Особенности казахстанского менталитета

Стало хорошим тоном сваливать “грехи” политики и политиков на народный менталитет. Чуть что не так, виноват менталитет. Действительно ли наш народ “не вышел черепом”, чтобы питать вкус к рыночным новациям?


В рамках мониторингового исследования, проводимого АСиП с июня 2003г., казахстанцам предлагалось самим оценить собственные взгляды с помощью биполярной шкалы “либерализм-консерватизм”. Полученные по результатам двукратных замеров данные отражают базисные признаки, характеризующие доминирующие тенденции в общественном сознании.


Сравнительные показатели самооценок по шкале

“либерализм-консерватизм” в динамике с июня 2003 г. по январь 2004 г.

(% от числа опрошенных)



В полугодовой динамике времени эмпирическим путем поддается фиксации положительная тенденция все большей ориентации респондентов на ценности либеральной экономики. В то же время в пределах одной трети сохраняется доля сторонников смешанной экономики.


Рассуждая о рыночных реформах в экономике Казахстана,

как бы Вы оценили собственные взгляды?

(% от числа опрошенных в каждом городе)



















































































































 


Очень консервативные (я против рыночной экономики)


Скорее консервативные, чем либеральные (я скорее за соцэкономику, чем за рынок)


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Алматы


7,0


1,3


18,0


20,4


Астана


4,4


6,3


7,4


9,0


Актау


2,6


3,9


10,3


3,9


Актобе


5,5


0,8


15,1


16,1


Атырау


0,0


10,8


1,6


8,4


Караганда


2,7


5,6


14,0


3,2


Кокшетау


1,3


1,0


20,0


6,7


Костанай


7,3


3,8


12,5


12,8


Кызылорда


17,9


12,3


16,1


21,1


Павлодар


9,6


4,0


25,5


7,4


Петропавловск


8,6


1,6


17,1


8,9


Семипалатинск


12


6,1


32


8,3


Тараз


2,6


3,0


20,8


12,7


Талдыкорган


1,1


4,3


23,4


14,1


Уральск


30,6


3,9


11,1


14,6


Усть-Каменогорск


1,1


4,6


5,3


6,0


Шымкент


4,3


8,1


12,8


11,3




















































































































 


Скорее либеральные, чем консервативные (я скорее за рынок, чем за соцэкономику)


Очень либеральные


(я за рынок)


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Алматы


9,0


8,8


16,4


12,9


Астана


8,8


15,3


8,8


9,9


Актау


5,1


11,7


15,4


30,1


Актобе


6,8


12,9


12,3


21,8


Атырау


8,2


10,8


31,1


16,9


Караганда


9,1


11,9


14,0


19,0


Кокшетау


10,0


3,8


13,8


16,2


Костанай


10,4


9,8


26,0


18,8


Кызылорда


7,1


14,0


10,7


18,4


Павлодар


7,4


6,0


13,8


18,8


Петропавловск


15,7


13,8


12,9


19,5


Семипалатинск


5,3


6,8


22,7


13,6


Тараз


7,8


11,2


14,3


11,9


Талдыкорган


9,6


17,4


8,5


21,7


Уральск


4,2


8,7


1,4


19,4


Усть-Каменогорск


8,5


12,6


17,0


21,2


Шымкент


9,8


26,3


16,5


25,6




















































































































 


Где-то посередине

(я за смешанную экономику)


Затрудняюсь ответить


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Алматы


26,6


33,0


22,1


23,0


Астана


44,1


27,9


26,5


31,5


Актау


30,8


34,0


35,9


16,5


Актобе


17,8


33,1


42,5


15,3


Атырау


16,4


28,9


42,6


24,1


Караганда


33,9


41,3


26,9


16,7


Кокшетау


31,3


46,7


23,8


24,8


Костанай


24,0


39,1


21,9


15,0


Кызылорда


30,4


28,1


16,1


6,1


Павлодар


27,7


38,9


16,0


22,8


Петропавловск


25,7


28,5


21,4


27,6


Семипалатинск


16


28,8


12


36,4


Тараз


28,6


38,1


26


22,4


Талдыкорган


23,4


22,8


34


18,5


Уральск


26,4


27,2


26,4


24,3


Усть-Каменогорск


38,3


31,8


29,8


25,8


Шымкент


29,9


18,1


26,8


10,6


Хотя процесс смены ценностных установок с госсоциалистических на либеральные происходит неравномерно в разных городах республики, тем не менее на уровне средней тенденции он затронул практически каждого 3-его казахстанца. В январе т.г. совокупная доля либерально настроенных горожан (полностью либо частично) составила 28,9% (против 23,9% в июне прошлого года). Параллельно с этой тенденцией эмпирически фиксируется уменьшение (в 1,5 раза) противников рыночной экономики: с 25,8% в июне прошлого года до 16,7% в январе т.г.


