Центральной Азии, у нее не было на это средств. Многие правители региона, на которых после распада Советского Союза в 1991 г. власть свалилась как манна небесная, были в замешательстве и не знали, в каком направлении идти. Они проявляли осторожность, стремясь установить хорошие отношения со всеми. США поощряли Турцию из опасения, что Россия попытается вернуть себе регион, но процесс к тому времени уже принял необратимый характер.


Опасения, что Иран экспортирует в регион свою версию фанатического ислама и установит антиамериканские режимы, также оказались надуманными. Иран был истощен восьмилетней войной с Ираком, кроме того, он испытывает недостаток свободных средств для распространения идеи шиитской революции. За исключением азербайджанцев, большинство мусульман в регионе являются суннитами, близкими к мистическому суфийскому мировоззрению. Местное население очень хорошо образовано, к тому же его образ жизни вполне допускает алкоголь и прочие развлечения. Людей, испокон веков ведший кочевой образ жизни, не так-то легко обратить в радикальный ислам. Насаждение ваххабитского ислама в Центральной Азии стало непродуманным шагом американской, саудовской и пакистанской политики.


Если бы не энергетические ресурсы Каспия, содержащего от 60 до 200 миллиардов баррелей нефти, руководство США вскоре потеряло бы интерес к региону. Американцы поддержали кыргызского президента Аскара Акаева, представляя его как демократа, а также помогли его стране стать членом Всемирной Торговой Организации в 1998 г. Причина кроется в необходимости иметь дружественный режим, готовый принять военные базы и разведывательное оборудование, предназначенное для наблюдения за расположенным по соседству Китаем. Что касается его приверженности демократии, то в этой области Акаев мало чем отличается от лидеров других республик Центральной Азии.


Начало 1990-ых было очень удачным моментом для Турции, которая под динамичным руководством Озала за 10 лет успешно осуществила экономические реформы и открыла свою экономику Западу, особенно Европе. В стране было немало высококвалифицированных менеджеров и экспертов, которые, благодаря этнической, языковой и религиозной близости, стали советниками и даже министрами в новых тюркских правительствах Центральной Азии. И на государственном уровне, и в частном секторе Турция направила большие инвестиции в Центральную Азию и Азербайджан. Турецкое правительство предоставило кредиты Азербайджану, Туркмении, Узбекистану, Казахстану и Таджикистану на 750 миллионов долларов. Турецкие частные инвестиции приближаются к миллиарду долларов. Турки работают в промышленности, управляют гостиницами, ведут другой бизнес. Также в публикации говорится о расширении гуманитарных контактов.


Но усилия Турции создать сферу своего влияния в Центральной Азии натолкнулись на противодействие руководства этих стран. Организация тюркских государств и Организация экономического сотрудничества (ОЭС) не приносят ожидаемого эффекта. Чтобы успокоить русских, была также создана Организация черноморского сотрудничества, но и она не стала действенным органом. Тансу Чиллер, первая женщина, ставшая премьер-министром Турции, сказала автору статьи, что центральноазиатские правительства не вернули Турции кредиты, в то время как с Западом они расплатились своевременно.


Как говорят, новые руководители Центральной Азии стремятся установить авторитарные политические режимы и создать капиталистическую систему по образцу Восточной Азии. Гораздо больше, как пишет Гаджендра Сингх, они преуспели, безусловно, в осуществлении первой цели.


Киргизские рабочие остались без зарплаты


Гастарбайтеры из Средней Азии по-прежнему сталкиваются в Казахстане с проблемами. Аппарат уполномоченного по правам человека Киргизии сообщает о нарушениях прав трудовых мигрантов, выехавших на заработки в соседний Казахстан.


Более тысячи граждан Киргизии не получили оплаты за труд от казахстанских работодателей, сообщил корреспонденту «Немецкой Волны» пресс-секретарь аппарата омбудсмена Мыктыбек Арстанбек. По его словам, у жителей Киргизии, работающих на табачных плантациях соседнего Казахстана, отсутствуют трудовые контракты, поэтому доказать факт злоупотребления со стороны хозяев плантаций невозможно. Пресс-секретарь отметил, что труженики из Киргизии, не получившие денег, вынуждены оставаться еще на один рабочий сезон. У них попросту нет денег на дорогу домой.


