Прощай, Гейдар, прощай, и Саддам…

“ХАБАР — Жетi-кун”


Классовая борьба или классовое сотрудничество?


Новостью недели номер один было названо подписание Президентом Республики Казахстан Указа о введении бессрочного моратория на смертную казнь. Впрочем, “вышку” могут и вернуть, если уровень преступности в стране будет угрожать национальной безопасности. Отмена казни является одним из условий вступления в Совет Европы. Глава представительства ОБСЕ Антон Рупник приветствовал подписание моратория. Журналисты подробно рассказали, какие существуют аргументы у противников и сторонников смертной казни во всем мире. Причем, и с той, и с другой стороны назывались признанные философы, писатели, общественные деятели. Так, например, Александр Солженицын, долгое время выступавший против узаконенного убийства, побывав несколько месяцев на родине, пришел к заключению, что смертная казнь России нужна. В Казахстане во время теледебатов, транслировавшихся на всю страну, против смертной казни проголосовало около 7 тысяч человек, за – более 17 тысяч. Представитель ОБСЕ перед телекамерой заявил, что он понимает: этот вопрос для каждой страны имеет не только моральный, нравственный аспект, но и экономический, но, тем не менее, исключительную меру необходимо заменять более гуманными видами наказания. Впрочем, судя по сюжету, найдется немало желающих поспорить, что лучше: расстрел или пребывание в казахстанской тюрьме до конца дней заключенного. Отмена смертной казни нужна еще и потому, что дает шанс для пересмотра дела, если вдруг откроются новые обстоятельства дела или выяснится, что осужденный невиновен (а такие случаи бывали).


В сфере партийного строительства, несмотря на праздники, события инициируются одно за другим. Толен Тохтасынов переместился с крайнего правого фланга на крайний левый, сообщили хабаровцы, хотя многие считают, что перемещается сама партия, и именуют коммунистов не иначе как социал-демократы. Валерьян Землянов заявил о своем выходе из КПК и обмолвился о возможной отставке Абдильдина, депутат не скрывает своего недовольства назначением бывшего бизнесмена в бюро ЦК партии. По его словам, благодаря первому секретарю, “классовая борьба превратилась в классовое сотрудничество”.


Девятой партией, зарегистрированной нашим Минюстом, стала партия старшей дочери Президента “Асар”. В ней, по данным журналистов, насчитывается 77 тысяч членов.


Отныне при рассмотрении дел между рабочими и работодателями суд будет принимать во внимание и устную договоренность между сторонами. Правда, как будет доказываться ее наличие или отсутствие, пока не ясно. Но, сообщает «Хабар», прецеденты уже есть.


Из международных новостей «Хабар» осветил захват Саддама Хусейна, прощание с Гейдаром Алиевым и “прямую линию” с Владимиром Путиным. По поводу первого события было сказано, что повстанческие силы уже давно действуют независимо и получают деньги не от бывшего иракского лидера, а из других источников, впрочем, тут же была приведена и противоположная точка зрения. В общем, мнения приводятся самые противоречивые…


Кадры прощания с азербайджанским президентом под траурную музыку, под слова сочувствия здравствующих и действующих глав СНГ (вернее, тех из них, кто счел нужным отдать дань памяти почившему) были показаны в следующем сюжете.


Главной сенсацией “прямого” общения с народом российского президента стало его заявление о том, что он намерен баллотироваться на новый срок, заявили журналисты. Хотя неожиданным его решение назвать нельзя.


“КТК — Портрет недели”


А закон-то неплох…


Министерство финансов заявило о досрочном погашении долгов перед накопительными пенсионными фондами страны, чем вызвало бурю возмущения среди НПФ. Дело в том, что процентная ставка, по которой должна была производиться выплата долгов, составляет 9,75%, но сейчас эта цифра считается достаточно высокой, и Минфин предпочел в одностороннем порядке изменить условия договора. В итоге каждый вкладчик пенсионных фондов потеряет 500-600 тенге, конечно, не ахти, какая сумма, но все же. Кроме того, этот поступок Министерства создает прецедент, и никто не дает гарантии, что подобное не повторится в будущем. Все это творится на фоне скандалов с пропавшими вкладами (пока такие случаи редки) и заявлений о том, что более половины НПФ не могут сформировать резервные фонды до 2004 года, как было предписано.