Либерализация жизни происходит в “спрессованном” времени, а на поведенческом уровне выражается в смене поколенческих стереотипов. Ориентация на интернальные установки экономического поведения (индивидуализм, опора на собственные силы) несколько более выражена у молодых когорт населения (от 18 до 30 лет), менее выражена у возрастных групп от 30 до 50 лет и практически отсутствует у людей старшего возраста (от 50 лет и старше). Последние демонстрируют привычки традиционного советского “комплекса”, тяготеющего к госпатернализму.


Но так ли чужда либеральной доктрине идея госпатернализма, чтобы полностью отказываться от нее? Последние сто лет между теоретиками и практиками либерализма не прекращались споры относительно организованного участия государства в контроле над экономикой и социальной сферой. В конечном итоге эти споры свелись к чисто семантическим различиям: как называть государственное участие – регулированием или вмешательством. Идеологи либерализма предпочитают первое название, практики – второе.


Западный либерализм в своем развитии прошел эволюцию от примитивного рынка в его грубой версии “Laissez-Fair” до решительного отказа от него – к регулированию рыночной сферы и включению все новых механизмов социальной защиты.


Многие теоретики либерализма видят сейчас экономический фундамент либерально-капиталистической системы в своеобразно смешанной экономике, по-прежнему основанной на конкурентном рынке, но продуманно обновленном с помощью госрегулирования тех сфер, которые не способны достойно управляться в рамках частного сектора. Речь идет прежде всего о госконтроле над торговой практикой монополий, о поддержании высоких уровней потребления, занятости и зарплаты, а также системы компенсаций для безработных.


Поэтому те казахстанцы, кто сегодня выступает за смешанную экономику, – в большей степени либералы, чем ревнители чистоты либеральной идеи в ее примитивной версии. Современный западный либерализм адаптирует свои постулаты к конкретным социальным нуждам и потребностям общества. С этой точки зрения, причину консерватизма определенной части населения следует искать не столько в особенностях национального менталитета, сколько в результативности работы правительства в области решения социальных проблем.


Как Вы думаете, удалось ли правительству за последний год

изменить положение дел к лучшему в нижеуказанных сферах?

(% от числа опрошенных)






















































 


Удалось


Не удалось


Затруднились ответить


Подъем реального сектора экономики


31,5


31,1


34,8


Возрождение села


15,5


56,4


25,6


Социальная защита


18,4


50,3


28,3


Борьба с безработицей и бедностью


12,6


63,9


21,1


Борьба с коррупцией и преступностью


10,4


64,5


22,4


Развитие малого и среднего бизнеса


49,0


20,1


28,8


Развитие здравоохранения


25,1


42,1


30,4


Подъем культуры, науки, образования


29,2


36,8


31,6


Охрана окружающей среды


10,2


54,7


32,6


Согласно общественному мнению, по итогам работы за прошлый год в заслугу правительству можно поставить развитие малого и среднего бизнеса. Таково мнение от 24,3% жителей Астаны до 79,6% жителей Актау.


Подъем реального сектора экономики оказался довольно спорным результатом деятельности правительства. Большинство респондентов Актау (68%), Актобе (44%), Атырау (38,6%), Костаная (55,6%), Кызылорды (58,8%), Талдыкоргана (45,7%), Шымкента (60%) считает, что ему удалось оживить реальный сектор экономики. Большая же часть респондентов Астаны (58,6%), Павлодара (36,9%), Тараза (32,8%) и Уральска (48,5%) придерживается обратного мнения. Не определились в своих сомнениях в основном респонденты Алматы (43,4%), Караганды (44,4%), Кокшетау (47,6%), Петропавловска (41,5%), Семипалатинска (50,8%) и Усть-Каменогорска (43,7%).


Что касается всех остальных указанных сфер, то, по данным опроса, правительству не удалось добиться ощутимых положительных результатов ни в одной из них. “Ахиллесовой пятой” правительства продолжают оставаться борьба с безработицей и бедностью, коррупций и преступностью, а также охрана окружающей среды.


В настоящее время выполнимость социально-экономических задач поставлена в прямую зависимость от политических преобразований.


От политической системы сегодня ждут оптимизацию “правил игры”, в соответствии с которыми должны выстраиваться новые экономические и социальные отношения. Современные методы политического управления требуют адекватного распределения политического влияния и ответственности между системными субъектами: с одной стороны, предпринимательством как особой корпорацией, гражданскими службами (профсоюзами, ассоциациями) и с другой – правительством. Либеральная экономика не приемлет абсолютной власти правительства. Последнее из исполнителя должно превратиться в распорядителя, по “субподряду” передающего отдельные виды общественно необходимой деятельности посредническим институтам, частным и полуобщественным службам.