Представитель департамента миграционной службы Киргизии сказал, что сейчас в соседней республике находятся 120 000 трудовых мигрантов из Киргизии. Это выходцы из бедных многодетных семей, проживающих на юге республики. Все они едут в Казахстан в поисках высокооплачиваемой работы. Однако на практике трудятся в нечеловеческих условиях, не получая денег. Кроме того, многие киргизстанцы пропадают без вести. Так, недавно в аппарат омбудсмена поступили письма от жителей нескольких сел, расположенных в южных регионах Киргизии, с просьбой помочь разыскать родственников. Они выехали в Казахстан на сезонные работы и не дают знать о себе уже на протяжении нескольких лет.


За что в Вашингтоне хвалили Казахстан


На минувшей неделе нашлось сразу два повода для того, чтобы высокопоставленные американские чиновники похвалили Казахстан. Первый — положение в религиозной сфере.


Агентство Reuters информирует. Ежегодный доклад государственного департамента США о состоянии религиозных свобод в мире за 2003 г. приводит многочисленные примеры преследований представителей разных вер во всем мире. Резкая критика адресована как союзникам Америки, включая Саудовскую Аравию и Египет, так и ее противникам — Северной Корее и Ирану, а также партнерам, например, Китаю. Определенные нарушения отмечены даже в демократической Европе. При этом существенное улучшение ситуации отмечено только в двух странах: Казахстане и Лаосе.


Об этом докладе рассказывает и агентство Associated Press. Ситуация со свободой вероисповедания оставляет желать лучшего в ряде стран, где представители некоторых религий вынуждены совершать обряды втайне. Критике подверглись многие тоталитарные и авторитарные режимы, которые жестко контролируют вопросы веры и религиозного культа. В частности, есть сообщения об арестах и пытках представителей незарегистрированных христианских общин в Северной Корее. Власти Китая ограничивают религиозную практику отдельных общин, жестко преследуя граждан за попытки создания незарегистированных церквей, храмов и мечетей.


В Иране, Ираке, Пакистане, Саудовской Аравии, Судане, Туркмении и Узбекистане преследованиям подвергаются представители религиозных меньшинств. Нарушения в Саудовской Аравии, Туркмении и Вьетнаме названы «систематическими и вопиющими». Дискриминация в отношении представителей отдельных общин существует и в других государствах. Некоторые религии неправомерно объявляются опасными культами или сектами. В Европе отмечен тревожный рост антисемитизма. Представитель госдепартамента во время брифинга сказал, что также вызывает беспокойство запрет надевать мусульманские головные уборы в школах Франции.


Наша страна на этом фоне оказалась едва ли не единственным светлым пятном во всем мире. Как отмечает АР, Казахстан, который недавно начал диалог различных вероисповеданий, приведен в качестве примера существенного улучшения состояния религиозных свобод. В сообщении Reuters указывается, что на оценку госдепа повлияло уменьшение преследования в Казахстане отдельных религиозных групп представителями власти.


Второй повод — отказ от оружия массового уничтожения. Американские официальные лица дали высокую оценку Казахстану за то, что он восемь лет назад подал пример другим странам, отказавшись от четвертого по величине в мире ядерного арсенала, пишет Washington Times.


Среди участников церемонии, посвященной 12-ой годовщине независимости Казахстана, были ветераны американского парламента сенатор Ричард Лугар и бывший сенатор Сэм Нанн, участвовавшие в работе по отказу бывших республик СССР от ядерных материалов.


«Наш опыт нераспространения и разоружения может быть использован другими странами», — сказал министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Владимир Школьник на симпозиуме, посвященном проблемам предотвращения ядерной угрозы.


Казахский посол Канат Саудабаев указал, что Казахстан стал первой страной, закрывшей ядерный полигон и отказавшейся от ядерного арсенала. После распада Советского Союза в 1991 г. Казахстану достались 104 межконтинентальные баллистические ракеты, 1040 ядерных боеголовок, 40 стратегических бомбардировщиков и Семипалатинский испытательный полигон, где СССР с 1949 по 1989 гг. провел более 400 ядерных взрывов.


В 1994 году сенаторы Нанн и Лугар стали авторами совместной Программы по сокращению угрозы. «С помощью программы Нанна-Лугара Казахстан последовательно отказался от доставшегося ему в наследство оружия массового разрушения, унаследованного из Советского Союза», — отметил президент Буш в послании, зачитанном на симпозиуме.


Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан понадобится нам не ранее 2010 года


Корреспондент агентства UPI взял в Вашингтоне эксклюзивное интервью у министра энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Владимира Школьника. Вот некоторые выдержки из этого материала.


UPI: Пожалуйста, опишите воздействие и важность казахской нефти для национальной экономики. (Казахстан имеет крупнейшие запасы нефти на Каспии. Республика уже привлекла более 13 млрд. долларов иностранных инвестиций в нефтедобывающую промышленность, а в будущем эта сумма может вырасти до 140 млрд.)


Школьник: В этом году Казахстан произведет 55 миллионов тонн нефти и газового конденсата. К 2015 году ежегодные объемы нефтедобычи утроятся и достигнут 150 миллионов тонн. Нефть — существенная часть национального ВВП; производство энергетических ресурсов составляет около 50 процентов промышленного производства Казахстана. Мы стремимся диверсифицировать развитие нашей экономики, чтобы не зависеть только от нефтяных доходов. Доходы от продажи нефти будут поступать в несырьевой сектор.


UPI: Каковы будущие планы Казахстана по освоению нефтяного месторождения Кашаган? (Кашаган — крупнейшее в мире месторождение, открытое после 2 мировой войны, его запасы оцениваются в 40 млрд. баррелей, а добыча начнется в 2006-07 гг.)


Школьник: Освоение этого месторождения будет идти строго в соответствии с соглашениями с иностранными партнерами; все предусмотрено в соглашениях.


UPI: Какова позиция Казахстана в отношении трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан?


Школьник: Мы поддерживаем этот проект. Пятнадцать процентов в этом проекте принадлежит компаниям, в настоящее время работающим в Казахстане. Кажется, Total-Fina ELF и Conoco-Phillips. Мы будет использовать этот трубопровод, когда наше производство станет достаточным, и, возможно, в 2010 году мы будем нуждаться в этом трубопроводе.


Министр также сказал, что Казахстан начал работу по созданию собственного танкерного флота. Как добавляет агентство, в октябре Казахстан объявил о намерении построить на Каспии собственный флот. В Выборге уже начато строительство четырех танкеров водоизмещением 12 тысяч тонн для казахской компании Central Asia Shipping Co. Ltd. В настоящее время основные перевозки нефти на Каспии осуществляет азербайджанская фирма, а Казахстан имеет лишь одно судно.


Отвечая на другие вопросы, Школьник заявил о заинтересованности Казахстана в строительстве нефтепровода из Казахстана в Китай. Кроме того, он сказал, что рассматривается вопрос о строительстве трубопровода в Иран, и подтвердил нынешнюю позицию Астаны по поводу раздела Каспийского моря.


Можно отметить, что министр энергетики не стал говорить о противоречиях между правительством Казахстана и нефтяными гигантами, работающими на Кашагане. Но одним из главных сигналов в этом интервью стали слова о том, что трубопровод БТД будет востребован Казахстаном, вероятно, лишь к 2010 году. Напомним, к этой дате ежегодная добыча нефти должна достичь 100 млн. тонн, если удастся запустить масштабную добычу на том же Кашагане. Но уже в ближайшие годы (2005-2006) может войти в строй труба на Китай. Тогда вряд ли и после 2010 г. останется резерв нефти для лоббируемого американцами маршрута. Калькуляция примерно такая: КТК может довести пропускную способность с нынешних 27 до 60-70 млн. тонн, в Китай будет уходить до 25 млн. тонн, Россия теоретически может довести объемы прокачки с 17 (эту цифру назвал Школьник) до 35 млн. тонн и более. Кроме того, внутреннее потребление может составить от 10 до 15 млн. тонн. А если еще удастся построить самую дешевую и короткую трубу в Иран, то необходимость в БТД для Казахстана отпадет еще как минимум лет на пять. Правда, тут мешает политический фактор: сложные отношения Вашингтона с Тегераном. Но не исключен и какой-нибудь неожиданный сценарий. Ведь смог же Белый дом найти общий язык с ливийским диктатором Муамаром Каддафи.


***


© Есен Смагулов. Перепечатка этого материала возможна только с разрешения автора



smagulove@mail.ru


Новости партнеров

Загрузка...