Второй сюжет поведал о сложностях, с которыми столкнулась владелица частного пансионата для престарелых “Намыс”. Специалисты из министерства соцзащиты заявили, что, согласно закону “О спецгоспособии”, старики, поступившие в частное заведение, лишаются возможности получать деньги от государства на свое содержание в пансионате. Сейчас “намысовцы” держатся только за счет своих пенсий, да и те начислены не у всех. Некоторых стариков приводят прямо с улицы. Между тем, Налоговый комитет требует с организатора пансионата уплаты 1 миллиона 98 тысяч тенге.


Аким Восточно-Казахстанской области Талгатбек Абайдильдин твердо заявляет, что отдаст усть-каменогорский Горводоканал частному предприятию “Технология инжениринг”, при этом приводит аргументы, что предприятие убыточное, что новый инвестор начнет вкладывать в обновление разрушенной инфраструктуры немалые деньги (2 миллиона долларов) и не станет поднимать тариф. Нынешние работники Горводоканала и депутаты маслихата, напротив, заявляют, что предприятие – самое успешное в городе, и посылают инвесторов поднимать семипалатинский Горводоканал. По их словам, компания не имеет никакого опыта работы в данной сфере.


Частный предприниматель-священник в Костанае борется с монополистом тепла. Отец Геннадий хочет перейти на альтернативные источники обогрева, поскольку считает, что от общей системы теплоснабжения – никакого толку, а тепловики так не считают. И хотя в оранжерее у батюшки стоят масляные радиаторы, работники ТЭЦ уверены, что обогрев идет за счет оставшихся стояков (батареи давно отрезаны). Чем кончится дело, предстоит решать суду.


В правительстве и Парламенте обратили внимание на проблему социальной занятости, сообщили журналисты. Согласно новым правилам, иностранные инвесторы должны будут обучать за свой счет казахстанских рабочих и принимать их на работу. Но все это опять же пока очень далеко от реальности, сейчас в нашей стране работает 9 тысяч специалистов из-за рубежа.


Как поведал в следующем сюжете европейский специалист по борьбе с наркобизнесом Дидье Дрове, ими раскрыто два наркотрафика, проходящие в Европу через Казахстан. Основным поставщиком является Афганистан, афганский дипломат оправдывался тем, что послевоенную экономику поднимать без помощи всего мирового сообщества достаточно трудно, практически невозможно.


Закон “О средствах массовой информации” идет только с эпитетом антидемократический, и слова о его несовершенстве, мягко говоря, набили оскомину уже всем, но Ардак Досжан, вице-министр информации, не устает повторять, что закон неплох, и что будь он плох, Конгресс журналистов Казахстана не стал бы молчать. Между тем, заявили журналисты, Конгресс вовсе не молчит, Тамара Симахина, юрист КЖК, доказала это на своем примере, выступив против проекта Министерства. “А вот министр информации в это время скромно молчит”, — закончил сюжет ведущий.


О том, нужна ли смертная казнь в Казахстане, был последний сюжет выпуска.


“31 канал”


“Собственное мнение”


Большие и малые дела наших партий


Партийной жизни, партийному строительству и прочим партийным делам была посвящена очередная программа Булата Абилова. Гости передачи: Алихан Байменов, Болатхан Тайжан (советник председателя партии «Отан») и Сейдахмет Куттыкадам. Эксперты: Людмила Адилова (политтехнолог), Талгат Исмагамбетов (политолог).


В общем-то ничего нового по партийным вопросам сказано не было. А.Байменов позиционировал партию “Ак жол” как партию больших дел, видимо, в противовес партии малых дел – “Асар”. Л.Адилова отметила плохую работу партий с массами, а также высказала мысль, что средний класс — это и есть электорат “Ак жола”. Но, по словам Б.Тайжана, на этот же средний класс претендует и партия “Отан”. Жаль только, что среднего класса у нас практически нет. Еще Виктор Ковтуновский был объявлен мозгом будущей партии ДВК. В общем был довольно спокойный разговор без излишних эмоций. Все высказались за увеличение численности нижней палаты парламента, а также за увеличение партийных квот.


“Состояниеkz


Люди, от которых ничего не зависит


Большая часть программы была посвящена необычным аспектам независимости, 12 лет которой недавно мы отмечали. Здесь мы отметим только особо яркие “картинки”.


