Век биологического терроризма

Интервью с Канатжаном Алибековым

Кен Алибек\Ken Alibek (Канатжан Алибеков), микробиолог, специалист в области инфекционных заболеваний и иммунологии, профессор Университета Джорджа Мейсона\George Mason University, руководитель Национального Центра Биологической Обороны\National Center for Biodefense.


В США живет с 1992 года. В прошлом один из известных советских ученых, возглавлял предприятие в Степногорске, занимавшееся исследованиями в области биологического оружия, был первым заместителем генерального директора предприятия «Биопрепарат».


Вопрос: Какие исследования в области создания биологического оружия проводились в СССР?


Алибек: В СССР изучались возможности создания биологического оружия на основе возбудителя оспы. Однако, когда к власти в России пришел президент Борис Ельцин, он подписал указ, запрещающий проведение работ в сфере создания биологического оружия. Я искренне надеюсь, что его указ продолжает действовать.


Советские военные биологические исследования были начаты перед второй мировой войной в городе Сергиев Посад, ныне Загорск. Официально там находился Институт вирологических исследований, но на самом деле там был завод по производству возбудителей оспы. У этого завода не было официального адреса, это был «почтовый ящик». Там складировались запасы биологического оружия. В конце 1960-х — начале 1970-х годов советские ракеты были оснащены боеголовками, содержащими возбудителей оспы. Эти ракеты были нацелены на США. Когда СССР подписал Конвенцию по Запрещению Биологического Оружия, эти боеголовки были сняты с ракет, но исследовательские работы продолжались. Некоторое количество возбудителей оспы продолжали хранить в Загорске.


Позже большинство исследований в этой сфере было перенесено на предприятие «Вектор», неподалеку от Новосибирска. К 1990 году «Вектор» начал применять технологии генной инженерии и сделал вирус более устойчивым к внешним воздействиям и к имеющимся вакцинам. Кроме того, у «Вектора» была специальная лаборатория по испытаниям нового оружия.


Это была лишь часть советских биологических исследований. Также проводились работы с возбудителями лихорадки Эбола, сибирской язвы и т.д. «Биопрепарат» был ответственен за производство оружия на основе сибирской язвы. Я 17 лет проработал на «Биопрепарате», который имел секретное название «Специальное Управление Совета Министров СССР». Перед лабораторией была поставлена задача разработки нового биологического оружия, исследования новых патогенов, модернизации имеющихся технологий, использующихся для производства биологического оружия, поддержания боеготовности предприятий, которые были вовлечены в этот процесс, а также создания новых мобилизационных мощностей для производства биологического оружия.


Все работы производились в тесном контакте с Министерством Обороны СССР, точнее, с 15-м Управлением Министерства Обороны, которое отвечало за биологическое оружие, имело свои мощности, а также курировало исследования, проводимые «Биопрепаратом». «Биопрепарат» был создан в начале 1970-х годов и состоял из небольшой группы ученых. В 1990-е годы у него было несколько производственных площадок и 30-35 тыс. сотрудников, которые проводили исследования в области биозащиты, создания биологического оружия и иммунологии. Ряд предприятий, одно из которых располагалось в Степногорске — сейчас это казахстанский город, — создавали биологическое оружие, способное вызвать эпидемию сибирской язвы, оспы, чумы, туляремии и т.д.


Вопрос: Что было сделано после распада СССР, чтобы ученые и технологии не попали в руки государств-изгоев или террористических организаций?


Алибек: С моей точки зрения, международное сообщество сделало очень многое в этом направлении. Несколько стран, таких как Великобритания, Германия, Япония и США, создали международные исследовательские центры, которые ставили своей задачей предоставить работу подобным ученым и перевести их исследования в мирное русло. Однако проводить подобные программы очень тяжело, потому что практически невозможно узнать, где находятся ныне все ученые, ранее занятые в сфере создания биологического оружия. В данном случае, есть информация обо всех ведущих специалистах, но данные о сотрудниках более низкого уровня отсутствуют.


Вопрос: Могут ли террористические организации произвести и использовать биологическое оружие?


Алибек: Для террористических нужд совершенно не обязательно создавать крупные лаборатории промышленного уровня. Биологическое оружие можно произвести в небольшом количестве, а его применение даст ужасающий эффект. Опыт США показал, что несколько граммов возбудителя сибирской язвы могут оказать деструктивное воздействие на огромную страну. К несчастью, даже одиночка может достаточно легко произвести пять граммов возбудителя сибирской язвы: для этого потребуются базовые знания биологии уровня колледжа и небольшая комната со скромным набором оборудования.


Опять-таки к несчастью, предотвратить подобные действия очень сложно. С моей точки зрения, есть лишь два механизма, которые могут помочь против биологической атаки: хорошая разведка и хорошая система биологической защиты. Разведка способна предотвратить атаку. Система биологической защиты способна максимально уменьшить ее негативный эффект, если атака все-таки произойдет.


Вопрос: Как может биологическая атака повлиять на мир?


Алибек: Биологическая атака может поставить на колени любую страну, даже самую развитую. Наряду с человеческими жертвами, самым главным является эмоциональный аспект влияния такой угрозы. Мы должны очень серьезно отнестись к проблеме биологического терроризма, так как 21 век будет веком все большего числа попыток использования биологических оружия в террористических целях.


Для этого существуют некоторые предпосылки. Первое, очень трудно выявить людей или структуры, занимающиеся подобной деятельностью. Второе, террористические группы понимают, что биологическая атака может остаться незамеченной некоторое время, а человека или организацию, совершившую ее, очень трудно найти. Третье, такая атака растянута во времени, так как ее последствия становятся видны лишь по прошествии некоторого срока.


Представьте, каждый день приходят все новые данные о заболевших и о новых инфицированных зданиях. Этот процесс может продолжаться на протяжении нескольких недель. Общество неизбежно начинает нервничать. Многие люди перестают ходить на работу, вскрывать почтовые конверты и т. д. Компании закрывают свои офисы и снижают активность. Падают обороты туристической индустрии, уменьшается политическая активность. Таким образом, к погибшим людям прибавляется также психологический и экономический ущерб, наносимый стране. Поэтому биологическое оружие настолько привлекательно для террористов. Мы имеем очень много свидетельств того, что «Аль-Каеда» очень заинтересована в получении биологического оружия. Самое страшное, что для создания такого оружия не требуются много денег, а только базовые знания в биологии и маленькая комнатка.


04 Февраля 2004 Washington ProFile

Новости партнеров

Загрузка...