Правительство должно сохранять за собой регулирующие полномочия в постоянно уточняющемся объеме. В этом – специфика адекватной условиям либеральной экономики современной политической системы. Ссылки на менталитет, якобы не позволяющий проводить политические реформы, некорректны. Среди казахстанцев, опрошенных АСиП в июне прошлого года и январе текущего года, в среднем лишь 8-10% полностью устраивает существующая политическая система.


Сравнительные показатели отношения к политической

системе в полугодовой динамике времени (% от числа опрошенных)



 Фактическая разность ответов июня 2003г. и января 2004г. не имеет значимой величины, т.е. на протяжении сравниваемого периода средняя тенденция отношения к политической системе не претерпела изменений.


Если взять за точку отсчета отношение к политической системе, то полюса общества оказываются занятыми сторонниками действующей власти и “радикальной” оппозиции. Между ними в центре располагается прагматичное большинство, формирующее запрос на нерадикальный, эволюционный путь реформирования политической системы.


С каким из нижеперечисленных суждений о политической системе

Казахстана Вы полностью согласны?

(% от числа опрошенных в каждом городе)



















































































































 


Меня полностью устраивает политическая система


В политической системе много недостатков, но их можно устранить путем постепенных реформ


Июнь

2003 г.


Январь

004 г.


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Алматы


3,7


4,7


41,4


41,5


Астана


16,2


10,8


32,4


17,1


Актау


25,6


18,4


59,0


40,8


Актобе


12,3


4,0


45,2


51,6


Атырау


11,5


6,0


41,0


26,5


Караганда


1,6


9,5


45,7


36,5


Кокшетау


5,0


4,8


50,0


59,0


Костанай


5,2


20,3


64,6


49,6


Кызылорда


5,4


6,1


44,6


27,2


Павлодар


0,0


7,4


46,8


53,0


Петропавловск


27,1


8,1


45,7


49,6


Семипалатинск


9,3


5,3


12,0*


25,0*


Тараз


9,1


4,5


40,3


32,1


Талдыкорган


20,2


16,3


40,4


45,7


Уральск


1,4


5,8


19,4


28,2


Усть-Каменогорск


7,4


12,6


37,2


50,3


Шымкент


7,3


36,9


32,9


35,6




















































































































 


Меня не устраивает политическая система, ее необходимо радикально изменить


Затрудняюсь ответить


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Июнь

2003 г.


Январь

2004 г.


Алматы


33,6


21,7


19,3


31,8


Астана


27,9


28,8


23,5


40,5


Актау


0,0


12,6


15,4


28,2


Актобе


17,8


25,0


24,7


19,4


Атырау


19,7


20,5


26,2


44,6


Караганда


19,4


33,3


32,8


20,6


Кокшетау


25,0


21,0


18,8


15,2


Костанай


9,4


15,0


19,8


12,0


Кызылорда


28,6


34,2


21,4


29,8


Павлодар


37,2*


15,4*


16,0


22,8


Петропавловск


14,3


13,8


15,7


28,5


Семипалатинск


50,7*


22,7*


26,7


43,9


Тараз


28,6


19,4


22,1*


44,0*


Талдыкорган


10,6


14,1


28,7


23,9


Уральск


73,6*


36,9*


5,6*


28,2*


Усть-Каменогорск


28,7


9,3


26,6


27,8


Шымкент


27,4


10,6


29,9


15,6


Примечание: В таблице звездочками обозначены сравнительные показатели ответов, различия между которыми достоверны и существенны (т.е. фактическая разность которых имеет значимую величину).


В представленной таблице обращают на себя внимание сравнительные показатели ответов респондентов Павлодара, Семипалатинска и Уральска. В январе т.г. по сравнению с июнем прошлого года в этих группах существенно сократились доли респондентов, выступавших за радикальную замену политического режима.


Большинство респондентов независимо от пола, возраста, национальности, уровня образования и дохода придерживается варианта постепенных политических реформ. В большей степени ориентированы на радикальные изменения люди от 60 лет и старше с низким уровнем дохода, а также (что интересно) состоятельные и высокообеспеченные люди энергичного возраста (от 40 до 50 лет).


* * *


Задача социологов – регистрировать реакции общественного мнения, задача политиков – учитывать общественные реакции и не запаздывать с политическими решениями. Тогда отпадет надобность во всех бедах и глупостях делать крайним наш “особый” казахстанский менталитет.

Новости партнеров

Загрузка...