Гуляние на площади в честь Дня независимости строго в определенное время закончилось мирным разгоном этого гуляния полицейскими. “Независимый”, дебильного вида боксер, постоянно жующий жвачку, вместе с дружками отметил этот день в дешевом кафе, заявив, что он полностью независим. А студентки в общежитии опоздали в душ, который работает по часам всего два раза в неделю. Студент, живший ранее в Туркмении, просто счастлив, что живет и учится в Казахстане.


Аким г.Сарани (Карагандинская область) беседует на патриотические темы с шахтерами, спустившись в шахту. В этом маленьком городке развернута грандиозная идеологическая работа. Люди с отрешенными лицами слушают местных начальников-пропагандистов, вещающих на темы патриотизма. Прямо-таки советскими временами повеяло…


Политические анекдоты в прессе на примере газеты “Соз”, не очень смешные, правда. Зато очень неплохие эпиграммы на политиков от Ауэсхана Кадара. А по поводу нашего президента не шутят, заявил ведущий. Но сказал неправду. А как же наш “Басекеkz”? Нехорошо, господин ведущий. Или про “Нави” упоминать не велено?..


В заключение, прекрасный сюжет про айтыс. “Машина и Карлыгаш — все, что нужно для счастья” — поет акын, имея в виду желаемый выигрыш автомобиля (видимо, с Карлыгаш проблем уже нет). Вот и айтыс превращается теперь в шоу-бизнес! Больше того, теперь устроители айтысов вводят цензуру и сообщают акынам, о чем нельзя петь. А петь можно, как и в любом шоу-бизнесе, про любовь, наркотики, автомобили, а также про батыров-юбиляров и про правящие партии.


“Пресса”


Информацию из СМИ в Казахстане не получишь


Это был последний выпуск “Прессы”. Сообщая это, ведущие Мадия Торебаева и Анатолий Иванов выразили надежду, что затронутые в программе проблемы казахстанской журналистики кого-то затронули и в следующем году… у нас будет свободная пресса…


Участниками последней передачи стали Тамара Калеева, Олег Кациев, главный редактор “Мегаполиса” Ермек Турсунов и второй секретарь посольства ФРГ в Казахстане Мирко Круппа. Тема обсуждения — так называемая “казахстанская специфика”, которую любят применять по отношению к СМИ чиновники и которая влияет на развитие прессы и свободы слова.


По словам О.Кациева, эта специфика такова: с одной стороны, в Казахстане сформировался рынок СМИ, с другой, власти усиливают контроль над ними, хотят полностью регулировать их деятельность, и это вызывает конфликт между властью и прессой.


“Практик” Е.Турсунов затруднился дать определение, что есть казахстанская специфика, но акцентировался на том, что в Казахстане существуют две равноценные и равноудаленные прессы – казахскоязычная и русскоязычная. Они равноценны с профессиональной точки зрения, но существуют как бы в разных мирах. И еще, по мнению Турсунова, своя специфика есть у каждого медиа-холдинга, у каждой газеты. И эта специфика заставила читателей и зрителей научиться читать между строк, слушать между слов. А в общем, главред “Мегаполиса” старался не говорить резкие вещи – не хотел портить настроение перед новым годом.


По мнению М.Круппа, казахстанская специфика есть специфика всех постсоветских стран. Так сказать, постсоветский рефлекс. Что это означает, мне, например, было не совсем понятно, но суть этого, скорее всего, заключалась в том, что сказал дипломат позже: в Казахстане происходят интересные события, и ему, как политологу, работать здесь очень интересно, но информацию из СМИ он не получает. Хорошая информированность – результат приватных бесед.


“Казахстанская специфика” влияет на объективность местных СМИ, которую участники “Прессы” сравнивали с объективностью российской прессы, причем, как обычно, в пользу последней. Но тут я бы присоединилась к мнению О.Кациева, сказавшему, что российская пресса может писать объективней о Казахстане, так как над ней не стоит министерство информации РК, а казахстанская – о России.


И о свободе слова. По словам Е.Турсунова, когда депутаты и чиновники говорят, что пресса стала свободной, то ошибаются в окончании – она стала свободнее. В частности, Турсунов вспомнил, что сегодня СМИ могут и любят показывать спящего депутата на пленарке. А ведь раньше об этом страшно было подумать! В этом, наверное, и заключается разница между “ой” и “ее”.

Новости партнеров

Загрузка...