Пришла пора очистить науку от серости?

В СССР мы не были одинокими и злыми


Ведомство Гульжаны Карагусовой подвело “социальные” итоги 2003 года. Как сообщает “Известия-Казахстан”, “бедность в республике остановили. Искоренять будут позже”. Однако, “если верить прозвучавшим… цифрам (а не верить им в общем-то нет никаких оснований), то в минувшем году удалось сделать главное – наложить своеобразный мораторий на расширение “зоны бедности”.


Газета пишет, что в прошлом году удалось создать 245 тысяч новых рабочих мест, трудоустроить 155 тысяч человек – более половины всех обратившихся. Правда, при этом около 40 процентов получили временную работу. Также не известен размер заработной платы тех, а ведь это основной показатель госзаботы. Тем более, как осознает “Известия”, “для того чтобы не быть бедным, как оказалось, найти работу – это только половина дела. Другая половина, пожалуй, куда более важная, – добиться того, чтобы работодатель обеспечил нормальные условия труда и платил за достойный труд достойную зарплату”. Издание уточняет, когда казахстанцы смогут добиться выполнения этих двух условий, только “тогда можно будет с полной ответственностью говорить, что пословица “бедность – не порок” безнадежно устарела”.


“Соз” публикует “политическое эссе” по письмам своих читателей, “среди которых немало таких, которые являются результатом протестного сознания, как говорится, возмущенного разума”. Авторов писем объединяет “похожесть” — проблемы выживания.


Учитывая, что все познается в сравнении, Г.Ергалиева приводит следующие аргументы: “Действительно, у нас люди не падают на улицах от голодного обморока, как это было во времена военной блокады. Просто 32 процента населения угасают постепенно и незаметно глазу от хронического недоедания, а среди них много детей. У нас не умирают тысячами на одной улице, как во времена средневековой чумы, но городские кладбища постоянно перевыполняют месячный план. У нас не грабят и не убивают открыто, как во времена еврейских погромов, но наши тюрьмы становятся самыми многочисленными в мире. У нас помалкивают о массовой наркомании детей и подростков, но почти каждая третья семья (особенно благополучная) украдкой борется за жизнь ребенка-наркомана”.


Автор отмечает, что в советское время “мы не были одиноки ни в жизни, ни в стране. Поэтому мы особенно не злились на руководителей страны, мы просто над ними посмеивались”. А “стабильный и равный социальный уровень жизни заменял политические и духовные свободы. Но заменял очень искусно и полноценно”. Теперь же “нет ни того, ни другого, ни третьего”.


Казахстанская наука: “в застойной стагнации” или живее всех живых?


К проблемам отечественной науки одновременно обращаются газеты “Соз” и “Аргументы и факты Казахстан”. Первая газета публикует письмо руководителя лаборатории физики Луны и планет Астрофизического института Виктора Тейфеля, вторая – интервью с первым вице-президентом Национальной инженерной академии Надиром Надировым. Представлены два взгляда на нынешнее состояние науки в стране, два полярных мнения – оптимистичное и пессимистичное.


“Казахстанская наука сегодня – если не в крутом пике, то в застойной стагнации, это точно”, — пишет “Соз”.


“Слухи о кончине казахстанской науки сильно преувеличены”, – резюмирует “АиФ”.


Н.Надиров в “АиФ” в целом одобряет концепцию реформ, начатых министром образования и науки Жаксыбеком Кулекеевым. Академик считает, что не все так плохо, как казалось. Жизнь в стране налаживается, появились деньги, повышаются зарплаты, “значит, в науку вернутся умные, талантливые люди”. И если в советские времена “ученые удовлетворяли свое любопытство за счет госбюджета”, то “теперь, когда в экономике восторжествовали рыночные приоритеты, за счет казны накладно удовлетворять свое любопытство”. Теперь основными факторами значимости научного проекта стали актуальность, востребованность, окупаемость, и “чтобы получить финансирование на разработку темы, претендент должен пройти тендер”.


По его мнению, переход Академии наук из государственной в общественную несет свои плюсы, несмотря на то, что при этом не будет государственных субсидий. Ведь в научной среде действительно мало молодых специалистов, а ученые звания легко получают бизнесмены и чиновники. “Пришла пора очиститься от серости, активизировать деятельность мыслящих и творчески работающих людей”, – говорит академик.


Автор “Соз” считает, что отечественная наука находится в “бедственном положении”, которое “обусловлено крайне скудным финансированием со стороны государства”.


“Те ноль целых и две десятых процента от ВВП, которые наше государство выделяет на науку, не идут ни в какое сравнение с тем, что имеет место в высокоразвитых странах. На Западе на науку идет не менее 3-4% от ВВП, и только приблизившись к этому соотношению, можно будет предъявлять претензии к ученым”, – приводит доводы профессор.


Он опасается, что, поставив во главу образования идею — приучить детей к самостоятельности в рыночных условиях, — мы получим “поколение оборотистых, но безграмотных и малокультурных торгашей”. В.Тейфель вопрошает, “так как же при таком образовании и непрестижности научного труда надеяться на сиюминутное “омолаживание” нашей науки? Кто придет на смену нынешнему поколению ученых, если сейчас они хотят, но не могут найти достойных продолжателей”. Ученый предлагает все-таки начать с того, “чтобы платить достойно своим ученым. Тогда, и только тогда, государство будет вправе требовать от них высокой творческой отдачи”.


На наш взгляд, вопрос: подпитывать или не подпитывать науку, вообще не должен стоять на повестке дня. И если он возникает, в скором времени государству придется решать другой не праздный вопрос – быть или не быть отечественной науке. Конечно, можно уповать на то, что талант всегда пробьется, или на то, что хороший ученый должен быть голодным. Такое положение вещей можно было бы принять в бедном государстве, но Казахстан в последнее время к таковым себя не относит. Если у государства есть возможность выделять больше средств, почему оно не пользуется возможностью? Перефразируя известную поговорку, если мы отказываемся кормить своих ученых, придется кормить чужих. И потом, согласимся с г-ном Тейфелем по поводу непрестижности научной деятельности. Мало кто из молодых людей захочет поменять “светлое будущее” на лысину, очки и фанатичный блеск в глазах.

Новости партнеров

Загрузка...